Джек Лондон. Конец сказки

FlippingBook: Pages
[-]

Thema
[-]
Джек Лондон. Конец сказки  

Снизу дверь на добрую треть была покрыта толстым слоем льда, да и в щелях между бревнами, за нарами, сверкал белый иней.

- Такая вспышка мороза в марте - это редкость! - заметил человек,

тасовавший карты. - Сколько, по-вашему, градусов, Боб?

 - Пожалуй, будет пятьдесят пять, а то и все шестьдесят ниже нуля. Как думаете, док?

 Доктор повернул голову и посмотрел на дверь, словно измеряя взглядом толщину покрывавшего ее льда. Доктор Линдей был статный и сильный на вид мужчина, брюнет с впалыми щеками и тонкими губами. Его гладко выбритое лицо было бледно, но в этой бледности не было ничего болезненного. Все движения доктора были быстры и точны. Он делал ходы, не раздумывая долго, как другие. Его черные глаза смотрели прямо и пристально, - казалось, они видели человека насквозь. Руки, изящные, нервные, были как бы созданы для тонкой работы, и с первого же взгляда в них угадывалась сила.

Раздался стук в дверь, и доктор крикнул:

 - Войдите! Кажется, нам так и не дадут докончить этот роббер, - проворчал он, когда дверь отворилась. - А с вами что случилось? – Это относилось к вошедшему.

 Новый пришелец тщетно пытался пошевелить губами, которые, как и щеки, были словно скованы льдом. Видимо, он пробыл в дороге много дней. Кожа на скулах, должно быть, не раз была обморожена и даже почернела. Он молча кивнул головой, улыбаясь глазами, и подошел к печке, чтобы поскорее растаял лед, мешавший ему говорить. Он пальцами отдирал куски его, которые трещали и шипели, падая на печку.

 - Со мной-то все в порядке, - произнес он наконец. - Но если есть в вашей компании доктор, так он до крайности нужен. На Литтл Пеко человек схватился с пантерой, и она его черт знает как изувечила.

 - А далеко это? - осведомился доктор Линдей.

 - Миль сто будет.

 - И давно это с ним случилось?

 - Я три дня сюда добирался.

 - Плох?

 - Плечо вывихнуто. Несколько ребер, наверное, сломано. Все тело

изорвано до костей, только лицо цело. Две-три самые большие раны мы

временно зашили, а жилы перетянули бечевками.

- Можете уже считать его мертвецом, - дал окончательное заключение

доктор, сердито перебирая карты.

 - Ну нет, он не умрет! Не такой человек! Он знает, что я поехал за

врачом, и сумеет продержаться до вашего приезда. Смерть его не одолеет. Я

его знаю.

- И не подумаю ради покойника ехать за сто миль в пятидесятиградусный мороз.

 - А я уверен, что поедете! Говорю вам, он не собирается помирать! Мы двинемся отсюда через десять минут.

 - Почему вы так в этом уверены? - запальчиво спросил доктор.

 Тут Том Доу разразился самой длинной речью в своей жизни:

 - А потому, что он непременно дотянет до вашего приезда, хотя бы вы раздумывали целую неделю, прежде чем двинуться в путь. И к тому же при нем жена. Она - молодчина, не проронила ни слезинки и поможет ему продержаться до вашего приезда. Они друг в друге души не чают, и воля у нее сильная, как у него. Если он сдаст, она поддержит в нем дух и заставит жить…

 

…Спустя три дня Линдей и Том Доу еле добрели наконец до хижины в плодородной долине, на берегу бурной Литтл Пеко в центре Аляски. Это были трудные три дня: убийственный мороз в сочетании с бурными реками, скрытыми под толстыми сугробами, сделали свое дело: они дважды чуть не погибли, по несчастью утопили всю упряжку вместе с собаками, кое-как добрались до цели...

 

Войдя и очутившись в полутьме после яркого солнечного света, Линдей сперва не разглядел как следует обитателей хижины. Он только заметил, что их было трое – двое мужчин и женщина. Но они его не интересовали, и он прошел прямо к койке, на которой лежал раненый. Лежал он на спине, закрыв глаза, и Линдей заметил, что у него красиво очерченные брови и кудрявые каштановые волосы.

Исхудавшее и бледное лицо казалось слишком маленьким для мускулистой шеи,

но тонкие черты этого лица при всей его изможденности были словно изваяны

резцом.

 - Чем промывали? - спросил Линдей у женщины.

 - Сулемой, обычным раствором.

 Линдей быстро взглянул на женщину, бросил еще более быстрый взгляд на лицо больного и встал, резко выпрямившись. А женщина шумно и прерывисто задышала, усилием воли стараясь это скрыть. Линдей повернулся к мужчинам.

 - Уходите отсюда! Займитесь колкой дров, чем угодно, только отсюда уходите! Случай очень серьезный. Мне надо поговорить с его женой, - продолжал Линдей.

 - Но я его брат.

 Женщина умоляюще взглянула на него. Мужчины нехотя направились к двери.

Линдей принялся осматривать больного, дожидаясь, когда хижина опустеет.

 

 - Так это и есть твой Рекс Стрэнг?

 Женщина бросила взгляд на лежащего, словно хотела удостовериться, что это в самом деле он, потом молча посмотрела в глаза Линдею.

 - Что же ты молчишь?

 Она пожала плечами.

 - К чему говорить? Ты ведь знаешь, это Рекс Стрэнг.

 - Благодарю. Хотя я мог бы тебе напомнить, что вижу его впервые.

- Что ты думаешь делать? - спросила она, подождав минуту.

 - Поесть и отдохнуть, прежде чем пущусь в обратный путь.

 - Я спрашиваю, что ты сделаешь, чтобы ему помочь? - Женщина движением головы указала на человека, лежавшего без сознания.

 - Ничего.

- Ты хочешь сказать, что убьешь его? - медленно проговорила она. - Дашь ему умереть без помощи? А ведь, если ты захочешь, ты можешь спасти его.

 - Понимай как знаешь. - Линдей подумал и сказал с хриплым смешком: - С незапамятных времен в этом дряхлом мире именно таким способом частенько избавлялись от похитителей чужих жен.

 - Ты несправедлив, Грант, - возразила она тихо. - Ты забываешь, что то была моя воля, что я сама этого захотела. Рекс не увел меня. Это ты сам меня потерял. Я ушла с ним добровольно, с радостью. С таким же правом ты мог бы обвинить меня, что я его увела. Мы ушли вместе.

 Линдея наконец прорвало:

 - Неужели ты думаешь, что я сделал бы хоть один шаг, если бы знал, что это любовник моей жены?

 - Но ты уже здесь... Ты столько преодолел по дороге сюда... Посмотри, в каком он состоянии! Что ты сделаешь?

 - Ничего. С какой стати? Он ограбил меня: из-за него я потерял тебя...

Она судорожно вздохнула, но тут же крепко стиснула губы, заметив, что от его зорких глаз не укрылся бивший ее озноб.

 - Это не истерика, Грант! - торопливо воскликнула она, стуча зубами. - Ты знаешь, что со мной никогда не бывает истерик. Я не хочу потерять его. Я его люблю, Грант! И я провела у его изголовья столько ужасных дней и ночей! О Грант, умоляю... умоляю тебя...

- Ты сильно его любишь? - спросил он.

 Грудь ее бурно вздымалась, глаза ярко заблестели. Она глядела на него гордо, не тая страсти. Линдей кивнул в знак того, что ответ ему ясен.

 - Давай потолкуем еще немного. - Он помолчал, словно обдумывая, с чего начать. - Мне вспомнилась одна прочитанная мною сказка. Написал ее, кажется, Герберт Шоу. Я хочу ее тебе рассказать... Жила-была одна женщина, молодая, прекрасная. И мужчина, замечательный человек, влюбленный в красоту. Он любил странствовать. Не знаю, насколько он был похож на твоего Рекса Стрэнга, но, кажется, сходство есть. Человек этот был художник, по натуре цыган, бродяга. Он целовал ее, целовал часто и горячо в течение нескольких недель. Потом ушел от нее. Она любила его так, как ты, мне кажется, любила меня... Десять лет она плакала от тоски по нему, и в слезах истаяла ее красота. Потом случилось так, что человек этот ослеп и через десять лет, приведенный за руку, как ребенок, вернулся опять к ней. У него ничего не осталось в жизни. Он не мог больше рисовать. А она была счастлива. И радовалась, что он не может увидеть ее лицо. (Вспомни, он поклонялся красоте.) Он снова держал ее в объятиях, целовал и верил, что она прекрасна. Он сохранил живое воспоминание о ее красоте и не переставал говорить о ней и горевать, что не видит ее.  Однажды он рассказал ей о пяти больших картинах, которые ему хотелось бы написать. Если бы к нему вернулось зрение, он, написав их, мог бы сказать: "Конец!" - и успокоиться. И вот каким-то образом в руки этой женщины попадает волшебный эликсир: стоит ей только смочить им глаза возлюбленному, и зрение вернется к нему полностью. 

Линдей передернул плечами.

 - Ты понимаешь, какую душевную борьбу она переживала? Прозрев, он напишет пять картин, но ее он тогда покинет, ведь красота - его религия. Он не в силах будет смотреть на ее обезображенное лицо. Пять дней она боролась с собой, потом смочила ему глаза этим эликсиром...

 

...Линдей замолчал и пытливо посмотрел на женщину. Какие-то огоньки зажглись в блестящей черноте его зрачков.

 - Вопрос в том, любишь ли ты Рекса Стрэнга так же сильно?

 - А если да?

 - Действительно любишь?

 - Да.

 - И ты способна ради него на жертву? Можешь от него отказаться?

 Медленно, с усилием она ответила:

 - Да.

 - И ты уйдешь со мной?

 На этот раз голос ее перешел в едва слышный шепот:

 - Когда он поправится, да.

 - Ты станешь опять моей женой?

 Она вся съежилась и поникла, но утвердительно кивнула головой.

 - Очень хорошо! - Линдей быстро встал, подошел к своей сумке и стал расстегивать ремни. - Мне понадобится помощь. Зови сюда его брата. Зови всех... Нужен будет кипяток, как можно больше кипятку. Бинты я привез, но покажи, какой еще перевязочный материал у вас имеется. Эй, Доу, разведите огонь и принимайтесь кипятить воду - всю, сколько ее есть под рукой. А вы, - обратился он к Гарри, - вынесите стол из хижины вон туда, под окно. Чистите, скребите, шпарьте его кипятком. Чистите, чистите, как никогда не чистили ни одной вещи! Вы, миссис Стрэнг, будете мне помогать. Простыней, вероятно, нет? Ничего, как-нибудь обойдемся. Вы его брат, сэр? Я дам ему наркоз, а вам придется затем давать еще по мере надобности. Теперь слушайте: я научу вас, что надо делать…

 

 …Линдей славился как смелый и способный хирург, а в последующие дни он превзошел самого себя. Потому ли, что Стрэнг был страшно изувечен, или потому, что помощь сильно запоздала, только Линдей впервые столкнулся с таким трудным случаем. Правда, никогда еще ему не приходилось иметь дело с более здоровым образчиком человеческой породы, он потерпел бы неудачу, если б не кошачья живучесть больного, его почти сверхъестественная физическая и душевная жизнестойкость…

 

И все это трудное время, особенно когда Стрэнг начал поправляться, между Линдеем и Медж изредка возникали короткие разговоры. Доктор не смягчался, она не проявляла строптивости.

 - Это хлопотливое дело! - говорил он. - Но закон есть закон, и тебе придется взять развод, чтобы мы могли опять пожениться. Что ты на это скажешь? Поедем снова на Женевское озеро?

 - Как хочешь! - отвечала она.

 А в другой раз он сказал:

 - Ну что ты, черт возьми, в нем нашла? У него было много денег, знаю. Но ведь и мы с тобой жили, можно сказать, с комфортом. Практика давала мне в среднем тысяч сорок в год, я проверял потом по приходной книге. В сущности, тебе не хватало разве только собственных яхт и дворцов.

 - А знаешь, я, кажется, сейчас поняла, в чем дело. Все, вероятно, произошло потому, что ты был слишком занят своей практикой и мало думал обо мне.

 - Вот как! - насмешливо буркнул Линдей. - А может, твой Рекс слишком поглощен пантерами?

 Он беспрестанно добивался от нее объяснения, чем Стрэнг так ее пленил.

 - Этого не объяснишь, - всегда отвечала она...

 

...Прошло несколько недель. Стрэнг мог уже сидеть, спустив ноги с койки, потом сделал первые несколько неверных шагов, поддерживаемый с обеих сторон.

 - Пора сказать ему, - твердила Медж.

 - Нет. Я хочу прежде довести работу до конца. Чтобы не было никаких недоделок!

 

...Пришло лето. Линдей не отходил от Стрэнга. Он изучал его походку, движения тела, снова и снова раздевая его догола и заставляя в тысячный раз сгибать все мускулы...

 

 - Позволь мне наконец сказать ему! - умоляла Медж.

 - Еще не время, - был ответ. - Скажешь ему, когда лечение будет закончено.

 

Прошел июль, близился к концу август. Линдей велел Стрэнгу идти на охоту за оленем.

- Вам дается задание: дойти до средней развилины и вернуться обратно за такой же срок, как в прошлом году...

 

- Ну, - наконец сказал Линдей, обращаясь к Медж, - даю тебе час времени на сборы, а я иду за лодкой. Билл отправился на охоту за оленем и не вернется до темна. Мы еще сегодня будем в моей хижине, а через неделю - в Доусоне.

 - А я надеялась... - Медж из гордости не договорила.

 - Что я откажусь от платы?

 - Нет, договор есть договор, но тебе не следовало быть таким жестоким: зачем ты отослал его на три дня, не дав мне проститься с ним? Это нечестно!

 - Оставь ему письмо.

 - Да, я все ему напишу.

 - Утаить что-либо было бы несправедливо по отношению ко всем троим, - сказал Линдей.

 Когда он вернулся с лодкой, вещи Медж были уже сложены, письмо написано.

 - Если ты не возражаешь, я прочту его.

 После минутного колебания она протянула ему письмо.

 - Достаточно прямо и откровенно, - сказал Линдей, прочтя его. - Ну, ты готова?

 

Он отнес ее вещи на берег и, став на колени, одной рукой удерживая челнок на месте, другую протянул Медж, помогая ей войти. Линдей внимательно следил за ней, но Медж, не дрогнув, протянула ему руку, готовясь переступить через борт.

 - Постой! - сказал он. - Одну минуту! Ты помнишь сказку о волшебном эликсире, которую я тебе рассказывал? Я ведь тогда ее недосказал. Слушай! Смочив ему глаза и готовясь уйти, та женщина случайно взглянула в зеркало и увидела, что красота вернулась к ней. А художник, прозрев, вскрикнул от радости, увидев, как она прекрасна, и сжал ее в объятиях...

 Медж ждала, стараясь не выдать своих чувств. Лицо ее вдруг выразило легкое недоумение.

 - Ты очень красива, Медж... - Линдей сделал паузу, потом сухо добавил: - Остальное ясно. Думаю, что объятия Стрэнга недолго останутся пустыми. Прощай.

 - Грант! - промолвила она почти шепотом, и голос ее сказал ему все то, что понятно и без слов.

 Линдей рассмеялся коротким, неприятным смехом.

 - Я только хотел тебе доказать, что я не так уж плох: как видишь, плачу добром за зло.

 - Грант!

 - Прощай! - Он вошел в лодку и протянул Медж свою гибкую, нервную руку.

 Медж сжала ее в своих.

 - Дорогая, мужественная рука! - прошептала она и, наклонившись, поцеловала ее.

 

 Линдей резко выдернул руку, оттолкнул лодку от берега и направил туда, где зеркальная вода уже вскипала белой клокочущей пеной.


Comments
[-]

Comments are not added

Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


Bewertungen
[-]
Статья      Remarks: 0
Актуальность данной темы
Remarks: 0
Польза от статьи
Remarks: 0
Объективность автора
Remarks: 0
Работа по расследованию
Remarks: 0
Надежность источников
Remarks: 0
Стиль написания статьи
Remarks: 0
Логическое построение
Remarks: 0
Простота восприятия и понимания
Remarks: 0

Meta information
[-]
Date: 23.05.2011
Add by: ava  oxana.sher
Visit: 907

zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta