Пленники Второй Мировой

Information
[-]

Пленники Второй Мировой

Во время Второй мировой войны через лагеря прошли около 29 миллионов солдат разных армий.

7 мая 1945 года в 2 часа 40 минут по среднеевропейскому времени в Реймсе был подписан Акт о капитуляции Германии, в соответствии с которым немцы прекращают всякое сопротивление с 23 часов 8 мая. Инициатором немедленного подписания этого документа был генерал американской армии, главнокомандующий экспедиционными силами союзников Дуайт Эйзенхауэр.

Тогда генерал-майору И.А. Суслопарову удалось включить в этот документ пункт «акт не будет являться препятствием к замене его другим генеральным документом о капитуляции». Позднее по настоянию Сталина – а именно 8 мая в 22 часа 43 минуты по центральноевропейскому времени, или 9 мая 0 часов 43 минуты по московскому времени Акт был переподписан в берлинском предместье Карлсхорст. От Советского Союза - маршалом Жуковым, от имени союзников - заместителем главнокомандующего союзными экспедиционными силами маршалом Теддером, от германской стороны – главнокомандующим Вермахта Кейтелем, представителем люфтваффе генерал-полковником Штумпфом и представителем кригсмарине адмиралом фон Фридебургом.

В этом Акте, означающем окончании войны, ничего не говорилось о пленных немецких солдатах. Подразумевалось, что каждая страна-победительница решит их судьбу так, как сочтет нужным.

До того, как Германия в июне 1945 года была поделена на оккупационные зоны, немецкими военнопленными, попавшими в плен к союзникам, занималась исключительно военная полиция экспедиционных сил союзников, подконтрольная Эйзенхауэру. Судьба конкретного пленного зависела от того, будет ли он причислен к военнопленным, или его отнесут к разоружённому врагу. В первом случае, можно было надеется на защиту Женевской конвенции об обращении с военнопленными. Во втором случае, немцев зачастую ждала неминуемая голодная смерть.

Судьба немецких военнопленных в американском плену

В конце мая 1945 года по данным полиции экспедиционных сил союзников, в американском плену оказалось 1 890 000 немецких военнопленных и 1 200 000 разоружённых врагов. В действительности же, цифры были выше. Командование американских Вооруженных Сил заявило о пленении 2 878 537 и разоружении около миллиона солдат и офицеров Вермахта. Это существенная разница в цифрах позволила некоторым историкам заявить о массовой гибели немецких военнопленных в апреле и в мае 1945 года в американских лагерях.

4 июня 1945 года в своей телеграмме в Вашингтон Эйзенхауэр сообщил о решении уменьшить число военнопленных за счет «пересортировки всех классов заключённых». А уже два месяца спустя Эйзенхауэр отдал приказ о лишении немецких пленных статуса военнопленных. «Считать всех членов Германских войск, содержащихся под охраной США в американской оккупационной зоне Германии, разоружёнными силами неприятеля».

Фактически это означало проведение американской политики репрессалии (вид правовой защиты в межгосударственных отношениях. Представляют собой правомерные принудительные действия государства, направленные на восстановление своих прав, нарушенных других государством – ред)в отношении Германии, поскольку сразу же после войны в Вашингтоне немцев воспринимали только в черных тонах, а саму Германию считали исчадием ада. «Боже, как я ненавижу немцев», - писал своей жене Мами Дуайт Эйзенхауэр. Летом 1945 года практически все американские газеты были полны фотографий из немецких концлагерей, а также снимков из личных архивов солдат и офицеров Третьего Рейха, на которых были запечатлены преступления фашистов.

Квартирмейстер экспедиционных сил союзников генерал Роберт Литтлджон уменьшил вдвое и так скудный рацион немецких пленников американских лагерей и настоятельно требовал от комендантов соблюдения карательного правила: «ни кровли, ни других удобств...». Вот что об этом поведал капитан Жульен Французской Армии, прибывший 27 июля 1945 года в американские лагеря, расположенные в окрестностях Дитерсхайма, для конвоирования немецких военнопленных во Францию. Он сообщил, что вся территория лагеря являла собой грязную землю, населённую живыми скелетами и заваленную трупами. Там же были немки и дети, которые лежали в ямах, прикрывших картоном. По словам Жульена, всё это напоминало фотографии Дахау и Бухенвальда.

В общей сложности, в американских лагерях для военнопленных, в которых по сведениям медицинской службы смертность достигала 30%, погибло около одного миллиона немцев.

Судьба немецких военнопленных в Советском Союзе

В Советском Союзе иначе смотрели на проблему немецких военнопленных. Уже 23 июня и повторно 26 июня 1941 года из НКС СССР военным советам фронтов была направлена телеграмма, в которой говорилось: «Красная Армия воюет с германским империализмом, с фашистами, но не с немецкими пролетариями в военной форме. Издевательства над пленными, лишение пищи недопустимо - политически вредно». Несмотря на стремительное наступление Вермахта, уже на третий день войны 229-й конвойный полк НКВД взял под охрану первых немецких пленных.

25 августа 1942 года секретной директивой заместителя наркома внутренних дел № 353 вводятся нормы питания военнопленных, в которых указывается, что пленные должны получать в сутки 400 гр. хлеба, 20 гр. масла, 500 гр. картофеля и овощей, 100 гр. рыбы. Кроме этого работающие военнопленные получали денежное довольствие рядовому и младшему начсоставу по 7 руб. в месяц, среднему комначсоставу по 10 руб. в месяц каждому, путем безналичного перечисления на лицевой счет. Деньги разрешалось тратить на покупку махорки, мыла и другой мелочевки.

Другой вопрос, что эти нормы не всегда выполнялись. Особенно в 1942-1943 годах. Немецкий пленник лагеря для военнопленных под Ульяновском Герберт Бамберг в своих мемуарах написал: «Кормили всего раз в день литром супа, половником пшенной каши и четвертинкой хлеба. Я согласен с тем, что местное население Ульяновска, скорее всего, тоже голодало». Иными словами, во время войны в СССР из-за оккупированной и разрушенной сельскохозяйственной инфраструктуры катастрофически не хватало продовольствия.

Кроме того, в советском плену немецкие военнопленные зачастую оказывались под прессингом румынских солдат, которые были более приспособленные к лагерной жизни. Бортрадист бомбардировщика Клаус Фрицше, отбывающий наказание в лагере к северу от Дзержинска, так описывал положение дел в 1945 году: румыны по сути стали «фракцией лагерных властителей», которая занималась кражей продовольствия у немецких военнопленных. Однако этот же Клаус Фрицше признался в том, что эта практика была жестко пресечена вышестоящими советскими надзорными органами сразу же, как только была передана жалоба.

Впрочем, на первых порах, особенно на начальном этапе войны, охрана с немецкими пленными не церемонилась. В этой связи антифашисты из фронтовой спецшколы, работая от имени НК «Свободная Германия», составили докладную записку о рекомендациях по обращению с немецкими военнослужащими. В частности, приводились примеры, когда немцы отказались работать в Шейхэлинском колхозе, сказав председателю колхоза, что «мы пришлю сюда не работать на вас, а воевать с вами».

Другая группа военнопленных требовала их перевода в другие климатические условия, поскольку «здесь холодно и идет дождь». Третья группа пленных немцев заявила буквально следующее: «На поле боя под Севастополем у них сложилось превратное представление о боевом и моральном превосходстве русских над немцами. В русском плену они убедились в обратном. Ибо чем объяснить то, что нас кормят, не заставляют работать, а русские офицеры, проходя мимо, не требуют от нас отдачи чести. Не иначе, как осознанием русскими нашего превосходства над ними».

В итоге было предписано следовать следующему правилу: «Нормы поведения немцев в плену, прежде всего, определяются формами обращения с ними. Чем суровее эти формы, тем «бархатнее» поведение пленного немца».

В целом, жизнь немецких пленников в советских лагерях была тяжелой, впрочем, иной она и не могла быть в разоренной ими же стране, где не хватала самого необходимого для своего населения. По мере продвижения на запад частей Красной Армии моральное отношение к немцам в советских лагерях менялось в худшую сторону. Несмотря на это, по-прежнему действовал приказ Сталина о сохранение жизни немецких военнопленных.

Всего, по данным НКВД, было пленено 2 389 560 немецких военнослужащих, из них в советских лагерях для военнослужащих умерло 356 678 человек, прежде всего, из числа тех, кто получил ранения на фронтах. Из 376 немецких генералов, оказавших в советском плену, 277 – вернулись в Германию, 81 – умер, 18 – были повешены за военные преступления.

Судьба советских военнопленных в фашистском плену

Но наиболее драматической оказалась судьба советских военнопленных. Вначале войны фашисты не допускали контроля со стороны Международного Красного Креста, мотивируя это тем, что Советский Союз СССР не признал Гаагскую конвенцию о законах и обычаях сухопутной войны 1907 года и не подписал Женевскую конвенцию 1929 года. Германия не приняла к сведению и правительственную ноту СССР от 17 июля 1941 года о том, что Советский Союз присоединяется к Гаагской конвенции, так же при условии взаимности.

Тем советским солдатам, которые попали в заранее сформированные лагеря в Германии - в Берген-Бельзен, Винцедорф, Ербке, а также во вновь созданные лагеря в Прокулсе, Хайдекруге, Ширвинде, Эбенроде, Просткене, Сувалках, Фишборн-Турань, Остроленке, повезло по сравнению с пленниками, которые оказались в так называемых сборных пунктах. Плененные военнослужащие находились в сельских и школьных дворах, подвалах, сараях, амбарах, фермах, конюшнях, а то и под открытым небом в течение длительного времени без воды и еды. Многие из них умерли от голода. Те же, кто выжили, отправляли во фронтовые дулаги, а затем в шталаги, заставляя идти по 25 – 40 км в день, причем этапы достигали протяженность от 200 до 500 км. Солдат, которые не могли идти, пристреливали.

Часто происходили немотивированные и преднамеренные убийства советских военнопленных. «Большевистский солдат потерял всякое право требовать, чтобы к нему относились, как к честному противнику», - заявил в сентябре 1941 года генерал-лейтенант Рейнеке. В результате отношение к ним было предельно жестоким. В Львове врач, осматривая советских военнопленных, прибывших в лагерь, засвидетельствовал «у всех штыковые раны на спине и ягодицах.

Принятый 8 сентября 1941 г. Вермахтом Свод Правил обращения с советскими военнопленными, разрешал расстреливать военнопленных, если они неправильно исполняют приказ, отданный на немецком языке.

Начальник полиции П. Красноперкин в лагере Молодечно рассказал следствию, что «люди, исхудавшие до предела, напоминали скелеты, а сам лагерь – огромное кладбище, на котором поднялись сразу все погребенные. От голода сходили с ума, убивали себя. Голод был царем лагеря, а немцы – теми, кто дал ему корону». Фашисты тщательно следили за тем, чтобы в лагерях не было привилегированных групп, - тех, кто бы в силу разных причин питался бы лучше.

Во второй половине войны отношение к советским военнопленным зависело от того, эксплуатировались ли они в немецкой военной промышленности, участвовали ли вспомогательных, охранных и боевых частях Вермахта. Если – да, то их рацион был обеспечен специальными нормами. В противном случае – они умирали от голода и казней.

По разным источникам, в немецком плену оказалось 4 069 600 (данные Комиссии по реабилитации при президенте РФ) до 5,754,000 советских солдат (данные А. Даллина). Из них было замучено и уничтожено 3.912.283 человек. Об этой страшной цифре сообщил в 1969 году Генеральный прокурор СССР Р.А.Руденко.

В общей сложности во Второй мировой войне было пленено около 29 миллионов солдат разных армий, значительная часть из которых погибла от голода, болезней, казней.

Александр Ситников

Оригинал


About the author
[-]

Author: Александр Ситников

Source: svpressa.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 09.05.2013. Views: 2098

Comments
[-]
 Мамедов Нисан | 09.07.2013, 14:01 #
В отношении к пленным во Второй мировой войне четко проявились идеологические тенденции воюющих армий: фашистское государство Германии бесчеловечно относилось к пленным Советской Армии, но вполне гуманно - к пленным американской армии и армий  других западных стран. Советское государство не допускало издевательств и проявления жестокости по отношению к пленным немецкой и японской армий, но эксплуатировало их труд нещадным образом, примерно так же, как и своих т.н. «врагов народа» в гулагах. 
 Дмитрий Воробьевский | 10.07.2013, 15:20 #
Здравствуйте!
На мой взгляд, события тридцатых - сороковых годов прошлого века -- в первую очередь, невообразимые зверства гитлеровского, сталинского и некоторых других государственных режимов -- вообще ставят, мягко говоря, под сомнение саму идею государственности. Вроде бы считается, что государственные структуры существуют ради защиты народов от преступности и обеспечения их безопасности, однако если эти структуры могут за несколько лет уничтожить многие десятки миллионов ни в чём невиновных людей (что явно не по силам даже самым "отпетым" обычным уголовникам-убийцам всего мира), то смысл подобной "государственности", по-моему, явно исчезает...

Прилагаю пару своих небольших старых статеек, связанных с этой темой (из "Крамолы" и ряда чуть более известных российских и зарубежных СМИ).
Всем читателям -- всяческих успехов!
Дм.Воробьевский, редактор самиздатской газеты "Крамола" (её сайт: http://krrramola.narod.ru/ ), г.Воронеж.
-------------------------------------------------------------------------------------------



20-ЫЙ ВЕК. ИТОГИ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

Итоги, прямо скажем, очень печальные. Существующие вроде бы для безопасности и нормальной жизни людей, для защиты их от преступников государственные структуры сеют вокруг себя, как правило, разруху и смерть, многократно превышающие своими масштабами все последствия "обычной" (т.е. негосударственной) преступности. По приблизительным общемировым статистическим данным, жертвами "обычных" убийц становятся от 200 до 300 человек на миллион жителей в год. (Эти цифры, выведенные из разных источников, скорее слегка завышены, чем занижены). Несложные арифметические подсчёты показывают, что такие убийцы с начала 20-го века (среднее население Земли в этом веке - около 3,5 миллиарда) отправили на тот свет во всём мире примерно от 70 до 100 миллионов человек. Примерно столько же людей за это же время было уничтожено государственными структурами лишь на территории бывшего СССР. А если к этому количеству прибавить истреблённых в 20-ом веке жертв бесчисленных актов государственного террора и геноцида (в том числе и организованных государствами войн) во всём остальном мире, то получится, как минимум, около полумиллиарда человек (жертвы двух мировых и множества более мелких войн, жертвы террора и геноцида от Китая, Камбоджи и Бангладеш до Турции, Германии, Руанды, Кубы и т.д.). К этому количеству нужно прибавить ещё огромнейшее число тех, кто умер от голода и болезней вследствие нищеты, которая, в свою очередь, явилась следствием грабительских государственных налогов, пошлин, конфискаций, девальваций и всевозможных запретительных мер в экономике.

Это число очень трудно подсчитать, но очевидно, что оно вполне сопоставимо с вышеназванным количеством явных жертв государственных структур. Таким образом, получается, что в 20-ом веке государствами было истреблено, как минимум, раз в 10 больше людей, чем всеми, так сказать, негосударственными уголовниками.
Причём, в этом кровавом занятии замешаны даже вроде бы самые цивилизованные государства. Например, в США в годы второй мировой войны всех японцев помещали в концлагеря исключительно за их национальность, при этом, конечно, было много жертв. Сегодня к большому количеству жертв приводит, например, воинская повинность - в тех "цивилизованных" государствах, где она сохраняется. Кроме того, тысячи людей ежегодно гибнут на границах Запада лишь за то, что пытаются "нелегально" туда иммигрировать (т. е. осуществлять своё естественное право на передвижение по созданной Богом или Природой - но не государствами - Земле), скрываясь, как правило, от ещё более зверских государственных режимов. Например, на границе США с Мексикой, по официальным данным, ежегодно убивают более 300 человек. Подобные разнообразные примеры государственной "цивилизованности" можно приводить очень долго, но большинство государств обычно даже не именуют цивилизованными ввиду их явной террористической сущности. Причём, речь здесь идёт лишь о наиболее, так сказать, цивилизованном 20-ом веке. А можно углубиться и в прошлые века с их инквизицией, работорговлей, крепостничеством, царями-палачами (даже в самом буквальном смысле, как, например, Пётр 1-ый), истреблением многих народов (американских индейцев, кавказских горцев и др.), бесчисленными войнами, пыточными казематами и прочими "прелестями" государственности. Так что, кровавый 20-ый век в этом смысле вовсе не является исключением.

Ну и какие же из всего этого выводы? - может спросить читатель. Уж не к разгулу ли анархии призывает это письмо? На это можно ответить следующее. Если государства истребляют в десять раз больше людей, чем все остальные уголовники мира (а, например, по грабежам, именуемым всевозможными налогами, это соотношение ещё больше), то откуда возьмётся эта жуткая "анархия", которой повсюду пугают государственные чиновники? Если под "анархией", подобно многим, подразумевать бандитизм (что, кстати, совершенно нелепо, так как бандиты проявляют свою власть, а анархия - отсутствие власти), то из всего вышеизложенного ясно, что именно государственные структуры являются основным средоточием всевозможных бандитов (т. е. убийц, грабителей и т. п.), причём бандиты эти хорошо организованы, вследствие чего наиболее опасны. Но, как известно, чтобы прилично жить, с бандитизмом необходимо бороться. Вот и все выводы.

Дм. Воробьевский.
(Перепечатка в "Крамоле" за апрель 1999 г. из воронежской газеты "Берег" за 18.12.1998 г. - из раздела читательских писем. Данная статья опубликована также в московской газете "Свободное Слово".)
-----------------------------------------------------------------------------------------



ЗАБЫТЫЕ ГЕРОИ ВОЙНЫ: ДЕЗЕРТИРЫ

       Ровно 70 лет назад началась война между двумя самыми преступными и кровавейшими режимами в истории человечества. За 2 года до этого они, как известно, завели между собой официальную дружбу, поделив почти всю Европу на свои "сферы влияния" (т.е. на зоны последующей оккупации), совместно и почти одновременно напав на Польшу, и даже проведя затем совместный "парад победителей" в городе Бресте.

       На мой взгляд, даже не очень важно, прав ли известный писатель Виктор Суворов (а лично я склоняюсь к тому, что прав), доказывающий с помощью огромного количества разнообразных фактов и архивных документов, что Гитлер лишь на несколько недель опередил Сталина в развязывании войны между их диктаторскими режимами. В любом случае, война между ними и, особенно, методы её ведения, разумеется, ничуть не улучшили сугубо преступный характер этих режимов.

       О зверствах гитлеровцев в ходе той войны написано очень и очень много. А про примерно столь же зверские и столь же кровавые преступления сталинского режима в те военные годы почему-то принято говорить и писать гораздо меньше. Видимо – исходя из давнего "принципа": "Победителей не судят"...

       Даже про сопровождавшееся бесчисленными убийствами (вплоть до сожжения целых сёл вместе с их жителями) и вообще граничившее с геноцидом выселение в годы той войны в Сибирь и Казахстан многих кавказских, крымских и прочих народов знают далеко не все в нынешней России, особенно среди молодёжи. Про истребление мирного населения Восточной Пруссии, сопровождавшееся и массовыми изнасилованиями, и прочими зверствами, тоже далеко не все нынешние россияне хотя бы слышали. Да и многие из тех, кто слышал, считают это, если судить по разным форумам в Интернете, либо "злобной клеветой", либо, так сказать, "законным отмщением агрессору"... Увы, подобных примеров можно приводить ещё жуткое количество, хотя я, конечно, вовсе не утверждаю, что все участники войны замешаны в этом. В качестве довольно характерных примеров приведу ещё лишь два малоизвестных, так сказать, "эпизода".

       Примерно лет 10 назад журналист радио "Свобода" Анатолий Стреляный обнародовал в эфире одно письмо радиослушателя – участника той войны, решившего на склоне лет поведать миру о том, как в их фронтовую дивизию однажды прислали подкрепление из почти тысячи призванных в армию представителей какого-то восточного народа (возможно, казахов или бурятов, но точно, увы, не помню), вообще не понимавших по-русски практически ни слова. Когда началась бомбёжка, они побежали прятаться в ближайший лесок. Никакие команды начальства они понять не могли, и тогда это самое начальство приказало открыть по ним огонь из пулемётов, как, мол, по дезертирам. В результате, все или почти все они были убиты рядом с тем леском, а кровь не в переносном, а в буквальном смысле текла рекой...

       А про второй "эпизод" я читал и слышал из разных источников раза 3 или 4 (упомянуто о нём, например, в военных воспоминаниях фронтовой медсестры Евдокии Акованцевой, опубликованных чуть больше года назад в газете "Воронежский Курьер"). Он заключается в том, что во время многомесячной Сталинградской битвы мирным жителям Сталинграда, которых оставалось там, как минимум, многие десятки тысяч, было по каким-то причинам фактически запрещено эвакуироваться в тыл, через Волгу. (Вроде бы кто-то "наверху" решил, что пустой город солдаты не будут так упорно защищать, как город, населённый жителями.) В результате, после той чуть ли не крупнейшей в мировой истории битвы почти никого из тех жителей Сталинграда не осталось в живых, и огромная их часть погибла даже не под немецкими бомбёжками и артобстрелами, а от рук как бы "своих", расстреливавших из пулемётов и автоматов тех, кто пытался переплыть Волгу, т. е. эвакуироваться из горящего и разбомбленного Сталинграда...

       Конечно, далеко не все, получившие в годы войны приказ участвовать в подобных зверствах, в подобных военных преступлениях, выполняли эти преступные приказы. (А к этим военным преступлениям, кстати, можно отнести и нередко практически бессмысленные с военной точки зрения бомбёжки и артобстрелы жилых кварталов занятых фашистами городов, в результате которых погибли даже не тысячи, а, судя по всему, миллионы мирных жителей.) Однако, невыполнение этих приказов очень часто означало немедленный расстрел – по "законам военного времени". По тем же "законам" действовали и НКВД-шные так называемые "заградотряды", расстреливавшие самовольно отступавших солдат или тех, кто отказывался идти в очередную атаку – нередко, в совершенно бессмысленную и самоубийственную... Впрочем, и в довоенное "мирное" время советские "законы" и вообще порядки не очень отличались от вышеупомянутых. Вроде бы это – уже давным-давно общеизвестно. Тысячи подробных, документальных книг и десятки тысяч статей изданы на эту тему. (Среди этих тысяч можно, например, без труда найти в Интернете потрясающие воспоминания о "раскулачивании" вышеупомянутой Евдокии Акованцевой.)

       Однако, почему-то до сих пор вроде бы принято считать, что несмотря на немыслимо жуткий сталинский террор, успешно конкурировавший по количеству невинных жертв с гитлеровским, в СССР все как один должны, мол, были беспрекословно выполнять все приказы этого террористического сталинского режима, во всяком случае – начиная с 22-го июня 1941 года. А те, кто не простил этому режиму его многомиллионных кровавых преступлений и отказался выполнять его приказы, – это, мол, исключительно "предатели", "трусы", и "дезертиры", недостойные даже воспоминаний о них... Например, несколько раз я читал в разных документальных источниках, – причём, пишется об этом обычно без малейшего сожаления – что в лесах одной лишь маленькой Мордовии в годы войны и в несколько последующих лет войсками НКВД были истреблены многие тысячи "дезертиров", не пожелавших идти воевать за Сталина и его режим (многие из которых даже и не дезертировали ниоткуда, а просто ушли в лес, получив военкоматовские повестки)... Конечно, можно рассуждать о том, что солдаты воевали, мол, не за Сталина, не за его кровавый режим, а за российский (или советский) народ. Однако, полностью это может относиться, вероятно, лишь к каким-нибудь партизанским отрядам, а армия советская всё же выполняла сталинские приказы, и несла в Европу не только избавление от гитлеровщины, но и, увы, установление сталинщины...

       В общем, ничуть не оскорбляя никаких ветеранов, я хотел бы напомнить и о тех, как минимум, примерно миллионе человек в СССР, которые, фактически не совершив никаких реальных злодеяний, были расстреляны или просто убиты в лесах в сороковые годы за так называемое "дезертирство", т.е. за отказ служить режиму, истребившему в тридцатые (да и в более ранние) годы миллионы их близких и дальних родственников...

       В конце прилагаю одно своё стихотворение, написанное лет 7-8 назад и опубликованное почти исключительно в самиздате. Правда, оно написано, в основном, как бы для жертв современной российской армии. Однако, на мой взгляд, по своему смыслу оно годится и в отношение абсолютного большинства так называемых "дезертиров" сталинских времён, включая, разумеется, и военные годы.

          Дмитрий Воробьевский (июнь 2011 г.)
                ---------------------


РЕКВИЕМ УБИТЫМ ДЕЗЕРТИРАМ

             Вам сказали: Отчизне
             Долг отдать надо свято,
             Не жалея и жизни,
             Как, мол, деды когда-то.

             Вам твердили: законы,
             Мол, для вас написали
             И в казармы, как в зоны,
             Вас законно пригнали.

             Вас загнали, как в стадо,
             И не важно – в войну ли.
             Вам сказали: "Так надо!" 
             И в дерьмо окунули.

             Ни за что совершенно
             Вас лишили свободы
             Беспредельно, безмерно,
             А не только на годы.

             Государевы твари
             Мыли вас вашей кровью,
             Вас в рабов превращали
             Униженьем и болью.

             Но восстав, ненадолго
             Волю вы возвратили.
             И поборники "долга" 
             Вас за это убили.

             Вас, невинной кто крови
             Не пролил... Словно волки,
             Вы убиты, герои.
             Вас убили подонки.

Дм. Воробьевский.
 Serik | 19.07.2013, 21:56 #
Статья лишний раз показывает КТО есть КТО или WHO is WHO!
 Gilon | 15.08.2013, 22:33 #
Я читал, что в американском плену пленникам жилось гораздо лучше, чем в советском. Правда ли это?
 Марина | 17.08.2013, 19:55 #
Плен есть плен. Жаль, что и в наше время человеческая жизнь ничего не стоит. В любом плену плохо, хорошо только дома.
 Замок Монсегюр | 27.06.2015, 18:01 #
Что касается тех пленных немцев, которые посмели вякнуть о том, что наши их не заставляют вкалывать и отдавать честь из осознания превосходства немцев над ними - могу сказать следующее. Проявлять гуманизм к таким уродам - явный моветон; таких следовало держать в таких ежовых рукавицах, что им было бы ни бзднуть, ни пернуть. А еще я на месте коменданта того лагеря, где они содержались, спустил бы с этих самозваных сверхчеловеков штаны и так ремнем их выпорол, чтобы неделю они не могли ни сесть, ни лечь. И с того же дня - на лесоповал их (или какая работа там им светила)! Вот тут бы они сразу поняли, кто они есть такие на самом деле. А главное - что тут они без разрешения и рот не вправе открывать.
Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta