Еще раз о Таможенном союзе Украины с Россией

Information
[-]

Еще раз о Таможенном союзе.

На что может надеяться Украина от экономической интеграции с Россией?

В рамках активизации неоимперской политики на постсоветском пространстве Россия стремится реализовать свою идею создания Евразийского союза и втягивания в него Украины. На сегодня данный вопрос приобретает особую актуальность вследствие инициирования некоторыми украинскими политическими силами вопроса проведения референдума относительно европейского или евразийского выбора нашего государства.

Для достижения указанной цели качественно новый характер приобрели также и меры Российской Федерации и ее украинских апологетов о движении нашего государства именно в восточном направлении, а именно: присоединение к Таможенному союзу России, Беларуси и Казахстана, как первого шага к Евразийскому союзу. В частности, если раньше пропагандировали эти идеи только российские СМИ, то теперь они все больше захватывают площадь страниц украинских СМИ, пытаясь доминировать на информационном пространстве Украины. А какие последствия для Украины от ее присоединения к Таможенному союзу России и ее нынешних партнеров? Они, эти последствия, мягко говоря, весьма противоречивы, а если исходить из опыта предыдущих лет сосуществования в рамках одного общего государства, — то и многообещающие относительно экономического негатива.

Во-первых, ведущие отрасли украинской экономики неизбежно перейдут от украинских к российским олигархическим кругам, в которых значительно мощнее финансовые возможности. Разумеется, это будет означать отток капитала из Украины в Россию, который будут вкладывать в развитие российской, а не украинской экономики. Кроме того, получение в собственность предприятий украинской экономики даст России возможность манипулировать этими средствами в своих целях, в т. ч. искусственно доводить до банкротства и закрывать те, которые создают конкуренцию российским производителям. В частности, об этом свидетельствует ситуация, сложившаяся вокруг украинской нефтеперерабатывающей промышленности. Так, после приобретения украинских нефтеперерабатывающих заводов в середине 90-х годов прошлого века Россия фактически перестала вкладывать средства в их модернизацию. В то же время она развивала и развивает собственную нефтеперерабатывающую отрасль. Поэтому сегодня украинские НПЗ за качеством своей продукции отстают как от западных нефтеперерабатывающих предприятий, так и от российских. А это делает украинские нефтепродукты неконкурентными даже на собственном рынке.

Аналогичная ситуация сложилась и в судостроительной отрасли Украины, когда приватизированные Россией украинские предприятия прекратили свою работу.

В целом приведенные факты подкрепляют сомнения относительно перспективы получения российских инвестиций в украинскую экономику.

Во-вторых, Россия значительно расширит свои возможности по реализации своей стратегической цели по установлению контроля над украинской газотранспортной системой (ГТС). А это обязательно означает потерю Украиной своей энергетической, а следовательно, и политической независимости. Так, контроль над украинской ГТС позволит российской стороне лишить Украину возможности определять тарифы на транзит российского газа (как одного из наиболее действенных инструментов влияния на русскую ценовую политику в газовой отрасли по Украине), получить возможность манипулировать газовыми поставками внутри Украины (в т. ч. для препятствования в работе украинских металлургических и химических предприятий, которые конкурируют с российскими), а также сворачивать собственную газодобывающую отрасль Украины и перекроет доступ нашего государства к альтернативным источникам газа (путем блокирования возможности использования Украиной ее внутренних трубопроводных сетей). При этом, декларируя заинтересованность в получении в собственность ГТС Украины, Россия вовсе не отказывается от строительства альтернативных газотранспортных систем, прежде газопровода «Южный поток».

Сегодня аналогичные проблемы уже охватили Беларусь — после приобретения российским ОАО «Газпром» контрольного пакета акций белорусской компании «Белтрансгаз». При этом политические потери Беларуси совсем не компенсировались реальными экономическими преференциями со стороны России, которая продолжает строительство газопровода «Северный поток» в обход территории Беларуси, а также не занимается ее проблемами в энергетической сфере, в частности, перманентными белорусскими проблемами с поставками российской нефти.

Так, в феврале с. г. Россия и Беларусь в очередной раз не смогли достичь согласия относительно таких поставок на 2013 год. Кроме того, снижение Россией цены на газ для Беларуси имеет исключительно временный характер и не может рассматриваться как долговременный фактор поддержания роста белорусской экономики. Повышая собственные внутренние цены на газ, Россия планирует повышать цены и для Беларуси.

Похожие проблемы наблюдаются и в отношениях между Казахстаном и Россией, которая до сих пор выступала фактическим монополистом в области переработки казахстанской нефти, и по сути единолично устанавливала цену на ее импорт.

В-третьих, Украина окончательно потеряет возможность создать Зону свободной торговли с ЕС, а значит и перспективу своей европейской интеграции, и обязательно попадет под всеобъемлющее влияние Российской Федерации. А это означает также потерю Украины реальных (в отличие от России) европейских инвестиций, а также доступа к европейскому рынку (который почти в десять раз превышает российский) и передовых западных технологий. Тем самым Украина, по сути, лишит себя возможности нормально, по-европейски развиваться, так, как это сейчас делают ее соседи Польша и страны Балтии.

В-четвертых, украинские промышленники и Украина в целом поставлены перед необходимостью значительных (на уровне нескольких миллиардов долларов США) финансовых расходов на соответствие украинской продукции стандартам Таможенного союза, которые преимущественно базируются на соответствующих нормах России. При этом даже переход на такие стандарты вовсе не гарантирует избежания Украины очередных торговых претензий со стороны Российской Федерации. Об этом свидетельствует систематическое выдвижение Россией таких претензий как к Беларуси, так и к Казахстану в случаях обострения каких-то противоречий. В частности, последний из таких случаев — закрытие российского рынка для некоторых видов казахстанской продукции в конце прошлого — начале этого года, когда между Россией и Казахстаном возникли споры относительно условий использования российской стороной космодрома Байконур.

В-пятых, наше государство неизбежно почувствует дополнительные социально-экономические проблемы, которые, с одной стороны, будут связаны с открытием украинских границ для российской продукции, а с другой — усилением торговых барьеров для товаров других стран. Как следствие, рост внутренних цен в Украине при неизменном уровне зарплат, а также остановка украинских предприятий из-за увеличения российской конкуренции, что приведет к повышению в нашем государстве уровня безработицы. Следует также учитывать высокую вероятность применения российским бизнесом спекулятивных схем торговли (в частности, перепродажа украинской продукции на российском рынке под видом ее переработки в России, как это случалось в Казахстане), что увеличит инфляцию в Украине.

При этом, какими бы ни были позитивными обещания от присоединения Украины к Таможенному союзу, по оценкам самой российской стороны, в реальности этот позитив будет ощутим не ранее, чем через пять лет. В свою очередь, как показывает опыт Беларуси и Казхстана, негативные последствия такого шага наступают сразу же после присоединения страны к ТС.

Кстати, в последнее время в руководящих и деловых кругах Казахстана все чаще возникает вопрос о целесообразности дальнейшего членства страны в Таможенном союзе с Россией и Беларусью. Пока такие настроения сдерживаются Президентом Казахстана Н. Назарбаевым, который традиционно поддерживает дружеские отношения с Россией, приветствует ее интеграционные инициативы, объясняя традициями общего исторического прошлого. Но в случае смены власти, что неизбежно произойдет в ближайшее время в силу естественных процессов прихода нового поколения политических деятелей, Казахстан может занять совсем другую позицию в отношении Российской Федерации. Это подтверждается активной реализацией Казахстаном проектов самостоятельного выхода на мировые рынки энергоносителей, а также масштабным привлечением западных и китайских инвестиций, которые уже в разы превышают российские.

Альтернативу экономическим отношениям с Россией ищет также и руководство Беларуси. В частности, несмотря на членство в Таможенном союзе, Беларусь активизирует торгово-экономические отношения с КНР, Объединенными Арабскими Эмиратами и странами Латинской Америки. Кроме того, на фоне последних проблем с Россией, связанных с неурегулированностью нефтяных вопросов, Беларусь демонстрирует готовность к улучшению отношений с США и Европейским Союзом.

Все это подрывает единство Таможенного союза, снижает эффективность его работы, а также затрудняет его перспективу. Именно приведенные обстоятельства, а не какие-то субъективные предпочтения, должны учитываться при выборе направления развития Украины.

Оригинал

 


About the author
[-]

Author: Борисфен Интел, Украина

Source: bintel.com.ua

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 05.10.2013. Views: 271

Comments
[-]

Comments are not added

Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta