Об ответственности за нарушение правил дорожного движения

Information
[-]

Об ответственности за нарушение правил дорожного движения

Наезд на автотранспортное средство и бегство с места происшествия

В современном мире автомобиль давно перестал быть роскошью - это уже давно жизненная необходимость. Но для молодого человека, только достигшего совершеннолетия и получившего водительские права, это ещё остаётся престижем в глазах сверстников,  их не имеющих. А сесть за руль автомобиля, пусть ещё не собственного, а папиного, и прокатиться по улицам города с любимой девушкой, встретить знакомых и увидеть в их глазах скрытую зависть – это ли не повод для гордости. В таких случаях молодые люди совершенно забывают о том, что водитель должен быть осмотрительным и соблюдать установленные правила. Они и думать не думают о том, что автомобиль – это серьёзно.

Летом прошлого года к нам в адвокатскую канцелярию обратились отец с сыном. Поводом для обращения к адвокату послужило полученное отцом приглашение для допроса в прокуратуру. Как следовало из документа, клиент обвинялся в том, что он совершил наезд на другое автотранспортное средство и скрылся с места происшествия.

В беседе с адвокатом клиенты пояснили, что происшествие имело место. Однако, за рулём находился не сам клиент, а его сын (назовём его Валерий). Валерию только исполнилось 18 лет, он  сдал экзамены, получил водительское удостоверение и ему, разумеется,  не терпелось применить его на практике. Отец иногда давал Валерию машину, зарегистрированную на его имя, в основном для выполнения каких-то поручений, но иногда давал просто покататься. Дело в том, что в соответствии с законодательством Германии, гражданам, впервые получающим водительские права, устанавливается испытательный срок 2 года. Если в течение этих двух лет молодой водитель не совершит никаких правонарушений, он получает постоянные водительские права. Если же ему не повезёт, и он  будет замечен в правонарушении, с водительским удостоверением он может расстаться.

В один из дней Валерий взял машину отца и поехал в магазин. Сделав необходимые покупки, он уложил их в машину и, сев за руль, стал выезжать с парковки. Не рассчитав свой маневр, Валерий столкнулся с другой машиной. Испугавшись, он вернулся на прежнее место (в машине вместе с ним находилась его подруга). Немного подождали, но к ним никто не подошёл, претензий не предъявил. И тогда Валерий уехал с места происшествия, понадеявшись, авось пронесёт. Но не пронесло. Каким-то, не понятным для Валерия образом, полиция вышла на него. Точнее, приглашение явиться в прокуратуру первоначально получил его отец. Они обратились к нам. Мы посоветовали ему не ходить  до того, пока мы не получим материалы дела. Воспользовавшись советом адвоката, мужчина в прокуратуру  не пошёл. Но затем приглашение получил его сын. А тем временем мы получили копии материалов дела и изучили их. Как следовало из актов, у происшествия были свидетели. Некоторые из покупателей стояли у окна магазина и ждали, когда закончится начавшийся дождь. Они видели, как водитель машины хотел выехать с парковки и стукнул другую машину. После этого водитель вернулся на место, из машины не выходил. Минут через 10 он вновь завёл машину и уехал в неизвестном направлении. Свидетели запомнили номера машины и сообщили о происшествии в полицию. Поэтому полиции не составило большого труда установить владельца машины и его адрес, приехать, обследовать его машину, составить описание и передать дело в прокуратуру. В материалах дела имелся протокол опознания свидетелями нарушителя по фотографии –  прокуратурой были запрошены из соответствующих органов фотографии наших клиентов, и эти фотографии в числе других  были предъявлены свидетелям для опознания. Свидетели опознали Валерия. 

Перед нами стоял выбор: дать в суде (а дело уже было передано в суд) признательские показания и попытаться договориться с судом о закрытии дела из-за его малозначительности или же таких показаний не давать, всё отрицать, рассчитывая на то, что свидетели во время судебного заседания Валерия не опознают. Но второй вариант имел большой риск – рассчитывать без оснований на то, что свидетели просто – напросто не опознают Валерия, означало поставить всю работу адвоката под угрозу провала. Мы предложили клиенту первый вариант - дать суду признательские показания, т.е. сознаться в совершении правонарушения и ходатайствовать перед судом о вынесении Валерию устного предупреждения. Это означало бы для Валерия избежание получения судимости (которая будет внесена в реестр) и лишения водительских прав. Клиенты согласились.

Мы подготовили в суд ходатайство о закрытии дела по основаниям, предусмотренным  § 45 ч. 3 и § 47  закона Германии  «О правосудии для несовершеннолетних». Дело в том, что уголовное законодательство Германии предусматривает привлечение к уголовной ответственности с 14 лет, однако, условия привлечения к уголовной ответственности несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет определяются специальным законом. Этот же закон предусматривает условия привлечение к уголовной ответственности и лиц в возрасте от 18 до 21 года. Указанный  § 45 ч. 3 закона Германии  «О правосудии для несовершеннолетних» говорит о том, что суд, по согласованию с прокурором, может отказаться от вынесения приговора и применения наказания в отношении гражданина в возрасте от 18 лет до 21 года в случае, если нарушитель даёт суду признательские показания, искренне раскаивается в содеянном, если вина его незначительна и он готов искупить эту вину. Необходимо только предоставить суду юридически грамотное обоснование.

В ходатайстве мы указали на то, что наш клиент полностью осознал свою вину. Он находился за рулём машины своего отца, ещё не имея опыта и навыков вождения. Он попытался выехать с парковки, но, в результате неудачного манёвра, столкнулся с другой машиной, стоявшей на парковке. Он вернул свою машину назад. Он очень испугался, его охватила паника и страх. В тот момент он не думал о том, что сокрытие с места совершения правонарушения – и есть нарушение уголовного законодательства; что  его бегство с места происшествия - гораздо более серьёзное правонарушение, чем наезд на другое транспортное средство. Теперь, по прошествии времени, он это осознаёт, глубоко раскаивается и обещает впредь не совершать подобных поступков. Мы указали, что для нашего клиента уже предупреждение суда, без вынесения приговора, а также возложение обязанности посещения курсов по правовому поведению во время дорожного движения, будет являться действенным наказанием.

В день судебного заседания адвокат имел встречу с судьёй и прокурором без присутствия своего клиента – при таких беседах стороны имеют возможность обменяться своими мнениями, что называется, не для протокола. Мнение адвоката было выслушано и стороны, каждая высказав своё мнение, достигли взаимопонимания. Однако, суд хотел выслушать Валерия и провести с ним воспитательную беседу. Когда адвокатом было получено, хотя и в устной форме, заверение о завершении дела мирным путём, он ещё раз провёл беседу с клиентом и объяснил, что его ожидает и что от него требуется. Затем Валерий и адвокат были приглашены в зал судебного заседания. Суд допросил Валерия (допрос носил, скорее формальный характер). Затем судья разъяснил Валерию, что если  подобное произойдёт с его машиной, а нарушитель, так же как он, скроется, то ему самому придётся платить за восстановление своей машины. Судья сказал Валерию, что на первый раз он прощается и что суд считает, что воспитательный урок Валерием получен. На том и расстались – суд и прокурор были удовлетворены проведённой воспитательной работой; Валерий – успешным завершением неприятной истории, отсутствием судимости и сохранением водительских прав; адвокат – успешным разрешением очередного дела.

Хотим обратиться к молодым людям – будьте осмотрительны в своих поступках, не создавайте лишнюю головную боль для своих родителей, а если неприятность всё же произошла – обратитесь вовремя к адвокату.

Управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения

Проблема управления транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения стара, как наш мир. Когда она возникла впервые? Вероятно, тогда, когда появился первый автомобиль. Примечательно, что нарушителей не вразумляет ни опыт других, ни свой собственный опыт – каждый раз, садясь за руль автомобиля в нетрезвом состоянии, такой «герой» думает – авось пронесёт, а может быть и вообще об этом не думает. Но мы всё же надеемся, что эта история послужит для кого-то уроком.

К нам в адвокатскую канцелярию обратился мужчина, в отношении которого уже нельзя было сказать, что он молодой. Скажем так – мужчина в возрасте - около 70 и назовём его Пётр. В России  Пётр работал водителем, и стаж имел солидный – более 40 лет. Не имел ни нарушений, ни нареканий со стороны работодателей; всегда был аккуратен при вождении автомобиля – будь то служебный транспорт или собственный автомобиль. А вот тут - чёрт попутал, и имя ему – алкоголь. Клиент глубоко раскаивался за содеянное, явно, ему было очень стыдно за своё поведение.

А история такова. По почте Пётр получил  обвинительное заключение, в котором ему вменялось 5!!! составов преступления: 1. управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения; 2. сопротивление сотрудникам полиции (§ 113 УК Германии); 3. управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения и нанесение вреда чужому имуществу; 4. управление транспортным средством без соответствующих разрешительных документов (водительских прав); 5. скрытие с места происшествия после совершения дорожно-транспортного нарушения. Согласитесь, дорогой читатель – состав преступлений довольно серьёзный.

Адвокат попросил клиента рассказать, что же произошло в тот злополучный день. Но Пётр, смущаясь, мог сказать только о количестве выпитого им в тот день спиртного и о том, что он лишь помнит, как пытался поменять колесо на дороге. Всё остальное –густой туман. Адвокат пояснил клиенту, что необходимо запросить в суде материалы дела для ознакомления и только после этого можно будет строить дальнейшую стратегию защиты.

Запросив материалы дела, получив их и ознакомившись с ними, адвокат выяснил следующее. 28 декабря прошлого года наш клиент праздновал со своим соседом (возможно, обошедшее землян стороной предсказание о конце света). Когда спиртное закончилось, Пётр решил покататься на машине (как оказался за рулём – он не помнит), говоря официальным языком – решил поучаствовать в дорожном движении. Из показаний свидетельницы, которая ехала по дороге следом за машиной Петра, она обратила внимание, что идущий перед ней автомобиль, «выписывает» на дороге странные зигзаги. Она позвонила в полицию и следовала за ним. Автомобиль доехал до парковки, остановился, и из него попытался выбраться водитель. В это время подъехала полицейская машина. Свидетельница встретила полицейских и указала им на подозрительного водителя. Полицейский стал задавать Петру вопросы, но  (вот незадача – наш клиент не говорит и плохо понимает по-немецки)  добиться от него ничего не удалось. Почувствовав запах алкоголя, полицейский предложил водителю сделать тест – подышать в трубку. Тест показал сильное алкогольное опьянение. Тогда полицейский предложил водителю проехать в полицейский участок для установления содержания алкоголя в крови. Но водитель оказал сопротивление, вырывался и пытался убежать (как потом пояснил это обстоятельство Пётр, он плохо осознавал происходящее, но помнил, что сильно захотел в туалет, а полицейский его не пускал. Поэтому он пытался вырваться, выкрикивая на русском о том, что ему надо сходить в кусты. Но полицейские его не поняли и силой затолкали в полицейскую машину). В полицейском участке провели медицинское освидетельствование - взяли кровь на анализ и … решили отпустить домой. Из материалов дела следовало, что Петру разъяснили, что он не может управлять транспортным средством, забрали водительское удостоверение, но … вернули ключи. Как мы можем заключить, Пётр не понял ничего из того разъяснения, которое ему сделал полицейский, во-первых, потому что был пьян, а во-вторых, потому что не понимает немецкого языка. Он вернулся к своему автомобилю, сел за руль и отправился в дальнейшее путешествие. Примерно, через два часа в полицейский участок поступил снова телефонный звонок о том, что на дороге находится пьяный водитель. А произошло следующее – по пути своего следования Пётр сбил несколько дорожных столбиков, повредил насаждения и, наконец, понял, что у него пробито колесо. Он остановился и решил его поменять, но это ему плохо удавалось. За этим занятием его обнаружила супружеская пара, которая проезжала мимо на своём автомобиле. Они, заметив, что пожилой мужчина не может справиться с колесом, остановились и предложили свою помощь. Но, увидев, что он пьян, позвонили в полицию. Полицейские по пути следования к месту происшествия обнаружили повреждённые дорожные столбики и саженцы и пришли к заключению, что это сделал Пётр. Он снова был доставлен в полицейский участок, где и провёл остаток дня и ночь. А утром его отпустили. В отношении него было возбуждено уголовное дело, вынесено обвинительное заключение, и материалы дела переданы в суд. Как мы уже говорили, сам Пётр все произошедшие события помнил довольно смутно и отрывками.

Адвокат решил оспаривать обвинительное заключение на основании тех фактов, которые имелись в деле, преследуя одну простую цель – чем больше фактов оспаривается, тем больше шансов рассчитывать на компромисс суда, хотя бы, по некоторым из них. В своих возражениях в суд адвокат указал, что в отношении пункта 1 обвинения - управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения – его клиент свою вину полностью признаёт, сожалеет о случившемся и полностью раскаивается, обещает в будущем избегать таких ошибок. Кроме того, адвокат указал, что, в силу преклонного возраста его клиента, уголовное преследование может сильно отразиться на его здоровье.

В отношении пункта 2 обвинения - сопротивление сотрудникам полиции – адвокат указал, что его клиент не помнит, что он оттолкнул полицейского, замахнулся на него, схватил за горло, как на то указывает полицейский в своих свидетельских показаниях. § 113 п. 1 уголовного кодекса Германии предусматривает следующее: «Кто оказывает должностному лицу или военнослужащему, который назначен исполнять законы, правовые предписания, приговоры, решения суда или распоряжения, при совершении им таких служебных действий сопротивление насилием или угрозой применения насилия, или при этом нападает на него, наказывается лишением свободы на срок до двух лет или денежным штрафом». По мнению адвоката, в данном случае отсутствует умысел со стороны обвиняемого в силу того, что он находился в состоянии сильного алкогольного опьянения. Далее адвокат указал, что, в случае, если суд совсем не согласен с приведённой аргументацией, то имеет место изменение степени вины обвиняемого, согласно § 21 УК Германии: «Если способность лица осознавать неправомерность своего деяния или действовать этому осознанию значительно уменьшена по одной из причин, указанных в § 20 УК Германии, то наказание может быть смягчено в соответствии с § 49 абз. 1». Эти предположения строятся на материалах уголовного дела, показаниях свидетелей, содержанием алкоголя в крови обвиняемого, его возрастом – 67 лет. Ведь обвиняемый  не помнит произошедшего, а полицейские сами оценили его состояние – взгляд неосознанный, содержание алкоголя в крови 2,48 промилле (что означает – «мёртвый»). По показаниям полицейского, обвиняемый не мог самостоятельно сдать тест на наличие алкоголя – не мог справиться с трубкой. Один из свидетелей охарактеризовал обвиняемого, как «человек не в себе». Всё это указывает на то, что управление поведением было значительно снижено.

Далее, п. 3 обвинения - управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения и нанесение вреда чужому имуществу - § 315с УК Германии (предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до 2 лет или денежным штрафом). Совершение указанного преступления обвиняемым не доказано – согласно материалам уголовного дела, заключение о том, что причинение вреда имуществу мог совершить именно обвиняемый, сделали полицейские по пути следования к месту  происшествия. Однако, свидетели, которые могут подтвердить, что в момент наезда на дорожные столбики именно обвиняемый находился за рулём автомобиля, отсутствуют. Первые свидетели встретили его в 1,5 километрах от места происшествия в тот момент, когда автомобиль находился на дороге, а обвиняемый менял колесо. Так же отсутствуют какие-либо другие доказательства – не произведена съёмка повреждённых столбиков и автомобиля обвиняемого, не произведена экспертиза с целью получения доказательств, что именно автомобиль обвиняемого участвовал в ДТП. Нельзя исключить, что ДТП совершил другой автомобиль – камер наблюдения в этом месте нет. Кроме того, § 315с предполагает причинение существенного вреда. Однако, в соответствии с материалами уголовного дела, причинённый ущерб составляет 180 евро, в то время, как судебная практика указывает на то, что под действие указанной статьи подпадают действия, причинившие ущерб не менее 1300 евро. Следовательно, по данному пункту обвинения отсутствует состав преступления.

Пункт 5 обвинения - скрытие с места происшествия после совершения дорожно-транспортного нарушения – нет правонарушения (см. п.3) – нет и нарушения, нельзя скрыться с места преступления, которого ты не совершал.

Что же касается п. 4 обвинения - управление транспортным средством без соответствующих разрешительных документов (водительских прав), адвокат высказал свои замечания – полиция, видя состояние задержанного и проведя его медицинское обследование, не должна была возвращать ему ключи от автомобиля. Задержанный, во-первых, в силу своего состояния на тот момент, во-вторых, в силу незнания немецкого языка, и в-третьих, в силу возрастных изменений – у него снижен слух, неправильно понял полицейских – он решил, раз ему вернули ключи, значит, он может ехать. А о том, что у него забрали водительское удостоверение, он не помнил в силу своего состояния.

Конечно же, готовя возражения, адвокат отдавал себе отчёт в том, что полностью избежать наказания шансов нет. Об этом он предупредил своего клиента. Но он ставил цель – избежать многочисленных судебных заседаний и добиться для клиента минимального наказания. Через несколько дней адвокату позвонил судья, в производстве которого находилось дело. Он был недоволен представленными адвокатом возражениями – для него это означало перенос уже назначенной даты судебного заседания и проведение дополнительного расследования. А для нас это было добрым сигналом – это означало, что мы можем выставлять определённые требования для взаимовыгодного урегулирования дела.

В назначенный судом день перед началом судебного заседания судья пригласил адвоката и представителя обвинения для правовой беседы. Адвокат ещё раз изложил свою точку зрения по делу. После переговоров был достигнут компромисс – было снято обвинение по п.п. 2 и 3 (§§ 113 и 315с – самые суровые). Оставалось три пункта. Ещё раз всё обсудив, суд объявил приговор – вынес Петру наказание в виде 60 штрафных дней по 15 евро за каждый штрафной день и запрета на управление транспортным средством в течение  4 месяцев.

Клиент остался доволен – он на свободе, через 4 месяца ему вернут права, а штраф выплатит, потихоньку. А главное – он получил урок на всю оставшеюся жизнь – по крайней мере, мы на это очень надеемся.                                                                         

Источник 


About the author
[-]

Author: Йоханнес Энгельманн

Source: advokat-engelmann.de

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 10.01.2014. Views: 619

Comments
[-]

Comments are not added

Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta