Можно ли считать компьютерную игру Pokemon Go зарей очередной технологической революции?

Information
[-]

Спрос рождает приложение 

Революционные мобильные приложения завоевывают мир: пока одни ищут покемонов в дополненной реальности, другие при помощи нейросетей стилизуют фотоснимки под картины живописцев. "Огонек" присмотрелся к научным достижениям, стоящим за модными примочками.

Вот уже которую неделю человечество гоняется за покемонами — приложение, позволяющее "собирать" этих мультяшных персонажей в реальных местах, скачено более 30 млн раз и заработало около 35 млн долларов, сообщают аналитики из Sensor Tower. И добивают статистикой: Pokemon Go преодолела отметку в 10 млн скачиваний быстрее всех прочих популярных мобильных игр — всего за 7 дней. Для сравнения: Angry Birds 2 на это потребовалось 19, а червяку из Slither.io — 29 дней. В России саму игру постепенно осваивают (на момент сдачи номера в столице насчитывалось 180 тысяч активных "ловцов" покемонов, с каждым днем их число росло примерно на 30 процентов) и заодно болеют за своих: еще одно мобильное приложение, Prisma, созданное в России, на конкуренцию с покемонами не напрашивается (жанры разные), но покорить мир уже успело.

Напомним хронологию: 11 июня в магазине мобильных приложений App Store появилась разработка под названием Prisma. Она позволяла превращать свои фотоснимки в картинки, имитирующие стили известных художников... Буквально за несколько дней отечественная придумка (в числе создателей — Алексей Моисеенков, сотрудник Mail.ru Group, и Андрей Усольцев, на тот момент занимавший должность дизайнера в "Яндексе") совершила революцию: сегодня число установок приложения превышает 3,5 млн по всему миру, ежедневное количество активных пользователей — 500 тысяч. Секрет успеха — в революционном использовании футуристичной научной технологии — нейросетей.

— Это первый выход нейронных сетей на рядового потребителя,— говорит Алексей Губарев, генеральный директор Servers.com.

Поясним: нейросетями называют математические модели, созданные по принципу нервных систем у различных организмов и способные к обучению. Ученые экспериментировали с ними давно, но до обывателей нейросети добрались только сейчас, и Prisma — начало целого бума, прогнозируют наши эксперты. Например, Виктор Лемпицкий, доцент Сколковского института науки и технологий, констатирует: нейросети активно проникают во все области, где задействован искусственный интеллект,— в поиск в интернете, робототехнику, обработку медицинских изображений. Его коллега, руководитель робототехнического центра "Сколково" Альберт Ефимов, уточняет: нейронные сети могут эффективно обрабатывать громадные объемы данных и видеть общие закономерности там, где человек никогда не сможет это сделать. А на недавней конференции в Москве сотрудник "Яндекса" Антон Слесарев даже заявил, что машинное обучение вскоре сможет изменить искусство: компьютеры, мол, уже решают задачи, которые раньше были под силу только человеку,— машины пишут музыку, стихи, картины и делают это уже на человеческом уровне...

Вопрос в другом: почему "рвануло" именно сейчас? Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев уверен: в популярности различных приложений виновато сразу несколько факторов.

— Требовался определенный уровень развития интернета и коммуникационных устройств, в данном случае — смартфонов, а также готовность потребителя,— говорит эксперт.— Сами посудите: чтобы искать тех же покемонов, человек должен понимать, как это работает — знать интерфейсы, понимать, что такое геолокация, как работает видеокамера...

Мариничев уверен: с июля 2016 года, когда в Сети появилось Pokemon Go, началась новая эра дополненной реальности, эта игра показала готовность мира к новой технологии. С другими популярными приложениями история та же: созревают технологии, созревают потребители — и сразу скачок.

О Pokemon Go стоит сказать отдельно. Исполнительный директор Ассоциации дополненной и виртуальной реальности Екатерина Филатова отмечает: проекты с дополненной реальностью существовали и до этой игры, например, скачав мобильное приложение и наведя камеру смартфона на картину в музее, можно было узнать историю ее создания. Однако массовой популярностью это не пользовалось.

— Pokemon Go вышла в тот момент, когда технические возможности, чтобы сыграть в нее, стали доступны широким массам — нужен просто смартфон и скаченное приложение,— говорит Филатова.— К тому же создатели сделали интересную игровую механику и интегрировали различные маркетинговые "фишки" (например, вполне реальную страховку от несчастных случаев в процессе игры).

Чтобы искать покемонов, человек должен понимать, как это работает: разбираться в интерфейсах, знать, что такое геолокация, как функционирует видеокамера

Что дальше? Эксперты уверены: Pokemon Go — заря еще одной технологической революции. Дмитрий Мариничев объясняет: в целом вся дополненная реальность базируется на интернете вещей, так вот скоро у многих предметов появится коммуникационный интерфейс, они будут обмениваться информацией друг с другом, а геолокация (используемая в этой игре) и вовсе окажется незаменима. Например, сегодня местоположение человека известно только по тому, откуда он, допустим, отправил СМС, а в будущем процесс обмена данных вашего телефона с другими предметами будет непрерывным. Или представьте: информацию можно будет оставлять во времени и пространстве! Работает это так: вы заходите в комнату, где кто-то оставил для вас сообщение некоторое время назад, и ваш телефон его сразу считывает, не надо даже ничего подключать...

— Дополненная реальность изменит информационный поток,— говорит Екатерина Филатова.— Навели телефон на вещь и все о ней узнали — очень удобно! Будет и следующий этап — очки дополненной реальности, например HoloLens. Так мы сможем получать дополнительную информацию уже без привычных нам телефонов и телевизоров.

Страшновато звучит? Эксперты "Огонька" не боятся: Екатерина Филатова говорит, что технология дополненной реальности — первый шаг к новой форме взаимодействия между людьми и может применяться не только в играх, но и в образовании (в виде оживающих картинок в учебниках), медицине, архитектуре... А Дмитрий Мариничев уверен, что технология сама по себе угрозы не несет — все зависит от того, как ее используют люди. А вот о чем нужно задуматься уже сейчас, так это о законах, уверен эксперт. Они будут трансграничными, к их созданию придется привлекать экспертные группы, а привычные нам понятия, вплоть до "демократии", навсегда изменятся.

— Нас ждут интересные времена,— резюмирует Дмитрий Мариничев.— Покемоны это показали.

***

Экспертиза

Сергей Лукьяненко, писатель

Покемоны из бутылки

Успех "Покемонов" хоть и не случаен, но никак не мог быть предугадан. Начнем с того, что дополненная реальность — вещь не новая. Еще лет десять назад я развлекался во время беседы по скайпу нажатием кнопки, "надевая на себя аватара" — разговаривающую акулу, робота или лицо киноактера. Были подобные приложения и в смартфонах. И в привязке к местности нет новшеств. Даже простенькая игра по мотивам "Ночного дозора", когда-то запущенная на телефонах, использовала позиционирование на местности и предлагала сражаться с теми, кто находится рядом. На игровой приставке у сына тоже были игры, использующие привязку к местности, специальные маркеры, на которые реагировала камера приставки. Была там и игра, в которой надо было сбивать летающие по комнате крошечные вражеские звездолеты, ну чем не ловля покемонов?

Так что успех именно "Покемонов" — сочетание удачного бренда (дети, смотревшие мультики, выросли и обзавелись смартфонами и планшетами, но детские игры помнят и Пикачу любят), хорошо выстроенной рекламной стратегии и... случайной удачи. Подобные игры будут появляться, но вряд ли превзойдут их успех. А ведь дополненная реальность имеет куда более интересные перспективы. Представьте себе, что на улице города вы поднимаете свой смартфон, и поверх изображения улицы возникают указатели на нужные вам объекты. Нажатие другой иконки — и вот на нынешний пейзаж накладываются контуры той же улицы 100 лет назад. Нажатие третьей иконки, и, допустим, вы видите, кто из окружающих хочет познакомиться, кто предлагает свои услуги как программиста или строителя, кто ищет компанию для путешествия. Конечно, в идеале эта дополненная реальность станет базироваться не на базе смартфонов, а на базе очков дополненной реальности, но суть будет именно такой.

Подобное слияние виртуальной реальности с настоящим миром — вещь, безусловно, куда более полезная для человека, чем полное погружение в виртуальный мир, в какой бы форме оно ни происходило. Однако и опасности подобных систем и технологий уже понятны. Не будем даже говорить о ротозеях, падающих с обрывов или шагающих под машины в поисках покемонов. Главная проблема в том, что любой пользователь вручает неизвестно кому все данные о себе (ну, это его право) и об окружающих. За создателями этой игры могут стоять (да почти наверняка и стоят) серьезные люди из серьезных контор, не играющие в игры, но играющие в людей. Утечки секретной информации из строго охраняемых точек практически неизбежны. Единственным методом борьбы будет то, что при входе на любой более или менее закрытый объект все электронные средства связи придется сдавать. А  учреждениям, которые не хотят, чтобы у них ловили покемонов, обзаводиться глушилками.

И если даже исключить злой умысел спецслужб, вся информация может перехватываться и обрабатываться жуликами попроще. От рекламных контор до, к примеру, грабителей банков. Поместите в хранилище денег редкого покемона, и обалдевший сотрудник под камеру наберет код сейфа,— чем не сюжет для голливудского детектива?

Но, разумеется, вырвавшегося на волю покемона, как и джинна, обратно в небытие не загнать. Придется привыкать жить с ними вместе, вырабатывать какие-то нормы и правила общежития. Главное помнить, что выбравшиеся из бутылки джинны хорошо умеют не только строить дворцы, но и разрушать их...

На этом позвольте закончить разговор, а то на соседней улице Чаризард завелся.

***

Брифинг

Николай Никифоров, министр связи и массовых коммуникаций РФ

Какие-то талантливые ребята создали талантливую игру. Не хочу давать очередную порцию, всплеск в СМИ, но у меня складывается подозрение, что это приложение создано в том числе при участии каких-то спецслужб, которые собирают видеоинформацию на территории всех стран, всего мира.

Источник: ТАСС

***

Антон Федчин, руководитель "Одноклассников"

— Опасаются, что создание дополненной реальности однажды приведет к "восстанию машин"...

— Точно такие же опасения были, когда появлялись автомобили. Все боялись, что машина — это опасное средство. Тем не менее сейчас мы не можем представить жизнь без них. То же самое было с сотовыми, люди переживали, что их прослушивают или что есть излучение, действующее на мозг. Но сейчас мы не можем обходиться без них! То же самое будет с технологией распознавания лиц, роботами, искусственным интеллектом! Они станут привычными вещами. Мы будет контролировать все машины, не наоборот...

Источник: gazeta.ru

***

Александр Ханин, генеральный директор компании — резидента Фонда "Сколково"

Сейчас идет перемешивание онлайна с офлайном. В интернете уже есть много проектов, которые напрямую влияют на офлайн: такси, доставка еды, те же самые платежи, которыми мы сейчас активно занялись. Дополненная реальность — это то, что уже сейчас на подходе. Появляются первые технологии развлекательного свойства. Например, дополнение лица на фотографиях или в видеостриминге. Это уже другой способ взаимодействия с контентом. Есть технологии, когда вы наводите камеру на одежду в магазине и вам показывают, что это за одежда, откуда она и т.д. Или игры, которые перемешивают онлайн с офлайном. Дополненная реальность — это следующий шаг в соцсетях.

Источник: "Коммерсантъ"

***

Играют все!

"Монополия"

Настольная экономическая стратегия была придумана в США еще во времена Великой депрессии, и за несколько лет стала самой продаваемой игрой в этой стране, а в прошлом году отметила 80-летие. Ее локализованный вариант, "Менеджер", в конце 1980-х пользовался огромной популярностью и в Советском Союзе — контекст оказался соответствующим, страна как раз переходила к новым экономическим реалиям и людям нужен был хоть какой-то ликбез. Неоспоримо и другое: сам ее принцип, предполагающий множество вариантов действий и развития событий, стал предтечей большинства современных стратегий.

***

"Тетрис"

Эта игра, придуманная нашим соотечественником Алексеем Пажитновым, совершила революцию практически во всех сферах человеческой жизни. Судите сами: именно она дала "путевку в жизнь" портативным приставкам и в целом многим другим компьютерным играм-пазлам, да что там — тетрис стал одной из первых отечественных компьютерных игр вообще. Или вот еще: именно в ее честь назван "эффект тетриса": когда люди, увлеченные какой-то деятельностью, начинают повсюду видеть образы, связанные с ней. А киношники уже обещают "Тетрис" экранизировать: так что, возможно, он даст еще и жизнь новому киножанру...

***

"Мафия"

Еще одна игра, придуманная россиянином, Дмитрием Давыдовым, в пору учебы на психфаке МГУ,— словесная ролевая "Мафия" — быстро завоевала мир и... изменила его. Навык вычисления мафиози среди игроков оказался полезным, например, в подготовке сотрудников полиции. Говорят, ее используют для лечения от игровой зависимости, для корпоративных тренингов, в телевизионных шоу и даже как повод для кино (недавно вышел фильм, в основе которого — игра в "Мафию"). "Мафия" стала чем-то вроде способа социализации — появилось множество "мафиозных" клубов, проводятся чемпионаты, а среди ее поклонников — политики, бизнесмены и селебрити.

 


About the author
[-]

Author: Кирилл Журенков и Ольга Лобанова

Source: kommersant.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 05.08.2016. Views: 561

Comments
[-]

Comments are not added

Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta