Приговорен к предпринимательству пожизненно!

FlippingBook: Pages
[-]

Thema
[-]
Не имя красит человека, а фамилия...  

Абрамович Юрий Борисович, родился в 1956 году в областном городе Калининграде. Но уже в 5 лет переехал в Ригу и прожил там до самой эмиграции в Германию.

 

Юра, надо было иметь немало мужества, чтобы пронести фамилию Абрамович сквозь весь совковый период?

 

Как видите, относительно благополучно прожил с такой фамилией всю жизнь. И даже в 1-й класс школы поступил с первого раза. И с первого же раза ее закончил в 1973 году. Потом, как и положено взрослому пацану, пошел в армию и честно прослужил там полных два года. Потом юрфак Латвийского госуниверситета, после которого проработал 8 лет в уголовном розыске, откуда и уволился в офицерском звании в должности начальника отделения уголовного розыска по особо опасным преступлениям (убийства, разбои, изнасилования, тяжкие телесные повреждения, крупные хищения и т. д.) Это была уже середина 80-х.

 

И с такой должности ушел? В те времена такая должность была хорошей страховкой для отсутствия собственных неприятностей.

 

Мы тогда расследовали одно сложное дело. Вся наша группа работала на пределе сил. С большим трудом вышли на след троих подонков, подозреваемых в групповом изнасиловании и убийстве. В общем, гнусная история. Все это мы раскрутили, доказали. Но один из подозреваемых оказался сыном первого секретаря райкома партии... Я думаю, что дальнейшее в комментариях не нуждается. Потом следствие, потом судебное разбирательство. Короче, как мы ни старались, двум уродам дали по 3 года условно, а третьему и того меньше. Эта история тогда сильно повлияла на мой служебный энтузиазм. Я после этого ушел в отпуск и оттуда же подал рапорт об увольнении.

 

И куда в те времена устраивались безработные милиционеры?

 

Пошел работать на… овощную базу. Я к тому времени отлично знал работу контролирующих органов. Знал, что они умеют. И что они точно НЕ умеют. Поэтому работал очень успешно. Начал простым кладовщиком. Закончил директором. Но…

Настали кооперативные времена. Базой заинтересовались коммерческие структуры. И одновременно с другой стороны подтянулись профсоюзные боссы и чиновники. В общем, этот двойной интерес государственных и полукриминальных структур… Короче, чтоб не получилось как в том анекдоте: "…Желая досмотреть драку до конца, я был избит обеими сторонами…", я очень своевременно оттуда ушел.

Потом открыли с товарищем свой частный таксопарк. Эта идея себя оправдала: в лучший период наше автопредприятие насчитывало 684 частных таксиста. Одновременно в качестве побочного бизнеса у нас был небольшой свечной заводик (ну прямо как в мечтах отца Фёдора). Потом… Прокат видеотехники, услуги парикмахера на дому, педикюр-маникюр, поздравления с праздниками по заказу и т. д. А потом пошли шнурки…

 

Шнурки? Какие шнурки?

 

Обычные, обувные. Это любопытная история. На них мы вышли совершенно случайно. Мы искали материал для свечного фитиля. Наши поиски привели на веревочную фабрику, на которой был единственный в округе немецкий аппарат, который умел делать шнурки, но очень часто ломался, а ремонтировать его мог единственный на ту же округу мастер дядя Ваня. Все бы ничего, только одна беда: дядя Ваня хоть и был умельцем на все руки, но пил просто по-черному. Тот аппарат он мог чинить только в трезвом виде, но в таком состоянии он бывал крайне редко. Поэтому машина простаивала и фабрика план не выполняла.

Тогда я договорился с директором, что я у него этот аппарат забираю и 8 часов в сутки он будет работать на фабрику, за что директор будет иметь план и еще неплохой наличный откат от нас, предпринимателей. А в остальное время аппарат будет работать на меня.

Директор поверил не сразу, но в конце концов согласился.

С дядей Ваней мы провели воспитательную беседу и популярно разъяснили ему, что если он будет и дальше так пить, то… "будет умерёль", а если пить не будет, то станет хорошо жить. Воспитательный процесс был подкреплен небольшим физическим замечанием. Но в качестве пряника дяде Ване был сделан ремонт в квартире, он получил новый рабочий комбинезон с бретельками и был отправлен… на лечение. Мужик оказался понятливый, и трезвая жизнь ему даже понравилась.

Главный итог всех этих организационных мероприятий: наш вожделенный станок вообще перестал ломаться. А цветовая гамма выходной продукции из черно-белой превратилась в огромную, причем люминесцентную палитру. Тогда это был последний писк моды, шнурки светились в темноте и пользовались колоссальным спросом. Особенно разноцветные шнурки на разных ботинках. Самой популярной парой были малиновый плюс зеленый. От нас все это уходило вагонами на Москву и Ленинград.

Но к началу 90-х социально-политическая ситуация в Прибалтике усложнилась, причем перспективы хорошо угадывались и еще больше не радовали. Поэтому на стыке 1990–1991 гг. мы решили эмигрировать.

 

С этого и начинается ваша вторая жизнь – эмиграционная биография?

 

В общем, да. Это началось с Магдебурга. Но и там мне не сиделось…

Суть бизнеса была простая и весьма распространенная: продавать немецкие товары советским военным, расквартированным на территории Германии. Кстати, ситуация сложилась тогда, сразу после объединения Германии, совершенно неординарная. Вы только вдумайтесь: на территории одного из основных государств НАТО (Германия) находились войска основного государства Варшавского договора, которые за то, чтобы уничтожить его же, своего противника, получали от него же (противника) зарплату в его валюте. Это, конечно, были просто парадоксальные времена. И с точки зрения политики, и с позиций экономики, и социологии. Но нам, мелким предпринимателям той поры, все эти парадоксы были только на руку. Мы успели сколотить какой-то начальный капитал, но он быстро растаял в связи с переездом в Западную Германию.

 

И что? Упали на социал? Это ведь уже семью кормить, а не только себя самого?

 

Нет, что Вы! Мы вообще на социале не сидели. Мне повезло сразу устроиться на работу, в такси в Ляймене. Работал я у знаменитого Арно Франка, одноклассника Бориса Беккера. Они друзья, но у них было давнишнее соперничество: Арно играл лучше в бадминтон, а Борис Беккер в теннис.

Одновременно я еще некоторое время загружал фуры на Прибалтику с немецкими товарами. Но это было недолго, потом этот бизнес перехватили ребята побогаче и покруче, возить стали эшелонами, бизнес моего партнёра в Риге постепенно скис. Но уже работая таксистом, я заинтересовался набором шоферов-профессионалов на пассажирские автобусы. И после некоторых колебаний пошел на этот риск.

 

А какой там риск? Ну, не взяли бы – и ладно. Или?

 

Там само обучение стоило более 5000 марок, причем без поддержки Arbeitsamta, за свои кровные накопления. А конкурс в MVG был тогда весьма приличный. На каком-то этапе начался отбор по разным критериям, и из 600 "бевербунгов" отобрали всего 250. После собеседования только 45 человек отправили на медкомиссию. Тогда мне не было еще и 40 лет. Короче, я попал в ту счастливую десятку успешно прошедших все отборочные конкурсы. Победителей направили на дополнительное обучение: маршруты, особенности и т. п. Зарплата была весьма приличной, но все это было как-то скучновато. Хотелось чего-нибудь своего. И я "без отрыва от производства" открыл свою автошколу. Для русскоязычных. Это в то время (1996 год) оказалось весьма плодотворной идеей: ко мне потянулись русскоязычные курсанты со всего региона. Так что этот бизнес у меня благополучно существовал почти 10 лет.

 

Так что, и этого бизнеса уже нет? А что заставило его свернуть?

 

Не свернуть, а продать.

Причина весьма уважительная и, как часто бывает, непредсказуемая. У моего папы три года назад случился инсульт. Ситуация была настолько грустная, что я решил сам организовать его реабилитацию и обслуживание. Но дело оказалось непростым как с организационной, так и с технологической точки зрения. Пришлось много читать, изучать, знакомиться, советоваться. Тогда-то и возникла идея, что мой опыт и наработки именно в этом направлении могут быть применимы не только к отцу.

Моя жена Марина Фуксманн стала в этом новом для меня бизнесе… даже не столько компаньоном, сколько профессиональным лидером: её опыт и знания врача оказали решающее влияние на преодоление многих трудностей.

Итак, мы с Мариной зарегистрировали фирму Pflegedienst "ALPHA+". В связи с резко возросшей нагрузкой я вынужден был на основной работе уйти на 50 %. Деньги начали таять катастрофически. То есть приход резко уменьшился, а расходы стали расти с космической скоростью. А со временем я посвятил себя полностью этому новому бизнесу. К слову сказать, уволиться с госпредприятия после того, как отработал там более 10 лет, тоже было психологически не так-то просто.

 

Давайте поподробнее. Какие возникли главные трудности при создании? Организационные, финансовые?

 

Трудность была одна, но большая – буквально всему надо было учиться заново.

Все это вместе называется Ambulanter Pflegedienst – "Подвижная служба по уходу на дому". Работает служба в трех направлениях:

во-первых, это медицинская помощь на дому (инъекции, перевязки, ингаляции, обработка ран и т. п.);

во-вторых, это Grundpflege (людям оказывается помощь по уходу непосредственно за телом: помыть, побрить, подстричь, причесать, накормить, зубы почистить…);

в-третьих, это Hauswirtschaft (прибраться в доме, постирать, погладить, закупить продукты и приготовить и т. п.)…

 

Очень интересно. Мне как раз почти все это надо. Я уже мечтаю стать вашим клиентом…

 

Так вот, самая главная проблема, что для занятия этой деятельностью необходимо выдержать огромное количество различных требований и предписаний, утвержденных государством. Без удовлетворения этим требованиям и инструкциям нас просто не зарегистрировали бы. А нет регистрации – нет ни цента прихода.

 

Но ведь мы, бывшие советские, умеем собирать и предоставлять миллионы справок. Что в этом проблематичного?

 

А вот Вам пример: нам нужно было показать три заранее заключенных контракта по найму квалифицированных медсестер с соответствующим немецким образованием. А в Берлине таких контрактов (еще ДО начала работы фирмы!) надо заключить аж ШЕСТЬ! И еще один контракт нужен по найму старшей медсестры. Еще нужно заранее положить договор о найме соответствующего помещения. А к такому помещению тоже целый ряд специальных требований. И так далее. Теперь проблему понимаете? Откроют нас или не откроют – еще вопрос, а деньги нанятым сотрудникам и за аренду помещения придется платить однозначно, никуда не деться.

Я уже не говорю о многочисленных и весьма дорогостоящих страховках по каждому виду рисков, с которыми сопряжена подобная деятельность. Ведь и персонал может допустить ошибку. А бывает, что персонал и не виноват, а пациенту стало хуже после укола. Но, как говорится, прошу не путать слова "после" и "вследствие", которые несут принципиально разные правовые последствия. Или медсестра выехала к пациенту и попала в аварию в служебное время при исполнении служебных обязанностей, к кому финансовые претензии – конечно, к работодателям, то есть к нам. В общем, на каждом таком даже одноразовом эпизоде можно если не мгновенно обанкротиться, то уж точно сильно пострадать. Во избежание такого рода неприятностей и нужны страховки, а за них надо платить.

 

Ваша деятельность ограничена определенной территорией?

 

Нет. Сейчас мы имеем право обслуживать клиентов не только по всей Германии, но даже в пределах всего Евросоюза. Но работать со всей Европой из одного места практически невозможно. Поэтому мы уже создали наше отделение в Латвии. Собираемся сделать это в Болгарии. Ну, и несколько своих отделений мы открыли в нашем регионе: Heidelberg, Leimen, Speyer, Germersheim, Worms, Kaiserslautern, Mannheim,

Ludwigshafen, Sinsheim, Eppingen, Mosbach и т. д. Создание таких отделений – большая и очень напряженная работа, требующая концентрации организационных, нервных и финансовых ресурсов. Но это очень интересно. И потом, сама по себе деятельность достаточно благородна с моральной точки зрения, хотя и не всегда благодарна.

 

Сколько человек у вас работает?

 

Сейчас в общей сложности более 50 человек. Многие из них работают на "базис", то есть до 400 евро в месяц. Но немало и постоянных сотрудников с полным рабочим днем, включая медицинских работников, медсестер, "хаузмастера". О последнем следует сказать особо: только наш человек, причем с высшим образованием, может оказаться мастером на все руки от любых починок в электротехнике и до ремонта мебели, помещений и т. д. Он нас очень выручает практически по всем техническим вопросам,

А самое важное, что Игорь оказывает различные мелкие технические услуги нашим

пациентам. Это наш дополнительный сервис (кстати – бесплатный).

Справедливости ради надо сказать, что почти все эти функции я для начала испытал на своей собственной шкуре. То есть и работу "хаузмастера" выполнял, и за продуктами для пациентов ездил, и даже убирался в нескольких квартирах (типа "путцмана"). Ничего зазорного в этом нет. Это было не столько с целью экономии средств, сколько для калибровки будущих времязатрат и зарплат нанятым сотрудникам: пока сам все не попробуешь, невозможно справедливо и квалифицированно требовать то же самое от других.

 

Как вы себя позиционируете в сравнении с вашими конкурентами? Насколько вы конкурентоспособны?

 

Судите сами. Средняя фирма такого профиля имеет на своем попечении 20–25 пациентов. И это оптимальное количество: если меньше, то уже нерентабельно, а если больше, то требуется непропорционально большое увеличение штата работников. Крупным Pflegedienst считается при числе пациентов 40–45. Очень крупным считается образование с числом пациентов 70–75 человек. В нашей земле таких больших служб очень мало, всего 1,7 % от общего числа. А у нас на сегодняшний день в среднем ок. 170 пациентов. По сути это целая клиника на колесах.

 

А сколько вообще денег нужно для того, чтобы заняться созданием подобной фирмы?

 

На сегодня для старта, я думаю, может хватить 130–150 тысяч евро. Это если организатор будет очень активен, все или почти все будет делать самостоятельно и через 5–6 месяцев не даст себе "умереть". Например, у нас самое яркое положительное воспоминание было по истечении 8 месяцев после регистрации. Это был первый день, когда доходы наконец-то сравнялись с расходами, причем доходы были на стадии роста, а вкладывать уже надо было не так много, как в первые месяцы. Это был, и правда, радостный день. И мы впервые поняли, что прошли самое трудное и что уже не "умрем".

 

А что, были серьезные сомнения? Это при Вашем-то предпринимательском опыте, Юра?

 

Ещё какие сомнения были! Даже при нашем опыте я никак не ожидал, что мы столкнемся с таким количеством вопросов, причем как финансовых, так и организационных. Скажу больше, было несколько моментов в процессе становления, когда весь этот бизнес чуть было не расстроил наши личные взаимоотношения с женой. И нам повезло лишь в том, что кризисы настроений у каждого из нас просто не совпали, не пришлись на один день. То есть когда у Марины все валилось из рук, мне удавалось ее поддержать и как-то успокоить. А когда у меня сдавали нервы, – это было обычно тогда, когда наваливались новые непредвиденные затраты и конца им не было видно, – в это время у Марины был как раз период душевного подъема и веры в положительный результат. Очень тяжелая ситуация была спустя 5 месяцев после начала. Хотелось все бросить к чертовой матери, я проклинал тот день, когда ударился в эту авантюру: уволился с работы и продал автошколу. Ведь в те времена на госслужбе все было очень просто и четко, размеренно. А тут все новое, и надо было очень много учиться. Я думаю, что за эти три года (по объёму новой информации) мы закончили ещё по одному университету.

 

Каковы особенности вашего бизнеса по сравнению с другими?

 

Главная особенность: этот бизнес совершенно светлый. То есть в нем абсолютно все прозрачно и официально. Все проплаты идут от Pflegekass, Krankenkass или от города. Все эти организации, как легко понять, не в восторге от того, что им приходится платить из своего кармана за различных пациентов. В обмен на такую необходимость эти кассы требуют исчерпывающие отчеты за каждое движение, за каждый уход, за любую помощь, предоставленную нашим подопечным. То есть требуется конкретное, жесткое и четкое документирование всей деятельности, всего объема работ чуть ли не поминутно и пооперационно. Ведь тут механизм какой: каждый человек окружен определенным количеством обязательных страховок. Они как раз и нужны для того, чтобы в случае, когда этот человек попадает в сложную ситуацию и его физические возможности становятся объективно ограничены (например, в связи с возрастом или болезнью), – чтобы никто не опустился, чтобы каждый был гарантированно обеспечен соответствующим полным уходом. Существуют специальные комиссии, которые как раз и определяют, в каком объеме те или иные люди нуждаются в уходе. На эту помощь выделяются средства. И важной особенностью нашей деятельности является то, чтобы человек кроме этих предусмотренных для его ухода денежных средств не платил больше ни цента. Хотя достаточно часто мы выполняем работы, выходящие за пределы строго необходимого. Например, для наших пациентов очень часто важна не только перевязка или обработка раны, но и просто душевный разговор на разные темы. Наши сотрудники также частно сопровождают своих пациентов к врачам и становятся бесплатными переводчиками этих диалогов.

 

Как вы набираете персонал, откуда берете людей, какими критериями руководствуетесь при приеме на работу?

 

Основных критериев при приёме на работу несколько:

Первый – профессиональные и личные качества.

Второй – работать на фирме как на своей собственной, а не для чужого дяди.

Третий – поскольку большинство наших пациентов – пожилые русскоязычные эмигранты и переселенцы – весь персонал должен владеть русским языком. Это видно и из названия нашей фирмы: "Альфа" – означает, что мы первые в этом деле, а "+" – говорит о том, что мы имеем ещё один дополнительный плюс – весь персонал говорит и на русском языке.

Наши работники – это высококвалифицированные специалисты и добрые, отзывчивые люди. И хотя, как и в каждой семье, бывают различные ситуации (ведь любой человек – это целый мир), мы пытаемся разрешить их вместе. Я не просто доволен своим персоналом, я горжусь им и безмерно ему благодарен!

Кстати о семье! С первого дня у нас работает на "базис" Кирилл (сын Марины). Он очень помогает практически по всем вопросам: компьютеры, машины, поездки к врачам и т. д.

А менеджером у нас работает моя старшая дочь Катя, и несмотря на очень короткий срок нахождения в фирме (с февраля 2007 г.), она уже многое умеет, хотя и многому ещё нужно будет научиться. Мы этими работниками очень довольны.

 

А как вы себя рекламируете, где и как набираете пациентов?

 

Сначала это были весьма неэффективные механизмы индивидуального поиска, наблюдение за пациентами клиник и т. п. Но со временем мы приобрели известность, организовали визуальную рекламу в разных местах, наладили прямые связи с соответствующими подразделениями больниц. Сейчас часто к нам обращаются уже без каких-либо стараний с нашей стороны. Чаще всего это происходит по критерию языка: немецкие врачи сами звонят и просят принять на попечение своих русскоязычных пациентов. Мы тут же смотрим объем работ с конкретным человеком, его место жительства, встраиваем его в уже имеющуюся линию движения персонала, прикрепляем его к конкретной нашей сотруднице. Все это достаточно скрупулезная, но интересная работа: точный просчет времени по минутам, маршрута, регулярности и т. д. и т. п. Данные надо строго учитывать и рассчитывать, потому что все это рабочее время персонала, то есть в конечном итоге – наши деньги.

 

Что чаще всего и больше всего портит настроение? Какие и когда возникают отрицательные эмоции?

 

Любые неожиданности чаще всего не доставляют радость. Главные неприятности связаны с потерей клиентов. Это может произойти из-за их переезда за пределы зоны нашего обслуживания. Теоретически наши пациенты могут и отказаться от наших услуг и выбрать другую аналогичную фирму, хотя такого у нас не было. Но, пожалуй, самым печальным событием является естественный уход человека, то есть его смерть.

Например, в какой-то период на конкретном участке у нас была высокая напряженность и мы взяли дополнительного сотрудника, а в течение месяца из жизни ушли сразу 4 пациента. Получилось, что мы не только новую сотрудницу не можем обеспечить работой, но и прежних надо сокращать. Это не очень приятные хлопоты.

Но все эти коммерческие проблемы весьма проходящие, легко решаемые и далеко не самые главные. А вот сама по себе смерть человека… Но с другой стороны, тут ничего не поделать, это жизнь. Хотя и привыкнуть к этому весьма тяжело. Бывали случаи, когда в подобных ситуациях в первой помощи нуждался уже не пациент, а наша сотрудница, которая его обслуживала: доходило и до глубоких стрессов, и до серьёзных расстройств.

Надо сказать, что даже совсем чужой человек, за которым годами ухаживаешь, становится со временем близким и почти родным. Ведь постепенно даже в коротких разговорах проникаешься его мыслями и заботами, радостями и горестями. Был даже случай, когда наша сотрудница привозила собственную раскладушку и несколько дней, по сути, жила у пациента, понимая, что он уходит. Поэтому смерть таких людей воспринимается так же глубоко, как уход из жизни близкого родственника.

Правда, справедливости ради, следует отметить, что именно таких душевных, сопереживающих и болеющих за дело людей мы и стараемся набрать в ряды своих сотрудников. Лентяев и черствых сухарей не берём, а если даже и ошибемся, то избавимся сразу.

 

Какие ближайшие планы на будущее?

 

За эти три года мы скопили действительно большой и очень драгоценный опыт создания и раскручивания такого бизнеса. Поэтому в ближайшие годы мы намерены торговать в том числе как раз и этим опытом. Проще говоря, что-то типа франшизы: будем на определенных условиях помогать создавать подобные службы – уже вне нашей территории влияния и подчинения – другим желающим предпринимателям в других районах Германии. Это очень интересная тема. Сейчас идёт подготовка документации, разработка договоров, определение концепции обучения и т. д.

"АЛЬФА +" желает всем читателям журнала, а также их родственникам и друзьям – крепкого здоровья, жизнерадостного настроения и долгих лет жизни!!!

                                                                                            Интервью брал Владимир Искин


Comments
[-]
 вячеслав петров | 02.11.2013, 14:04 #
  юра! с уловольствием прочитал
твое жизнеописание особенно в
период проживания в Риге и,если
можно напомнить, отъезд в Германию. Ничего не желаю вспоминать в подробностях кроме
работы в ОУР ЛУВДТ МВД ЛССР где
былм не только молоды, не только творили чудеса, но и прикрывали спины друг друга.
   В бывшем СССР, среди профессионалов, меня назвали
" отец советского героина ",что
не в смысле его производства, а в смысле доказательства его
существования и производства в стране. Почти через пол-года мне показали письмо от
Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


Bewertungen
[-]
Group 1 Add

Meta information
[-]
Date: 21.07.2011
Add by: ava  oxana.sher
Visit: 948

zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta