Украинская власть начала обсуждение проекта «Стратегии национальной безопасности»

Information
[-]

В Киеве не исключают силового сценария в Донбассе

Украинская власть начала обсуждение проекта «Стратегии национальной безопасности», одним из направлений которой определено снижение напряженности в отношениях с Россией. В то же время в Киеве не собираются менять закон, в котором РФ признана «государством-агрессором», на которое возлагают ответственность за ситуацию в Донбассе. В новом году в зоне конфликта началось очередное обострение.

Украинский штаб Операции объединенных сил в последние дни сообщает о возобновившихся обстрелах позиций Вооруженных сил Украины (ВСУ) «из минометов калибра 120 мм, а также из гранатометов различных систем, крупнокалиберных пулеметов, стрелкового оружия». 18 января в Донбассе, согласно официальным сообщениям украинской стороны, были ранены 10 военнослужащих, один погиб. В последующие дни сообщалось об одном погибшем и одном раненом.

Глава МИД Украины Вадим Пристайко заявил о необходимости консультаций по поводу наблюдающегося обострения на уровне «нормандской четверки». Об этом он сказал в ходе состоявшейся на днях встречи с действующим председателем ОБСЕ, премьер-министром Албании Эди Рамой. «Что касается Минского процесса и обстрелов, мы, безусловно, обеспокоены этим. Мы обсуждали это с новым действующим главой ОБСЕ. Что это означает вообще (эскалация в Донбассе после праздников. – «НГ»)? Значит ли это полный срыв процесса (урегулирования. – «НГ») или совпадение многих факторов, которые привели к увеличению числа обстрелов?»

Ранее в интервью немецкому изданию Bild украинский министр возложил ответственность за ситуацию на российскую сторону: «Мы знаем, кто на нас нападает ежедневно, кто убивает и ранит наших солдат. Мы знаем, кто оккупировал Крым и Донбасс. О каком доверии можно говорить? Даже после встречи в Нормандском формате в Париже российские войска продолжают убивать и ранить наших солдат».

Президент Украины также встретился с действующим председателем ОБСЕ. Он напомнил, что 9 декабря в Париже лидеры «нормандской четверки» договорились об усилении роли организации в наблюдении за ситуацией в Донбассе. Речь шла о переходе Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ на круглосуточный режим работы, доступе наблюдателей в районы, неподконтрольные Киеву, о постоянном наблюдении за участками линии разграничения, на которых в прошлом году состоялось разведение сил. «Очень важно – это работа ОБСЕ в формате 24/7 на всей территории Донбасса, включая мониторинг на российско-украинской границе», – процитировала слова президента Владимира Зеленского пресс-служба офиса президента.

Еще до встречи лидеров Нормандского формата в Киеве говорили о том, что вопрос о контроле над границей один из самых сложных. В Комплексе мер по выполнению Минских соглашений (Минск-2 от февраля 2015 года) пункт о передаче Украине контроля над границей значится последним. А проведение местных выборов в отдельных районах Донецкой и Луганской областей (политическое урегулирование) – в середине перечня. Если выполнить пункты в той последовательности, в которой они записаны, то это приведет фактически к легализации ДНР/ЛНР, отмечают эксперты. «Киев должен решить, что делать с выборами в отдельных районах Донецкой и Луганской областей. Пока нет гарантий, что Россия выведет войска, а боевики сложат оружие, это не будет демократическим волеизъявлением… И приведет к легитимизации оккупационной власти», – сказал «24 каналу» политический эксперт Тарас Семенюк.

Поскольку российская сторона отказывается вносить изменения в Минские соглашения, в Киеве пытаются привлечь ОБСЕ к обеспечению контроля над границей. На прошлой неделе украинская делегация на переговорах трехсторонней контактной группы в Минске заявила, что еще в сентябре 2014 года была достигнута договоренность «обеспечить действенный мониторинг на российско-украинской границе и верификацию со стороны ОБСЕ с созданием зоны безопасности в приграничных районах Украины и РФ». Поскольку она до сих пор не реализована, Киев предлагает создать еще одну подгруппу в минской переговорной группе – по вопросам границы.

Рассказавшая об этом пресс-секретарь руководителя украинской делегации Леонида Кучмы Дарка Олифер пояснила украинским СМИ, что «без контроля над границей и возвращения переселенцев невозможно будет провести выборы на временно неподконтрольных территориях. А ненадлежащая к ним подготовка может спровоцировать возобновление боевых действий».

Идея о создании подгруппы по вопросам контроля над границей озвучивалась украинской стороной много раз начиная с 2016 года. Но не находила понимания со стороны ДНР/ЛНР и не получала поддержки с российской стороны. Но сейчас этот вопрос рассматривается в комплексе с проблематикой местных выборов в Донбассе. «Речь идет не только о безопасности волеизъявления избирателей, но и о безопасном участии всех партий и кандидатов. Итак, выборы можно проводить только тогда, когда границы государства находятся под его полным контролем или контролем международных наблюдателей, иначе не существует никаких гарантий безопасности в день голосования, а также высока вероятность манипуляций с участием в выборах лиц, не являющихся гражданами государства», – цитируют слова Дарки Олифер украинские информагентства.

Глава МИД Украины в интервью Bild рассказал, что Киев не рассматривает возможность участия в этих выборах «незаконных формирований». Зампредседателя Украинского института анализа и менеджмента политики Владислав Дзвидзинский в комментарии «24 каналу» отметил, что команда Зеленского намеревалась провести выборы в Донбассе одновременно с выборами местных органов власти в Украине – в октябре 2020 года. Но без контроля над территорией и над границей «обеспечить соблюдение украинского законодательства в отдельных районах Донецкой и Луганской областей невозможно. Сложно представить, что на участках будут представители украинской полиции, тем более государственный флаг Украины». По мнению политолога, сейчас команда Зеленского ищет ответы на сложные вопросы.

Одним из вариантов является расширение полномочий миссии ОБСЕ. Если на этом уровне вопрос не решится, то Киев может снова заявить о необходимости ввода в Донбасс международной миротворческой миссии. Но если в этом новая команда власти столкнется с теми же трудностями, что и Петр Порошенко, «то Зеленский может пойти на проведение всеукраинского референдума относительно оптимальных путей решения вооруженного конфликта», отметил Владислав Дзвидзинский.

На сегодня украинская власть, как и большинство в украинском обществе, настроена вернуть Донбасс в довоенных пределах под контроль Киева. И сделать это политико-дипломатическим путем. О таком подходе ранее заявлял президент Зеленский. И этот принцип рассматривался на днях на заседании Совета нацбезопасности и обороны (СНБО), в ходе которого обсуждался проект Стратегии национальной безопасности.

В то же время в Киеве не исключают вероятности военного пути. Замсекретаря СНБО Сергей Кривонос в интервью изданию «Донбасс. Реалии» заявил на днях: «Мое мнение: Вооруженные силы Украины должны быть готовы к силовому освобождению территорий Донбасса, если будет принято такое политическое решение». Чиновник подчеркнул, что подобное решение не может быть принято без поддержки партнеров Украины: «А мы должны быть готовы к этому и занимаемся отработкой по освобождению нашей, подчеркиваю, нашей земли. Мы не захватываем чужие земли, мы освобождаем свои».

Автор: Татьяна Ивженко, cобственный корреспондент "НГ" в Украине

http://www.ng.ru/cis/2020-01-21/1_7773_ukraine.html

***

Комментарий. Гибридная Украина: Киев меняет стратегию — идти в НАТО, не дразня Россию

Проект новой стратегии национальной безопасности Украины выглядит гибридно, соединяя в одном «флаконе» утопическое стремление Киева к членству в НАТО с положением об «уменьшении вероятности эскалации конфликта с РФ и напряжения в двусторонних отношениях».

Накануне «крещенских» выходных на заседании Совета национальной безопасности и обороны Украины был рассмотрен и представлен президенту В. Зеленскому проект новой стратегии национальной безопасности. Название документа — «Безопасность человека — безопасность страны», — в основу которого легли положения избирательной программы президента, для украинских реалий с характерным для них невниманием государства к его гражданам звучит необычно. Впрочем, искать тут особую новизну и новаторство подходов к проблеме вряд ли стоит. Слова секретаря СНБО А. Данилова о том, что ключевой аспект стратегии — это, якобы, «человек, его жизнь, здоровье, честь, достоинство, неприкосновенность и безопасность», за версту разят мечтательством и прожектерством. В тексте документа ничего, что давало бы повод для таких оценок, не содержится.

Не менее, если даже не более, лирично и откровенно не стратегично выглядит формулировка конечной цели новой стратегии: «утверждение свободной, богатой, безопасной страны, в которой господствует право, где каждый может реализовать свои таланты и способности». Тут буквально после каждого слова можно было бы включать функцию «смех в зале». Если бы эту фразу произнес со сцены кто-то из участников юмористического шоу «Вечерний квартал», так бы, безусловно, и случилось. Какая уж там свобода, какое богатство, какая безопасность? А как можно, говоря об Украине, где царит полнейшее бесправие, упоминать о «господстве права», под которым авторы, видимо, понимают его «верховенство»? Реальное положение вещей в каждой из этих сфер в Украине удручает. К тому же, ситуация в последнее время из года в год меняется отнюдь не в лучшую, а в худшую сторону. Ну, а «реализовывать свои таланты и способности» миллионы украинцы давно предпочитают вне пределов родной страны. Десятки миллионов!

Ни эти, ни другие двусмысленные и откровенно пикантные моменты, содержащиеся в новой стратегии, президента не смутили и не остановили. Ему самому документ понравился настолько, что он готов был одобрить его незамедлительно, но, соблюдая ритуал, все же дал поручение проработать проект и подать предложения по его улучшению. В течение недели. Почему так мало времени — одна-единственная неделя? Да, потому, что еще в декабре минувшего года проект стратегии, представленный президенту в январе нынешнего, прошел апробацию… в штаб-квартире НАТО (кто там злословит о «внешнем управлении», нет его и близко!) и получил там «добро». Так что теперь «аборигенам» можно, особо не напрягаясь, брать под козырек. Они, кстати, к этому не только всегда готовы, но и, видимо, несказанно рады.

С содержательной стороны новая киевская стратегия не представляет интереса. В ней нет ничего, кроме ставшей привычной, набившей оскомину, демагогии, имеющей весьма относительное отношение к действительности. Что, к примеру, можно сказать об одном из «трех основных принципов», на которых строится концепция обороны: «развитие оборонных возможностей, которые сделали бы невозможной вооруженную агрессию против Украины — внимание! — путем увеличения цены этой агрессии»? Это вообще о чем? Понять трудно. Если, конечно, не трактовать эту формулировку не в военном, а в коммерческом дискурсе. Как сигнал о сохранении финансирования по линии Министерства обороны и «Укроборонпрома» в его нынешних высоких объемах, позволяющих нечистым на руку генералам, бизнесменам и чиновникам воровать не миллионами, а сотнями миллионов.

Отражать же гипотетическую агрессию в военном смысле Украина в ее нынешнем положении и при нынешнем состоянии ее армии способна разве что в случае, если она будет осуществляться силами «бурятской конницы». Тогда достаточно будет достроить хотя бы часть «стены Яценюка» на границе с Россией. Достроить и укрепить. Сегодня те несколько десятков метров «стены», которые удалось соорудить, не служат препятствием даже для диких кабанов. Чтобы остановить «конницу», пришлось бы выделить из бюджета еще миллионов триста, украв из них только двести пятьдесят.

Думаю, что в штаб-квартире НАТО громкий, раскатистый смех звучал при прочтении украинского опуса о «безопасности человека» не раз и не два. И что чтение неоднократно прерывалось от того, что читатели утрачивали способность различать текст, когда от смеха на их глаза наворачивались слезы. Приступ смеха сквозь слезы, вне всякого сомнения, сопровождал знакомство с направлениями политики национальной безопасности, которые в Киеве считают приоритетными. Одно из них предполагает «европейскую и евроатлантическую интеграцию (создание необходимых условий для получения полноправного членства в ЕС и НАТО)». No comments!

В России многих заинтриговал тезис новой стратегии национальной безопасности Украины, содержащий требование принять меры «для уменьшения вероятности эскалации конфликта с РФ и напряжения в двусторонних отношениях». Принимая во внимание актуальное положение дел в этой сфере и его украинскую интерпретацию, в соответствии с которой Украины в настоящее время, вот, уже не первый год пребывает в состоянии, пусть не объявленной, но войны с Россией, отражая ее «агрессию», — тезис, действительно, звучит новаторски, открывая определенные перспективы.

Насколько в данном случае слова не разойдутся с делами, покажет время. Обольщаться, ожидая кардинальные изменения в правильном с точки зрения здравого смысла и национальных интересов Украины и России направлении в скором времени, вряд ли стоит. Тем не менее, корректировка даже одной только риторики со стороны Киева представляется важной и значимой. Без изменения дискурса невозможно изменение курса. Если дело пойдет, и сначала в СНБО Украины, а затем в украинской власти в целом заговорят об отношениях с Россией в том ключе, в каком о них сказано в цитированном пассаже новой стратегии национальной безопасности, это будет шаг вперед. В сторону отказа от движения к обострению и далее — к относительной нормализации.

Если А. Данилов не лукавит, говоря о том, что новая стратегия строится на основе программы В. Зеленского, с которой он шел на выборы, то такая логика представляется вполне оправданной. Будущий президент обещал дать украинцам давно ожидаемый большинством из них мир. Без деэскалации и нормализации отношений с Россией выполнить это обещание невозможно. Если без одобрения НАТО (уже не кандидат в президенты, а президент) В. Зеленский исполнить это свое обещание не в состоянии, а НАТО согласно дать такое одобрение, то — слава Богу, не так ли?

Правда, идти в НАТО, не дразня Россию, это — трудновыполнимая задача. Если вообще выполнимая. Для любой страны, расположенной на дальних и на ближних подступах к границам РФ. Для Украины — тем более. Рано или поздно все равно придется делать выбор: либо идти — либо не дразнить. Об этом, надеюсь, пойдет речь в следующей редакции стратегии национальной безопасности Украины. Надеюсь, в правильном ключе, отвечающем национальным интересам не кого-то третьего, а именно Киева.

Автор: Яков Рудь

https://regnum.ru/news/polit/2833352.html

***

Мнение эксперта. Статус партнера расширенных возможностей НАТО: что он даст Украине

Украина попросила НАТО предоставить ей статус партнера расширенных возможностей. Что он означает, и каковы перспективы Киева получить этот статус, выясняла DW.

Вице-премьер правительства Украины по евроатлантической и евроинтеграции Дмитрий Кулеба на днях попросил НАТО рассмотреть заявку Киева о предоставления ему статуса партнера расширенных возможностей. Сейчас его имеют лишь пять стран: Швеция, Финляндия, Австралия, Грузия и Иордания. Теперь получить такой статус пытается и Украина.

Программу расширенных возможностей (Enhanced Opportunities Partner, EOP) Североатлантический альянс запустил в 2014 году. Ее цель - усилить оперативную совместимость войск стран-участниц EOP с силами НАТО. Чем выше эта совместимость, тем проще и эффективнее участие таких государств в миссиях и операциях альянса.

В разговоре с DW Дмитрий Кулеба привел несколько примеров того, что статус партнера расширенных возможностей даст Украине. Вице-премьер подчеркнул, что некоторые учения НАТО открыты лишь для стран-членов и участников EOP. Еще одно преимущество - более углубленный и быстрый обмен разведывательными данными между альянсом и особыми партнерами. Если бы у Украины уже был этот статус, то обмен с Киевом разведданными о катастрофе украинского "боинга", сбитого в Иране, был бы более быстрым и эффективным, добавил Кулеба.

"Политический символизм" расширенного партнерства

На сайте НАТО приведен ряд преимуществ, которыми пользуются партнеры расширенных возможностей. В частности, это регулярные политические консультации по вопросам безопасности, расширенный доступ к учениям и обмену информацией, более тесное сотрудничество во время кризисов.

В то же время опрошенные DW эксперты указывают не столько на практическую пользу EOP, сколько на символическое значение. "Основной смысл партнерства расширенных возможностей - это политический символизм, потому что оно определяет страны, к которым НАТО чувствует особую близость", - поясняет аналитик брюссельского центра Friends of Europe Джейми Ши, ранее работавший в штаб-квартире альянса. Предоставление статуса партнера расширенных возможностей не изменяет отношения блока со страной-партнером фундаментально, отмечает Ши.

Между тем сотрудничество Украины с НАТО и так тесное. Представители Киева встречаются с коллегами из стран-членов альянса в рамках комиссии НАТО-Украина. Хотя Венгрия более двух лет блокирует заседания комиссии на уровне политиков, на уровне послов эти встречи регулярны. В 2008 году альянс решил не предоставлять Украине план действий по членству (ПДЧ), вместо этого учредив годовую национальную программу, которая является дорожной картой реформирования Украины на пути интеграции в НАТО.

Участие в EOP - членство в "клубе избранных"

Альянс также дал старт процессу, призванному сделать сотрудничество с Украиной более эффективным. Речь идет об инициативе "один партнер, один план", призванной объединить все программы по взаимодействию в одну. Как сообщил Кулеба в интервью DW, вскоре в Украину прибудет миссия экспертов НАТО, которая завершит работу над этой инициативой.

US-Soldaten (Getty Images/AFP/Y. Dyachyshyn)

По словам Джейми Ши, Украина и без EOP может попросить альянс о дополнительных возможностях, например для усиления оперативной совместимости ее вооруженных сил с войсками НАТО. И все же Ши называет партнеров расширенных возможностей своеобразным "клубом избранных" для НАТО. Поскольку таких стран всего лишь пять, то пребывание в их числе несет определенных престиж: "И потому Украина хотела бы быть частью этой клуба уже ради политического символизма".

Брюссельский эксперт Германского фонда Маршалла Соединенных Штатов Бруно Лете согласен с тем, что партнерство расширенных возможностей имеет, прежде всего, символическое значение. "Следующий логический шаг после статуса EOP - это членство. Можно сказать, что это партнерство - зал ожидания для членства", - добавил Лете.

Перспективы получения Украиной статуса EOP

Но именно такое восприятие может помешать получению Украиной нового статуса. Ведь решение об этом находится в руках Североатлантического совета. Другими словами, его принятие возможно лишь при наличии консенсуса всех 29 государств альянса. И тут сам Кулеба указал на проблему, признав, что некоторые страны НАТО еще "рассматривают вопрос, следует ли Украине давать этот статус". Вице-премьер не стал уточнять, о каких именно государствах идет речь. В свою очередь, Бруно Лете предполагает, что желание президента Франции Эмманюэля Макрона сблизиться с Россией может стать причиной для Парижа препятствовать углублению отношений Украины и НАТО. Напомним, что в 2008 году именно Франция и Германия предотвратили предоставление Украине ПДЧ.

Свою роль могут сыграть и ожидания внутри НАТО относительно реформ в Украине. По словам Джейми Ши, некоторые страны альянса могут считать, что получение Украиной статуса EOP "до того, как практическая работа завершена, не обязательно будет мотивировать Киев поддерживать реформаторские усилия". Оба эксперта подчеркивают, что если НАТО и решит не давать Украине новый статус, то это станет исключительно политическим решением. В то же время альянс не будет это делать прямо, чтобы ни у кого не возникло впечатление, что поддержка Киева со стороны Брюсселя ослабла, ведь это не так, уверены и Лете, и Ши.

Новый статус Украины - больше обязанностей

Бруно Лете констатирует, что каждый из партнеров расширенных возможностей приносит существенную пользу самому альянсу. Например, Иордания важна как партнер НАТО в борьбе с терроризмом на Ближком Востоке. А обмен разведданными с Австралией нужен НАТО для понимания ситуации в АТР, в частности - действий Китая, поясняет эксперт. Также для Североатлантического альянса имеет значение и участие в его операциях. Показательной является миссия "Решительная поддержка" в Афганистане, в которой задействован 21 украинский военный, тогда как Грузия направила 871 солдата.

"Партнеры расширенных возможностей не только "потребляют" безопасность, они также являются ее "поставщиками". Потому Украине следует продемонстрировать, что она вносит вклад в систему коллективной безопасности НАТО", - советует Лете и приветствует в этой связи намерение Киева направить 20 своих военных в Ирак в поддержку миссии НАТО, о чем вице-премьер Кулеба объявил в Брюсселе.

Автор: Юрий Шейко, Брюссель   

https://p.dw.com/p/3WUCz


About the author
[-]

Author: Татьяна Ивженко, Яков Рудь, Юрий Шейко

Source: ng.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 06.02.2020. Views: 77

Comments
[-]
 Rohaan | 06.02.2020, 18:19 #
This is also a very good post which I really enjoy reading. It is not everyday that I have the possibility to see something like this. NewWayBag Website
ava
medada966 | 07.02.2020, 04:40 #
Thank you for sharing in exchanging experiences. Good news. I have read it. It's amazing. >>> user posted image
 lookme | 07.02.2020, 04:43 #
it's exciting for you and you will not be disappointed in slotxo
Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta