Холодная осень 92-го...

FlippingBook: Pages
[-]

Thema
[-]
(Окончание. Начало в № 40–42)  

Арест, приговор, тюремный срок, чудесное освобождение, потеря и спасение машины, тысячи километров приключений в Европе – мы надеялись, что с нас хватит. Не тут-то было! Ведь мы приехали… на нашу советскую родину.

 

Этот гаишник нас не забудет никогда!

 

Для размещения добытого в течение суточного дежурства потребовалась площадь двух письменных столов: печенье, конфеты, блоки сигарет, игрушки, коньяки, водки, десятки пивных банок и бутылок. Эта картина еще больше разозлила меня. Но молодой взяточник-гаишник не признавался.

Тогда я подошел к парню и медленно, громко и отчетливо произнес:

 – Знаешь, сынок, тебе ведь лет 20, не больше? Если ты признаешься сам и немедленно, то вопрос не выйдет за пределы этого кабинета. Если будешь упираться, то я обещаю тебе, что обращусь официально в прокуратуру, потом – уголовное дело, потом – очные ставки, отпечатки пальцев и т. д. и т. п. А потом – приговор и тюрьма! Выйдешь – тебе будет уже лет 25...

Мне легко было рассчитать психологический эффект от такой речи: во-первых, к тому моменту сотни юнцов его возраста и даже его профессии прошли через меня как преподавателя вуза (почему-то именно в институте, где я работал, любили получать высшее образование сотрудники ГАИ со всей Украины); во-вторых, у меня был совсем свежий опыт декларации устрашающих прокурорских приговоров. Все получилось, как я и предполагал, даже более того: мальчишка заплакал...

 

Справедливость восторжествовала

 

Майор обратился к нам:

 – Среди этого хлама есть ваши вещи?

 – Да. Вот эти две пачки печенья, эти сигареты и... а ликера нет. Жаль, классный чешский вишневый ликер...

 – Куда дел ликер, засранец?

 – Виноват, выпил, товарищ командир...

 – Оружие на стол, сдать удостоверение! – взревел майор. – Даю тебе 30 минут. Чтоб нашел и привез бутылку такого же точно ликера. Ищи во всех кабаках, ларьках, у собутыльников! Без ликера не возвращайся!

Парень вернулся через час взмыленным и растерянным. Взмолился:

 – Товарищ командир, я все обыскал, всех объездил. Нет вишневого. Только клубничный. Товарищи пострадавшие, пожалуйста, возьмите клубничный, он тоже хороший – я его вчера с ребятами пил...

Весь оставшийся путь до Харькова мы при встрече с инспекторами ГАИ смело и открытым текстом отсылали их за штрафами и взятками к начальнику Пирятинского дивизиона. Спасибо тебе, майор!

 

Проклятая растаможка

 

Нам понадобилась пара недель, чтобы прийти в себя после всех переживаний. После этого мы с Сашей направились в Харьковскую областную таможню – первый визит, необходимый для регистрации автомобиля. Но на таможне произошел диалог, которого мы никак не ожидали:

 – А где отметка о пересечении границы?

 – В паспортах.

 – Нет, откуда видно, что машина пересекала границу Украины и ввезена из-за рубежа?

 – Это просто, – наивно поясняли мы. – Видите документы, выписанные в Гейдельберге, и Brief автомобиля?

 – Да, вижу.

 – Значит, машина до этого числа находилась в Германии.

 – Понимаю.

 – А теперь взгляните в окно: вот она стоит перед вашим зданием. Можете сверить номера кузова и двигателя – это та же самая машина.

 – Верю.

 – Тогда ведь очевидно: если машина была в Германии, а теперь стоит здесь, значит, она пересекала границу Украины.

 – И совсем не очевидно! А где же тогда штамп пограничной таможни о пересечении границы?

 

Лучшая защита – нападение!

 

Ситуация уже в который раз становилась трагикомической. Опыт у нас был, и я начал массированное наступление:

 – Значит, на документах машины должен стоять штамп пограничной таможни?

 – Обязательно!

 – А если его нет?

 – Значит, машина ввезена незаконно. То есть она – контрабанда!

 – В особо крупных размерах?! От 3 до 5?! – взорвался я. – А кто, скажите, ставит этот штамп, – я или таможенник? У кого в руках находится этот штамп, и кто обязан его ставить: я или таможенник?

 – Таможенник.

 – Тогда отсутствие этого штампа – непростительная служебная халатность ваших пограничных коллег?! К кому я могу обратиться, чтобы сообщить об этом должностном преступлении нерадивых стражей экономических интересов Украины?!! Так, извините, и самолет с героином можно через границу переправить, если ваши коллеги на границе ворон ловят и своих прямых обязанностей не выполняют.

Замешательство таможенника было очевидным. Но он быстро пришел в себя и, уже смягчившись, резонно возразил:

 – Ребята, не морочьте мне голову. Мое дело – растаможивать машины. А контрабанда – это на Совнаркомовской, – назвал он знакомый нам адрес.

 

И снова под следствием

 

Через пару недель мы получили официальное письмо о возбуждении против нас уголовного дела по факту контрабандного ввоза на Украину автомобиля марки «Опель». С нас взяли подписки о невыезде и каждый день стали вызывать вместе с машиной на допросы, которые тянулись часами. По классическим канонам детективного жанра все это производилось в разных кабинетах, разными следователями; наши показания сличались и проверялись подтверждением Главного Свидетеля, в качестве которого выступала та же Татьяна. В общей сложности нами занимались человек десять. В разные концы шли письма и запросы. Дошло до того, что пограничная таможня снизошла до гуманного, как им казалось, предложения: они согласились поставить нам нужный штамп задним числом, если мы... еще раз навестим их в том же составе с двумя машинами и... тросом между ними.

Все это время меня не оставлял в покое один философский вопрос: ведь все эти «труженики» за свою «работу» получали зарплату, в которой мой вклад был весьма ощутим – к тому времени я еще честно платил налоги, причем немалые; получалось в некотором смысле самообслуживание – я сам оплачивал издевательство над самим собой.

Одновременно с этими событиями нас начала штрафовать ГАИ за езду по городу с просроченными транзитными номерами. Один из постов обосновался специально около Сашкиного гаража и каждое утро первым начинал поборы. И только бессильное отчаяние заставило меня пойти на крайние меры.

 

Спасительная провокация

 

 – Саша, а зачем нам вообще растаможивать машину?

 – Иначе ее не зарегистрируют в ГАИ, и нас будут каждый день «натягивать» гаишники, как и сейчас.

 – Все. Поехали!

 – Куда?

 – К начальнику областного ГАИ.

Мы тут же сочинили трогательное письмо и через час прорвались на прием к заветному полковнику областного УВД.

 – ...Вот наша история, теперь Вы все знаете. Помогите нам.

 – А чем же я могу помочь? Машина не зарегистрирована. Ездить Вы не имеете права.

 – Вот и мы им то же самое объясняем, а они требуют, чтобы мы по первому их свистку перлись в другой конец города на всякие там экспертизы и на проведение следственных экспериментов для раскрутки нашего уголовного дела. А Ваши сотрудники все время штрафуют нас. Получается тупик: не будем ездить – посадят, будем ездить – оштрафуют.

 – А что, они там в таможне не понимают, что ездить без нормальных номеров – нарушение закона?

 – Да мы им сто раз объясняли, что ГАИ запрещает. А они в ответ: плевать нам на ГАИ, мы сами короли...

До сих пор уши краснеют, когда вспоминаю об этой провокации. Но эффект был самым желанным: побагровевший полковник достал свою авторучку и в углу нашего письма размашисто написал: «Разрешается ездить по всем дорогам Харьковской области неограниченное время до полного завершения регистрации автомобиля в областной таможне». Дата. Подпись. Круглая печать. Штамп!!! А провожая нас, полковник еще долго бормотал: «Я им дам «плевать». Они у меня поплюют...» А мы, разглядывая вожделенную подпись, вспоминали великого Йогана Вайса из кинофильма «Щит и меч», получившего похожее удостоверение: «Предъявителю сего разрешается проезд по всем дорогам Третьего Рейха...»

Первый эксперимент не заставил себя долго ждать. Механически протянувший руку гаишник вместо шуршащих купюр ощутил непривычную прохладу немецкой мягкой полиэтиленовой папочки с заветным письмом. Пока он читал текст нашего письма, его коллега, выглядывая из-за плеча, торопливо произнес:

 – Козел, че ты читаешь всякую чушь? Ты на подпись в углу посмотри!

Побледневший инспектор тут же отдал честь, выдавил из себя улыбку и пожелал счастливой поездки. Спустя пару недель нашу машину знали почти все инспекторы ГАИ области и провожали ее почтительно-улыбчивыми гримасами.

Спасибо тебе, полковник!

 

Пиррова победа

 

Еще через неделю мы направили встречный иск в областной суд на Харьковскую таможню и написали жалобу в МВД Украины на нерадивость пограничной таможни, не сделавшей отметку в наших автомобильных документах. Но в формулировках жалобы мы пользовались уже хорошо знакомой нам терминологией: «...Преступная халатность таможенников способствовала контрабанде в особо крупных размерах...» Уже через десять дней мы получили извещение о прекращении уголовного дела «...за отсутствием состава преступления...» в наших действиях. А еще через неделю нам выдали все необходимые документы для регистрации «опеля».

 

Но в главном я все-таки проиграл – к тому времени моя нервная система была уже изрядно подорвана.

В январе 1993 года я сдал документы на эмиграцию в Германию, в июне получил разрешение и в октябре пересек границу Украины. По большому счету – навсегда.

Спасибо вам – всем, кто вольно или невольно помог мне в этом судьбоносном решении!

 

Мигель Зарецкий


Comments
[-]

Comments are not added

Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


Bewertungen
[-]
Group 1 Add

Meta information
[-]
Date: 31.07.2011
Add by: ava  oxana.sher
Visit: 507

zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta