Кредитно-нефтяная вилка российской экономики

Information
[-]

***

Конфликт интересов отраслевых и национальных элит 

Сложившийся с хрущёвских времён в России уклад доминирования газово-нефтяного лобби во власти, при всей своей исчерпанности, без внешнего воздействия может длиться сколько угодно. Но именно конфликт интересов отраслевых и национальных элит стал причиной инициированной президентом Владимиром Путиным конституционной реформы, сорвать которую всеми силами стараются все, кому изменение расклада сил в пользу Верховной власти угрожает потерей доминирующего влияния.

После разрыва процесса координации ценовой политики между Россией и ОПЕК произошли два события: падение цен на нефть и падение курса рубля к доллару. Соответственно, в России накануне голосования по изменениям к Конституции в условиях пандемии коронавируса COVID-19 ещё и возник фактор скачка инфляции, которая, по данным ЦБ РФ, выросла с 2,3% до 4%.

Разумеется, действующий в рамках концепции монетаризма ЦБ немедленно сообщил о повышении ключевой ставки в целях усиления давления на инфляционные тенденции. При этом ЦБ признал, что в российской экономике, и без того задыхающейся от недостатка инвестиций вследствие дорогого кредита, уже произошёл экономический спад и жёсткие условия кредитования уже сами по себе ограничивают спрос на деньги даже без повышения ключевой ставки. Тем не менее ставку всё же повысят, хотя и на короткий срок — до нормализации ситуации на рынке.

Когда такая нормализация случится, ни один эксперт уточнять не берётся. По факту в ситуации кризиса на рынке труда и зарплаты, на экономическом спаде, вырастут ставки по ипотеке, что усилит социальную напряжённость. Падения цен на бензин, как в США и Европе, не будет — просто пообещали какое-то время их не повышать. Добавьте сюда тормозящий эффект от повышения НДС, и вы получите весь дефляционный пакет, генерирующий самые высокие политические риски накануне судьбоносных для России событий, которые должны произойти к 22 апреля.

Именно в этом временном диапазоне сильнее всего проявятся негативные факторы от скачка инфляции и повышения ключевой ставки. Наложение неблагоприятных экономических тенденций на график политического процесса — самое неприятное, что могло произойти. Сырьевая игла российской экономики на этот раз нацелена в самое сердце политической системы, превращаясь из фактора её укрепления в фактор её разрушения.

Теоретически снижение цен на нефть могло повлечь за собой снижение цен на бензин на внутреннем рынке, как происходит во всём мире. Это дало бы сильный толчок экономике, снизив издержки и, соответственно, цены, что оживило бы спрос. Но господствующее положение нефтяных компаний в российской политической системе делает невозможным такой сценарий — нефтяники, как обычно, будут стремиться компенсировать потери прибыли на внешнем рынке высокими ценами на рынке внутреннем. Социальные издержки такой политики они с удовольствием перекладывают на президента и правительство.

Президент России Владимир Путин заявил, что в создавшихся условиях все силы должны быть сосредоточены на оживлении экономики за счёт активизации перерабатывающих отраслей. Это снизит концентрацию рисков на углеводородной сфере, влиять на которую наши геополитические соперники научились давно и весьма эффективно. Но не мене эффективно главные лоббисты нашей сырьевой политико-экономической системы научились любые указания президента исполнять так, как это выгодно им, а по сути — извращать и саботировать. При этом на президента оказывается давление на уровне мягкого шантажа, что, дескать, кризис добычи в нефтяной отрасли повлечёт ослабление геополитических позиций страны, снижение поступлений в бюджет и нарастание недовольства элиты, что опасно в предвыборный период, который в России не заканчивается никогда.

Нельзя не заметить, что подобная логика давно продемонстрировала свою ущербность. Увеличение акцента на сырьевую экспортную компоненту привело не к снижению зависимости России от Запада, а к росту этой зависимости. При всей значимости новых экспортно-сырьевых проектов, Россия стала более уязвимой от давления США, Турции и Европы, чем была до этого. СП — 2 заблокирован США, что повлекло необходимость пролонгации пятилетнего контракта с Украиной, да ещё и выплатив дополнительно 3 миллиарда долларов и получив все прочие иски в Стокгольмском арбитраже.

Неприемлемо возросла роль ЕС и Германии, которая уже прямо работает на срыв всех интеграционных проектов России в СНГ, шантажируя отказом помогать Газпрому и сохраняя санкции. При этом все рычаги сырьевого давления на своих партнёров Россия использовать не в состоянии. Получается, что рост экспортных проектов, вместо укрепления российского суверенитета, ослабляет его в обратной пропорции — чем выше экспорт, тем слабее суверенитет и тем выше уязвимость от условий на сырьевом рынке. При этом, что бы там ни происходило — ценовая стабильность, снижение цен или их рост — в России внутренние цены неизбежно будут только расти и постоянно вызывать нарастающее давление на всю прочую экономику, которая всё время только тем и занята, что адаптируется к очередному ценовому скачку сырьевых монополий и бесконечно восстанавливает своё утраченное равновесие.

Выйти из этого заколдованного круга российская власть не может, а её весьма значительная часть и не хочет, что видно по исполнению президентских указов и национальных проектов. Стабильность статуса финансово-сырьевой элиты становится главным условием её лояльности президенту. Это обнуляет не столько президентские сроки, сколько президентские попытки вывести Россию из тупика экспортно-сырьевой зависимости и запустить рост за счёт перерабатывающих секторов.

Затянувшийся конфликт между общенациональными интересами президента и узкокорпоративными интересами сырьевого лобби давно уже из скрытой формы перешёл в открытую. Битва за поправки к Конституции выводит функционал президента из уравновешивающего баланса с блокирующими возможностями финансово-сырьевой элиты. Не потому ли именно накануне решающего голосования по поправкам к Конституции возникли все эти кризисы, носящие удивительно своевременный и выгодный для антипутинских группировок характер?

Почему выходить из переговоров с ОПЕК нужно было не после 22 апреля, а сейчас? Что произошло бы с долей российских нефтяных компаний в мире за этот месяц? Да, войну объявили арабы, да, выход был неизбежен и разрыв необходим, пусть так, но обладала ли российская сторона возможностями затянуть переговоры до мая? Любой опытный переговорщик скажет, что, когда переговоры идут давно, в несколько раундов, всегда есть технические возможности их ещё немного затянуть. Опять сырьевики думали в первую очередь о своих интересах, преподнося их президенту как национальные.

Цель нефтяников добиться спада в американской сланцевой отрасли даст (если вообще даст) результат не раньше, чем через полгода. Значит, ЦБ всё это время ключевую ставку снижать не будет и спад в России продолжится. Через месяц, к дате голосования по Конституции, то есть к дате определения судьбы финансово-сырьевой элиты, все негативные процессы будут в самом разгаре. Теперь все заняты поиском оправданий, предоставив журналистам гадать, что это было — глупость или измена? Опять хотели, как лучше, а получилось, как всегда, или тут — более тонкая игра?

Сложившийся с хрущёвских времён в России уклад доминирования газово-нефтяного лобби во власти, при всей своей исчерпанности, без внешнего воздействия может длиться сколько угодно. Как говорил Остап Бендер, финансовая пропасть — самая глубокая, в неё можно падать всю жизнь. Но именно конфликт интересов отраслевых и национальных элит стал причиной инициированной президентом Владимиром Путиным конституционной реформы, сорвать которую всеми силами стараются все, кому изменение расклада сил в пользу Верховной власти угрожает потерей доминирующего влияния.

Без конституционной реформы господство финансово-сырьевого лобби в России будет бесконечным. Надо понимать, что сама реформа — лишь начало в целой серии дальнейших трансформаций, способных дать возможность развивать производственно-технологический сектор, что это — лишь начало долгого процесса, но без него никак ситуацию не изменить. Титанические усилия президента перехватить инициативу у элиты сопровождаются такими же титаническими усилиями элиты этого перехвата не допустить.

Если спад, инфляция, негативный шлейф решений правительства Медведева, увеличение ключевой ставки ЦБ и нагнетание паники по коронавирусу смогут если не отменить голосование по конституционной реформе, то хотя бы уменьшить явку или увеличить долю протестного голосования, планы борцов за сохранение статус-кво увенчаются успехом.

Россия надолго зависнет в вилке зависимости между падающими ценами на нефть, вызывающими девальвацию и инфляцию, и растущими процентами по кредитам, удушающими спрос и продлевающими спад, то есть страна так и не выберется из дефляционной петли. Только комплексная политическая реформа, управляемая из центра, способна положить конец сырьевой зависимости России, закрепляющей её в качестве сырьевого придатка Запада и обнуляющей все попытки укрепления суверенитета.

У страны, в которой ЦБ действует по методикам МВФ, а благополучие в экономике определяется ценовой конъюнктурой на нефть и состоянием нескольких экспортных газопроводов, полноценного суверенитета быть не может. Не может быть и суверенной элита, защищающая такое положение.

Именно по этой причине так важно то, что произойдёт в стране 22 апреля. Нефть, кредиты, развитие и реформа Конституции — это единый, туго затянутый узел, развязать который нельзя, а разрубить можно. Но для этого придётся прийти на участки для голосования и проголосовать за предлагаемые поправки. Другого шанса добиться перемен нет.

Автор: Александр Халдей

https://regnum.ru/news/economy/2884631.html

***

Комментарий: Паническое падение цен на нефть является моментной реакцией на ситуацию на рынке

Моментное снижение цены на нефть до 5 долларов за баррель действительно возможно, учитывая ситуацию на рынке, считает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков.

В моменте нефть может просесть еще дальше

Информационное агентство Bloomberg провело исследование мнений аналитиков и пришло к выводу, что цены на нефть могут продолжить свое снижение и достигнуть эпохальной отметки в 5 долларов за баррель. Такого не было даже в 1986 году, когда доллар стоил значительно дороже, а в мире была другая политико-экономическая ситуация. Тогда нефть дошла до 8 долларов, но быстро отскочила с этой отметки. Впрочем, период низких цен продлился более 15 лет, вплоть до нулевых годов.

Сейчас нефть торгуется в районе 29 долларов за баррель, но на мировых торгах творятся странные вещи, и вчера котировки опускались ближе к отметке 20 долларов, что говорит о крайней нестабильности на рынке. Для производителей нефти вся эта ситуация является страшным ударом, что видно и по реакции американских компаний. Последние предложили штату Техас впервые за последние десятилетия свернуть добычу нефти из-за обвала цен. Об этом сообщает издание The Wall Street Journal, причем если брать Техас, то этот штат не снижал добычу нефти с семидесятых годов.

«Паника на бирже существует. Буквально вчера мы видели, что Urals падал до 20 долларов за баррель. И в этом плане российская марка нефти может на торгах просесть до 15 долларов. Волны паники могут обрушать цены на нефть довольно-таки низко, но никто не может сказать, до чего все это дойдет, если ситуация продолжит ухудшаться», - заключает Юшков. Как отмечает Юшков, о 5 долларах за баррель рассуждать, наверное, можно, но и если и будут такие значения, то только «в моменте». «Даже вчера, когда мы видели приближение к 15 долларам по Urals, затем случился откат и цены на нефть выросли. И к закрытию торгов нефть снова вернулась к отметке в 30 долларов за баррель», - констатирует Юшков.

Еще нужно отметить, что пока ничего существенного на материальном рынке не произошло – соглашение ОПЕК+ продолжает действовать до 1 апреля, а в качестве негативных факторов выступают политические спекуляции саудитов. Эр-Рияд угрожает поднять производство Saudi Aramco, а также сделал демпинг в 30 процентов на фьючерсы за апрель. Еще была новость, что саудиты сокращают свой бюджет на 5 процентов. Последнее им не поможет, поэтому данные цены ведут к кризису в Саудовской Аравии.

«Поэтому не столь важно, как нефть падает в моменте. Важно то, как она будет идти на протяжении продолжительного времени – неделя, месяц и т.д. России важно, чтобы нефть была на приемлемом уровне по итогам года, поскольку у нас бюджет сверстан из расчета 42,4 доллара за баррель. Если в среднем за год цены будут выше, то бюджетная ситуация в РФ будет носить бездефицитный характер», - резюмирует Юшков.

Юшков считает, что единственным сценарием, когда нефть может упасть ниже 10 долларов за баррель, является гипотетическая новость о том, что сорвались новые переговоры между Москвой и Эр-Риядом по ОПЕК+ или что-то в таком духе, вроде нефтяного соглашения саудитов с американцами. Подобная информация будет воспринята рынком крайне негативно. «Если такая новость придет в конце марта и наложится на то, что саудиты и их союзники по ОПЕК начнут наращивать свое производство, то тогда может случиться новая паника на бирже. Сейчас же идут новости, ожидания и ничего де-факто не меняется», - заключает Юшков.

Даже 20 долларов за баррель является нереальной ценой

Игорь Валерьевич уверен, что на рынке ничего не изменилось – ОПЕК+ действует, а саудиты не увеличили свою добычу нефти. «Нефтяное перепроизводство происходит из-за того, что случился коронавирус, а Китай с Евросоюзом сократили свое производство нефти. Поэтому рынок будет ждать удар только в том случае, если Москва и Эр-Рияд не договорятся о новом соглашении ОПЕК+. Тогда будет вторая волна шока, и нефть может упасть в моменте до 5 или до 10 долларов США», - констатирует Юшков.

С другой стороны, все это лишь основания для действия спекулянтов, поскольку никакая нефть не может стоить 5-10 долларов за баррель. Если такое случится, то отомрет все экспортное производство нефти в мире. «Просто к этому нужно относиться как к биржевым торгам. В моменте здесь может случиться все, что угодно. Нефть может упасть на торгах до 5 долларов за баррель, а по итогам дня цена будет совсем другой», - резюмирует Юшков. Подобные котировки на бирже не означают, что торговые контракты были заключены исходя из цены на нефть в 20 долларов за баррель. Поэтому Юшков предлагает относиться к этому как к стандартной информационной ситуации.

«В реальности физическая отгрузка нефти будет происходить по более высоким ценам. Даже текущие котировки в районе 20-30 долларов за баррель не могут продолжаться длительное время, поскольку в США при таких ценах ни один проект сланцевой нефти не остается рентабельным. Ведь и при 50 долларах за баррель по сланцевым проектам были большие вопросы», - заключает Юшков.

Главный вопрос заключается в том, как будет падать добыча в США, поскольку и при 50 долларах за баррель там наступил кризис производства.

Aвтор: Дмитрий Сикорский

https://rueconomics.ru/433903-panicheskoe-padenie-cen-na-neft-yavlyaetsya-momentnoi-reakciei-na-situaciyu-na-rynke?utm_source=whitepush.biz&utm_medium=push&utm_campaign=push1_20_03_2020

***

Мнение эксперта: Точка выхода. Каких последствий ждать от падения нефтяных цен

Эксперты охарактеризовали произошедшее, как «выстрел в ногу». Весь вопрос в том, в чью? То ли Россия угодила в «конечность» Саудовской Аравии и Штатам, то ли сама себе прострелила стопу. Напомним, что речь идет об отказе российского министра энергетики Александра Новака сократить добычу черного золота еще на 1,5 млн баррелей к уже согласованным давно сокращениям. То ли саудиты сделали предложение, от которого Россия могла только отказаться, то ли, наоборот, наша сторона пошла на обострение ситуация ради последующих бонусов на рынке. Речь прежде всего о возможности расширения объемов экспорта.

Хлопок дверью через сутки обернулся обвалом цены на нефть — невиданным со времен войны в Заливе (1990–1991 годы). Вместе с черным золотом обрушились котировки на крупнейших биржах (правда, уже на следующий день они стали отыгрывать позиции) и российский рубль, спикировавший вниз (на момент сдачи номера он котировался на уровне 74,80 за доллар и 84,25 — за евро).

В первый же рабочий день после праздников было собрано совещание правительства. Минфин и ЦБ заявили о готовности поддержать рубль, направив валюту из резервов на продажу, а представители исполнительной и законодательной власти пообещали населению, что социальные обязательства будут исполнены в полном объеме. Общий посыл сказанного, как сеанс психотерапии: все по плану, так и было задумано, все под контролем.

Может, у Центробанка так оно и есть: в его негативном прогнозе, сделанном в Основных направлениях денежно-кредитной политики еще осенью прошлого года, содержатся такие цифры... При падении цены на нефть ВВП страны должен сократиться на 1,5–2 процента, инвестиции — на 5,5–6 процентов, импорт — на 12,5–13 процентов, инфляция вырастет до 6,5–8 процентов, а рубль упадет до отметки в 85–90 рублей за доллар. А жизнь наладится только после 2022 года. Но на то это и пессимистичный сценарий, чтобы его прочитать и хранить, в него не заглядывая!

Проблема в том, что даже если Новак прав и Россия имеет хорошие шансы договориться с ОПЕК по новой еще до начала апреля, это не означает возвращения ситуации в отечественной экономике хотя бы на прежний уровень, существовавший до 9 марта. Потому что на поддержание рубля уже тратятся нацрезервы, а цены на импорт обязательно возрастут согласно имеющейся традиции, явленной в последний раз в 2014–2016 годах — взлетев, уже не падают. Не принято в отечестве переписывать ценники в пользу уменьшения — моветон. По крайней мере, когда рубль вернулся от отметки в 80 долларов за доллар к 65, такого не произошло.

Но как самый оптимистичный, так и самый пессимистичный из прогнозов сходятся на том, что все будет зависеть от ситуации на мировом рынке нефти, который сегодня лихорадит не только из-за действий России, реакции Саудовской Аравии, но и по причине того же коронавируса. Если последний пойдет на спад, возрастет и спрос на черное золото, прежде всего со стороны Китая и Европы. «Огонек» решил поинтересоваться мнением президента Института энергетики и финансов Марселя Салихова о причинах и возможных последствиях происходящего.

«Огонек»: — В чем причины конфликта?

Марсель Салихов: — Это лучше знает российский министр энергетики Новак, который пять часов беседовал с принцем Мухаммедом бин Салманом. Значит, была тема для дискуссии, хотя они публично не объяснили причины разногласий. Пока же все, что вертится сейчас в информационном поле, не более чем домыслы и слухи. Для России причиной разрыва называют тренд на рост мирового спроса все последние годы и желание выйти из-под ограничений в добыче, навязанных ОПЕК+.

В то же самое время страны, не входившие в ОПЕК+, прежде всего США, Бразилия, Канада, выиграли, потому что могли наращивать добычу. С другой стороны, рассуждение о долях рынках может сыграть плохую службу при оценке ситуации. Ведь важнее не сколько тонн нефти вы продаете, а по какой цене. За 10 долларов можно продавать в 3 раза больше, но прибыль будет равна тому, что мы имеем сейчас.

— Распад ОПЕК+ — ожидаемый процесс?

— Любой картель рано или поздно разваливается из-за разницы в целях и задачах участников, не говоря уже о том, что каждый из игроков стремится к тому, чтобы не исполнять возложенных на него ограничений в надежде, что удастся въехать в рай на чужих плечах. Так что и ОПЕК+, и даже сам ОПЕК обречены изначально. Весь вопрос в правильности расчета сроков выхода. Нынешний момент я бы не назвал удачным, потому что сейчас наблюдается сокращение спроса на нефть из-за стагнации мировой экономики и коронавируса.

Последние годы мировой спрос на нефть рос примерно на 1 процент в год, но сейчас этого нет, как и точных данных. Видимо, в первом квартале спрос снизился. Но пока заявленное увеличение добычи произошло в момент сокращения спроса, что, безусловно, приведет к понижению цены на нефть. Когда Саудовская Аравия заявила о намерении увеличить добычу и предоставить скидки, рынки среагировали немедленно же обвалом цен.

— Может ли Россия занять нишу «сланцевиков» на рынке?

— В последние несколько лет ситуация в сланцевой отрасли менялась: у инвесторов возникли вопросы по части окупаемости таких проектов. Изначально сланцевые компании генерировали убытки в расчете на то, что через несколько лет ситуация выправится. Но для многих этого так и не произошло, и кредиторы забеспокоились, стали требовать возврата средств, выплат акционерам и замораживания новых проектов. В 2019 году сланцевые производители уже испытывали проблемы с финансированием, урезали бюджеты и в результате снизили буровую активность на 25 процентов. На 2020 год ожидалось еще сокращение бюджетов даже при ценах в 50–60 долларов. Намечался вариант, что рост замедлится и в этом году, а добыча войдет в стадию стагнации в 2021–2022 годах даже при цене Brent 60 долларов за баррель. И с этого момента ОПЕК+ получил бы возможность увеличивать добычу на величину прироста мирового спроса.

Однако расчет на то, чтобы быстро занять нишу сланцевых компаний на рынке, ошибочен. Такой способ добычи позволяет быстро реагировать на изменение ценовой конъюнктуры, такие компании могут быстро маневрировать и управлять буровой активностью. При цене в 30–35 долларов они сократят добычу, позволяя цене подрасти до 50–55 долларов и тогда уже возобновляют добычу. Так что при цене в 30–35 долларов будут страдать капиталоемкие проекты. Например, по добыче нефти на шельфе или по добыче из битуминозных песков.

— У кого больший запас прочности — у России или Саудовской Аравии?

— У России. Экономика Саудовской Аравии и ее бюджет в куда большей степени зависят от экспорта нефти, чем России. К тому же у Саудовской Аравии фиксированный валютный курс, и ее власти тратят больше резервов, чтобы остаться на плаву. Но ценовая война — это потеря для обеих сторон.

— Что будет дальше?

— Есть два сценария: Россия может вернуться в ОПЕК+ (теоретически это возможно, несмотря на жесткую риторику), и тогда цена поднимется, но останется ниже отметки в 50–55 долларов за баррель. Или развернется полноценная ценовая война между крупнейшими производителями, тогда стоимость черного золота еще уменьшится и вряд ли сможет подняться свыше 35 долларов за баррель в ближайшие годы. Так или иначе, а снижение цен на нефть означает сокращение доходов бюджета. Нефть по 30 долларов за год приведет к потере примерно 4 трлн рублей нефтегазовых доходов. В прошлом году они составили 7,9 трлн рублей, значит, половина из них может выпасть.

Для федерального бюджета 2020 года, который исходил из того, что профицит составит 0,9 трлн рублей при нефти Urals по 57 долларов за баррель, это будет означать переход к дефициту в размере 2,5–3 трлн рублей (примерно 2,3–2,7 процента ВВП). Текущих средств ФНБ (около 9,2 процента ВВП вместе с еще не зачисленными суммами) хватит, чтобы профинансировать дефицит в ближайшие несколько лет, не обращаясь к публичным заимствованиям. Однако о масштабных планах дальнейшего увеличения государственных расходов, видимо, придется забыть и вернуться в режим экономии. Более того, в новых условиях госкомпании и банки могут затребовать дополнительную помощь из бюджета.

Подготовила Светлана Сухова

https://www.kommersant.ru/doc/4267377#id1809358

***

Мнение экономиста: "Нефтяная война" президента Путина: экономика России на грани коллапса?

Конфликт ОПЕК с Кремлем привел к беспрецедентной ситуации на мировом сырьевом рынке. Эксперты не исключают, что Россия пострадает от нее сильнее других стран.

Вот уже вторую неделю мировые финансовые рынки лихорадит. Цена на нефть, начиная с 9 марта, последовательно падает, а на торгах 17 марта она временами опускалась ниже психологически важной отметки в 30 долларов за баррель. Вслед за нефтью упали и фондовые рынки, а также российский рубль. Но если фондовые рынки страдают в основном от пандемии коронавируса, то российская валюта подешевела именно из-за нефти, от которой существенно зависит вся экономика РФ.

Резкое обесценивание энергоносителя  началось сразу после того, как Россия 6 марта отказалась от предложения Саудовской Аравии дополнительно сократить производство нефти из-за пандемии. "То, что Россия отказалась присоединиться к сделке ОПЕК и снизить добычу - и стало основным триггером. Мировые спекулянты очень нервно отреагировали на эту новость, и вот мы видим феерическое падение стоимости барреля", - говорит Сергей Дроздов, аналитик ГК ФИНАМ.

Эр-Рияд объявил России "ценовую войну"

Сейчас речь идет уже о настоящей "ценовой войне", которую России - в ответ на ее отказ от сокращения объемов добычи - объявили Саудовская Аравия и ее партнеры из ОПЕК. Эр-Рияд вовсю предлагает покупателям сырья - в том числе, судя по данным СМИ, и Беларуси - дополнительные крупномасштабные поставки нефти по сниженным ценам.

Как рассказал DW Михаил Крутихин, партнер консалтинговой компании RusEnergy, "мы видим уже, что в Европе саудовцы ходят по традиционным покупателям российской нефти, предлагают огромные скидки, цены ниже 25 долларов за баррель и в любых количествах нефть".

Сможет ли Россия выиграть в этом противостоянии - и насколько велик запас прочности российской экономики?

"Во-первых, надо учитывать состояние Фонда национального благосостояния. Его уже, мягко говоря, "раздербанивают", - отмечает эксперт. - Сначала вынули большую сумму для аферы, которая называлась "передача акций Сбербанка". Второе, фонд этот усыхает, поскольку он должен компенсировать падение нефти ниже 40 долларов… Затем, туда стоит очередь из нефтяных компаний, которые хотят каких-то льгот. Я не исключаю, что этого фонда может хватить не на 6 лет, и не на 3 года, как обещают нам министры и члены правительства, а гораздо меньше. Ну, хорошо, до 22 апреля, до голосования (по поправкам в Конституцию РФ. - Ред.) будут вбрасывать доллары в финансовую систему, чтобы поддерживать рубль на уровне меньше 80 рублей за доллар, но потом могут и отпустить".

Ситуация на нефтяном рынке - экстраординарная

Глава аналитического управления Commerzbank по сырьевым рынкам Евгений Вайнберг указывает на то, что ситуация на энергетическом рынке сейчас складывается совершенно экстраординарная.

"Чтобы понять ситуацию, нужно представить себе, как торгуется нефть в данный момент, и какие условия предложили саудовцы, - говорит эксперт второго по величине кредитно-финансового института Германии. - Они предложили для основной группы, которая в данный момент получает нефть из России, - для европейских заводов и покупателей - цену на нефть марки Brent минус 10 долларов. Такого не было никогда: ни когда нефть стоила 50 долларов, ни 80 долларов. Такую скидку саудовцы не предлагали никогда. Это означает, что если вдруг в самом негативном случае, например, цена на нефть в апреле снизится до 25 долларов, то они будут поставлять нефть за 15 долларов. Российская нефть - например, марки Urals - сейчас торгуется где-то с дисконтом в 3 доллара по отношению к Brent. То есть это будет настолько хорошее предложение, что смысла покупать российскую нефть фактически не будет", - резюмирует Евгений Вайнберг .

В том, что Москва выйдет победителем из противостояния с Эр-Риядом, сомневается и Михаил Крутихин. "Есть расчет министерства финансов (России. - Ред.), - напоминает эксперт. - Если в течение 5 лет стоимость российской нефти будет на уровне где-то 20 долларов за баррель, то Россия за эти 5 лет потеряет 19% своего ВВП. А это экономический коллапс, катастрофа".

Объясняя свое нежелание продлевать сделку с ОПЕК, в Москве неоднократно указывали, что от сокращения добычи выигрывали только американские производители сланцевой нефти, захватывавшие те сегменты рынка, которые оставляла им Россия. Но, как единодушно указывают эксперты, американские нефтедобытчики в прошлом уже проявляли чудеса гибкости, и добыча сланцевой нефти там возвращалась в исходное состояние сразу после нормализации цен на рынке. В любом случае, как отметил Михаил Крутихин, США найдут возможность поддержать эту отрасль, составляющую лишь 1% от ВВП страны.

Автор: Глеб Гаврик   

https://p.dw.com/p/3ZaZ5

***

Мнение финансиста: Момент истины для ипотеки и банков в России

Только неразумные банки повышают ставки по ипотеке, и почему не стоит покупать акции российских банков

Паника — плохой советчик! Так новый генеральный директор госкорпорации ДОМ. РФ побежал впереди паровоза — ЦБ еще не принял решения, будет ли повышать ключевую ставку, а Виталий Мутко уже выступил с предупреждением о возможном повышении ставок по ипотеке. Если судить по его словам о том, что сейчас банки выдают ипотечные кредиты «себе в убыток», то можно решить, что глава ДОМ. РФ переживает за банки, а не за доступность ипотеки и, соответственно, президентское поручение о расширении доступа россиян к комфортному жилью. Возможно, это предостережение является в очередной раз страховкой на случай невыполнения поручения Президента, как и прошлогодние предложения Мутко о снижении целевых показателей нацпроектов.

Между тем заметим, кризис — самое время для развития отечественной экономики. Строительный рынок — как никакой другой менее всего зависим от импортных составляющих, и слабый рубль позволит дать толчок этому рынку к развитию, а заодно и запустить механизмы развития смежных отраслей, так сказать, начать налаживать производство собственных гвоздей, ведь даже они у нас китайские.

Переживать за банки не стоит! Только неразумные из них могут повышать ставки, тормозя тем самым экономику, возможность развивать которую нам представил кризис. Напомним, что буквально в следующем году на рынок России придут международные финансовые монстры: уже известно о том, что иностранные страховые компании могут с 2021 года начать работать в России в качестве филиалов. Скорее всего, вслед за ними придут филиалы иностранных банков, маржа которых от предоставляемых ими финансовых продуктов настолько низкая по сравнению с российской, что они с лихвой и очень быстро «оттяпают» львиную долю российских клиентов у наших банков. В этом нет никаких сомнений. Поэтому повышать российским банкам сейчас ставки как минимум не разумно. Лучше бы заполучить себе как можно большую долю клиентов, а не «воротить нос» в поисках большей прибыли, сокращая при этом клиентскую базу.

Возможно, именно прогноз Мутко и вызвал рост ставок по ипотеке в некоторых банках или намерения их повысить. Ведь обоснований для этого решения пока нет никаких. Заметим еще раз, ЦБ не сообщал о повышении ключевой ставки. Если это и произойдет, то будет означать, что ЦБ преднамеренно решил тормозить экономику в ту самую пору, когда представилась возможность ее развивать. Тем более, что сам ЦБ неоднократно заявлял о прочности финансовой системы России на случай кризисных явлений. Так что сейчас самое время проверить ее на прочность и продолжить реализацию намеченных в нацпроектах планов, разве что с пометками в отдельных из них — тех, которые зависят от импортных технологий.

Если участники российской экономики продолжат заниматься самой обычной спекуляцией, как это обычно происходит в кризисы, то она никогда не выберется из порочного круга, где многое зависит от цен на нефть, доллар и в принципе от западных комплектующих.

Вся эта паника, связанная с фондовыми рынками и падением котировок — не стоит выеденного яйца. Что если акции снижаются в цене в пределах искусственно раздутых ранее величин? Такие «искусственные» трюки позволял им выполнять механизм IPO. Тренды мировой экономики говорят о развитии экопроектов и в пользу реального сектора экономики. В этом ракурсе, будущего у до сих пор искусственно раздуваемых компаний нет, а значит, и не стоит идти на поводу у паники и пытаться поддержать и увеличить с ее помощью их позиции. Российские банки, пытающиеся заработать на панике больше прибыли, могут прийти к краху в самое ближайшее время, поэтому связывать с ними свое будущее и экономические проекты не стоит и особенно — скупать их дешевеющие акции.

Автор: Галина Смирнова

https://regnum.ru/news/economy/2884678.html

***

Мнение финансового эксперта: Набор «всепропальщика»: Нулевые ставки, раздача денег и снижение налогов: как спасти экономику от коллапса

Мировая экономика испытывает невероятное давление. Коронавирус радикально снизил спрос и производство во многих странах, и вряд ли они быстро восстановятся. Неопределенность выглядит самой высокой, по крайней мере, с 1980-х.

Можно считать, что решительные действия центральных банков по снижению ставок и правительств по бюджетным расходам и налогам едва ли приведут к быстрому восстановлению деловой активности. России будет особенно сложно из-за динамики сырьевых рынков и давления со стороны США. Что могут в этой ситуации сделать центральные банки и правительства и почему их арсенал довольно ограничен, а возможность повлиять на экономику сомнительна? Вдобавок — почему они стали действовать согласованно, хотя формально являются независимыми?

Особый монетарный путь

Мир оказался в череде совпавших по времени кризисных явлений, которые грозят радикально ухудшить экономическое состояние всех стран уже в текущем году. Коронавирус и последовавшая за ним самоизоляция азиатских и европейских граждан автоматически давит на спрос и предложение (потому что разрываются цепочки производства), значительно снижая деловую активность.

В такой ситуации падение стоимости сырьевых товаров было вполне ожидаемо, и это сдвигает равновесие в российской экономике, снижая возможный рост. А финансовые рынки просели так сильно, что S&P 500 почти вернулся к уровням, с которых он стартовал в начале 2017-го при Трампе, и многие другие рынки тоже рухнули.

Неопределенность невероятна: прогнозы JP Morgan про рост и мира, и Китая от 18 марта оказались слишком большими, чтобы поверить в такие падение 41% в первом квартале 2020-го и рост в 57% во втором квартале, и аналогичные оценки для Еврозоны в 45% роста в третьем квартале 2020-го. При этом индикатор мировой экономической неопределенности вырос до почти исторических максимумов; он показывает, насколько сложно бизнесу принимать решение об инвестициях в текущих условиях.

Ситуация в России сильно отличается от общемировой. 20 марта 2020 года Банк России решил сохранить ключевую ставку на уровне 6%. Это одна из самых высоких ставок в мире, и даже выше, чем ожидаемая инфляция (порядка 3,5‒5% на конец 2020-го). Более того, в отличие от других стран, у нас крайне низкий госдолг к ВВП, всего менее 15‒16%. Средний по ЕС — около 82%, в США более 100%, а в Японии 238%. Да еще и международные резервы, они в России уже больше, чем общий внешний долг государства и компаний.

Поэтому в России есть и пространство для снижения ставок, и для дополнительных госрасходов. Банк России уже сообщил, что будет помогать развитию ипотеки, МСБ и благосостоянию граждан; а правительство опубликовало набор мер, которые будут применяться для стабилизации финансовых рынков, бизнеса и региональных бюджетов. Скорее всего, их придется увеличивать по объемам, но шаги абсолютно адекватны и своевременны.

Почему мы не можем сделать ставки нулевыми? Примерно по той же причине, как в других странах БРИКС, — это окажет большое давление на валютный рынок, поскольку иностранные инвесторы не смогут зарабатывать на высоких ставках и будут продавать облигации с обменом рублей на доллары. Кроме того, ЦБ очень волнуют инфляционные риски, которые могут повлиять на благосостояние граждан. Поэтому нулевые ставки сейчас для всех этих стран недоступны.

Центробанки уже не те

Как повелось с 2009 года, у правительств и ЦБ не очень много возможностей. Исторически ЦБ значительно повышали ставки после рецессий, и у них было пространство для маневра перед следующим кризисом. В среднем это составляло рост на 4% и затем возможность аналогичных снижений.

Но кризис 2007‒2009 годов окончательно лишил ЦБ развитых стран, включая США, возможности быстро повышать ставки. Первое повышение ставки ФРС произошло только в конце 2015 года, через шесть лет после рецессии, и затем ставка на максимуме была ниже 2,5%. Это оказалось слишком небольшим ростом, а в марте 2020 года она была снова снижена на целых 1,5% до фактического нуля.

Так что нужны были новые меры; однако большинство этих мер, включая выкуп гособлигаций и корпоративных облигаций на баланс ФРС («количественное смягчение»), уже применялись в том или ином виде в кризис 2007‒2009 гг. Ничего нового рынку эти меры не приносят, и, как следствие, они не будут иметь большого влияния на ставки и деловую активность.

Есть исследования, показывающие, что и в прошлом количественное смягчение сработало разве что в 2008‒2009 гг., а после лишь оказывало поддержку спросу, но не влияло на экономику. Большинство из крупных ЦБ уже оказались в зоне нулевых процентных ставок — кроме БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР), Турции и Мексики.

Почти что последняя мера, еще не использованная ЦБ, — это «вертолетные деньги», то есть раздача средств гражданам напрямую. При этом постоянно встает вопрос, за счет чего это будет происходить, поскольку у любого ЦБ есть естественный баланс активов и пассивов, и он не может просто «напечатать деньги». Разве что за счет снижения собственного капитала, что создаст некоторые риски финансовой стабильности. У правительства есть возможность делать схожие шаги, о которых ниже.

Получите — распишитесь

У правительств возможностей больше. В принципе, фискальные (бюджетные) меры могут быть очень эффективны, если применяются в начале кризисов и с наиболее точечным подходом. Например, почти во всех странах инвестиции, расходы на инфраструктуру и часто образование оказываются мерами «с положительным мультипликатором», то есть наращивают деловую активность. Многие страны, включая Россию, уже начали либо отменять, либо откладывать налоговые платежи компаний, снижать ставки кредитования — особенно для малого и среднего бизнеса, и поддерживать наиболее затронутые секторы экономики, включая HoReCa (отели, рестораны и кафе).

В некоторых странах уже имплементируется возврат денег населению — технически это налоговая мера, в рамках которой Минфин присылает чек каждому затронутому гражданину, и этот чек появляется в счет снижения его налогов или за счет новых займов, которое делает государство. В США размер этих возвращенных средств может оказаться масштабами триллионов долларов — на фоне ВВП в 21 трлн долларов это очень большие суммы.

К сожалению, в текущем кризисе эти меры все равно могут оказаться недостаточными. Во-первых, удар по предложению (то есть по цепочкам производства) технически приводит к меньшей доступности товаров и услуг — разве что про онлайн этого сказать нельзя, да и там уже дошло до того, что YouTube и Netflix могут уменьшить качество своих видео, чтобы не перегружать сети. Опять не полностью хватает построенной мобильными операторами инфраструктуры.

Во-вторых, вопрос возврата средств гражданам выглядит очень хорошим издалека, а вот при более внимательном рассмотрении может не сработать для поддержания спроса. Если люди будут отдавать старые долги вместо покупок, деньги могут не дойти до бизнеса, и поэтому во время кризиса госрасходы часто работают несколько лучше. Это проявлялось в нескольких прошлых экспериментах как в развитых, так и в развивающихся странах.

Низкие и почти нулевые ставки большинства ЦБ — это результат их быстрой реакции на огромные макроэкономические риски, связанные с коронавирусом и карантинами.

Скорее всего, ни эти меры, ни меры правительств по поддержке бизнеса не смогут оказать гарантированное положительное влияние на экономики. К сожалению, мы попали в зону крайней неопределенности, и теперь очень трудно предположить, что нас ждет в ближайший год. В России ставки пока оставляют ненулевыми, как, впрочем, и в других схожих с нами развивающихся рынках.

Автор: Олег Шибанов, директор Финансового центра Сколково-РЭШ

https://novayagazeta.ru/articles/2020/03/21/84433-nabor-vsepropalschika

***

Мнение экономиста: Почему в России раздача денег населению не поможет победить кризис

Глобальное распространение вируса COVID-19 не только ежедневно забирает сотни жизней людей, но и наносит ощутимый урон глобальной экономике. Карантинные меры фактически ставят под запрет целые сектора экономики, главным образом – в сфере услуг.

России, как и другим странам, понадобятся активные действия государства для смягчения экономических последствий пандемии. Правительство уже давно делает заметные шаги в развитии системы сборов налогов. Однако в социальной политике, когда деньги нужно не собирать, а направлять на поддержку людей, прогресс пока значительно более скромный.

Например, на российское пособие по безработице (от 1.5 до 8 тыс. руб.) можно прожить лишь в течение нескольких дней. Люди не хотят даже регистрироваться в качестве безработных и доказывать властям свой статус ради суммы, равной оплате 2-3 счетов в бюджетном кафе. Поэтому решать проблему растущей безработицы и бедности из-за грядущего экономического кризиса придется не за счет социальной системы, а за счет нерегулярных, экстренных механизмов помощи.

Некоторые экономисты предлагают России последовать примеру Гонконга и США, где власти выплатят каждому домохозяйству фиксированную сумму денег. Но в случае России такая выплата не имеет, на мой взгляд, большого смысла, и вот почему.

Во-первых, в России аналогичные подушевые выплаты были бы значительно меньше гонконгских ($100-120, в 10 раз меньше, чем в США). Домохозяйства, лишившиеся заработка из-за эпидемии, не смогут получить ощутимой поддержки и окажутся на грани гуманитарной катастрофы.

Поддерживать спрос в российской экономике нужно не через попытки сохранения среднего дохода, который складывается в том числе из заработков богатых людей, включая тех из них, кто сегодня спекулирует крупами или медицинскими масками. Скорее, нужно попытаться не допустить обрушения медианного дохода (50% домохозяйств имеют доходы ниже этого уровня, а 50% — выше), отражающего заработки небогатой части общества.

Именно бедные домохозяйства, которые не имеют не только доступа к современной системе социального страхования, но и собственных сбережений на случай кризиса, в наибольшей мере уязвимы во время экономического спада. Помощь должна быть достаточной для того, чтобы дать этим домохозяйствам возможность оставаться на плаву до тех пор, пока им не удастся решить свои проблемы с занятостью и заработками.

При этом для многих людей, попадающих в верхние доходные децили, экономические потери от пандемии главным образом заключаются в сокращении потребительского разнообразия. Например, в потере возможности посетить кафе, кинотеатр или фитнес-клуб из-за карантина. Если раздать этим людям деньги, то закрывающимся кинотеатрам и фитнес-клубам они не помогут. На покупку многих товаров длительного пользования этих 10 тысяч рублей тоже не хватит. Так что выплаты в основном уйдут на продукты и лекарства, а на это у состоятельных россиян средства есть и так.

Какие же действия могут предпринять власти, чтобы смягчить последствия экономического кризиса?

  • Во-первых, это меры поддержки предпринимателей, например, полное субсидирование арендной платы и коммунальных расходов во время использования карантинных мер.
  • Во-вторых, это помощь наемным работникам, включая меры прямой помощи потерявшим работу: пособия по безработице могут быть увеличены, а коммунальные расходы тех, кто лишился заработка, оплачены государством.

При этом важно помнить, что работники в России традиционно недостаточно защищены от действий работодателей, через которых, возможно, пойдут выплаты. Поэтому придется задействовать меры контроля и наказания компаний за недобросовестное использование поддержки, предназначенной работникам.

Крайне сложной для оказания помощи остается «теневая» сфера. В ней человек может остаться без помощи властей, потому что не имеет прямых возможностей доказать то, что остался без работы. Потенциально помочь таким индивидам продемонстрировать изменение своего статуса на рынке труда могут «большие данные»: сведения о сократившихся потребительских расходах или исчезновение регулярных маршрутов, ранее использовавшихся в течение рабочего дня.

Однако пока это довольно призрачные с точки зрения реализации предложения. Поэтому судьба небогатых домохозяйств, привыкших работать в теневом секторе, вызывает наибольшую тревогу.

Если бы в стране существовала развивающаяся, а не стагнирующая, социальная система, проблему помощи теряющим работу людям удалось бы решить автоматически: сегодня они просто подали бы заявление на получение достаточного для удовлетворения базовых потребностей пособия. Заодно помогли бы властям сократить размеры «серой» экономики, т.к. были бы заинтересованы в использовании системы социального страхования.

Автор: Иван Любимов, экономист

https://novayagazeta.ru/articles/2020/03/24/84474-pomosch-ne-po-adresu


About the author
[-]

Author: Александр Халдей, Дмитрий Сикорский, Глеб Гаврик, Галина Смирнова, Олег Шибанов, Иван Любимов

Source: regnum.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 01.04.2020. Views: 36

Comments
[-]
 ASC | 17.09.2020, 05:23 #
I am from another country. My country is 먹튀검증 Even there, your 먹튀검증 and 스포츠중계 related articles are being read.I think it is that influential 꽁머니 After reading 안전놀이터 I am going to read other 토토사이트 as well. I would like to share a little more about 안전놀이터 I think it's really good 꽁머니
Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta