Российская власть нашла новый источник дохода — самозанятых. Часть 3. Патент как приманка для самозанятых

Information
[-]

***

Счетная палата поддержала вывод предпринимателей из тени

К обсуждению проблемы легализации самозанятых, решить которую Владимир Путин поручил правительству еще в 2013 году, подключилась Счетная палата (СП).

Ведомство Алексея Кудрина поддержало уже известные инициативы Минфина — налог с оборота в 2–4% и отказ от регистрации самозанятых как индивидуальных предпринимателей. В налоговый платеж аудиторы предложили включить взносы в ПФР и ФОМС. По мнению же предпринимателей, проблема легализации не решается из-за непонимания сущности самозанятых и попыток приравнять их к бизнесу.

В Счетной палате проанализировали патентную систему налогообложения в 2017 году и пришли к выводу, что патент не стал «действенным инструментом легализации самозанятых граждан». Его применяли 288 тыс. индивидуальных предпринимателей (ИП), притом что нелегально в РФ трудится 15 млн человек (данные Росстата за 2016 год). Наиболее распространены патенты для ИП в Москве, Московской области, Крыму и Севастополе — на эти субъекты приходится половина выданных патентов. Аудиторы, однако, настаивают: патент может стать инструментом легализации самозанятых при «условии ее модернизации» и упрощения. Под модернизацией в ведомстве понимают предоставление гражданам права приобретать патент без регистрации в качестве ИП. Ставка налога должна находиться, по мнению аудиторов, в диапазоне 2–4% — в него будут включены страховые взносы на медицинское и пенсионное обеспечение, а периодичность уплаты — ежемесячно или ежеквартально — в СП предлагают выбрать самим самозанятым.

Идеи СП полностью созвучны предложениям Минфина, отмечают в бизнес-ассоциациях. «То, что предложила палата,— уже давно обсуждаемые идеи. Минфин, Минэкономики и бизнес-объединения уже сформировали конкретные предложения, которые будут реализовываться с 2019 года как "пилоты" в четырех регионах»,— говорит глава «Опоры России» Александр Калинин. Речь идет о мобильном приложении для регистрации самозанятых, новом налоге с годового оборота в 2–5 млн руб., ФНС предложила для "пилотов" ставку в 4%, включающую взнос в Пенсионный фонд. «В правительстве идут дебаты по взносам на медстрахование — будет ли это вмененный платеж или процент с дохода»,— отмечает Александр Калинин.

С 2013 года президент уже девять раз поручал урегулировать статус самозанятых, срок исполнения последнего поручения — 15 июля 2018 года. По мнению господина Калинина, вопрос не решается потому, что «есть непонимание сущности самозанятых, все пытаются приравнять их к бизнесу, затолкать в ИП». Как отмечает вице-президент «Деловой России» Анастасия Алехнович, Минфин, Минэкономики, Минтруд, ФНС, а теперь и Счетная палата наперебой предлагают разные решения. «Они противоречат друг другу и вместе  пока выглядят как химера. Вместо того, чтобы обсуждать связанное целостное решение внутри правительства, в очередной раз выносятся сырые, отрывочные предложения, не согласованные ни с бизнесом, ни с регионами»,— отмечает она. По версии «Деловой России», разумнее рассматривать самозанятых «как ИП без права найма — с легким входом на рынок и выходом с него и отсутствием отчетности и административной нагрузки,— а не просто как физлиц». Патент для них с учетом взносов в ПФР и ФОМС должен стоить 10 тыс. руб., говорят в объединении, а богатые регионы должны быть вправе повысить ставку до 20 тыс. руб.

По данным СП, сейчас патентная система обеспечивает лишь 0,2–0,6% доходов муниципальных бюджетов. «Опора» настаивает на том, чтобы налоги на самозанятых шли целиком муниципалитетам — по протоколу заседания президиума Совета при президенте по приоритетным проектам от 16 июля Минфину поручено этот вопрос проработать до 15 августа.

Автор: Дарья Николаева

https://www.kommersant.ru/doc/3708252?from=doc_vrez

***

Самозанятых допустят до нужд госкомпаний. Минфин предлагает им преференции при закупках

Власти продолжают кампанию по популяризации идеи привлекательности выхода самозанятых «из тени». Эксперимент по льготному налогообложению таких граждан дополнен проектом Минфина о распространении на них преференций при закупках госкомпаний, действующих сейчас для малого бизнеса.

Эксперты полагают, что части самозанятых найдется что предложить крупным заказчикам, но высказывают сомнения в том, что такие физлица смогут предоставить достаточное обеспечение своих заявок для участия в закупках.

Минфин в пятницу сообщил о размещении для общественного обсуждения проекта поправок к 223-ФЗ (о закупках госкомпаний и госкорпораций), согласно которым на самозанятых будут распространены преференции, действующие в отношении малого и среднего предпринимательства (МСП; упрощенное участие в закупках, регламентированные правила участия, особые сроки оплаты за поставленный товар и другие). Напомним, сейчас компании с госучастием и госкорпорации обязаны отдавать малому и среднему бизнесу не менее 18% объема своих годовых закупок (при этом 15% — на прямых торгах, то есть без участия крупного бизнеса). Кроме того, для МСП предусмотрен меньший размер обеспечения заявок, а максимальный срок оплаты по договору не может превышать 30 дней со дня подписания акта приемки.

Распространение на самозанятых этих и других льгот МСП (например, по кредитованию) обсуждалось на июньском совещании о ходе реализации национальных проектов, которое первый вице-премьер Антон Силуанов провел в Калужской области (см. “Ъ” от 17 июня). В пятницу министерство пояснило, что принятие поправок «позволит обеспечить благоприятные условия деятельности самозанятым гражданам» в рамках реализации нацпроекта по поддержке предпринимательства.

Преференции предложено ввести на срок до 31 декабря 2028 года — столько будет длиться эксперимент по взиманию налога на профессиональный доход, стартовавший с начала этого года в Москве, Татарстане, Московской и Калужской областях. В этих четырех регионах самозанятые с доходом не более 2,4 млн руб. обязаны платить лишь один налог — 4% с дохода, полученного при реализации товаров и услуг физлицам, и 6% при продажах юрлицам и индивидуальным предпринимателям. По последним данным Минэкономики, в качестве самозанятых зарегистрировалось более 120 тыс. человек. Правительство рассматривает возможность с 2020 года распространить налог на профессиональный доход на другие регионы, не дожидаясь окончания эксперимента.

Как самозанятых выведут из самой тени

Как полагает первый вице-президент «Опоры России» Марина Блудян, инициатива Минфина может стать не декларацией, а вполне рабочей конструкцией. По ее словам, услуги, закупаемые госкомпаниями у самозанятых, могут быть любыми, например, контракт на разработку программного продукта или его адаптацию, разработка дизайна и т. д. «Сейчас фактически нелегальному частному лицу вход на государственные торги или торги крупных заказчиков закрыт, в них участвуют только юрлица»,— сказала “Ъ” госпожа Блудян.

Впрочем, участие самозанятых в закупках вызывает и вопросы. По словам члена генсовета «Деловой России» и председателя совета директоров платформы электронной коммерции Global Rus Trade Анны Нестеровой, в реальности «обеспечением исполнения контракта может быть только банковская гарантия, а не средства на счетах самозанятого, потому что сегодня они есть, а завтра их может не быть». «При этом банки будут защищать свои риски по самозанятым высокой ставкой по гарантии, а это может сделать невыгодным участие последних в торгах»,— говорит эксперт. Без банковской гарантии, по словам госпожи Нестеровой, заказчик может оказаться в неловкой ситуации, когда контракт не исполнен. «Риски неисполнения велики, а объемы услуг, которые самозанятые могут поставить государству, нельзя назвать значительными»,— сказала она “Ъ”.

Автор: Татьяна Гришина

https://www.kommersant.ru/doc/4038915?from=doc_vrez

***

Комментарий: Почему государству вряд ли удастся в ближайшее время заработать на самозанятых

С начала этого года государство объявило настоящую охоту на самозанятых. Цель — максимальная легализация этой составляющей «теневой экономики», которая поможет закрыть бюджетные прорехи. Эксперимент стартовал в 4 регионах, потом добавился пятый.

В ход были пущены все средства, хотя кнутам явно предпочли пряники: низкая ставка налога (4–6 процентов), готовность уравнять самозанятых в экономических и финансовых преференциях с малым бизнесом, обещание оплачивать медстраховку (полис ОМС), а со следующего года все это ожидает всю страну. Результат: число зарегистрировавшихся в пилотных регионах едва приблизилось… к 200 тысячам (всего в РФ 15–16 млн самозанятых — такие цифры называет Росстат, РАНХиГС — на миллион больше). Эксперимент, впрочем, объявили удавшимся. Хотя заговорили и о возможных сюрпризах: власть опасается, что в страту самозанятых станут активно «перетекать» те, кто числится ИП и проходит по разряду малый бизнес. Причина тревог понятна: уж слишком привлекательны условия комфортного экономического режима и возможность снизить налоги. Понятны и вероятные последствия: государство на всем этом потеряет, а не заработает. Ситуацию изучал «Огонек».

Непроработанность самого понятия «самозанятые» («Огонек» писал об этом в материале «Налог на все руки» в № 42 за 2018 год) стала главным поводом для критики эксперимента еще до того, как закон был принят Госдумой. Власти исправлять недочет не стали, будучи убеждены, что все необходимое в законе имеется (соответствующее пояснение Минфина РФ «Огонек» опубликовал в № 5 за 2019 год). Пустились в путь…

И вот спустя полгода после запуска пилота выяснилось: опасения справедливы — рамки принятого закона оказались столь просторны, что в них с легкостью вписываются те, кого еще недавно нельзя было назвать самозанятыми. В частности, индивидуальные предприниматели (ИП), желающие таким образом сократить свои налоговые выплаты, а еще наемные работники и ровно по той же причине — сокращение налогов. В итоге число самозанятых на бумаге растет (глава Минэкономразвития Максим Орешкин рапортовал, что с начала года легализовалось в 12 раз больше самозанятых, чем за два года налоговых каникул), но вот кто попадает в отчетность — те, кто реально вышел из «тени», или же те, кто переквалифицировался из других категорий налогоплательщиков,— не известно.

«Огонек» расспросил о происходящих в этом сегменте рынка труда переменах директора Научно-исследовательского центра социально-политического мониторинга Института общественных наук РАНХиГС Андрея Покиду.

«Огонек»:Андрей Николаевич, в экспертной дискуссии используют цифры: в стране сегодня насчитывается от 15 до 17 млн самозанятых. Кто и как их сосчитал, если четкого определения этой страты до сих пор нет? Ссылаются, в частности, на проведенный с вашим участием социологический опрос…

Андрей Покида: — Конечно, социологический опрос — это не данные статистического обследования (по данным Росстата, количество людей, работающих в неформальном секторе, 15,25 млн человек.— «О»). Мы опрашивали не все население России, а лишь 1200 человек, но они — своего рода срез общества, довольно точно отражающий то, что происходит сегодня на отечественном рынке труда. Ведь эти 1200 человек представляли разные регионы, типы поселений, возраста и т.д. Так что мы с полным правом можем говорить о том, что подобные соцопросы при обязательном соблюдении научных стандартов дают довольно точную и реальную картину положения дел. По нашим оценкам, в настоящее время на рынке труда работают порядка 16–17 млн самозанятых, то есть каждый четвертый из общей численности занятого населения. Примерную картину показывают и результаты исследований других социологических служб.

— А в чем главная новость вашего исследования?

— В том, что, с одной стороны, число самозанятых, для которых данный вид деятельности является основной и единственной формой дохода, в целом увеличилось: их количество выросло за последние 3–4 года с 7 до 10 процентов. С другой стороны, количество тех, кто подрабатывал дополнительно в качестве самозанятого, сократилось. Причем «вторичная занятость» уменьшилась повсеместно: и среди самозанятых, и среди наемных работников. Такой результат для нас неожиданность. Предыдущие исследования, например, этого не показывали. Напротив, еще два года назад среди всего занятого населения каждый второй подрабатывал (свыше 50 процентов), а сейчас только 27 процентов трудятся на двух работах. Сокращение впечатляющее — почти вдвое.

— С чем это, по-вашему, связано?

— В первую очередь это результат длящейся уже не первый год нестабильности в экономике. Специалисты давно фиксируют снижение покупательной способности, а главное — реальных доходов населения. В большинстве своем именно обычные граждане выступают заказчиками работ или услуг, предоставляемых самозанятыми. Нет денег у населения, не будет и заказов у самозанятых. Во-вторых, увеличилось число россиян, которые не могут иметь дополнительную работу. И не потому, что не хотят, а потому, что не могут: на первой работе они оказываются загружены так плотно, что им некогда заниматься чем-то помимо нее. Как говорится, до постели бы доползти. Есть и третий вариант, когда вторая работа становится для самозанятого основной. Например, когда человек попробовал что-то организовать помимо работы по найму, у него получилось, и самозанятость стала главным видом деятельности.

— Самозанятые, которых вы опрашивали, выражали беспокойство по части возможных претензий со стороны государства? Например, тревожит ли их гипотетическое увеличение налога?

— Такие опасения есть. Но вот что любопытно: примерно 30 процентов самозанятых оценили нынешний эксперимент по введению нового «налога на профессиональный доход» положительно и хотели бы воспользоваться данным режимом. Большая часть (около 40 процентов) выбрала выжидательную позицию, они хотели бы понаблюдать за развитием событий, прежде чем вступать в новые отношения с государством.

— А каковы опасения, вы спрашивали?

— Это, скорее, настороженное отношение к действиям властей. Люди уже привыкли, что власть может внезапно изменить правила игры, особенно когда речь идет о бизнесе. Свидетельств тому за последние пару десятков лет немало. И люди с опаской относятся к любой самой благой инициативе, исходящей сверху. Тем более самозанятые — в отличие от бизнеса или наемных рабочих эта категория сегодня имеет самую слабую законодательную защиту.

— Люди охотно делятся информацией с социологами? Например, о роде своей профессиональной деятельности...

— Им скрывать нечего. Подобного рода занятость не является криминальной, поскольку она разрешена законодательно, хотя происходит зачастую с отклонением от норм закона. Кроме того, объемы индивидуального дохода самозанятого не столь высоки. Для многих самозанятость, по сути, вынужденная мера.

Кроме того, немаловажный момент — анонимность опроса. Это позволяет опрашиваемому более свободно общаться на «острые» темы и не вводить в заблуждение исследователя, опасаясь утечки информации. Анализ полученной информации производится в обобщенном виде.

***

Цифры: Лицом к лицу

Скрывать самозанятость от социологов россияне не стали:

  • С 7,7% до 10,0% выросла доля самозанятых по основной работе с 2016 года.
  • Самые распространенные сферы труда самозанятых — торговля (10%), строительство (10%), недвижимость (7%), образование (репетиторство; 7%), сельское хозяйство (7%), авторемонт (6%), частный извоз (5%), ремонт бытовой и компьютерной техники (5%).
  • С 16,3% до 12,4% уменьшилась доля самозанятых на второй работе с 2016 года. Если в 2001–2017 годах каждый второй занятый помимо основной работы подрабатывал где-то на стороне, то сейчас — только 27,6%.
  • С 68,2% до 72,8% выросло за два года число работающих на второй работе без оформления соглашения.
  • У 2/3 опрошенных, имеющих дополнительную занятость, специальность на дополнительной работе соответствует их основному виду деятельности.
  • С 61,8% до 64,1% (10–11 млн работников) выросло с 2016 года число самозанятых, работающих без официального соглашения.

В опросе, проведенном в мае 2019 года, приняли участие 1215 человек в 27 субъектах РФ по выборке, репрезентирующей работников в регионах.

Источник: Научно-исследовательский центр социально-политического мониторинга ИОН РАНХиГС

***

Правительство предполагает лишь к 2029 году получить цифру в 2,4 млн зарегистрированных самозанятых. Думаете, надежды оправдаются?

— Практически уверен. Во-первых, как показало наше исследование, самозанятых в стране много — почти четверть всего трудоспособного населения. Из этих 16–17 млн 6–7 млн человек уже трудятся официально, являются добропорядочными налогоплательщиками (они были честными налогоплательщиками и до экспериментов государства с самозанятыми.— «О»). Добиться нужной цифры за счет этой категории несложно. И то, что эксперимент с легализацией идет пока только на территории пяти субъектов Российской Федерации, не слишком меняет картину: в числе этих регионов Москва и Московская область, где самая высокая концентрация самозанятых. Иной вопрос: а кто эти граждане, которые воспользовались новым налоговым режимом? Может, частично речь идет об индивидуальных предпринимателях (ИП), у которых нет наемных работников, оборот небольшой, вот они из ИП и стали «самозанятыми» — и отчетности, и хлопот меньше, не говоря уже о налогах.

— То есть власть ловила щуку, а поймала карася?

— Есть такие опасения. Данный эксперимент с точки зрения создания благоприятных условий для ведения предпринимательской деятельности можно рассматривать как положительную инициативу. Другой вопрос, насколько она будет интересна именно тем самозанятым, которые работают без официального оформления. Вместе с тем этот эксперимент может иметь и негативные последствия, поскольку способен привести к значительным бюджетным потерям. Так, предприниматели могут пользоваться режимом для «оптимизации налогов», то есть будут вполне легально привлекать к работе самозанятых вместо того, чтобы оформлять работников по трудовому договору. В этом случае предпринимателю не нужно платить страховые взносы за работника (30 процентов), а работник не платит НДФЛ (13 процентов), а только уплачивает проценты по специальному налоговому режиму, которые составляют значительно меньшую величину необходимых отчислений (6 процентов в случае, если оказывает услуги индивидуальным предпринимателям или юридическим лицам). Обращает на себя внимание тот факт, что работодатели положительно оценивают эксперимент — 49 процентов увидели в новом налоговом режиме свою личную заинтересованность, возможно, как раз связанную с оптимизацией налогообложения.

— 160 тысяч зарегистрировавшихся на середину августа (статистика ФНС) из 17 млн — это успех?

— По мнению инициаторов эксперимента, несомненно. На конец лета, по данным ФНС, в четырех пилотных регионах зарегистрировались 162 тысячи самозанятых: в Москве — 96 тысяч, в Подмосковье — 36 тысяч, в Татарстане — 24 тысячи, в Калужской области — 4 тысячи. Запланированный результат эксперимента на конец текущего года — 200 тысяч человек. И это только по четырем регионам. Я убежден, что цель будет достигнута. Другой вопрос: сколько из этих 200 тысяч будет по-настоящему легализовавшихся самозанятых, а сколько бывших индивидуальных предпринимателей или наемных работников? Вместе с тем хотелось бы отметить, что об успешности данного эксперимента можно говорить не ранее конца этого года. Хотя уже сейчас возникают вопросы о необходимости регулирования этим налоговым режимом взаимоотношений самозанятых (физических лиц) с юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, то есть реализации физическими лицами товаров, услуг или работ юридическим организациям. Подобное сотрудничество в будущем может приобрести исключительно вынужденный характер и негативно отразится на социальной защищенности самозанятых.

— А кто все-таки такие самозанятые?

— Отсутствие законодательно закрепленного правового статуса самозанятых граждан открывает широкие возможности трактовки понятия «самозанятость». Отчасти острота проблемы регулирования деятельности самозанятых связана именно с существующими пробелами российского законодательства, отсутствием достоверной информации о специфике деятельности самозанятых и ее объемах. Самозанятость представляет собой предпринимательскую деятельность, которая ведется физлицами самостоятельно, на свой страх и риск, по их инициативе, собственными силами, то есть без использования труда наемных работников. При этом самостоятельная занятость может использоваться не только в качестве единственного способа дохода, но и для дополнительного заработка во время, свободное от исполнения обязанностей по трудовому договору.

Сейчас государство предпринимает различные меры по легализации самозанятых, они направленны главным образом на снижение налоговой нагрузки и упрощение регистрационных процедур. Однако в этих инициативах государства не предусмотрены реальные стимулы для перехода в легальное поле. Хотя органы государственного управления и экспертное сообщество продолжают работу по определению правового статуса самозанятых граждан, в том числе по выработке системы государственных социальных гарантий и иной финансовой, консультативной, информационной помощи этим людям. Предполагаю, что этой осенью Госдума может принять ряд законопроектов в этой области.

Беседовала Светлана Сухова

https://www.kommersant.ru/doc/4080088


About the author
[-]

Author: Татьяна Гришина, Светлана Сухова

Source: kommersant.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 03.10.2019. Views: 212

Comments
[-]
 Kingdom of Baby | 05.10.2019, 17:12 #
Kingdom of Baby is your digital go-to platform for your baby’s well-being, for a healthy pregnancy and for your parenthood journey for the sake of a memorable experience.
Contact us: [email protected]

To accomplish this we give informations and advices for parents to make them in a full knowledge about their baby’s behavior.
With this in mind, we took our first steps to create an environment and memorable experience for all new parents.
We focus on every element of care, from the first day of birth of your baby with interesting ideas to make you ensure a healthy environment to your baby and avoid the most habits you should pay attention to .

pregnancy

kingdomofbaby.com

https://www.kingdomofbaby.com/toddler/milestones/
https://www.kingdomofbaby.com/the-toddler/
https://www.kingdomofbaby.com/
 nana | 09.10.2019, 02:23 #
Things are very open and intensely clear explanation of issues. was truly information. Your website is very beneficial.
hotmail sign up
 Rohaan | 14.10.2019, 19:29 #
I read your blog post and this is nice blog post.. thanks for taking the time to share with us. have a nice day  boot covers USA
 Дмитрий Воробьевский | 21.10.2019, 10:10 #
http://maxpark.com/user/814874022/content/6902773 ( https://forum-msk.org/material/economic/15997341.html , https://krrramola.livejournal.com/12223.html , https://7x7-journal.ru/posts/2019/10/14/--1571055195 ):

     НАДО ЛИ ПЛАТИТЬ НАЛОГИ ?

Этот вопрос, судя по "Евангелию", однажды задали Иисусу Христу, и он ответил на него, что, мол, "Богу -- Богово, а кесарю -- кесарево". Почему-то из этого принято делать вывод, что, мол, налоги непременно надо платить. (Налогом, как известно, называется часть зарплаты -- или прибыли, или дохода, -- принудительно изымаемая на какие-то, мол, "благие дела" одними людьми у других.)

Однако, даже если не сомневаться в том, что смысл вышеприведённого ответа был именно таким, и при многочисленных переводах и переписываниях "Евангелия" он ничуть не исказился, то всё равно из этого ответа Иисуса, очевидно, вовсе не следует вышеуказанный однозначный вывод. Скорее, данный ответ означает, что, мол, решайте сами, достоин ли "кесарь" (т.е. император или вообще правитель) получения тех денежных средств, которые он требует у народа в виде налогов, или не достоин.

То есть, даже с точки зрения, так сказать, ортодоксального христианства однозначного ответа на вопрос о выплате или невыплате налогов нет. (Разумеется, я имею в виду этот вопрос в, так сказать, высшем морально-правовом смысле, а не в формально-юридическом, присущем для какой-то конкретной страны в некий конкретный момент.)

Чтобы было понятнее, приведу в качестве примера Германию тридцатых и сороковых годов 20-го века -- т.е. в период гитлеровского правления. Интересно, хорошо ли поступали (в том числе -- с точки зрения христианства) те люди, которые тщательно и совершенно, так сказать, законопослушно выплачивали в той Германии абсолютно все налоги, включая и те, от выплаты которых могли бы без особого риска, так сказать, уклониться?...

На мой взгляд, ответ на этот вопрос -- очевиден, если учитывать, что чуть ли не половина (если не больше) германского государственного бюджета тратилась тогда на захватнические войны и на массовые убийства мирных жителей, включая Холокост... То есть, получалась довольно явная зависимость, заключавшаяся в том, что чем больше то германское государство получало налогов, тем больше оно убивало людей, абсолютное большинство которых были либо вообще совершенно ни в чём невиновными, либо, так сказать, "виновными" в вооружённом сопротивлении кровавому гитлеризму...

Разумеется, далеко не все даже сугубо диктаторские государства можно приравнять к той гитлеровской Германии или, например, к примерно столь же кровавому "СССР" времён сталинщины. Однако, увы, некоторые довольно существенные, так сказать, "элементы", характерные для тех двух чудовищных тиранических режимов, можно без особого труда обнаружить и чуть ли не во всех других государствах, особенно --  в тех, где власти планомерно искореняют всяческие зачатки демократии и настоящего либерализма.

Под этими вышеупомянутыми "элементами" я подразумеваю, в первую очередь, бесчисленные и разнообразные проявления очень серьёзного -- в том числе и как бы "узаконенного" -- государственного насилия по отношению к фактически ни в чём невиновным людям. Нередко и налоги, увы, имеют такой размер и такую форму, что их на все сто процентов можно причислить к этому очень серьёзному насилию над совершенно безвинными людьми.

Кстати, насколько я припоминаю, о существовании налогов мне впервые кто-то рассказал, когда я учился то ли в 1-ом, то ли во 2-ом или 3-ем классе (в начале семидесятых годов). Хорошо помню, что когда я узнал, что они изымаются государством у людей без их согласия, -- да и размер налогов тоже назначается государственными чиновниками без согласия с “налогоплательщиками”, -- то у меня сразу возникла такая мысль: “Так это же значит, что чиновники, изымающие налоги, -- просто бандиты, занимающиеся грабежом!”.

Эта мысль была настолько очевидной, что она ничуть не была поставлена мной под сомнение даже тогда, когда я вскоре узнал, что какая-то часть налогов тратится на полезные для большинства людей дела -- на строительство домов, школ, детских садов, дорог и т.п. (скорее, некоторое сомнение у меня вызывала полезность школ и детских садов, куда меня отправляли, разумеется, не особо интересуясь моим желанием или нежеланием туда идти)... Ещё припоминаю, что этому моему довольно отрицательному отношению к государству весьма поспособствовали и несколько чудовищно-отвратительных эпизодов, когда я увидел деятельность каких-то государственных работников (на которую тоже тратятся отнятые у людей деньги, т.е. налоги), в народе именуемых живодёрами, -- т.е. тех, кто отлавливает, и, как правило, убивает при этом, уличных собак и кошек...

Разумеется, никаким “вундеркиндом” я не был, да и не так уж интересовался подобными вопросами, однако помню, что даже в 1-ой половине моих школьных лет у меня уже было более-менее адекватное представление о том, на что тратятся государством собранные (или -- награбленные) с людей налоги, -- примерно третья часть их идёт на весьма безбедную жизнь всяческих государственных чиновников, милиционеров и т.п., ещё одна третья часть тратится на больницы, многоэтажные дома, дороги и вообще на более-менее полезные дела, а последняя треть -- на всякие гадости, вроде войн и атомных бомб, вроде тюрем для “спекулянтов” и прочих ни в чём невиновных людей, или вроде вышеупомянутого истребления кошек и собак.

Кстати, в те времена в “СССР” многие так называемые дефицитные товары нередко продавались “с нагрузкой” -- т.е. в комплекте с какими-нибудь залежавшимися и не очень нужными (либо слишком дорогими) товарами. Например, пачку дефицитного индийского чая иногда можно было купить лишь в комплекте с банкой “морской капусты”. Примерно такая же картина, как я понял ещё тогда, получается и с налогами.

То есть, если кто-то, вдруг, искренне захотел заплатить налоги, чтобы поспособствовать строительству больниц и дорог, или, например, борьбе с убийствами и грабежами, -- то ему надо иметь в виду, что в качестве “нагрузки” он при этом поспособствует также и продолжению многих отвратительных или просто бандитских дел, включая и те же грабежи или даже многотысячные убийства (а может быть -- поспособствует и приближению всемирной атомной войны)...

Ещё, на мой взгляд, надо иметь в виду и то, что вообще любое исполнение чьих-то требований, предъявленных к ни в чём невиновным людям в ультимативном порядке -- т.е. под угрозой того или иного насилия, -- почти всегда как бы поощряет склонных к насилию субъектов, и тем самым способствует процветанию и распространению разнообразного насилия в обществе. Например, если Вы регулярно и безропотно платите "дань" какому-то бандиту-рэкетиру, то, скорее всего, он и не подумает прекращать свою рэкетирскую деятельность, а с большой вероятностью, наоборот, будет пытаться её расширять... А находить различия между "работой" простых рэкетиров и сотрудников тех или иных "налоговых служб" нередко, увы, бывает очень проблематично.

Чтобы случайно не перепутать сбор налога с рэкетом, надо иметь в виду, что между этими весьма схожими процессами имеются две, так сказать, большие разницы. Во-первых, группа людей, причастных к сбору налогов, гораздо более многочисленна, организована и вооружена, чем любая банда рэкетиров, а во-вторых, представители этой группы периодически заявляют о том, что средства, отнимаемые в виде налогов, тратятся, мол, не на чьё-то халявное обогащение, а на самые благородные дела, которые, мол, столь благородны, что деньги на них можно добыть у народа лишь при помощи мощной вооружённой физической силы...

Правда, существуют разные виды налогов, и, на мой взгляд, не все они одинаково отвратительны. Например, одной из самых отвратительных их разновидностей, по-моему, могут служить таможенные пошлины, -- поскольку они не только являются, как говорится, грабежом на большой дороге, но, кроме того, они серьёзно нарушают естественное право людей на передвижение и, тем самым, весьма препятствуют взаимовыгодным связям между разными народами. А без таких тесных и взаимовыгодных связей, очевидно, не только экономика этих народов имеет гораздо меньше шансов на нормальное развитие, чем с ними, но и вероятность возникновения международных войн, увы, может сильно вырасти.

Однако, есть и такие разновидности налога, которые, по-моему, можно считать либо спорными, либо даже отчасти оправданными, так как налогами их можно назвать лишь условно, а по сути они близки к тому, чтобы именоваться компенсацией конкретного причинённого ущерба. К таким налогам относятся, например, те, которые платят нефте-газовые, лесозаготовительные или горнодобывающие предприятия, наносящие серьёзный ущерб природе и местному населению. Сюда же можно отнести и налоги, выплачиваемые государственными предприятиями (даже если они переименованы во всякие "АО" или "ООО") на содержание своих пенсионеров, создавших их в своё время под принуждением государства -- как косвенным, так и прямым. Правда, в подобных случаях может возникнуть вопрос о том, через какие структуры выплачивать эти налоги, чтобы они не "оседали" в них, а доходили по назначению...

Кстати, говоря о разнообразных государственных налогах, желательно иметь в виду и то, что само их существование явно способствует некоторым видам обычной уголовной преступности, в частности -- вышеупомянутому бандитскому рэкету. Многие бандиты-рэкетиры рассуждают примерно так -- почему, мол, государственным чиновникам можно грабить предпринимателей и торговцев, назначая для них какие угодно налоги, а нам, мол, нельзя?... Чем, мол, мы хуже?...

Между прочим, даже в общепризнанной экономической науке рэкет обычных уголовников и государственный сбор налогов уже довольно давно практически уравнены между собой, а уголовники-рэкетиры и сотрудники разных так называемых "налоговых служб" объединены под общим названием "стационарные бандиты". Если Вы, уважаемый читатель, не верите в вышесказанное, то можете набрать эти два слова, например, в Гугле или в Яндексе и прочитать по полученным ссылкам о весьма убедительной экономической теории многих университетских профессоров и прочих очень уважаемых учёных-экономистов (Мансура Олсона, Мартина Макгуайра и др.), приравнивающих, по сути, сбор налогов к бандитскому рэкету.

Добавлю, что есть, конечно, и множество экономистов (в основном -- сугубо придворных), придерживающихся других взглядов, однако их, так сказать, "экономическую науку", по-моему, правильнее было бы называть вовсе не "экономикой", а "искусством грабежа". То есть, главная цель этой придворной "науки" заключается в поисках наиболее эффективных способов, по сути, постоянного ограбления народа, в том числе -- в поисках наиболее, так сказать, оптимальных для этой цели размеров налогов.

А настоящей альтернативой грабительским налогам, по-моему, может служить только рынок (в самом широком смысле слова), дополненный благотворительностью. Например, даже такая структура, как  полиция, по-моему, вполне могла бы финансироваться добровольными отчислениями людей, если она реально предоставляет им стоящую этих отчислений услугу -- охрану от уголовников (конечно, нашлись бы и люди, отказавшиеся платить и обращаться в случае чего за полицейской помощью, но это, на мой взгляд, -- их личное дело). Медицинское и пенсионное страхование, строительство дорог и тому подобное -- всё это тоже вполне может финансироваться по чисто рыночным механизмам, что подтверждается в том числе и опытом многих западных стран.

Но есть, конечно, и такие вещи, которые едва ли могли бы финансироваться без налогов, т.е. на основе рынка или благотворительности. К этим вещам относятся и многочисленные печально известные "проекты века" вроде поворота вспять северных рек (с затоплением при этом многих сёл или даже городов), и огромнейший бюрократический аппарат, приносящий людям неизмеримо больше вреда, чем пользы, и бессмысленные чудовищные войны, переходящие в геноцид, и строительство так называемых "инженерных сооружений" (так на российском "новоязе" обычно называют ряды колючей проволоки) вдоль границ со странами бывшего "СССР", и многие другие порождения дьявольско-чиновничьей мысли.

В конце этой статьи могу на всякий случай заранее ответить на возможные обвинения меня в анархизме. Такие "обвинения" -- отчасти верны, однако, так сказать, "полноценным анархистом" я едва ли могу считаться, так как признаю необходимость структур (например, суда и полиции), предназначенных для противодействия уголовной преступности -- то есть, разным насильственным действиям и присвоению чужого имущества. Называть ли эти структуры государственными или какими-то ещё -- по-моему, не очень важно. Главное -- чтобы они были подконтрольны обществу и, разумеется, чтобы они не занимались теми самыми делами, с которыми должны бороться. К таким делам относится и грабёж, государственным разновидностям которого и посвящена эта статья.

А каков же всё-таки конкретный ответ на вопрос, приведённый в её заголовке? Увы, чёткого и подходящего при любых обстоятельствах ответа на этот вопрос не дал даже Иисус Христос, так что куда уж мне... Могу лишь сказать, что, во всяком случае, выплата налогов, в отличие от исполнения некоторых других так называемых "повинностей" (например, воинской), может повлечь за собой лишь косвенную, а вовсе не прямую ответственность за те или иные, по сути, бандитские дела, нередко творимые разными так называемыми "государственными структурами", финансируемыми за счёт этих налогов. А если, например, Вы, уважаемый читатель, живёте в какой-то такой стране, где все налоги тратятся исключительно на помощь сирым и убогим или на другие столь же благие дела, -- то тогда уж точно, как говорится, заплатив налоги, можете спать спокойно...

И в завершение -- в качестве, так сказать, иллюстрации к этой статье -- прилагаю одно своё небольшое стихотворение по данной теме, написанное (и опубликованное в нескольких малоизвестных газетах, например -- в "Крамоле" и "Свободном слове") ещё примерно лет двадцать назад -- во время невообразимо кровавой и абсолютно преступной войны в Чечне:

МОНОЛОГ НЕИЗВЕСТНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ

Я обещал, свидетель -- Бог,
Бандитам не платить налог.

С тех пор и пуля, и кинжал
Меня касались. Но держал
Я слово, данное тогда,
Ни разу не ответив "да"
Шпане ни мелкой, ни крутой...
Но нынче понял: кроме той...

Полнеба дыма и огня
Я вдруг увидел. То Чечня
Была в экране. А потом
Мелькнул разбомбленный роддом...

Я вспомнил многое теперь
И понял: нами правит зверь
В кругу такого же зверья...
Так на фига ж плачу им я
На их кровавый карнавал?
Ведь я ж когда-то слово дал.

Я обещал, свидетель -- Бог,
Бандитам не платить налог.

С наилучшими пожеланиями всем читателям, Дмитрий Воробьевский (г.Воронеж).
 dasad | 29.10.2019, 10:19 #
Pretty good post. I just stumbled upon your blog and wanted to say that I have 릴게임 really enjoyed reading your blog post.  Its a great pleasure reading your post. I'd really like to help appreciate it with the efforts you get with writing this post. Thanks for sharing. 
Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta