Интернет-революция в Узбекистане

Information
[-]

Интернет-революция в Узбекистане: реальная угроза или выдумка оппозиции

Известно, что Интернет помогает нам учиться, оперативно узнавать новости, зарабатывать и развлекаться. Однако с некоторых пор за ним закрепилась слава "локомотива борьбы с диктаторскими режимами", мол, не будь социальных сетей, не было бы и протестных выступлений в мире.

В общем, Интернет сегодня – больше, чем Интернет. Вот и "Правда Востока" – главный идеологический глашатай узбекской власти, опубликовавшая на днях статью Абдували Сайбназарова, называет революции, произошедшие в странах Ближнего Востока и Северной Африки, "интернетными". Мол, Всемирная сеть доказала свою эффективность в мобилизации и координации протестных настроений.

Там же можно прочесть предостережение президента Узбекистана Ислама Каримова, цитируем, "Наивно думать, что такие события происходят где-то далеко и поэтому нас не касаются,… и если не принять своевременных мер, они могут распространиться и на другие страны и регионы". Более чем очевидно беспокойство Каримова по поводу Узбекистана. Каков же истинный вклад интернета в народный протест в мире, не станет ли Узбекистан следующим в очереди стран, которых ждёт "интернет-революция?

Искать выход в Интернете

На первый взгляд, переоценить роль социальных сетей – тех же Twitter и Facebook – в последних народных восстаниях трудно. В свое время вице-премьер РФ Игорь Сечин в интервью Wall Street Journal в подготовке событий в Египте обвинил руководителей… Google, манипулировавших египетским народом. А в уже упоминавшейся статье "Правды Востока" вина за революции на Ближнем Востоке и Северной Африке возлагается на международные НПО, которые стоят за интернет-пользователями соцсетей в странах этого региона.

Как пишет "Правда Востока", фактически все будущие египетские "революционеры", были участниками семинара, проведенного НПО "Фридом Хаус" по использованию социальных сетей "для продвижения демократии". Можно вспомнить и тот факт, что призыв выйти на "день гнева" в Египте в 2011 году появился именно в Facebook, там же появилось и сообщение о самосожжении программиста Мохаммеда Б., ставшее толчком к тунисской революции. Как там, в фильме режиссера Дэвида Финчера "Социальная сеть", "Раньше люди жили в городах, а теперь живут в Интернете".

Вот Ислам Каримов и озаботился необходимостью принятия "своевременных мер", чтобы всякие "революции" не распространились и "на другие страны и регионы". Тем более что Интернет в Узбекистане переживает бурное развитие, охватывая все новые слои населения. Так, на 1 апреля 2013 года количество пользователей сети Интернет в республике достигло 10 миллионов 89 тысяч. Для сравнения, на начало 2011 года их насчитывалось 8,827 миллиона. По словам датского журналиста Майкла Андерсена, который специально изучал вопрос развития Интернета в Центральной Азии, в Узбекистане даже в небольших населенных пунктах есть доступ к Интернету. Немаловажную роль в политизации интернет-сообщества в Узбекистане играет трудовая миграция в Россию, где более продвинутый Интернет.

Узбекистан – не Египет?

И все же не стоит преувеличивать "революционную" роль Интернета. Чтобы поднять десятки-сотни тысяч людей, в стране должна созреть и дозреть протестная среда. Интернет может лишь помочь в организации протеста и координации усилий восставших, но сам по себе он не способен поднять революционную волну. В том же Египте предпосылки для народного выступления формировались годами и десятилетиями, и Интернет здесь не причем. В таком случае стоит разобраться, созрела ли протестная среда в Узбекистане. Недавно Forbes опубликовал статью Марка Адоманиса "Семь причин, по которым Россия это не Египет", в которой он приходит к выводу, что повторение египетских событий в России "очень маловероятно". Мы же предлагаем нашим читателям сравнить Египет с Узбекистаном, что кажется более логичным и обоснованным.

Итак, первая причина египетских событий в изложении Адоманиса – высокая рождаемость в Египте, которая сильно давила на экономические и политические институты страны. В этом смысле Узбекистан является самым населенным государством Центральной Азии – без малого 30 миллионов человек. Хотя, перепись в стране не проводилась с 1989 года, и вряд ли кто в республике знает точное число населения. Впрочем, в последние годы с помощью, в том числе и принудительной стерилизации женщин рождаемость здесь снижается.

Вторая – над Египтом довлела проблема крайней нищеты. Что тут скажешь, если исходить из такого важного показателя как ВВП (ППС) на душу населения, то в прошлом году этот показатель в Египте был почти в два раза выше, чем у Узбекистана – 6,7 тыс. долларов против 3,6 тыс. В Узбекистане сохраняется один из самых низких на постсоветском пространстве уровней жизни. А тут еще с начала года правительство урезало многие социальные программы, в частности, отменило выплату пособий семьям с детьми старше 14 лет, ранее эта помощь предоставлялась до 18-летнего возраста.

Третья – население Египта молодое. Так вот, в центрально азиатской стране молодежь до 25 лет составляет около 60% населения, а "революции – это развлечение для молодёжи".

Четвертая – в Египте огромный уровень безработицы. В Узбекистане, если верить официальной статистике, безработных 5 процентов. Вот только независимые эксперты полагают, что реальная цифра выше в разы. К примеру, по данным Всемирного банка, уровень безработицы в Узбекистане может составлять от 20 до 30 процентов в зависимости от региона.

Пятая – доходы египтян оставались на одном и том же уровне в течение нескольких лет. В Узбекистане из года в год сообщается о повышении уровня жизни, но в списке стран мира по ВВП(ПСС) он занимает 129 место, тогда как Египет – 101.

Шестая – у египетского правительства нет денег, у узбекского их не больше. Достаточно сказать, что 54 процента госбюджета страны составляют банковские переводы гастарбайтеров из России, это без не учета наличных.

Седьмой – в Египте большая доля сельских жителей. В Узбекистане сельские жители составляют почти половину населения страны. А бедное сельское население, утверждает Адоманис, сложно контролировать.

Итак, что же получается? Узбекистану не избежать "интернет-революции"? Как сказать, в политике не бывает абсолютных параллелей и простых сравнений. Как уже отмечалось, важнейшую роль в народных протестах в Северной Африке и на Ближнем Востоке сыграла молодежь, не находившая себе работу. Безработных достаточно и в Узбекистане, вот только выходить на площади здесь практически некому. Значительная часть трудоспособного населения находится на работе в России (по различным оценкам, от 3 до 5 миллионов). Трудовая эмиграция, с одной стороны, позволяет власти снижать социальную напряженность в стране, а с другой, денежные переводы от гастарбайтеров поднимают уровень жизни их многочисленных родственников. В итоге все довольны.

Кроме того, руководство Узбекистана сегодня вполне лояльно Западу, так что плести политические интриги пока некому. Еще оставшиеся независимые НПО в Узбекистане вынуждены закрываться.

И наконец, умные, как известно, учатся на чужих ошибках. А в уме Каримову никак не откажешь. Если Хосни Мубарак полгода не обращал внимания, как оппозиционеры с помощью Интернета подогревали антиправительственные настроения, то узбекский лидер, не дожидаясь, когда гром грянет, принял целый ряд важных контрмер.

Найти выход из Интернета

В свое время Евгений Морозов в своей статье в The Financial Times предложил подумать не только над тем, как Интернет изменил Ближний Восток, но и то, как "арабская весна" изменит сам Интернет. Прошло всего пару лет с момента ее выхода, а узбекская власть уже многое сделала для укрощения Интернета.

В Ташкенте поняли, что куда безопасней и эффективней для планов власти не отключать социальные сети, а их использовать и управлять. Вот только некоторые шаги официального Ташкента по установлению контроля над Всемирной сетью:

- популяризация проправительственных веб-порталов. На подобных сайтах размещается достаточно материалов о том, как "цветные революции" привели к хаосу в Египте, войне в Ливии и проблемам в Тунисе, так и не решив главных проблем населения этих стран;

- продвижение развлекательных сайтов. Сказано же было, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы власть не свергало. Ведь одной из главных причин революций – банальная скука и безделье. Все делается по превращению Интернета в страну чудес, на час зашел… на день исчез! Уже упоминавшийся в статье датский журналист Майкла Андерсен призывает к данным о числе интернет-пользователей в Узбекистане относиться осторожно. Потому как большинство из пользователей Сети интересуется страницами знакомств, эротическими сайтами и социальными сетями. Далее цитируем дословно, "политическую информацию о мире и об Узбекистане ищет около пяти процентов населения". Число уникальных посетителей наиболее крупных сайтов практически не превышает 2-5 тысяч человек, и это для страны, в которой треть из 30-миллионого населения пользуется Интернетом;

- новые формы слежки в интернете и контроля. Узбеки утверждают, что и "Билайн", и Ucell полностью контролируются Службой национальной безопасности. Власти страны периодически блокируют неугодные официальному Ташкенту веб-ресурсы, готовятся признать Интернет средством массовой информации, это значит, что учредителям придется выполнить ряд условий, к примеру, уставной фонд, постановка на учет в налоговой, пройти лицензирование и т. д. Уже приняты поправки в статью 130 УК (изготовление, ввоз, распространение, рекламирование, демонстрация порнографической продукции), которые запрещают создание, хранение и распространение информации, содержащей терроризм, экстремизм, геноцид, сепаратизм, порнографию и бесчестие пр.;

- высокая стоимость услуг провайдеров, низкая скорость и трафик. Скорость Интернета на многие сайты такова, что ждать устанешь, прежде чем загрузится хоть одна из страниц;

- работа с техническими посредниками. Интернет-провайдеры в этой стране должны сообщать о распространении материалов "подозрительного содержания" по первому же запросу властей;

- создание национальной социальной сети Muloqot ("Диалог"), что может быть расценено как создание альтернативы Facebook и подготовка к блокированию этой социальной сети. В общем, на вопрос Узбекистан – это Египет, сегодня можно сказать одно: узбеки не арабы, арабы не узбеки.

Оригинал 


About the author
[-]

Author: Онлайн-журнал «Биржевой лидер»

Source: profi-forex.org

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 21.07.2013. Views: 851

Comments
[-]
 Мансуров К.О. | 23.09.2013, 20:34 #
Именно потому, что мировая сеть Интернета позволяет людям быстро и оперативно узнавать обо всех событиях в странах мира и, прежде всего, в своей собственной стране, власти государств Центральной Азии развернули борьбу со свободой слова в интернет-пространстве. В Казахстане продолжаются судебные процессы, которые, как под копирку, штампуют вердикты о закрытии интернет-ресурсов оппозиции, в Кыргызстане уже давно нет доступа к популярному русскоязычному сайту Фергана.ру, в Туркменистане парламент еще в конце 2012 года ужесточил свободу слова в Интернете, приняв закон о СМИ, который настолько регламентирует сбор информации журналистами и ее распространение, что иностранные правозащитники говорят о "смерти Интернета" в этой республике. Ну, а Ташкент не стесняясь блокирует неугодные ему интернет-ресурсы, а иностранные сайты, как пишут пользователи в социальных сетях, спецслужбы намеренно заражают вирусами, делая их опасными для пользователей даже вне Узбекистана.
 Дикий | 25.10.2013, 17:46 #
Мне кажется роль интернета в организации массовых протестов сильно преувеличена, тем более - в организации революций.
 Мусик | 28.10.2013, 16:44 #
Интернет - это сила. Каких президентов поснимали с помощью инета. Информация распространяется за секунды. Это просто чудо 20-21 века. 
 Нотик | 01.11.2013, 12:36 #
Уже узбеки в инете, а в Росси для многих большая редкость. Медведев обещал, обещал, а папанька даже не вспоминает.
Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta