Heidelberg - Симферополь. Неформальный подход к формализму

FlippingBook: Pages
[-]

Thema
[-]
Heidelberg - Симферополь. Неформальный подход к формализму  

Города-побратимы, сотрудничество, международный обмен, гуманитарная помощь – все эти слова чаще звучат в бравых формальных отчетах плутоватых чиновников. Поэтому рассказ Магдалены Мельтер о ее опыте сотрудничества с Крымом произвел на нас впечатление. Конечно, проблемы есть в любом деле. Важно, как и с каким результатом они решаются.

 

- Магдалена, Вы отлично говорите по-русски. Расскажите, пожалуйста, откуда Вы родом?

 

- Я родилась в Польше. В 21 год переехала в Чехию. Проучилась там год в университете и решила эмигрировать на запад.

 

- Это было диссидентством в своем роде? Довольно опасный в то время шаг...

 

- Да, опасный. Но я решила на него пойти. На самом деле я собиралась переехать в Швецию. К Германии, как и у каждого поляка, у меня было очень негативное отношение. Да и к русским у меня было очень сдержанное отношение, хотя русский язык уже тогда любила.

 

- Долго Вас мучили в Германии проверками?

 

- Никто не мучил. Тогда, сорок лет назад они рады были принять эмигрантов. Германия же только турков принимала в то время. А тут... молодая женщина, студентка хочет остаться в их стране. Никаких проблем не было.

 

- Почему при таком сдержанном отношении к России, Вы все- таки изучали русский язык?

 

- Во-первых он мне нравится. Во-вторых, несмотря на то что пять лет я изучала экономику, языки давались мне лучше всего. И я решила пойти по пути меньшего сопротивления и выбрала для своей будущей специальности именно иностранные языки.

 

- Как сложилась Ваша жизнь в Германии? Вы сразу по приезду устроились на работу?

 

- Нет, сначала я закончила учебу. У меня два диплома. Основной предмет первого диплома славистика, дополнительный – экономика. И второй диплом я получила в институте переводчиков.

 

- Насколько я понимаю, Вы сейчас работаете на себя. А когда-нибудь по найму работали?

 

- По найму никогда в жизни. И никогда даже не искала такую работу. Дело в том, что у меня двое детей и мне было очень удобно самой планировать свое рабочее время.

 

- Как Вам удавалось найти заказчиков?

 

- Я работала переводчиком в суде, полиции, иногда для фирм и предприятий. И я никогда никого не искала. Они сами меня всегда находили. К слову, я и сейчас от суда имею опекунство над несколькими людьми. Это бывшие алкоголики, наркоманы, инвалиды или просто потерянные люди, которые не нашли себя в обществе.

 

- Вы одна из первых и активнейших членов Симферопольского общества в Хайдельберге. Расскажите пожалуйста, как все это начиналось?

 

- В 1988-1989 годах в обществе Движения за мир в Хайдельберге появилось желание общения с городом-побратимом в Советском Союзе. Тогда немецкое консульство предложило нам в качестве такого города Симферополь. И в 1991 году мы заключили официальный договор о побратимских отношениях с в то время еще советским городом Симферополем. А я боролась за эти отношения с самого начала, еще до подписания договора. Ездила в Симферополь, меня там в мэрии принимали, как представителя Хайдельберга.

 

- Кто еще был с самого начала в вашей команде?

 

- Госпожа Кравц. Это политолог. Очень умная женщина, которая работает сейчас в Брюсселе в Европейском Сообществе. И госпожа Йохум - депутат, которая делала все возможное, чтобы пробить эту идею в горсовете Хайдельберга. Еще Криста Шонрих, которая помогала организовывать с 1992 года гуманитарные акты.

 

- Что из себя представляют эти гуманитарные акты?

 

- Например, в прошлом году мы отправили два огромных грузовика по 40 тонн с медицинским оборудованием и мебелью для детской больницы. На средства Лаутеншлегера (он дал на строительство этой клиники 15 миллионов евро) в Хайдельберге была построена новая клиника и закуплено для нее новое оборудование, а старое было передано в Симферополь. С этим же транспортом мы отправили в наш Хайдельбергский дом в Симферополе 120 больших мешков гуманитарной помощи. Этот транспорт тоже финансировал Лаутеншлегер.

 

- Магдалена, для Вас не секрет как это происходит на той стороне? Самые лучшие вещи расходятся по блатным. Или Вам удается как-то этого избежать?

 

- Последнее время у нас спокойно. Все проблемы затихли. А до этого мы годы боролись с женщиной, которая использовала свое положение для наживы. Ей было все равно, что помощь передавалась узникам, жертвам нацизма, ее интересовали только деньги. Она работала в Хайдельбергском доме в Симферополе и имела определенную власть на месте. Когда мы покупали эти здания, 60% мы взяли на себя, а 40% отдали нашей партнерской организации. Эта женщина была председателем этой организации. В то время мы очень дружили с ней, но власть и деньги человека испортили.

 

- А общество это до сих пор функционирует?

 

- Да и во главе стоит предприниматель, строитель. Он делает все возможное, чтобы не смотря на то, что 60% принадлежит нам, прибрать к рукам эти огромные два дома и участок в 1000 кв.метров в центре Симферополя. Он говорит, что его право распоряжаться этим имуществом, т.к. считает, что немцы просто подарили им эти деньги. Почему я говорю о двух зданиях, потому что через какое-то время мы решили расшириться и построить уже полностью на свои средства еще один дом на том же участке для нужд нашего общества. Все это финансировалось Лаутеншлегером.

 

- Вы сейчас сотрудничаете с какими-то другими организациями Симферополя?

 

- Разумеется. Администратором Хайдельбергского дома сейчас является бывшая бургомистр Симферополя. Есть завхоз и другие работники. Там все отлично функционирует. Там сейчас находится языковой центр при сотрудничестве с киевским институтом, общество помощи инвалидам и два общества узников войны. Мы уже 15 лет посылаем туда гуманитарную помощь.

 

- Сколько человок со стороны Симферополя принимают участие в этом проекте?

 

- Узников войны сейчас в этом городе 700-800 человек. Институт Гёте проводит постоянные курсы иностранных языков в этом здании. 4-5 курсов немецкого, один курс английского. Инвалидов сейчас 10-20 человек. Наши сотрудники выдают им продуктовые пайки, купоны на баню и парикмахера, на стирку, проводятся встречи.

 

- Кто оплачивает проект? Откуда берутся эти деньги?

 

- Конкретно на этот проект наше общество дало 8000 €. Эти деньги пожертвовали члены нашего общества здесь, в Хайдельберге.

 

- Я знаю, что каждая посылка, которая переправлялась в Симферополь была подписана. Например «От Мюллера Иванову». Как вы добивались того, что очень многие люди из Германии знакомы с симферопольскими семьями?

 

- Я, как посредник, в течении 15 лет организовывала поездки в Крым. И, благодаря этому, образовались межчеловеческие контакты. Мы подбирали подходящих людей и знакомили между собой. А когда мы собирали гуманитарную помощь, эти люди с готовностью подключались и помогали уже кому-то конкретному. Эта акция называлась «Семья к семье». Мы давали объявления в газетах и очень многие люди приходили и приносили посылки для Симферополя.

 

- Сколько всего грузовиков было отправлено вами в Крым за эти годы? С таможней проблем не было?

 

- С 2003 года мы отправляем по одному 40-тонному грузовику в год. Сначала мы посылали продукты, потом это стало невозможным. Сейчас мы посылаем одежду, обувь, пособия, тренажеры, всевозможное медицинское оборудование, огромное количество компьютеров. Проблем с таможней не было, так как все, что мы посылаем было уже в употреблении. Все это не новое. Груз запечатывали здесь в Хайдельберге на таможне и распечатывали только на месте. Мы оплачивали только транспортные издержки. А это тоже не маленькие деньги. Последний раз они составляли почти 3000 евро.

 

- Магдалена, Вы начали это дело в 90-х годах. Прошло уже немало времени. Скажите, а дети тех, кто устанавливал эти контакты принимают участие в этих акциях, или на том поколении все и остановилось?

 

- Молодежь очень активно принимает участие. Лаутеншлегер имеет свой фонд, который оплачивает обучение студентов в университете Хайдельберга. И не только студентов, но и врачей. За последние два года здесь побывали 17 врачей, которые проходили стажировку в местных клиниках. Это все молодые люди. Это и есть наши контакты. Фонд также поддерживает детские дома и школу-интернат в Симферополе. Мы оказываем им финансовую помощь. Город Хайдельберг тоже помогает. Выделяет 2500 евро в год именно на спонсирование таких организаций.

 

-  Скажите, все эти годы, что является главной мотивацией лично для Вас в этой работе? Забота о людях? Дружбе стран? Что движет Вами?

 

- Вы знаете, у меня сложились такие сердечные, такие искренние контакты с людьми в Крыму, что я просто не могу бросить их. Это мои друзья. Они верят и полагаются на меня. В течении всех этих лет борьбы за наше здание, они всегда считали, что я не только сама выстою, но и их поддержу. Была одна статья в хайдельбергской газете, где меня назвали «мотором всего этого проекта». Наверное, так и есть.

 

- Было такое, чтобы кто-то злоупотребил Вашим отношением, обидел Вас? Именно Вас, как человека.

 

- Ну как же? Многие обижали. Очень многие. И там и здесь. Но ведь большинство людей все-таки искренние и добрые, именно поэтому я и помогаю им. Самое главное доверительное лицо нашей организации там в Симферополе, это Виолетта Тишина. Несколько лет назад ее муж заболел раком. Там сделали операцию, но были метастазы на печень. А в Крыму, да и вообще в Украине, не делают операций на печени. У них нет для этого оборудования. Три года назад ... (врач какой-то... я не расслышала 29-я минута первого файла) был с нами в Крыму и посмотрел на снимки этого человека. Он сказал, чтобы тот приехал в Германию в его клинику и он посмотрит, чем можно будет помочь, хотя метастазы были серьезными. Так вот, эта семья пять месяцев жила у меня дома, пока муж проходил обследование и лечение, которое в клиниках врачи проводили безвозмездно. А всю поездку финансировал Лаутеншлегер. Так что это была такая благотворительная акция, в которой участвовали многие люди. Сейчас этот человек очень хорошо себя чувствует. Я уже не могу перестать этим заниматься. Это было чудо! Грандиозно! Чисто по-человечески я уже привязана к этой деятельности навсегда.

 

- Интересуетесь ли Вы политической ситуацией на Украине?

 

- Очень интересуюсь. Я ездила на три недели в Крым. Каждый день встречи, разговоры, обсуждения. В это время там как раз проходили выборы. Это был второй тур. Я наблюдала весь процесс выборов изнутри – находилась там вместе со своими друзьями, которые голосовали. Это было очень интересно.

 

- Кому Вы отдавали тогда свое предпочтение, если не секрет?

 

- Знаете, Тимошенко мне всегда казалась неискренней. Этакой актрисой. Не берусь судить о ее актерских способностях, но она не политик. У меня огромные сомнения в честности и искренности ее деятельности. Янукович, возможно, тоже далек от совершенства, но «из двух зол выбирают меньшее». С ним есть хотя бы надежда, что что-то сдвинется с мертвой точки в лучшую сторону. Сейчас рано говорить. Поживем увидим.

 

- Какие у Вашего общества ближайшие замыслы, планы, проекты?

 

- В настоящее время в нашем «Симферопольском доме» в Крыму организовано отделение киевского "Фонда толерантности и взаимопонимания". Он возглавляется узниками войны. Финансируется он огромным Берлинским фондом, который оплачивал компенсации пострадавшим во время войны. С апреля месяца симферопольскому отделению выделены деньги на проект помощи узникам. Мы тоже принимаем участие в этом проекте. Наше общество выделяет 1200 € на цели этого проекта, а фонд Лаутеншлегера выделяет на 4-6 тыс. евро в год медикаментов на помощь бывшим узникам. Это самый актуальный проект. Если не говорить о студентах и врачах, которых мы принимаем в Германии.

 

- Есть ли какое-то противодействие Вашей деятельности на уровне политиков или властей Украины или Германии?

 

- Враги есть и здесь и там. Я уже рассказывала о женщине, которая наживалась за счет нашей организации. Она недавно подала иск о клевете против меня в прокуратуру. Это дело было закрыто за отсутствием доказательств. Но ведь надо было все равно брать адвоката, тратить время, нервы, деньги... А сейчас один из членов нашего общества подал иск уже против нашей организации и даже против Фонда Лаутеншлегера.

 

- А ему это зачем надо?

 

- Хороший вопрос. Четыре года назад было выбрано новое правление общества. И выбрано очень неудачно. Многие из тех, кто оказался «у руля» преследовали только свои цели. Я  являюсь председателем правления и все это видела. Дошло до того, что я просто отказалась от работы с этими людьми. Вышла из правления. Это оказалось для них неожиданно и очень неприятно. Я ведь была главным лицом, все держала в своих руках. Тем не менее они правили пол года, после чего их переизбрали. А им, конечно, не хотелось сдавать своих позиций и терять власть. Думаю, что этот иск – самая обыкновенная месть. Их заявления и претензии абсолютно абсурдны. Например, лечение от рака того человека, о котором я рассказывала, они назвали отмыванием денег. Я была вынуждена взять адвоката и сейчас опять должна доказывать невиновность.

 

- Вместо того, чтобы заниматься делом, приходится тратить время и силы на суды?

 

- В этом и проблема! Столько энергии уходит не туда, куда надо! Финансовые органы Хайдельберга уже проверили всю нашу документацию за 2009 год и не нашли нарушений. А из-за этих людей мы вынуждены сейчас снова предоставлять этот отчет.

 

- Магдалена, насколько я знаю, в такой ситуации, когда обвинения напрасны, а человек должен защищаться и доказывать свою правоту, в немецком законодательстве нет механизма наказания клеветника?

 

- Это действительно так. И вы представить себе не можете насколько обидно признавать этот факт! Порядочный человек оказывается безоружен против таких подлецов. И не только в Германии, но и на Украине. Выходят статьи с глупыми подозрениями и выводами. То пишут о том, что я этот Хайдельбергский дом в Симферополе для своей дочери готовлю, то о том, что я сама собираюсь им завладеть. Ну что тут сделаешь? Остается только смеяться над людской глупостью.

 

- Сколько у Вас детей?

 

- У меня трое детей. Два старших сына экономисты. А дочка-химик. Она работает в швейцарской фирме. Была полтора года в Китае. Строила там химический завод. Детьми своими я очень довольна. А с мужем развелась лет 20 назад. Не сошлись характерами.

 

- Скажите, Магда, ну вот узники, инвалиды... это понятно. А остальные люди могут обратиться в ваш фонд за помощью? Молодые семьи с маленькими детьми или больные люди, которым не хватает денег на лекарства?

 

- За последние несколько лет более 1000 человек получило такую помощь и было выделено на это около 40 000 €. У нас в Симферополе работает комиссия из шести человек, которые принимают ходатайства людей и решают кому что действительно необходимо. Это не такие большие деньги. Кому-то они выделяются на похороны, другим на протезы, на операции, на лекарства... Это был единственный пункт в Симферополе, который давал людям пусть небольшие, но реальные деньги на их нужды.

 

- Спасибо, что нашли время для этого интервью в своем напряженном графике. У меня к Вам последний вопрос. Скажите, бывали ли минуты, когда у Вас опускались руки?

 

- Нет (смеется). Никогда. Я борец по натуре. Только вперед! В такие моменты надо уметь быстро мобилизоваться. Все, что нас не убивает, делает нас сильнее!

                                                                                                                                             Оксана Шер


Comments
[-]

Comments are not added

Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


Bewertungen
[-]
Статья      Remarks: 0
Актуальность данной темы
Remarks: 0
Польза от статьи
Remarks: 0
Объективность автора
Remarks: 0
Работа по расследованию
Remarks: 0
Надежность источников
Remarks: 0
Стиль написания статьи
Remarks: 0
Логическое построение
Remarks: 0
Простота восприятия и понимания
Remarks: 0

Meta information
[-]
Date: 19.05.2011
Add by: ava  oxana.sher
Visit: 896

zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta