Киев готовит для Донбасса переходное правосудие

Information
[-]

***

Президент страны Владимир Зеленский надеется убедить жителей ДНР/ЛНР вернуться в Украину

В Украине готовят концепцию переходного правосудия, которая должна вступить в силу на этапе реинтеграции Донбасса. Речь идет о комплексе действий украинской стороны после восстановления юрисдикции над неподконтрольными районами Донецкой и Луганской областей. Если политики надеются, что эта концепция позволит найти общий язык с жителями Донбасса, то социологи сомневаются в том, что это вообще возможно.

Разработать концепцию в начале октября поручил президент Владимир Зеленский. Он подчеркнул, что цель – это преодоление последствий вооруженного конфликта и переход к мирной жизни: «Это – ответы на сложные вопросы: какой будет жизнь человека после восстановления контроля (Украины. – «НГ») над Крымом и оккупированными частями востока страны, принципы и формы ответственности (а в некоторых случаях и освобождение от нее) за сотрудничество с оккупационной властью… »

Бывшая уполномоченная Верховной рады по правам человека Валерия Лутковская сказала украинским СМИ, что переходное правосудие – необходимый элемент урегулирования конфликта: «В тот момент, когда конфликт заканчивается, оно должно вступить в силу на следующий день. То, что у нас этого до сих пор нет – это очень плохо, потому что те граждане Украины, которые остались на неподконтрольной территории, не понимают, что будет». Она отметила, что многие люди опасаются действий украинской стороны. Чтобы переубедить их, нужно изложить четкий план действий, который и называется переходным правосудием.

На этой неделе вопрос обсуждался в ходе заседания парламентского комитета по правам человека, деоккупации и реинтеграции. К участию в разговоре приглашены известные правозащитники. Говорили о документировании событий, связанных с вооруженным конфликтом, наказании виновных в совершении военных преступлений, о компенсации ущерба жертвам конфликта, об информационной политике. Замглавы парламентского комитета Нелли Яковлева задала тон дискуссии: «Нам нужны профессиональные ответы на те острые вопросы, которые сейчас стоят перед обществом: как обеспечить права человека в период урегулирования конфликта и в постконфликтный период, что должно сделать государство… как нам создать основы совместной жизни в период мирного строительства». Яковлева отметила, что кроме стратегических решений есть и множество тактических вопросов, которые можно решать уже сейчас. В числе таковых – упрощение пересечения гражданами контрольных пунктов въезда-выезда на линии разграничения, выдача украинских документов, доступ к системе образования и здравоохранения, выплата пенсий и т.д.

Последний вопрос, кстати, уже решается. Как сообщил председатель профильного парламентского комитета Дмитрий Лубинец, в Верховной раде зарегистрирован законопроект, позволяющий возобновить социальные выплаты жителям неподконтрольных территорий. «Ситуация, когда более половины зарегистрированных на неподконтрольных территориях пенсионеров не могут получить честно заработанную пенсию, – ненормальна. А факты многочисленных смертей пожилых людей на пунктах пропуска ужасают и возмущают. Нужны немедленные перемены». Лубинец отметил, что в зарегистрированном законопроекте предусмотрена, во-первых, отмена обязательной регистрации пенсионеров в статусе внутренне перемещенных лиц (этот статус нужно было регулярно подтверждать, а пенсии получать по месту формальной прописки на украинской территории). Во-вторых, предусмотрена возможность начисления пенсии при утрате документов – на основе информации из реестра застрахованных лиц. Те граждане, которые, проживая на неподконтрольных Киеву территориях, не имели возможности платить страховые взносы и зарабатывать трудовой стаж, смогут «докупить» необходимые для выплаты пенсий годы стажа. И наконец, третье новшество, предусмотренное в законопроекте, – это выплата задолженности по пенсиям без срока давности (сейчас срок ограничен тремя годами).

Законопроект еще не рассмотрен украинскими депутатами. А все остальные идеи в рамках концепции переходного правосудия вызывают много споров среди политиков и в обществе. Какой статус предоставить нынешним ДНР/ЛНР; как и когда проводить выборы местных органов власти в Донбассе; какие полномочия предоставлять руководству региона; кто будет наказан, а кто подлежит амнистии – все эти вопросы остаются пока без ответа.

Однако социологи уже обратили внимание на то, что мнение рядовых граждан, проживающих с той и другой стороны от линии разграничения, не совпадает. В Украине регулярно проводятся опросы, данные которых показывают, что большинство граждан считает Россию «государством-агрессором», выступает против особого статуса ДНР/ЛНР, не воспринимает идеи тотальной амнистии защитникам республик или предоставления местным органам власти в Донбассе широких полномочий (включая права на самостоятельное формирование силовых структур, проведение независимой от Киева языковой политики, развитие отдельных экономических связей с Россией и т.д.).

Мнение людей на неподконтрольной Киеву территории в октябре с.г. выяснили Украинский институт будущего и влиятельная украинская газета «Зеркало недели». Опрос в ДНР/ЛНР проводился харьковской компанией «Нью Имидж Маркетинг Груп», которая ранее проводила подобные исследования по заказу международных организаций. Методом интервью было опрошено 1606 респондентов (почти поровну в ДНР и ЛНР). Как можно было предположить, в Донбассе Россию не считают «агрессором»: 86% не согласны с таким утверждением. Украинскую позицию поддерживают 3,1% полностью и еще 6,4% частично. Вину за начало конфликта возлагают в основном на украинскую власть после майдана, США, активистов майдана, даже на команду Виктора Януковича. В целом 76% полностью или частично согласны с утверждением, что война в Донбассе – это внутренний украинский конфликт (скорее не согласны – 14,1%, абсолютно не согласны – 9,3%).

Отвечая на вопрос, за чей счет нужно восстановить разрушения, жители Донбасса в основном (63,6%) указали Украину. Еще 29,3% уточнили, что платить должны украинские олигархи. 17% считают справедливым, чтобы восстановление финансировали США, 16% приняли бы помощь России. Владимир Путин остается самым авторитетным политическим лидером в ДНР/ЛНР.

Вообще 64,3% жителей видят будущее республик в составе России. «Если кто-то, как президент Зеленский, думает, что жители оккупированных территорий Донбасса с нетерпением ждут, что «скоро украинцы, наша власть здесь появится, скоро наши парни за нами вернутся», то это далеко не так», – отметили авторы публикации в «Зеркале недели». Опрос показал, что только 5,1% жителей ДНР/ЛНР хотят вернуться в состав Украины на прежних условиях. Еще 13,4% допускают возможность реинтеграции в случае предоставления ЛНР/ДНР особого статуса. О независимости ДНР и ЛНР мечтают 16,2% жителей республик.

Любопытно, что при небольшом числе сторонников независимости 41% респондентов указали сроком проведения местных выборов в регионе «после предоставления Донбассу независимости». Еще 20,7% – «после предоставления Донбассу особого статуса в составе Украины». С полным прекращением боевых действий связали проведение выборов 18,8%, а 9,8% сочли, что достаточно отвода военной техники.

При таком отношении неожиданным выглядит тот факт, что почти половина людей на неподконтрольных территориях сохранили украинские паспорта. У 45,1% Украина не вызывает враждебных чувств, они определили свои чувства как нейтральные. Учитывая почти шестилетнюю войну, немного (только 29,4%) опрошенных назвали свое отношение «холодным» или «очень холодным». Но каждый четвертый сказал о более-менее теплых чувствах по отношению к Украине.

При этом большинство сомневается в способности Владимира Зеленского принести мир в регион. На вопрос о том, как изменилось отношение к украинскому президенту за полгода его пребывания на посту, только 2,7% ответили, что улучшилось, 7% – немного улучшилось. Почти 45% не изменили своего мнения. 20,5% сказали, что Зеленский их разочаровал. А почти 23% сказали, что отношение ухудшилось, поскольку «его действия вызывают опасения».

Идея Зеленского с созданием концепции переходного правосудия изначально была направлена на то, чтобы развеять опасения и снять преграды на пути к реинтеграции. Однако противоположные ожидания в Украине и в ДНР/ЛНР могут помешать реализации этой идеи.

Автор: Татьяна Ивженко, cобственный корреспондент "НГ" в Украине

http://www.ng.ru/cis/2019-11-27/1_7737_ukraine.html

***

После войны: каким будет переходное правосудие в Украине

Владимир Зеленский прилагает немалые усилия, чтобы встретиться с Владимиром Путиным и достичь мира на Донбассе. Для команды президента завершение войны настолько достижимо, что на Банковой начали думать: "А что после"?

Допустим, Украина восстановила контроль над оккупированными территориями. Как будет осуществляться правосудие? Кого накажут, а кого освободят от ответственности? Кого люстрируют, а кто сможет занимать должности в органах власти и в дальнейшем? Будет ли признавать Украина выданные оккупантами документы? Где границы компромисса? На эти вопросы и многие другие дает ответ концепция переходного правосудия, пишет LB.ua.

"Она должна включать меры по возмещению ущерба жертвам войны, привлечение к ответственности виновных в совершении тяжких преступлений, реализацию права на получение правды о ходе событий конфликта", - говорил Владимир Зеленский представителям рабочей группы, разрабатывающей соответствующий законопроект. "Это ответы на сложные вопросы: какой будет жизнь человека после восстановления контроля над Крымом и оккупированными частями востока страны, какими - принципы и формы ответственности, - а в некоторых случаях и освобождение от нее, - за сотрудничество с оккупационными властями", - признавал в октябре президент.

Имея поддержку руководства государства, рабочая группа продолжала работать над рамочным законопроектом о переходном правосудии. Вскоре документ обещают согласовать и представить. LB.ua ознакомился с предыдущим вариантом и поговорил с его авторами о концепции и возможных последствиях.

Кто готовит?

Рабочая группа, которая разрабатывает законодательство для деоккупации и реинтеграции оккупированных территорий, была создана в августе. Она работает при Комиссии по вопросам правовой реформы, которая по инициативе президента готовит изменения в законодательство. В группе 11 ученых, правозащитников, прокурор и судья. Руководитель - представитель президента в Крыму Антон Кориневич.

Правозащитники и раньше призвали разработать концепцию переходного правосудия. Однако только сейчас появилась политическая воля, рассказывает заместитель представителя президента в Крыму и участница рабочей группы Дарья Свиридова. "Активизировалась дискуссия на уровне политиков, потому что раньше говорила только экспертная среда. Это впервые за пять лет такой термин звучит из уст представителей государства", - говорит Дарья Свиридова.

Когда же о переходном правосудии говорит президент, это почти наверняка гарантирует введение законопроекта, считает менеджер по адвокации в Центре прав человека "ZMINA" Алена Лунева.

"Сейчас же есть перспектива того, что законопроект может быть не только принят, но и имплементирован. Это очень важный посыл, который мы слышим от президента и чиновников топ-левела. Вопрос мира и согласия выходит на важные позиции. Власть как бы говорит: "Для того, чтобы государство перешло от конфликта к миру, нам надо изменить законодательство", - рассказывает Алена Лунева, которая была одним из соавторов документа.

Что такое переходное правосудие?

Переходное правосудие - это путь от войны к миру; судебные и несудебные процессы для преодоления масштабных нарушений прав человека.

"Переходное правосудие предполагает выработку основ преодоления последствий, вызванных конфликтом. Это переходный период от войны к миру через преодоление последствий и установку предохранителей, которые сделают невозможным повторение конфликтов", - объясняет исполнительный директор "Украинского Хельсинского союза по правам человека” Александр Павличенко, который также работает над законопроектом.

Концепция переходного правосудия предусматривает четыре главные составляющие:

    - уголовное судопроизводство - наказание виновных за тяжкие преступления;

    - констатацию истины - документирование нарушения прав человека;

    - возмещение ущерба жертвам, восстановление нарушенных прав пострадавших во время войны;

    - институциональные реформы судебной и правоохранительной системы, сектора безопасности, а также проверка госслужащих на сотрудничество с боевиками.

Каждая страна, пережившая конфликт, разрабатывает собственный механизм переходного правосудия, учитывая особенности событий и политические договоренности.

Что предусматривает рабочая версия законопроекта?

Рабочая группа продолжает работать над законопроектом. Ее авторы в общении с LB.ua отмечают, что нынешняя версия является черновой и не все ее пункты согласованы. Кроме того, финальные наработки должна утвердить Комиссия по правовой реформе.

Украинский законопроект о переходном правосудия может включать в себя:

    - возмещение вреда жертвам вооруженного конфликта (не только материальную компенсацию, но и моральную компенсацию);

    - восстановление нарушенных прав жертвам вооруженного конфликта (восстановление документов, процедуры признания рождения и смерти, разминирование территорий, образование для детей с оккупированных территорий, статус имущества, приобретенного во время оккупации, статус заключенных, защита прав коренных народов, предоставление крымскотатарскому народу права на автономию;

    - обеспечение права на правду (документирование нарушений, создание реестров документов, выданных оккупантами). Для этого Кабмин может создать специальный орган, который будет заниматься этими делами;

    - установлением исторической правды тоже может заниматься отдельный институт, созданный правительством;

    - предупреждение вооруженных конфликтов в Украине (люстрация военных преступников, расследование военных преступлений, обучение представителей правоохранительных органов международному гуманитарному и международному уголовному праву);

    - привлечение к ответственности виновных в военных преступлениях, преступлениях против человечности и грубых нарушениях прав человека.

Разработчики концепции предлагают различать морально-политическую ответственность в форме общественного осуждения и политико-правовую (от штрафов до заключения). Политическая ответственность в обоих случаях предусматривает устранение от занимаемой должности - люстрацию.

Казнить не нужно освободить от ответственности

Где в этом предложении поставить запятую - достаточно сложный вопрос. Военные преступники с кровью на руках должны отвечать за содеянное, это понятно. А как насчет гражданских, например, сотрудников "горсоветов" и так называемых "министерств"?

"Безусловно, ответственность должны нести те, кто совершает серьезные нарушения прав человека. В отношении людей, которые просто работают на временно оккупированной территории - учитель, врач, сантехник, еще кто-то, то, наверное, мы не должны говорить об их ответственности. Сейчас вопрос об установлении четких категорий еще не проработан. То есть, у нас нет каталога, где бы я сказал вам, что вот список "А" - лица, которые привлекаются к ответственности. Вот список «Б» - люди, которые не привлекаются", - рассказывает председатель рабочей группы Антон Кориневич.

На примере пожарных Кориневич объясняет, что вопрос об ответственности очень непрост, ведь, с одной стороны, они принимают присягу, с другой - необходимы для помощи гражданским на оккупированных территориях. Вопрос присяги гораздо важнее для другой профессии - судей. Измену присяге Украине рабочая группа предлагает рассматривать как сотрудничество с государством-агрессором, от имени которого осуществляли "правосудие".

Авторы законопроекта предлагают различать уголовную и политическую (люстрацию) ответственности. Люстрировать, предварительно, предлагают "всех высших должностных лиц оккупационной администрации Российской Федерации, судей, работников правоохранительных органов".

Александр Павличенко объясняет, что концепция переходного правосудия политически-правовая. Окончательная редакция проекта зависит от договоренностей между политиками, которые будут закреплены во время передачи территорий. Например, "судьи" или "прокуроры" могут быть освобождены от уголовной ответственности. Правозащитник добавляет: преступники должны быть в зоне внимания украинских правоохранителей, однако возвращение юрисдикции Украины ничем не угрожает местным, если те активно не поддерживали оккупационную власть.

"Большая категория лиц, которые не имели отношения и не имеют отношения к функционированию квазиреспублик, проведению референдумов или функционированию администраций, а те, кто работал и продолжает работать в системе здравоохранения, "министерства чрезвычайных ситуаций", предотвращает природные катаклизмамы, занимается обработкой сельскохозяйственных земель, работает в детсадах, могут освобождаться от ответственности. Это должно оцениваться в каждом индивидуальном случае. 99% населения не будет подпадать под процедуру люстрации", - рассказывает Павличенко.

По мнению Алены Луневой, объяснения Украиной того, кто после деоккупации будет наказан, а кто - нет, приблизит мир, ведь гражданские, которые не причастны к военным преступлениям, не будут иметь причин для сопротивления. "Если люди на оккупированных территорий уже не будут бояться, то это будет способствовать тому, чтобы украинская власть восстановила контроль над территориями и не встретила противодействия", - объясняет правозащитница.

Где взять деньги для возмещения ущерба?

Вопрос возмещения ущерба жертвам - это вопрос денег. А государственные средства - это уже политика.

"Возмещение приобрело определенный политический окрас, но так не должно быть. Депутаты предыдущего созыва политизировали этот вопрос: мол, если мы возмещаем разбомбленный дом, то мы признаем совершенные преступления. Хотя такой связи нет. По международным стандартам, государство компенсирует имущество, которое было уничтожено, и в межгосударственных спорах получает компенсацию от государства, которое это вызвало", - объясняет Лунева.

Правозащитница добавляет: условный Иван Петрович из Донбасса, которому разбомбили дом, не имеет возможности самостоятельно возместить у Российской Федерации убытки. Украине это сделать проще. Стянутые из Москвы средства могут стать одним из источников возмещения причиненного вреда. Законопроект предлагает выплачивать эти средства не только из госбюджета. "Никто не говорит, что Украина завтра должна выложить миллионы всем и вся. В том числе следует понимать, что для выплаты таких компенсаций может использоваться не только госбюджет, но и благотворительные организации, международные партнеры, средства, взимаемые с агрессора в международных судах", - объясняет Дарья Свиридова.

Заместитель представителя президента в Крыму добавляет: задача государства - создать прозрачный механизм компенсаций, определить очередность получения средств. Так международные доноры будут охотнее помогать с компенсациями. Но выплата денег - не единственная форма компенсации. В законопроекте также будет установлена возможность моральной сатисфакции. "Моральная компенсация - это факт признания в судебном порядке, что имело место нарушение. Например, когда было нарушено право человека на вероисповедание, человек из-за своих взглядов претерпел ущемления и преследования, что не было выражено в материальной форме, то признание лица потерпевшим может быть достаточной моральной сатисфакцией", - объясняет Павличенко.

Признавать ли документы?

Еще один дискуссионный вопрос - признавать ли документы, выданные оккупантами. Пока авторы законопроекта соглашаются о необходимости признания свидетельств о рождении, браке и смерти. Сейчас жители оккупированных территорий добиваются этих документов через суды. Те, в свою очередь, ссылаются на так называемые "намибийские исключения", сформулированные Международным судом ООН. Согласно "исключениями", определяя эти три свидетельства, государство не признает сам факт оккупации.

"Безусловно поддерживаю идею, чтобы информация о рождении, браке и смерти признавалась Украиной, потому что люди рождаются, женятся и умирают в оккупации. Для этого надо создать адекватную прозрачную процедуру, потому что сейчас это делают суды. За второй квартал 2018 года суды вынесли 8000 решений о признании этих свидетельств. Суд превращается в ЗАГС", - объясняет Алена Лунева.

Что касается других документов - нет единого позиции. Например, стоит ли заставлять девятиклассников для получения аттестата пересдавать все предметы в Украине или только те, которые они не изучали (украинский язык, историю)? Что делать с судебными приговорами? "Например, завтра мы будем иметь 3000 осужденных в тюрьмах после деоккупации. Что мы будем с ними делать? Этот вопрос документа. У меня нет видения, потому что общественного обсуждения по этому вопросу не было. Это должно решаться экспертами и решаться в дискуссии", - убеждена Лунева.

Компромиссу быть?

"Предстоит компромисс и примирение сторон, в этом конфликте задействованных. Мы не можем говорить, что произойдет совершенно гладко возвращение людей, живущих на оккупированных территориях. На уменьшение последствий и направлено переходное правосудие", - считает Павличенко.

Если правозащитники готовы к обсуждению переходного правосудия, то в обществе это может вызвать гораздо более "горячие” дискуссии. Слово "компромисс" может наточить мечи украинской действительности и, как в случае с "формулой Штайнмайера", спровоцировать протесты.

В один голос авторы законопроекта говорят: единственный способ избежать серьезного сопротивления, акций протеста - это больше говорить о переходном правосудии и объяснять его необходимость. "Общество не готово к тому, чего не знает. Любые формы протеста исходят из того, что общество хочет знать", - комментирует Свиридова.

Алена Лунева считает, что объясняя суть законопроекта, можно изменить отношение к нему. "Когда мы говорим об амнистии, то должны также говорить о ее условиях. Да, люди не очень поддерживают амнистию. Но если она может привести к тому, что незаконные вооруженные формирования сложат оружие и будут амнистированы только те, кто не совершал преступления, это может изменить отношение", - объясняет Лунева.

Дарья Свиридова отмечает, что концепция переходного правосудия также касается жителей оккупированных территорий. "Все они ждут ответа от Украины на тысячу вопросов: кто будет нести ответственность и какую, будет ли государство признавать право собственности, приобретенной за время оккупации, что будет с профессиональными сообществами, например, советами адвокатов. Тысячи вопросов у населения как на оккупированной территории, так и не на оккупированной. Куча вопросов, на которые государство должно дать ответы", - убеждена Свиридова.

Перед тем, как вынести законопроект в парламент, его нужно обсуждать на разных площадках, считает Александр Павличенко. "У нас нет выбора. Нельзя перескочить из нынешнего плохого состояния в завтрашнее очень хорошее. Должен быть переходный период. Как перейти через этот конфликт - это сложные и очень непростые вопросы. Они не являются удобными и не являются комфортными. То, что они ставятся на государственном уровне, является признаком зрелости", - убежден Павличенко.

Автор: Диана Буцко,  опубликовано в издании LB.ua, Перевод: Аргумент

http://argumentua.com/stati/posle-voiny-kakim-budet-perekhodnoe-pravosudie


About the author
[-]

Author: Татьяна Ивженко, Диана Буцко

Source: ng.ru

Translation: yes

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 07.12.2019. Views: 123

Comments
[-]
 herry | 13.12.2019, 03:02 #
Thanks for sharing this marvelous post happy wheels 2. I m very pleased to read this article.
Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta