У творческого человека профессия и хобби совпадают

FlippingBook: Pages
[-]

Thema
[-]
У творческого человека профессия и хобби совпадают  

В среде непрофессионалов этого человека мало кто знает. Его фамилия никогда не красуется в многотиражных русскоязычных таблоидах, бесполезно его искать и на сайте www.bilet.ru. Но в самых солидных справочниках и специализированных каталогах, в пространных описаниях обладателей мировых премий и дипломов достаточно часто можно встретить упоминание «...ученик Валерия Градова...».

 

– Валерий, мы знакомы с Вами больше десяти лет, а виделись всего раза 3–4, чистого времени – не больше двух часов. Так что давайте наверстаем упущенное. Включаю микрофон...

 

– Пабло Казальс, испанец, самый великий виолончелист прошлого, один из самых крупных музыкантов мира... Так вот, Пабло Казальс очень боялся микрофонов. Тогда только начали записываться. Я тоже побаиваюсь…

 

Я пытался вспомнить, с какого года Вы здесь, и путался между 1991 и 1992 годами.

 

– С 1972-го.

 

– Значит, это даже раньше, чем родилась так называемая «диссидентская иммиграция»? Я думал, она началась с 1975–76 годов.

 

– Ну, это массово. Первые ростки были в 1972-м. А среди музыкантов даже еще раньше.

 

– Так это была все-таки идеологическая  эмиграция с Вашей стороны? Мы на эту тему никогда не говорили. Я стеснялся спросить, как Вы вообще попали в Германию.

 

– Решение покинуть СССР пришло задолго до нашей эмиграции. Информация, которую человек с детства получает со всех сторон, может дойти до критической точки, и тогда происходит взрыв, в нашем случае – попытка вырваться из мышеловки. Нам помог вызов из Израиля, благодаря которому мы смогли начать нашу жизнь на свободе.

 

– У Вас к тому времени была уже почва для сравнения, уже где-то побывали?

 

– Единственный раз когда мне разрешили выехать за границу, был международный конкурс скрипачей имени Яна Сибелиуса в Хельсинки, где я получил Третью премию. Почва для сравнения появилась не только в материальном смысле – сразу после конкурса я получил приглашения на гастроли от зарубежных импресарио и бургомистров из Швециии и Финляндии. Министерство культуры отвечало молчанием, мои письма за границу не проходили. Приглашения от советских оркестров выступить в качестве солиста срывались под предлогом отсутствия нот для оркестра. Мой учитель, выдающийся скрипач, профессор Московской консерватории Леонид Борисович Коган сообщил мне, что он отказался от своих концертов в Стокгольме в мою пользу, договорился с импресарио и сообщил об этом в Министерство культуры СССР. Но мне не дали разрешение на выезд, а мои концерты перекупил один мой коллега. К сожалению, Коган был бессилен помочь.

 

– Как это «перекупил»?

 

– Конферансье на моих концертах была секретарша директора Госконцерта СССР, которая мне сообщила, кто перекупил и как. У министерских референтов, которые были ответственны за связи с заграницей, были доверенные люди среди солистов, которые исполняли их заказы и отоваривали их заграничными вещами. Директор Госконцерта по профессии был ветеринар. Но именно он решал судьбу всех солистов в СССР – от Давида Ойстраха, Эмиля Гилельса, Святослава Рихтера до начинающих молодых исполнителей. Взятки брал всем чем можно, вплоть до носков.

 

– Какие это были годы?

 

– Примерно с 1964-го по 1972-й.

 

– Сейчас никому не навредит публикация подобных сведений, как Вы думаете?

 

– Все это и так знают.

 

– Как вообще тогда строилась система эмиграции?

 

– Необходимо было достать правдами-неправдами приглашение из Израиля. У нас там знакомых не было, но удалось через третьих лиц это сделать. Помогали, конечно, еврейские организации, например «Сохнýт».

В ответ на мою просьбу о характеристике для выезда в Израиль (очередной советский парадокс!..) меня тут же уволили, а в трудовой книжке записали увольнение по статье 16 Уголовного кодекса, применяемой за изнасилование. Но все к тому времени уже знали, что клеймо – запрет на профессиональную деятельность – имеет политическую подоплеку. Так я стал «диссидентом». Мою жену уволили, а сына-первоклассника начали преследовать и унижать в школе.

 

 

Итак, Вас, по сути, выгнали из страны?

 

– Да, но это было к лучшему.

Мы попали в Германию, в так называемый «Лагерь для перемещенных лиц». После всех проверок в лагере мне было предложено работать на фабрике игрушек, но я попросил разрешения пройти прослушивание в симфоническом оркестре Нюрнберга. Так как у меня не было своего инструмента, директор оркестра дал мне свою скрипку, которая лежала, заброшенная, у него на чердаке. После пятиминутного прослушивания мне предложили сразу начать работу в качестве первого концертмейстера.

Через некоторое время я познакомился со знаменитым пианистом из Лондона Шурой Черкасским, который представил меня своему концертному агенту в Лондоне. Мне и моей жене-пианистке было устроено прослушивание на радиостанции Би-Би-Си (ВВС) в Лондоне. Прослушивание прошло успешно, и мы получили право выступать на ВВС как солисты. Это было своего рода международным знаком качества. Продюсер ВВС после записи подошел ко мне и спросил, могу ли я ему давать уроки  игры на скрипке.

Кстати, кроме уровня игры на скрипке, ВВС интересовало также, ложится ли звук на запись.

 

– А как это? Это зависит от манеры игры?

 

– Да, есть скрипачи, которые великолепно играют в концертном зале, а на записи звук неудовлетворительный.

Проработав в Нюрнберге 10 месяцев, я получил приглашение на работу как концертмейстер в Bamberger Symphoniker. Это бывшая немецкая филармония в Праге. После войны их изгнали из Чехии, и оркестр нашел себе место в городе Бамберге. Это оркестр высокого класса.

Через год я начал работать в Высшей школе города Эссена как профессор по скрипке.

 

Валерий, концертмейстер – это член какого-либо оркестра, который в нем играет? Или что-то более сложное?

 

– Именно так. Слово «Konzertmeister» в переводе на русский язык означает «мастер концерта». По старинной традиции Konzertmeister вел за собой оркестр, показывая все музыкальные нюансы. Дирижер отбивал такт, аккомпанируя оркестру на чембало.

Сейчас многое радикально изменилось, но роль концертмейстера остается ведущей.

Меня стали приглашать на выступления как солиста. Началось с концертов в Германии, а потом и шире. Играл с различными филармоническими оркестрами: Bayerische Rundfunk München, WDR Köln, BBC London и другими.

Со временем я понял, что в оркестре мне играть тяжело, так как, играя как солист, приходилось перестраивать свою игру, что очень непросто.

 

– А что же тогда делать музыканту, если не играть?

 

– Преподавать! Я всегда любил преподавать. С 16 лет я уже преподавал в Консерватории Харькова, и мои учителя удивлялись, что у меня это неплохо получается. Ученики тоже были довольны. Также преподавал в Москве, в Гнесинке.

 

 – То есть Вы преподавали только во время учебы?

 

– Начал преподавать в детской музыкальной школе им. Гнесиных во время учебы в аспирантуре. Потом были два года преподавания в Горьковской консерватории, а после эмиграции – в Эссене и в Маннхайме.

Одновременно работал в летних академиях в США, Италии, Франции, Японии, Кореи, Германии, Швейцарии, Польши, Чехии.

 

– А в Америку не звали?

 

– Приглашали и в Америку. Начали приглашать в Университет Бостона, в Университет Балтимора, на фестивали в Нью-Йорке. Но чаще – в Европу.

 

– Как часто Вы сейчас даете концерты?

 

– Очень редко. После операции на сердце мне необходим отдых.

 

– Понравилось в Америке?

 

– США и Англия – две страны, где мы себя чувствовали лучше всего, где ощущение свободы было наиболее сильным.

 

С политикой Ваша судьба никогда не пересекалась, не считая саму эмиграцию как таковую?

 

– Политика меня особо не интересовала, так как я был занят скрипкой и музыкой.

 

– Сейчас какой у Вас профессиональный график?

 

– Ездим регулярно в Швейцарию, где мне предоставили место профессора в консерватории «Итальянская Швейцария» в Лугано, в общем, все продолжается.

 

– Валерий, Ада, у меня еще есть несколько специфических вопросов. Если бы не были знакомы так долго, то я бы не рискнул их задать. Но если вы почувствуете, что вопросы выходят за грань приличий, то я их немедленно сниму. Короче, ответьте только то, что считаете возможным рассказать нашим читателям. Сколько стоит выступление на сольном концерте?

 

– В Москве начинают от 3 рублей. А на Западе гонорары не ограничены ставками.

 

– Разве Вас никогда не интересовали деньги в собственном карьерном росте?

 

– Знаете, Владимир... Мне сейчас вспомнился один случай из того времени, когда я играл в Bamberger Symphoniker. Позади меня сидел один пожилой человек, он рассказывал, что был лучшим учеником в классе, его одноклассники стали известными людьми, кое-кто даже заместителем министра, и получают они в десять, пятьдесят раз больше него, и он не понимает, почему стал скрипачом.

Я ему ничего на это ответить не смог. Моя цель как педагога – сделать так, чтобы никто из моих учеников таким вопросом не задавался, потому что в музыке есть что-то такое, что заколдовывает. И когда я играл, например, Брамса, я понимал, что ради этого состояния стоит жить и работать. Для меня это стало самым главным. Если это ощущение, это настроение мне удается передавать моим ученикам, значит, жизнь прожита не зря.

 

– Сколько в среднем стоит билет на концерт? «Потолок цен», как я знаю, может быть за несколько сотен.

 

– В Англии дешевле, чем в Германии. А на концерт Владимира Горовица мы платили около 500 марок.

 

– Вы считали вообще, сколько концертов за жизнь дали?

 

– Нет. К сожалению, мы дневника не вели. В СССР у солиста Филармонии была обязанность играть минимум 5 сольных концертов в месяц. Это организовывала сама Филармония. Иногда я выезжал на 40 концертов. Но если выезжаешь куда-нибудь на месяц-полтора, в день играешь 2–3 концерта в таких условиях, что не дай бог попасть снова.

 

– Еще такой вопрос, который лично меня часто интересует. По телевизору иногда в прайм-тайм показывают выступление какого-нибудь симфонического оркестра часа 2–3. И возникает вопрос: а что толку смотреть? На Ваш взгляд, есть ли смысл в трансляциях по телевидению подобных выступлений или это полная глупость?

 

– По-моему, есть. Я часто смотрю, мне интересно.

 

– А на что Вы обращаете внимание, когда смотрите телетрансляции?

 

– Я понимаю ощущения музыкантов. Самое интересное – это концепция. Каждое исполнение – это что-то особенное. Двух одинаковых не может быть. Бывают и неудачи. Это становится часто предметом спора между музыкантами.

 

 

– То есть в музыкальном мире существует и конкуренция, и злорадство?

 

– Еще  как! Ведь часто на конкурсах премии получают те, кто играет совершенно неинтересно, но правильно. А в музыке чаще всего наиболее интересное – это как раз «неправильное», как, впрочем, и в любом другом искусстве. И сложно потом убедить студента, что это не он сыграл неправильно, а мнение жюри было таковым, и их представления о правильности исполнения были совсем иными.

Однажды у меня спросили, почему лауреат Первой премии конкурса Паганини не получает концертов. Я ответил, что это девальвация качества. То есть премия перестала из себя что-либо представлять. И мои лучшие ученики не играли на международном конкурсе, единственное, что они сделали, – получили премию на юношеском конкурсе, и потом их начали поддерживать очень влиятельные люди. Циммермана, например, поддерживал президент Германии.

 

Чтобы быть успешным музыкантом во всех смыслах, нужно ли быть предпринимателем? Или талант сам пробьет себе дорогу?

 

– Нет, те, кто занимается сам организацией своих концертов, не имеют времени на музыку. Был такой великий музыкант Isaak Stern, американский скрипач, он сказал такую вещь: «Быть музыкантом – это значит вести особый образ жизни, если ты перестаешь думать об этом, то все идет вниз, заканчивается на этом». Всем музыкантам – за редким исключением – нужен тот, кто поможет, ведь нужно время на музыку. Даже у Бетховена не получилось бы без князя Лихновского. Всем нужен кто-то, кто поможет.

 

– Еще вопрос. Допустим, ребенок приходит на прослушивание в 9–10 лет, и родителям говорят, что он абсолютно бесперспективен. Что дальше делать? Оставить ребенка в покое или все-таки «помучить» каким-никаким музыкальным образованием? Нужно ли каждому ребенку хотя бы стартовое музыкальное образование или это необязательно?

 

– Гёте сказал: «Человек не может быть полноценным человеком, если он не имеет отношения к музыке». Так что мы с моей женой Адой – кстати, прекрасной пианисткой, не сомневаемся: хотя бы начальное музыкальное образование должны иметь все дети, даже лишенные каких-либо музыкальных перспектив.

Другое дело – профессиональный музыкант. Когда ко мне приходят перед вступительным экзаменом, я прошу человека обдумать это дело, а не начинать сразу заниматься профессиональным обучением, ведь потом многие жалеют.

Мой сын Олег лет до пятнадцати учился у меня, а потом в Кёльне поступил в Hochschule в качестве так называемого Jungstudent – это категория талантливых детей, которых берет профессор и учит бесплатно. Его взял самый выдающийся преподаватель в Германии.

Но несмотря на это, он решил, что пойдет не по этой профессии. Хотя была уже премия в Праге, его приглашали в Лондон. Олег решил пойти по финансовой линии, но перед этим захотел посоветоваться с преподавателем, на что тот задал ему всего лишь один вопрос: «Ты можешь представить себе музыку как хобби?» Олег ответил: «Да». И это решило его судьбу.

Я придерживаюсь того же мнения: для настоящего музыканта музыка как хобби – это нонсенс. Для меня музыка – это сама Жизнь!

                                                                                                                                         Владимир Искин

                                                                                                                                      Фото: Оксана Шер


Comments
[-]
ava
No nick | 12.05.2012, 20:42 #

 Вот так часто и бывает: славу о творческом человеке разносят по миру его благодарные ученики. А разве каждый из нас не несет в душе благодарность тому учителю, который помог ему стать достойным человеком и хорошим специалистом.

ava
No nick | 17.05.2012, 19:29 #

 Ничего не слышал о таком талантливом скрипаче в бывшем СССР.Оно и не удивительно!Ведь о диссидентах тогда было запрещено не только писать,но и говорить.Спасибо за статью.Было приятно узнать и ещё об одном нашем талантливом соотечественнике.

Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


Bewertungen
[-]
Статья      Remarks: 0
Актуальность данной темы
Remarks: 0
Польза от статьи
Remarks: 0
Объективность автора
Remarks: 0
Работа по расследованию
Remarks: 0
Надежность источников
Remarks: 0
Стиль написания статьи
Remarks: 0
Логическое построение
Remarks: 0
Простота восприятия и понимания
Remarks: 0

Meta information
[-]
Date: 20.05.2011
Add by: ava  oxana.sher
Visit: 1164

zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta