Трудный путь в Австрию

Information
[-]

"Вы действительно оттуда?", или Трудный путь в Австрию

Поэт, победитель международных поэтических конкурсов, экономист-международник Виктор Клыков рассказал в нашем проекте "Окно в Россию" о своей работе в ООН, чрезвычайном происшествии в Доме литераторов во времена Хрущёвской оттепели, неожиданном знакомстве со скульптором С.Т. Конёнковым и литературной жизни Австрии.

 

Виктор Клыков, поэт, руководитель творческого объединения "Русская лирика в Австрии", президент литературного клуба "Русская поэзия в Австрии". В Австрии с 1983 года

© Фото из личного архива

- Немного о себе - откуда вы, где учились, что-то интересное, что вспоминается из вашего детства, юности, возможно, то, что в дальнейшем как-то повлияло на вашу жизнь?

- Я родился в Москве. Из детства вспоминаю, прежде всего, войну как нечто тёмное, неустроенное, голодное. Например, в 3-х летнем возрасте - о Ярославле в 1943 г. Позже написал об этом стихотворение "Чугунок" (это стихотворение по результатам 3-го международного поэтического конкурса среди соотечественников, проживающих в России и за рубежом, было опубликовано в сборнике "И помнит мир спасённый..." Изд. Рунета" 2010г. Автор награждён медалью им. А.С. Грибоедова).

Еще из школьного детства помню знакомство с человеком, благодаря которому я открыл для себя мир искусства. Произошло это так. В 47-м году я приехал из Ярославля в Москву. Однажды я играл с большой группой мальчишек во дворе нашего дома в лапту. Вдруг на нижнем этаже открылась дверь. Из неё вышел высокий старец с длинной белой бородой в синем халате художника с большой хрустальной вазой полной шоколадных конфет: "Мишка", "Столичные", "Грильяж", "Красная шапочка" и другие неведомые мне конфеты и протянул это богатство нам. Ватага мальчишек смело бросилась к нему и стала хватать конфеты. Я никогда не видел ничего подобного и был совершенно ошеломлён, но вскоре присоединился к остальным. Позднее я узнал, что это был великий русский скульптор Сергей Тимофеевич Конёнков, которого по слухам Молотов привёз из Америки.

Я был потрясён: бывают же такие необычные люди, которые запросто раздают шоколадные конфеты. Потом я неоднократно бывал у него в мастерской, восхищался его необыкновенными загадочными скульптурами и иногда разговаривал с ним. Последний раз я встречался с ним 1983 г. Много других интересных воспоминаний связано с этим домом, ведь он находился в самом центре Москвы на пересечении ул. Горького и Пушкинского бульвара,  наша квартира выходила на площадь Пушкина. Моё знакомство с А. С. Пушкиным произошло лет в семь. Я слышал это имя многократно каждый день. Слушал его сказки и читал его стихи. Каждый день ходил по Пушкинскому бульвару в школу. Он стал для меня моим добрым ангелом. В последней четвёртой книге "Поэтическая мозаика" (2009 г.) я посвятил ему раздел со стихами, который так и называется: "Мой добрый ангел – Александр". В последние годы учёбы в школе стал писать стихи, подружился с молодым поэтом. Он жил во флигеле Литературного института, где когда-то жил О. Мандельштам. Там собирались поэты студенты-заочники, когда они приезжали в институт. Стихи читались ночи напролёт. Книги я читал и делал уроки в библиотеке им. А.С. Грибоедова, примыкавшей с другой стороны к тому же Литературному институту. Это и стало основой моего будущего поэтического творчества.

B моей семье поэзия не считалась серьёзным занятием. Мой отец был инженером по отоплению и вентиляции. Ещё в школе я помогал ему подрабатывать, как тогда говорили "халтурить". Поэтому после школы я год работал слесарем в Мосстрое. Теперь очень рад, что так сложилось, так как узнал о жизни значительно больше, чем в учебных заведениях. Причём почти сразу. Кстати, и здесь я столкнулся с литературной жизнью, так как моим первым объектом стал Московский дом литераторов. Тогда, в 1958, ремонтировали старый особняк и строили новое здание Дома. Для меня это трижды чуть не закончилось летальным исходом. В один из майских дней в новом здании обрушилась вновь построенная лестница, ведущая на второй этаж. К счастью, после работы, так что никто не пострадал. Дня через три мы варили трубы под всемирно известным рестораном Дома литераторов (говорю с полной ответственностью, так как наши литераторы после развала Союза разбрелись по всему свету).

Я стоял в подвале у баллонов с газом и с кислородом и должен был их открывать и закрывать по мере надобности. Искры от сварки под потолком красивым фонтаном бенгальских огней падали вниз. Я с восторгом смотрел на них. Вдруг один из шлангов, лежащих на полу, загорелся, поднялся в воздух и, как взбесившаяся змея, стал метаться в самых неожиданных направлениях, неумолимо приближаясь ко мне. Я остолбенел. Сверху на меня буквально обрушился град отборных ругательств: "Закрывай краны, мать твою так!" Я бросился к баллону и лихорадочно стал закрывать все краны, попадавшиеся мне под руку. Сначала попался микрокран для тонкой подачи газа, потом миллиметровый, а горящий шланг подбирался всё ближе и ближе. И только когда он был уже совсем рядом, я, наконец-то, нашёл основной кран и быстро перекрыл газ. Через час эта история повторилась, так как шланги были старыми и протёртыми во многих местах. Потом мне сказали, что если бы баллон рванул, то от Дома литераторов не осталось бы ничего. Вот так я спас священный для писателей Дом и очень рад этому. Ведь теперь я и сам литератор, иногда захожу туда встретиться с коллегами и выпить чашечку кофе. А в его библиотеке лежат мои поэтические книги. Шок от происшествий в Доме литераторов был настолько сильным, что я стал усиленно готовиться к поступлению в институт и осенью стал студентом Московского инженерно-строительного института.

- Стихами не заработаешь на жизнь. Вы работаете? Где, как устраивались? Как вы оказались в Австрии? Когда? Почему именно там? Ваши первые впечатления от страны, ваши первые проблемы на новом месте, ваши первые радости...

- Вы правы, стихами я никогда не зарабатывал. После института работал инженером по промышленной вентиляции. Был единственным специалистом в этой области в НИИТавтопроме, институте, занимавшимся разработкой нестандартного оборудования для автомобильной промышленности СССР. Участвовал в двух технологических разработках, получивших государственные премии. В свободное время и во время отпусков в течение 6 лет подрабатывал переводчиком французского языка на международных технических выставках. Потом, получив дополнительное образование, работал экономистом в системе Госплана СССР. 8 лет учился и работал в Институте экономики Академии наук СССР, где защитил кандидатскую диссертацию. В 1982 г. окончил Академию Внешней торговли, стал экономистом-международником. На следующий год был приглашён на работу в Организацию Объединённых Наций по промышленному развитию (ЮНИДО) в Вене, так как все мои знания и опыт работы оказались востребованными этой организацией. К тому же счастливо сложилась цепь случайностей, которая и привела меня в Австрию. Так что мой путь в Австрию был трудным и долгим. Я получил много профессий и сменил много мест работы. Стихи писал спорадически, когда появлялось время, интерес и вдохновение.

- Есть ли вокруг вас австрийцы, и если да, то как они к вам относятся? Как вообще в Австрии относятся к русским, присутствуют ли при этом какие-то стереотипы? Если узнают, что вы из России, - какие вопросы задают, о чем спрашивают, чем интересуются? Как изменилась ваша жизнь в Австрии? Что появилось нового в жизни, быте, внутри вас самого?

- Конечно. Сейчас я живу в Вене в доме с обычными австрийцами. Отношения с ними хорошие, добрососедские. Мы помогаем друг другу по мелочам. За 30 лет моей жизни в Австрии сильно изменились сами австрийцы, изменилось и их отношение вообще к иностранцам и к русским. Когда я приехал в Вену, то мало людей говорило на иностранных языках, не говоря уж о русском. К иностранцам относились сдержанно, увидев русского, очень удивлялись. Это была редкость. Спрашивали: "Вы действительно оттуда?"

Вначале я опасался вступать с ними в разговор. Да это советским посольством и не приветствовалось. Чтобы пойти с австрийскими, да и с другими иностранными коллегами по ООН на вечеринку, или выпить пивка в ресторанчик, нужно было просить разрешение. Женам не разрешалось работать в австрийских учреждениях, выходить на улицу поодиночке. Даже паспорта советских международных сотрудников ООН лежали в нашем консульстве. Для поездок в соседние Венгрию, Чехию, Словакию и в другие страны нужно было специальное разрешение, в котором нередко отказывали. С русскими эмигрантами запрещалось вообще общаться, так же как и ходить в нашу православную церковь. С 1992 г. всё изменилось коренным образом: российские граждане получили свободу общения с кем угодно, исчезло понятие эмигрантов. Все стали российскими соотечественниками, гостеприимно принимаемыми в российском посольстве и в Российском центре по науке и технике в Вене.

Австрийцы стали также более свободными, большими европейцами. Значительным стало и число людей, говорящих на нескольких европейских, а также русском языках. Большую роль в этом сыграло создание Международного венского центра ООН и работа в нём большого количества иностранцев из различных стран мира. Русская речь на улицах Вены и других земель Австрии стала обычным явлением. Значительный рост посещений щедрых русских туристов в последние годы ещё более содействовал тёплому отношению австрийцев к русскоязычной диаспоре. Есть, конечно, и часть населения, которое враждебно относится к России, но оно явно в меньшинстве.

- Как изменилась ваша жизнь в Австрии? Что появилось нового в жизни, быте, внутри вас самого?

- В начале моей жизни в Австрии многое мне было непонятным. Например, австрийцы почти не приглашают друзей к себе домой. Резко отрицательно реагируют на малейшее повышение голоса и на критику. У них всё должно быть вежливо, интеллигентно, даже когда что-то не сделано или сделано плохо. Постепенно я привык к особенностям их стиля жизни. Стал следить за своей речью. Если мне что-то не нравится или я не нахожу взаимопонимания, то я стараюсь найти ответ в себе. Наверное, я что-то сделал неверно или не так понял собеседника. Ведь это я живу в их стране, а не они в моей. Иногда подводит знание языка, иногда нервы. Когда я успокаиваюсь, то всё становится на свои места. Теперь я регулярно посещаю творческие собрания австрийских литературных объединений, вечера, художественные выставки. Кроме восторженного отношения к русской литературе, искусству, русскому народу, там я ничего другого не замечал. В моих стихах чувствуется любовь к Австрии и симпатия к народу этой страны. Они это ценят и относятся ко мне как к другу. Они даже гордятся тем, что русский поэт является членом их сообщества.

По воспитанию и по работе я международник. Поэтому для меня дом там, где мне нравится, где чувствую себя хорошо и свободно физически и морально. Независимо от конкретной страны. В Австрии я уже давно "как дома". А когда я посещаю Общество друзей лирики, членом которого являюсь 7 лет, то чувствую себя как в юные годы во флигеле Литературного института в Москве - "В Галерее Гольдшмид в Вене".

- Стихи были с вами всегда? Что происходило с вашим творчеством в Австрии? Вы что-то говорили о том, что собираетесь регулярно - русскоязычные и не только поэты.

- Так сложилась жизнь, что поэзия – долгие годы была для меня хобби. И только выйдя на заслуженный отдых, я смог отдаться ей целиком. Оказалось, что за свою жизнь я написал достаточно много приличных стихов для издания книги. Когда стал публиковаться, то понял, что это ещё и большая работа. Так что отношусь к ней как к профессиональной деятельности. Первую мою тетрадь стихов" Чувства и впечатления" я подготовил в 1992 году сам в Вене в 10 экземплярах на машинке и раздал друзьям.

Новое тысячелетие открыл сборником "Сердце русское волнуют…"- моей второй книгой стихов, которая вышла в Москве в 2001г. в издательстве "Альтекс." Финансовой поддержки не было, а вот дружеская и редакторская была и значительная. Собственно, сама идея издать мои стихи принадлежала моему другу Владимиру Устинову - известному русскому гитаристу и замечательному поэту, которого очень многие знали и любили в Вене. Он же отобрал стихи, предложил структуру книги и сделал их первую редакцию. В этом помогали также моя жена Ольга Клыкова и друзья. Напечатав эту книгу, я впервые понял, что, вероятно, могу причислить себя к цеху поэтов.

Этому помог также первый поэтический конкурс "Росзарубежцентра" и "Литературной газеты" среди соотечественников, живущих за рубежом. Я стал одним из победителей от Австрии, и мои стихи были опубликованы в сборнике стихов "Я ни с кем никогда не расстанусь" в 2005 году. В начале 2006 г. Российский центр науки и культуры (РЦНК) в Вене провёл интересный вечер поэтов-лауреатов, который собрал неожиданно много поэтов и любителей русской поэзии, живущих в Австрии. Тогда мы и решили создать при РЦНК литературный клуб "Русская поэзия в Австрии".

В этом году наш клуб отметил свой 7-летний юбилей. Его основу составляют поэты-москвичи, живущие в Австрии. Трое из них - теперь члены Московской организации Союза писателей России. За этот период клуб провёл более 80 поэтических встреч и вечеров. Работа клуба неоднократно получала высокую оценку в России. Самую высокую мы получили в декабре прошлого года. Поэтический альманах клуба "Венская палитра", занял первое место в номинации "Международные связи" на конкурсе альманахов, изданных в России и за рубежом в 2010-2011 г., с вручением Диплома о присвоении мне, главному редактору и издателю антологии, почётного звания "Лауреат Международной премии "Литературный Олимп". Именно это и дало идею провести 2 июля с.г. в МДС вечер "Русский Олимп в Австрии" с приглашением московских поэтов, в разное время принятых клубом в Вене. Ведь только с участие российских поэтов мы действительно можем создать поэтический русский Олимп в Австрии.

"Венская палитра" - наша первая поэтическая антология, полностью подготовленная и изданная на свои деньги членами клуба к его 5-летнему юбилею. В сборнике "Венская палитра" опубликованы не только члены клуба, но и его друзья. Многие стихи представлены на двух языках: русском и иностранном (немецком, английском, румынском и итальянском).

На встречах клуба, наряду с чтением и обсуждением собственных стихов, мы также знакомимся с поэзией наших современников, живущих в России, и при взаимном интересе и возможности с удовольствие приглашаем их выступить у нас в клубе. Это стало традицией. В 2009 г. мы провели впервые в Австрии Дни русской авангардной поэзии. К нам приехали Константин Кедров, Елена Коцюба и Сергей Бирюков. Они выступали и перед соотечественниками, и перед австрийской публикой. Потом в Вене были гости из Москвы: Татьяна Данильянц, (поэт, кинорежиссёр), известный поэт и переводчик Вячеслав Куприянов, молодые поэты из Петербурга Татьяна Богатырёва и Роман Круглов. Мы также приняли участие в мероприятиях РЦНК, посвящённых празднованию 200-летия Победы России в Отечественной войне 1812 г. В частности, подготовили и провели встречу с делегацией МИДа России, куда входили российские поэты В. Масалов, руководитель литературного объединения МИД, В. Бахревский и В. Рахманов. Это свидетельствует об углублении сотрудничества клуба с российскими литераторами.

Свои вечера и встречи мы часто проводим совместно с музыкантами, живущими в Вене. Поэтому в декабре 2012 г. на базе клуба "Русская поэзия в Австрии" и Вокального ансамбля "Кумушки" было создано и зарегистрировано в Вене некоммерческое Объединение "Русская лирика в Австрии" (Russische Lyrik inÖsterreich (Russlyrik-Austria)) с целью продвижения русской литературы и музыки в Австрии.

- Что вы можете сказать о жизни наших соотечественников в Австрии? Что значит для русского и конкретно для вас жить в центре Европы? И что для вас сейчас Россия, менялось ли после отъезда отношение к ней?

- Деятельность нашего клуба - только один из примеров интересной жизни наших соотечественников в Австрии. Она уже 7 лет консолидируется Координационным советом соотечественников при активной поддержке Посольства России в Австрии и РЦНК в Вене. Действуют и свои советы или координаторы в землях Австрии. КСС, как правило, собирается один раз в месяц, кроме того, его члены ежемесячно встречаются с нашими соотечественниками для консультаций или оказания им помощи, если это возможно. В течение 4-х лет я был членом КС по литературным проектам. Так что живём мы интересно и многообразно. Однако это очень большая тема, которую трудно полностью отразить в одном интервью. С работой КСС и обществ российских соотечественников в Австрии можно ознакомиться на сайте КСС.

В заключение я хотел бы выразить благодарность Н.И. Жданову-Луценко, директору Московкого дома соотечественника, и В. Сенкевичу, руководителю "Кино.пресс-клуба" за приглашение выступить 2 июля с.г. перед руководителями московских творческих организаций и рассказать о жизни российских соотечественников в Австрии в культпросветпрограмме о жизни и творчестве россиян за рубежом "Из дальних странствий возвратясь..." Я был тронут интересом собравшихся к жизни и творчеству соотечественников, живущих за рубежом. Мы, члены творческого объединения "Русская лирика в Австрии" и литературного клуба "Русская поэзия в Австрии", будем рады расширению нашего сотрудничества с московскими творческими организациями. До новых встреч! Хочу закончить моё интервью стихотворением.

За рубежом, но русские!
Мы совершенно разные:
Спокойные и страстные,
Корявые, прекрасные.
Мужчины мы и женщины,
Жизнью очарованные
И ей разочарованные,
Кричащие, бездумные,
Порою очень шумные,
Тихие, молящие
И с Богом говорящие.
Мы разные.
По всей Земле разбросаны,
Но всё же одинаковы,
На русском говорящие,
О Родине мы помнящие,
Её с тоской зовущие.
Мы разные, но русские,
До нашей смерти русские
И… после смерти русские.
За рубежом, но русские!

Проект "Окно в Россию". Оригинал  

 


About the author
[-]

Author: Надежда Ширинская

Source: rus.ruvr.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 11.09.2013. Views: 368

Comments
[-]
 Victorija | 04.10.2013, 15:07 #
За рубежом, но русские . Как точно сказано. И действительно, сколько бы лет мы не жили за границей,на каком бы языке не говорили в душе мы остаёмся русскими и это здорово.
Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta