Лео Меламед – автор финансового оружия массового поражения

Information
[-]

Лео Меламед – автор финансового оружия массового поражения

Трудно поверить, но еще лет тридцать назад на мировом финансовом рынке не было никаких финансовых деривативов. Да и электронные торги появились относительно недавно. Новые инструменты и способы биржевой торговли стали настоящей революцией, привлекшей на фондовые и товарные рынки массу новых инвесторов, которые ранее даже не помышляли о ведении такого бизнеса. А «крестным отцом» всех этих новшеств считается выходец из Польши, успешный американский предприниматель Лео Меламед. Как свидетельствуют его биографы, главные открытия Меламеда были сделаны вследствие тех потрясений, которые ему пришлось пережить.

Бегство от войны

Лео едва исполнилось семь лет, когда Германия напала на Польшу и началась Вторая мировая война. Его родители Исаак и Файга Меламед решили, не мешкая, уехать подальше от насиженных мест, чтобы не попасть под гитлеровскую оккупацию. Таким образом, семья оказалась в Литве. Но и здесь было небезопасно. Меламеды отправились дальше на восток. Очень много времени понадобилось, чтобы пересечь Сибирь, эмигрировать в Японию, а оттуда перебраться в Соединенные Штаты. Именно США отец Лео небезосновательно считал чуть ни единственным местом на Земле, где можно было бы уберечься от фашизма и любых других тоталитарных систем, преследовавших любого свободного человека в то неспокойное время.

Несмотря на долгие мытарства, Меламеды вовремя осуществили свои планы. В Америку удалось попасть незадолго до начала войны между США и Японией. Впрочем, именно это мучительное путешествие Лео Меламед впоследствии не раз вспоминал как отправную точку, позволившую ему не только с честью пережить все финансовые потрясения на мировом рынке, но и стать автором революционных решений, предоставивших новые возможности для развития биржевого бизнеса.

Во-первых, с малых лет Лео научился сохранять спокойствие даже в самых трудных ситуациях. Особенно «хороший» урок преподало пребывание в Сибири, где семья не раз оказывалась на грани жизни и смерти из-за голода и холода, и, казалось, Меламеды просто должны были впасть в отчаянье из-за практически полного отсутствия перспектив вырваться из Богом забытого края.

Во-вторых, уже в детстве Лео на собственном опыте убедился, насколько важной может быть для каждого человека любая кем-то придуманная бумажка, без которой, однако, он не может двигаться дальше и добывание которой на длительное время может стать смыслом его жизни. Никому не нужный, на первый взгляд, документ вполне может оказаться дороже золота. И если этим правилом давно с успехом для себя пользуются бюрократические машины разных государств, то почему-бы некие производные инструменты не внедрить в биржевую торговлю?

Конечно же, к такому выводу Лео Меламед пришел многим позже после своего 15-месячного путешествия, когда он уже стал опытным финансистом. Но впечатления детства слишком врезались в память и постоянно наталкивали его на анализ существующих проблем. Например, и через пару десятилетий Лео вспоминал о том, что и в Польше, и в Литве, и в России, и в Японии реальная стоимость национальных валют существенно отличалась от декларированной правительствами. Конечно же, для любого бизнесмена – это риски, которые он желал бы захеджировать. И это стало еще одним аргументов в пользу создания новых биржевых инструментов.

Осуществление американской мечты

Впрочем, до своего звездного часа Лео Меламеду было еще далеко. Достигнув берегов США, его семья осела в Чикаго. Родители устроились учителями в еврейскую школу. А Лео, когда повзрослел, поступил в Университет штата Иллинойс. Здесь он обучался  сначала на медицинском, а затем – на юридическом факультете.

Как и большинство американских студентов, Лео искал для себя хотя бы временного заработка. Биографы рассказывают, что как-то он, не совсем понимая, что делает, заполнил «какую-то анкету». В результате получил работу и оказался прямо в операционном зале Чикагской товарной биржи. Лео затем и сам не раз вспоминал, что сразу же почувствовал себя здесь как Алиса в сказочном зазеркалье. Атмосфера биржи настолько заинтересовала Лео, что он уже и не мыслил о продолжении своей карьеры в какой-либо другой сфере. Очень скоро он убедил своего отца одолжить ему три тысячи долларов, чтобы купить собственное место на бирже. Успехи трейдера оказались настолько впечатляющими, что в 1967-м году Лео Меламеда избрали в совет управляющих компании «Мерк». А еще через два года он стал ее управляющим.

Однако, Чикагская товарная биржа представляла собой тогда довольно жалкое зрелище. Не фоне очередного кризиса, трейдеры пытались заработать благодаря контрактам с луком и чесноком. Чуть ли не самым распространенным анекдотом в бизнес-кругах было: «Никогда не торгуйте апельсиновым соком. У него нет ликвидности!». А правительство продолжало регулировать цены на масло и яйца.

Меламед прекрасно понимал, что в биржевой торговле крайне необходимы радикальные реформы. Но что можно было сделать в той ситуации? Лео пытался вывести на площадку контракты с картофелем и сталью. Однако его попытки оказались безуспешными, поскольку спрос и предложение оставались на крайне низком уровне. И кто знает, в каком состоянии находилась бы сейчас вся американская экономика, если бы в 1971-м году президент США Ричард Никсон не объявил об отмене обеспечения доллара золотом.

В тот момент всем стало ясно – бреттон-вудской системе, господствующей в мировой экономике, приходит конец. Валюты начинают «плавать», а это само по себе открывает неимоверные возможности для биржевых спекуляций. У Лео Меламеда тут же появились свежие идеи.

Создание деривативов

Поначалу Меламед хотел просто заработать. По его мнению, в тот момент одни валюты были сильно переоценены, другие – наоборот. Он опять-таки вспоминал о том, как отличалась покупательная способность разных денежных единиц по сравнению с их официальными курсами во время путешествия его семьи в Америку. Да и теперь многие соотечественники, бывавшие за границей, рассказывали странные вещи: в одних государствах на доллар можно было купить значительно больше, чем в других.

Меламед рассудил, что курсы валют после отмены привязки к золоту должны меняться. Значит, у инвесторов появятся риски, которые они обязательно захотят захеджировать. А соответствующих инструментов на биржах просто не было. Потому Лео предложил создать валютные фьючерсы в противовес товарным, что, по его мнению, должно было спасти Чикагскую биржу.

Сначала речь шла о введении семи фьючерсов на основные валюты. Затем при поддержке президента биржи Харриса, а также известного экономиста Милтона Фридмана Лео Меламед создает при Чикагской бирже International Money Market (IMM). И уже в 1972-м году на валютном рынке появились первые деривативы, торговля которыми регулировалась внутренними правилами биржи. Сегодня эксперты называют это событие поворотным на мировом валютном рынке, а производные инструменты Меламеда – первыми деривативами не на товары, а на финансовые инструменты. А тогда воротилы на Уолл-стрит скептически отнеслись к новшеству. Меламеда даже обвиняли в том, что он ничего не смыслит в финансовом секторе и зря беспокоит профессионалов своими аматорскими идеями. Но даже несмотря на такую реакцию, прогресс уже нельзя было остановить.

Позже Меламед ввел в обращение фьючерсы на казначейские облигации. В 1982-м году появились даже фьючерсы на индексы. Причем, начало торговли фьючерсами индекса S&P 500 совпало с развитием бычьего тренда на рынке, что обеспечило популярность и успех нового инструмента и обеспечивали доверие к нему.

Тогда по инициативе Меламеда создали саморегулируемую организацию National Futures Association (NFA), которую сам Лео и возглавил. Главной задачей структуры стало правовое обеспечение торговли валютными деривативами.

Эра электронных торгов

Лео Меламед имеет прямое отношение также и к созданию первой в мире электронной системы фьючерсных торгов. Под названием GLOBEX она появилась только в 1987-м году. Правда, как отмечают эксперты, эту идею поначалу большинство трейдеров восприняли в штыки. Ведь над их собственной профессией, а главное – исключительным правом совершать сделки только в торговом зале биржи нависла прямая угроза. Словом, переговоры длились достаточно долго, пока Меламеду не удалось привлечь на свою сторону 87% членов биржи, которые и дали добро для запуска GLOBEX.

Очень быстро преимущество электронных торгов, в том числе и в привлечении массы мелких и средних инвесторов, оказались настолько очевидными, что подобные системы стали массово появляться по всему миру. И если в момент создания GLOBEX количество сделок в электронных системах было мизерным, то сейчас именно они обеспечивают львиную долю биржевых оборотов.

Так, уже до 1998-го года оборот деривативов на электронных торгах достиг уже 65 трлн. долларов. А недавно этот показатель перевалил за 200 трлн. долларов. По мнению аналитиков, именно рынок деривативов может стать первым, обороты в котором составят квадриллион долларов.

Собственно говоря, основной заслугой Лео Меламеда считается именно внедрение новых технологий, предоставивших для мировой финансовой системы новые перспективы развития. Ему же приписывают повышение безопасности ведения биржевых торгов, поскольку без валютных и прочих деривативов невозможно было бы настолько надежно страховаться от рисков.

Особенно благодарны Лео Меламеду жители Чикаго. Проработав здесь на бирже всего 21 год, он, как никто другой, способствовал превращению города из бывшей ганкстерской столицы США в один из крупнейших центров мировой финансовой системы.

Впрочем, и электронные торги, и деривативы до сих пор остаются предметам горячих споров среди финансистов. Не в последнюю очередь потому, что за относительно короткий срок существования изобретенных  Меламедом инструментов они успели обрасти массой громких скандалов.

Так, небезызвестная Хиллари Клинтон в свое время решила поиграть на бирже, открыв счет всего-то на тысячу долларов. Однако, каким-то образом она купила 10 контрактов на поставку крупного рогатого скота, на что, по мнению экспертов, нужно было потратить 12 тыс. долларов. Операция все-таки состоялась, и супруга бывшего президента США за 10 месяцев с использованием деривативов увеличила свой счет в сто раз! Каким образом это удалось человеку, мало смыслящему в биржевой торговле, до сих пор непонятно. Но критики Меламеда обвиняют во всем мошенников, которые воспользовались недостатками созданной им системы.

В финансовом мире помнят также о крахе Barings Bank из-за того, что некий служащий Ник Лисон потерял 1,4 млрд. долларов на торговле опционами и фьючерсами индекса Nikkei-225. Не будь финансовых деривативов, такого катастрофического проседания просто не случилось бы.

И даже Уоррен Баффет не так давно заявил, что финансовые деривативы – это настоящее финансовое оружие массового уничтожения. С этим, конечно же, категорически не согласны те, кому эти инструменты приносят стабильные и высокие прибыли. Но каждая медаль, как известно, имеет не только лицевую, но и оборотную сторону.

Оригинал

 

 


About the author
[-]

Author: Онлайн-журнал «Биржевой лидер»

Source: profi-forex.org

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 12.06.2013. Views: 405

Comments
[-]
 Дихтер | 12.08.2013, 21:21 #
Читая информацию в Интернете, нередуко поражаешься тому, как быстро сделали отдельные молодые люди свою финансовую карьеру на биржевом рынке. Очевидно им удалось в короткое время освоить те новые инструмены и способы биржевой торговли, автором которых был один из гениев этого бизнеса – Лео Меламед. Сегодня существует масса литературы, деловых журналов  и всевозможных курсов в Интернете, которые могут научить этому виду торговли. Но все равно, без определенных способностей и, главное, удачи и везения, богатым на этом поприще не станешь! 
 Kotik | 16.08.2013, 16:20 #
Игра на бирже, это как русская рулетка: сегодня тебе повезло, но ты играешь дальше, а "пуля" ждет тебя.
 Golikov Pit | 17.09.2013, 17:47 #
Люди во все времена мечтали и мечтают на шару урвать солидный кусок барышей. Каких только систем не придумывают, но сегодня ты на коне, а завтра под ним. 
 Zinter | 17.09.2013, 20:16 #
Страшное то, что в этих денежных играх невозможно вовремя остановиться. Рано или поздно приходит крах.
 Pr. Gerold | 21.09.2013, 17:19 #
А ведь начинал Лео Меламед на чикагской бирже с 3 тыс. $. за эти деньги он купил себе там место для торговли. Своих денег небыло, так он занял у отца. Я думаю, что главная его заслуга в том, что он провёл грань между пограничными мифами и каждодневной действительностью, когда дело доходит до навыков, необходимых для фьючерсной торговли.
Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta