Бизнес-эмиграция из России

Information
[-]
Бизнес-эмиграция из России  

ВОЛНА БИЗНЕС-ЭМИГРАЦИИ ИЗ РОССИИ — СЦЕНАРИЙ СКОЛЬ ВЕРОЯТНЫЙ, СТОЛЬ И ГРУСТНЫЙ. УЖЕ ПОТЕРЯВ ЛУЧШИХ МАТЕМАТИКОВ, ФИЗИКОВ, ВРАЧЕЙ И ИНЖЕНЕРОВ, ТЕПЕРЬ СТРАНА РИСКУЕТ ЛИШИТЬСЯ ГЛАВНОЙ ДВИЖУЩЕЙ СИЛЫ ЭКОНОМИКИ — НАИБОЛЕЕ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОЙ ЧАСТИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОГО СООБЩЕСТВА.

 

На фоне кризиса в сегменте малого и среднего бизнеса в настоящее время резко обострились проблемы, с которыми деловые люди готовы были мириться в «сытые» 2000-е. Высокие прибыли остались в прошлом. Вместо того чтобы подсчитывать доходы, владельцы многих компаний уже давно залезают в собственный карман, дабы выплатить зарплату и отдать налоги. Градус предпринимательского оптимизма пребывает в зоне отрицательных значений.

Тем временем взбесившееся чиновничество продолжает пир во время чумы. Стоит ли удивляться, что многие аналитики фиксируют рост «чемоданных настроений». Да и сами предприниматели в приватных беседах все чаще признаются, что всерьез задумываются о сворачивании бизнеса в России: лучше уж спокойная жизнь без сверхприбылей в условиях законности и порядка, чем бесконечная и по многим признакам безуспешная борьба.

По данным опросов «Левада-Центра», еще в начале прошлого года до 100 тысяч человек могли покинуть Россию в течение следующих двух лет. Причем такие настроения фиксировались среди представителей наиболее активной и образованной части населения. До трети молодых людей и предпринимателей были готовы к подобному шагу. Не начинает ли воплощаться этот сценарий?

 

Голландский побег

 

С Борисом Торлоповым мы неторопливо беседуем в уютном кафе, удачно расположившемся на окраине знаменитого амстердамского района «красных фонарей». Улочка Аудезайдс Форбургвал невелика, но исправно прокачивает плотный поток праздношатающейся публики. Иностранцев влекут сюда не только яркие путеводители, но и совершенно естественное любопытство. Игривый театр Casa Rosso и дом, в котором Петр I купил у местного аптекаря одну из первых коллекций для Кунсткамеры, — в двух шагах. Ежедневно тысячи гостей города каналов приходят сюда, чтобы вдохнуть сладкий воздух вполне законных вольностей, о которых во всем мире ходят легенды. Приходят — и с легкостью раскошеливаются. Для тех, кто сумел вписаться в эту своеобразную индустрию туризма, лучшего и не придумать. Никаких расходов на рекламу: публика сама идет в руки. 

Сорокадвухлетний Борис — бывший владелец сети магазинов стройматериалов в Новосибирской области. В Голландию он переехал еще до кризисного угара, в конце 2007-го. Эмигрировал потому, что вести бизнес в России больше не мог. Вернее, не захотел. «А что творится в российском бизнесе теперь — даже представить себе трудно, — серьезно замечает он. — Думаю, сейчас еще больше людей подумывает о том, чтобы уехать».

Начиналось все хорошо. Получив по наследству комнату в Москве, Торлопов продал ее, добавил еще денег и открыл в Новосибирске свой первый магазин. Прежде он много поработал на стройках и «хорошо знал, что нужно мужикам и по каким ценам». Поначалу дела шли превосходно. Без преувеличений. Уже через пять лет одинокий магазин превратился в сеть из шести точек в городе и области. А Борис — в типичного представителя среднего регионального бизнеса, о благополучии которого, судя по выступлениям чиновников, денно и нощно заботится государство.

Торлопов платил налоги, облагораживал территорию вокруг своих магазинов, исправно голосовал на выборах за «Единую Россию» и мечтал о переходе на новый уровень. Хотелось создать собственную строительную компанию и снова вернуться на стройку, только уже в новом качестве. Но в начале 2006 года возникли проблемы. В магазины Бориса вдруг зачастили с проверками представители местных отделений Федеральной налоговой службы, «пожарники», санитарные врачи, милиционеры…

— Сначала я просто не понимал, что происходит, — говорит Борис. — Но потом знающие люди намекнули: меня, оказывается, «заказали» конкуренты. Так что если я не хочу, чтобы мой бизнес встал, нужно дать больше. Что делать? Бизнес было жалко. Столько времени ушло, да и результаты имелись. Пришлось дать. Но, похоже, это была роковая ошибка. С тех пор, то есть после первой взятки, решать с разнообразными «органами» проблемы иным способом, кроме как при помощи денег, стало просто невозможно.

Впрочем, все это еще можно было как-то терпеть. Добили же Бориса чиновничий беспредел и рейдерство. Оказалось, что защитить предпринимателя в России не способен никто. Выстоял сам — молодец. Но если оказался среди побежденных — никто не заплачет.

В июне 2007-го Торлопова просто не пустили в офис. Какие-то широкоплечие люди продемонстрировали загадочное распоряжение суда Чукотки (!) и заявили, что бизнес прежнему владельцу больше не принадлежит. Решить проблему удалось лишь благодаря знакомому чиновнику в администрации Новосибирска, которому фирма Торлопова в свое время ремонтировала дачу. Но не «за так», а за 20% бизнеса. Мало того, «друг», в одночасье ставший «партнером» по бизнесу, сообщил Борису, что тот еще «легко отделался».

 

ЕСЛИ САМЫЕ АКТИВНЫЕ РОССИЯНЕ, ПОСТРОИВШИЕ В РОССИИ РЫНОЧНУЮ ЭКОНОМИКУ, ПОТИХОНЬКУ ИЗУЧАЮТ ИММИГРАЦИОННОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ДРУГИХ СТРАН, ВПОРУ БИТЬ ТРЕВОГУ!

 

— Вот я тогда и подумал, — продолжает Торлопов, механически помешивая давно остывший кофе. — Какого, извините, рожна я, предприниматель, который сам всего добился, который землю грыз, чтобы сделать нормальный бизнес, должен унижаться перед этим жирным чиновничьим быдлом, только и умеющим, что вымогать и шантажировать? Я создал новые рабочие места, платил людям приличную зарплату, учил их, принимал на себя все риски, платил налоги, был «социально ответственным» и лояльным. И что? Никто даже спасибо не сказал. А потом я задал себе главный вопрос. Хочу ли я все это терпеть дальше? Оказалось — нет. Мне хотелось заниматься интересным делом. И тратить деньги на то, что нравится. А не отдавать их «нужным» людям. И я решил уехать. Потому что понял: хуже уж точно нигде не будет.

Почему Голландия? И почему мы болтаем по душам в таком странном месте? Ну, во-первых, почему бы и нет? А во-вторых, просто так сложилось. Один из партнеров Торлопова по строительному бизнесу уже давно перебрался в эту страну и весьма преуспел в возведении небольших бизнес-центров в окрестностях Амстердама и Роттердама. То есть остался не просто в бизнесе, но и, как говорится, в профессии. Коллега давно звал Бориса к себе. Тот поначалу отказывался, считая такой шаг и непатриотичным, и слишком уж решительным. А потом… Потом патриотизм закончился. И владелец сети магазинов строительного инвентаря согласился. Что он терял? Да ничего. Скорее, избавлялся от необходимости давать каждому контролеру на лапу, в одиночку оборонять компанию от рейдеров, возиться с нелогичной системой налогообложения и наблюдать благоденствие ленивых хозяев жизни в длинных черных лимузинах, ведущих себя как феодальные князьки.

— Съездил. Посмотрел. Понравилось. Решил остаться. Перевез семью и продал бизнес, — лаконично описывает дальнейшие события Торлопов. И в кафе на улочке Аудезайдс Форбургвал Борис позвал журналиста совсем не случайно. Прямо напротив него стоит один из первых кофе-шопов в Голландии под яркой вывеской Russland.

Бывший продавец гвоздей, шурупов, дрелей и гипсокартона превратился в торговца дурманом? И это — выход? Торлопов терпеливо ждет, когда у собеседника пройдет первый шок, и сначала отвечает коротко: «Я превратился в совершенно законопослушного предпринимателя, соблюдающего все правила». Потом он просит чек, расплачивается и приглашает на экскурсию.

Стены заведения покрыты граффити, изображающими собор Василия Блаженного и другие российские достопримечательности. Да, кич. Но таков уж «гений места».

— Деньги от продажи бизнеса в России я вложил в сеть из трех кофе-шопов, — говорит Торлопов. — Жена договорилась с несколькими московскими турагентствами, так теперь за 15–20% от общего счета они мне туристов водят. В общем, бизнес идет.

Потом ради проформы Борис начинает жаловаться на местную фискальную систему. Налог на прибыль для таких заведений начинается с 32%, а если чистая прибыль превышает 50 тысяч евро, со всех денег, заработанных свыше этой суммы, приходится отдавать и вовсе 52%.

— Зато правила ведения бизнеса в Голландии четкие и ясные, — признает предприниматель. — Бюрократы проверками не «кошмарят», глава местной управы сам ко мне на велике приезжает. Покурить. В общем, чувствую себя полноценным человеком, а не быдлом, как последние годы в России.

Странная история? Как сказать. Если не принимать во внимание антураж — все эти кофе-шопы и местного чиновника на велосипеде — все встает на свои места.

Беседы с предпринимателями все чаще показывают: ситуация в российском бизнесе давно перестала выглядеть здоровой. Поначалу казалось, что кризис поможет «сдуть пену», а благотворное очищение коснется всех сфер жизни. Но получилось иначе. Прежние язвы лишь обнажились, а стимулов мириться с постоянным давлением у деловых людей становится все меньше. Раньше издержки жесткого российского делового климата по крайней мере компенсировались относительно высокой (по сравнению с развитыми странами) доходностью. Но в условиях глобальной депрессии доходы в большинстве сегментов рухнули. А внешнее давление — усилилось.

Если самые активные, пассионарные и психологически крепкие соотечественники, своими силами построившие в России за двадцать лет новую экономику, больше не хотят заниматься этим мучительным делом и потихоньку изучают иммиграционное законодательство других стран, впору бить тревогу. Какой уж тут «переход на инновационные рельсы». Сохранить бы тех, кто делает бизнес обычный, совсем не пафосный, но столь необходимый!

«По-прежнему никак не поддерживается мало-мальски интеллектуальная или даже качественная составляющая в бизнесе, — говорит «Бизнес-журналу» один из представителей рынка ИТ. — Те, у кого расходы — «мозги», до сих пор в самом дальнем углу. Нет смысла улучшать что-то, чтобы гордиться своей продукцией. Вся налоговая система работает против этого. И скоро наступит точка невозврата. Целые поселения и города в стране уже почти ничего не производят путного. Только торгуют. Никто не хочет и не пытается что-то производить вообще, не говоря уже о качестве».

 

Пакуем вещи?

 

В том, что «чемоданные настроения» охватили самую деятельную и мобильную часть предпринимательского сообщества, сомнений практически не остается. Как говорят в юридических и брокерских фирмах, количество российских предпринимателей, всерьез решивших купить действующий бизнес за рубежом, с начала кризиса выросло как минимум на 50–70%.

«Мало кто из бизнесменов видит осязаемые перспективы в России в ближайшие два года», — говорит управляющий партнер Transnational business services (TBS) Сергей Коноплев. Согласен с коллегой и ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов: «По моим ощущениям, с прошлой осени количество предпринимателей, располагающих суммой в 100–300 тысяч евро и намеренных инвестировать ее за рубежом, выросло раза в два».

Признаки нарастающего интереса к бизнес-эмиграции из России обнаруживаются и при внимательном изучении деловой прессы. «Я очень люблю встречаться с умными, интересными людьми, но в последнее время все меньше и меньше есть с кем общаться: многие уезжают, — признается в интервью «Коммерсанту» председатель совета директоров группы компаний Genser Игорь Пономарев. — Сейчас наметилась такая бизнес-эмиграция, когда умные, толковые люди здесь оставляют бизнес, продают его и уезжают за границу, понимая, что там больше перспектив для развития личности».

Многие из тех, с кем «Бизнес-журнал» обсуждал в течение нескольких последних месяцев эту тему, пока не готовы открыто признаваться в своих переживаниях. Излить душу журналисту — это одно. Объявить во всеуслышание: «Я хочу уехать, ибо делать что-то в этой стране стало невозможно» — совсем другое. Зачем нервировать партнеров, поставщиков, сотрудников? Всему свое время. В этом смысле уже принявшим такое решение куда проще.

Сергей Озолинь (в настоящее время владеет долями в таких интернет-проектах, как «Путевки.ру», «Подарки.ру», «Комментарии.ру» и др.) категоричен. «Тенденция к отъезду за рубеж наиболее активной части предпринимательского сообщества безусловна и очевидна, — говорит он в интервью «Бизнес-журналу». — Со мной в той или иной степени уже переехали или переезжают в Италию еще четыре семьи, одна из которых — семья моего брата. Из моего ближнего круга еще несколько человек эмигрируют в другие страны. Только я решил переехать намного раньше их, когда вектор развития страны стал мне совершенно понятен. К счастью, я мог позволить себе эмиграцию без спешки». Напомним: в апреле 2006 года «Туральянс-холдинг» приобрел 100% акций принадлежащей Озолиню сети «Магазин горящих путевок» за 5,5 млн долларов. Сегодня предприниматель вряд ли получил бы за этот актив больше 500–700 тысяч. Но даже перспектива выхода из дела на «низком» рынке не смущает ныне тех, кто «устал быть послом рок–н-ролла в неритмичной стране». Потому что гармоничных ритмов, вызывающих желание и дальше развивать проекты наперекор чиновникам и проверяющим, жесткому налогообложению, декларируемой, но не работающей системе «поддержки» предпринимательства, «зарплатным» комиссиям и прочим «прелестям», — не слышно. До тех пор пока в такой среде еще удавалось зарабатывать, оставался хотя бы какой-то стимул. Но разбушевавшийся кризис порвал последнюю якорную цепь.

«Проблема не в высоких или низких налогах как таковых, —   говорит один из издателей в беседе с «Бизнес-журналом». — Проблема в их неразумности и в постоянной «презумпции виновности». Полностью выключен здравый смысл. Даже если ты по бухучету отработал квартал в убыток — у тебя запросто по бухучету же может возникнуть прибыль — а с ней и необходимость платить налог. И никого это противоречие не смущает. Простой пример. Ты не можешь распространять издаваемый журнал бесплатно, если на него есть еще и подписка. Если из 10 тысяч экземпляров у тебя подписалась тысяча человек — оставшиеся 9 тысяч ты не можешь принять на затраты и вынужден «оплачивать» это из прибыли. А что же тогда принимать в себестоимость, если не печать журнала? И таких примеров — масса. Притом что в большинстве стран ты можешь засчитывать не только командировки и рестораны во время переговоров заявительным порядком, но и лизинг своего автомобиля, например».

 

Обострение

 

Что побуждает российских предпринимателей все серьезнее задумываться о «смене прописки»? Главную причину мы уже назвали. На фоне кризиса обострились все те проблемы, с которыми бизнесмены мирились во время «сытых» 2000-х годов благодаря высокой предпринимательской премии.

«До кризиса доходность в 30–35% за год была минимальной планкой, по которой инвесторы входили в бизнес, — вспоминает Дмитрий Абзалов. — Торговля же автомобилями и ритейл в целом приносили и подавно по 50–100% прибыли». Теперь эти цифры — история. Падение потребительского спроса, отсутствие доступа к оборотным средствам и кредитам на разумных условиях — все эти и множество других обстоятельств привели к тому, что многие предприятия сегодня в лучшем случае работают «в ноль», а в худшем — в убыток.

«Кризис, несомненно, больше всего ударил по малому и среднему бизнесу, — подчеркивает бизнес-консультант Николай Коварский. — Ведь крупный бизнес «притерт» к власти. Он близок к миллиардам господдержки, в которой плавает как рыба в воде. А на долю средних компаний, тех, кто зарабатывал на настоящем открытом рынке, выпала самая тягостная кризисная ноша. В итоге в этой стране им стало… просто нечего делать. Люди понимают, что есть места, где можно жить значительно лучше. Да, может быть, это и непатриотично. Но где-то я такую позицию понимаю».

Прежние проблемы и правда обострились. Так, всеобщая макроэкономическая беда не только не сократила размеров взяточничества и коррупции, но и резко подстегнула их. Только по официальным данным Департамента экономической безопасности МВД России, в первом полугодии 2009 года, то есть в самый разгар кризиса, средний размер взятки достиг 27 тысяч рублей, что почти в три раза (!) превышает показатели того же периода годом ранее. При этом, по данным правоохранительных органов, с января по июнь 2009-го количество зарегистрированных фактов мздоимства выросло на четверть, до 4,9 тысячи.

 

КОНТРОЛЕРОВ НЕЛЬЗЯ «ВЫГНАТЬ» ДАЖЕ ПО ЗАКОНУ. ВЕЧЕРОМ ПОСЛЕ ОТЪЕЗДА ИЗ ОФИСА МОГУТ «СВИНТИТЬ» В КУТУЗКУ. ИЗ-ЗА ОБИДЫ, ЧТО НЕ УДАЛОСЬ ДЕНЕГ ВЫЦЫГАНИТЬ

 

«Все давно плюнули, и, кроме крупных олигархов, никто уже даже не пытается отстаивать свои права против государства, — разводит руками руководитель одной из компаний. — Налоговики приходят с планами отъема денег, в открытую предлагают откупиться и торгуются за соотношение «штраф — взятка». Попытки доказать, что штрафовать не за что, приводят к включению поистине иезуитских методов наезда по всем статьям, чтобы «пациент» горько пожалел, что не откупился. Похожая и наиболее яркая ситуация с таможней: попытки работать «в белую» приводят к диким неприятностям до тех пор, пока импортер не догадается перейти на «серую» схему, которую крышуют силовики. Государство в лице чиновников делает все возможное, чтобы бизнес не работал честно. Это обязательное условие контроля: чтобы рыло у всех было в пушку. Такая вот «генеральная линия» отношений с бизнесом. То же самое с трудовым законодательством. Бизнес не вправе даже в кризис сокращать сотрудников или ухудшать условия их труда. Это можно делать или незаконно, или так, чтобы уж «грохнуть» окончательно и без того падающий бизнес. В результате все заканчивается еще большей незащищенностью сотрудников. То есть прямо противоположным эффектом. Работодателям, может, и жалко сотрудников. Но государство делает это необходимым условием выживания».

— Когда мой друг, оставшийся в России, — с грустной усмешкой вспоминает Борис Торлопов, — сказал представителю администрации города, что у него просто нет десяти тысяч долларов на очередную взятку, чтобы продлить лицензию, тот на полном серьезе посоветовал ему… взять необходимую сумму в кредит. И даже был готов дать телефон людей, которые могли бы без лишних вопросов такую ссуду выдать».

«Дело не только в упавших доходах, а и в общем уровне комфорта и психологического состояния, — говорит другой предприниматель, попросивший об анонимности. — То есть даже если к тебе приходят проверять что-то по бизнесу, ты не можешь «выгнать» контролеров по закону. Потому что любые последствия непредсказуемы не только с юридической точки зрения. Тебя могут вечером после отъезда из офиса запросто «свинтить» в кутузку, обидевшись, что не удалось выцыганить денег».

 

«Относятся, как к быдлу»

 

Впрочем, оставим мздоимство государевых слуг в стороне. Сколько уже об этом сказано! В конце концов, еще в XVIII веке на вопрос князя Горчакова: «Ну, как там в России?» — приехавший во Францию историк Николай Карамзин ответил коротко и емко: «Воруют!»

«Проблема в том, что, не стесняясь брать деньги с бизнеса, чиновники и милиция еще и относятся к предпринимателям, как к быдлу, как к людям низшего сорта», — говорит один из собеседников «Бизнес-журнала». «Одна из главных причин того, что люди уезжают, — это высокая агрессивность бюрократического аппарата, в первую очередь милиции, — поддерживает Николай Коварский. — Предприниматели, даже несмотря на «дань» представителям власти, не чувствуют себя в безопасности. Не случайно Путин, еще будучи президентом, в одном из своих посланий сказал, что при виде милиционера люди переходят на другую сторону улицы. Это актуально и сейчас».

Пролистав российские издания, легко найти и другие подтверждения наличия острейшего кризиса предпринимательства в стране, истоки которого нет смысла искать в глобальных финансовых неурядицах. Это наша, национальная проблема. «В ситуации, когда каждый или почти каждый экономически активный гражданин может стать объектом уголовного преследования, не удивительно, что предприниматели рассматривают правоохранительную систему как угрозу личной свободе и безопасности, — говорит в статье, опубликованной «Ведомостями», лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский. — Даже наиболее успешные из бизнесменов понимают, что «все хорошо, пока хорошо», и если его собственность приглянется кому-то, кто на данный момент обладает большей силой и влиянием, никакой защиты от неминуемой реквизиции нет. Поэтому не удивительно, что они все чаще уезжают из страны».

Еще жестче высказывается Борис Торлопов. По словам предпринимателя, в 2006–2007 годах, когда давление бюрократии, по его оценкам, «возросло в разы», ему приходилось сталкиваться с постоянным унижением. Что во многом и послужило причиной эмиграции в Голландию.

— Помню, нас заставили скинуться на совершеннолетие дочки крупного чиновника из администрации, — вспоминает Борис. — Так мало того, что все было за наши деньги! Эта свинья, когда напилась, начала поносить нас и говорить, что только благодаря его милости мы и живем на этом свете. Чувствовал я себя тогда, словно меня г…м облили.

Руководители государства много говорят о поддержке инвестиционного климата в стране. Но почему-то оказывается, что адресованы эти лозунги и призывы преимущественно зарубежным компаниям. Да, концерн Renault пришел на АвтоВАЗ, Fiat строит СП с «Соллерсом», обнародованы планы закупить у французской Alstom двадцать самых быстрых в мире поездов AGV на общую сумму 1,2 млрд евро. Но какую поддержку получили свои, российские инвесторы? И прежде всего — представители малого и среднего бизнеса? В ответ на эти вопросы чиновники перечисляют множество программ и планов. Но предприниматели лишь качают головой: все это опять слова. А ведь именно небольшие формы бизнеса, согласно утвержденным стратегиям национального развития, должны обеспечивать львиную долю рабочих мест в стране, во множестве выдавать на рынок инновации и содействовать структурной перестройке экономики России.

Впрочем, опять — «должны». При отсутствии стимулов, действенность которых в реальности мог бы ощутить на себе владелец ИТ-фирмы или интернет-портала, хозяин предприятия по выпуску автозапчастей или издатель, ресторатор или производитель продуктов питания. Чувствовать себя «неполноценными» инвесторами, которых вообще не считают инвесторами, — обидно. Хотя, например, в США инвестор «начинается» уже с полумиллиона долларов — если вложится в развитие депрессивного региона. В России же выделяются деньги на очередную PR-кампанию, призванную улучшить восприятие инвестиционного климата страны… за рубежом. Какой уж тут патриотизм…

Дмитрий Киров

Источник - http://offline.business-magazine.ru/2010/170/331090/1

 


Date: 21.10.2012
Add by: ava  oxana.sher
Visit: 1530
Comments
[-]
ava
No nick | 06.12.2012, 15:58 #

печально всё это, однако именно так. А мелким ещё хуже!

ava
No nick | 06.12.2012, 17:15 #

В 2005 я уехал из России, оставаясь её гражданином. И уехал не куда-нибудь, а в голодную Украину. Да, здесь грязно, нище и безрадостно в плане перспектив. Зато ничего не взрывается, нет азеров, все живут, как при недоразвитом социализме, равны в своей безысходности. Но на Родину не тянет ( а я был "там" немаленьким коммерсантом), потому что здесь, на Украине, абсолютно спокойно. Мой шурин - владелец в Питере грузоперевозочной компании, да, миллионер, но ему от этого легче? Жалко и больно смотреть на его седую голову и неимоверную худобу, так тяжело даются ему его деньги. Ну, а что же со мной, спросите вы?
Я пересидел в тиши кабинета без особых потерь, нашел новую тему международного масштаба и присматриваюсь... к Москве, думаете? Нет, к Швейцарии. Большая любовь к своей стране видится издалека, wenn Sie wissen, was ich meine.

ava
No nick | 09.12.2012, 12:19 #

Путинская Россия — серьезный случай деградации закрытого общества. Но любое закрытое общество неизбежно экономически деградирует. Ведь в нем никто не хочет производить — все хотят только контролировать производителя. В закрытом обществе минимально сложная экономическая деятельность перестает быть возможной. Ее заменяет импорт. Именно потому нынешний российский режим и не пытается покорить весь мир, ведь если он его покорит, то негде будет покупать «Мерседесы» и негде будет хранить деньги, полученные от экспорта нефти. В таком обществе невозможна нормальная предпринимательская деятельность. Остается только покинуть Россию.

ava
No nick | 11.12.2012, 18:15 #

Если имеешь деньги, то можешь слинять в загранку, а что делать, если нет миллионов? Или в бандиты идти, или в депутаты. Хотя какая разница.

ava
No nick | 28.12.2012, 18:26 #

Люди разбегаются кто куда, в основном те, кто не нашел себя в своем отечестве. А бизнесмены в первую очередь, так как деньжата имеют. Читал анализ ситуации многих стран. Миграция идет и из Голандии, и из Германии. Одни уезжают, другие приезжают.

ava
No nick | 01.01.2013, 11:08 #

Всё правильно. Рыба ищет где поглубже, а человек ( пусть он даже и предприниматель ) получше!

ava
No nick | 11.01.2013, 14:51 #

Кто ищет, тот всегда найдет. Сначала надо ехать на работу, а потом уже цыпляться за загранку. Хорошо, если есть деньги, то можно создать рабочие места. Надо пытаться рваться из России, да и из Украины с Беларусью тоже.

ava
No nick | 14.01.2013, 14:12 #

Советую желающим рвануть из России наведаться в АВСТРИЮ, там и налоги маленькие, и страна ведет более ночной образ жизни. Не зря осела там Батурина.

ava
No nick | 31.01.2013, 20:57 #

Из России уже толпами разъехались по другим странам бизнесмены, как говорят "У себя уже ловить нечего".

Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


Subjective Criteria
[-]
Статья      Remarks: 0
Польза от статьи
Remarks: 0
Актуальность данной темы
Remarks: 0
Объективность автора
Remarks: 0
Стиль написания статьи
Remarks: 0
Простота восприятия и понимания
Remarks: 0

zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta