Соединенное Королевство рискует показать один из худших результатов по борьбе с пандемией среди европейских стран

Information
[-]

Британия выходит из строгого режима, но это не точно

В воскресенье, 26 апреля, в Британии официально признано 19 504 смерти от коронавируса, она входит в пятерку стран с самыми печальными показателями смертности на миллион граждан (инфицировано 143 463 человека).

Улучшение происходит, но очень медленно и неровно: например, три дня назад зафиксировано 763 смерти, два дня назад — 638, а вчера снова 768, и это только в больницах. Происходящее за закрытыми дверями домов престарелых так до конца и неясно. С такими данными Британия рискует показать один из худших результатов по борьбе с пандемией среди европейских стран.

Никто не оспаривает, кажется, что правительству удалось удержать в работоспособном состоянии систему здравоохранения и что оно особенно отличилось адекватными по общему признанию экономическими мерами поддержки населения и бизнеса. И хотя растерянность в обществе, кажется, уходит, тяжелые вопросы и о текучке, и о первых шагах правительства при наступлении пандемии появляются.

Убедительные ответы звучат далеко не всегда. Возвращение всегда такого веселого и «зажигающего» премьер-министра (он переболел коронавирусом в тяжелой форме вплоть до реанимации и месяц не был на работе) не будет триумфальным. Серьезная и влиятельная пресса Великобритании начала активно разбираться с премьером и правительством, поставив вечный вопрос «кто виноват?»

Неожиданным стало большое и подробное расследование право-консервативной The Sunday Times, лидера качественных воскресных изданий, представляющей интересы наиболее состоятельной части британского истеблишмента. Статья «38 дней, которые Британия слепо брела к катастрофе» с подзаголовком: «Борис Джонсон пропустил пять заседаний «Кобры» (особый комитет по чрезвычайным ситуациям, аналог Совбеза – Е. Д.) по надвигающейся эпидемии, оказался глух к предупреждениям ученых и проигнорировал призывы обеспечить спецзащитой медиков. Ошибки февраля могут стоить тысячи жизней» собрала 5 тысяч комментариев за сутки и распространилась по сетям, как пожар.

Газета обвинила премьера и его кабинет в просчетах при оценке угрозы вируса, отсутствии адекватных и своевременных мер, пренебрежении ролью лидера нации ради личных интересов (почти на полмесяца в феврале Джонсон уехал в загородный дом к невесте). Как метафорично сформулировал кто-то в Сети: поклонник Черчилля.

«Джонсон так мечтал о своем «моменте Уинстона», но, когда этот момент настал, он не обеспокоился прибыть на тушение пожара». Еще в ходе выборов проблема хронического недофинансирования системы здравоохранения Британии (NHS) стала проблемой номер один наряду с Брекситом. Действия правительства усугубили ее, написала The Sunday Times: Даунинг-стрит недооценил угрозу, карантин был введен с опозданием на несколько недель. По мнению газеты, правительству Джонсона потребовалось слишком много времени, чтобы осознать ситуацию и приступить к организации массовых поставок средств индивидуальной защиты — хотя бы для медработников, аппаратов искусственной вентиляции легких, масштабному производству тестов для выявления инфекции. Эти цели не достигнуты и сегодня.

Газета рассказала, например, как власти проигнорировали предложение о помощи самого крупного объединения британских производителей средств индивидуальной защиты (старейшее торговое объединение — British Healthcare Trades Association, объединяющее почти 500 британских производителей СИЗ). Ассоциация утверждает, цитирует The Sunday Times, что еще в феврале была готова снабдить больницы всем необходимым, но их заявка была принята только 1 апреля.

Это лишь одна из множества историй, которыми полна Сеть. В жизни же вообще все «вооружаются», буквально кто во что горазд. Так, в мастерской соседней школы два учителя дизайна и технологии Флоренс и Андерсон, используя школьное оборудование и 3D-печать, «нарезали» целую партию защитных масок для медицинских работников местных больниц, лечебного центра и двух домов престарелых.

Пресс-служба правительства в день публикации попыталась подробно ответить на расследование The Sunday Times, но опровержения команды премьера, например министра без портфеля и близкого друга Майкла Гоува, выглядели неубедительно. Oсновные пункты опровержения:

— Правительство начало активные консультации с учеными в середине января и во всем следовало их советам, а также позиции ВОЗ.

— Научного консенсуса по опасности и степени заразности вируса долго не было.

— Во время пандемии свиного гриппа в 2009 году заседания «Кобры» также возглавлял министр здравоохранения.

Оправдания выглядели жалко еще и потому, что несерьезное отношение Джонсона к ситуации с коронавирусом на начальном этапе было очевидно всем: на пресс-конференции 3 марта он похвалялся, что был в госпитале, где лежали инфицированные, и пожимал всем руки. «Вам будет приятно узнать, что я продолжаю пожимать руки», — сказал он. 5 марта он утверждал, что мыть руки — это единственное, как может обезопасить себя человек, в остальном же, говорил он, — buisiness as usual («все, как обычно»). Уже после объявления карантина он пришел в парламент на традиционный премьерский час вопросов и ответов. Сам факт того, что и Джонсон, и министр здравоохранения Мэтт Хэнкок, и главный советник правительства по медицине Крис Уитти, и другие сотрудники Даунинг-Стрит подхватывали вирус, наводит на мысль, что руководители не очень-то верили в серьезность происходящего и были недостаточно бдительны.

«Нельзя начать войну [c пандемией], если премьер-министр в этом не участвует. И мы увидели, что Борис ни на каких совещаниях не присутствовал. Ему нравилось проводить время за городом. В выходные он не работал, — цитирует газета неназванного советника Даунинг-стрит, который сравнил стиль руководства Джонсона с работающим по старинке главой местного совета. — Было такое впечатление, что он не в состоянии взять на себя экстренное планирование по выходу из кризиса».

Леволиберальная газета Guardian, традиционный оппонент консерваторов вообще и Джонсона в частности, в тот же день, что и Sunday Times, вышла с большой первополосной статьей с детальным анализом деятельности правительства в последние три месяца. Газета подробно описывает хронику распространения вируса по миру, волну предупреждений ученых и ВОЗ, профилактические решения национальных правительств разных стран и показывает, как все это было проигнорировано правительством Джонсона.

По мнению газеты, после завершения эпопеи с Брекситом Джонсон был настроен продолжать политический «медовый месяц» с электоратом, а «панические» и «карантинные» настроения не вписывались в его концепцию новой Британии. В своей установочной речи в Гринвиче в начале февраля он грезил о другом — о Британии «подобной супермену, защищающей право людей всего мира без помех и препятствий торговать друг с другом».

В результате Соединенное Королевство одно из последних в Европе перешло к карантину из боязни, считает Guardian, что общественность может плохо отреагировать на меры и ограничения по самоизоляции. «Разительный разворот», как сказал один из министров прошлого кабинета.

На минувшей неделе с «каникул» вернулся парламент. Как ни странно, в Европе на парламентский «карантин» ушли только Британия и Венгрия (последняя и вовсе «упразднила» парламент на период кризиса, передоверив правительству все дела). Ожидаемо оказалось, что оппозиция, поддерживавшая все крупные шаги правительства, теперь все менее терпимо относится к его объяснениям, почему многое идет не так.

В британском парламенте премьер еженедельно должен отчитываться о ходе насущных дел и отвечать на вопросы депутатов. И это вовсе не проформа. Пока Борис Джонсон выздоравливал, его обязанности выполняли другие члены кабинета. На прошлой неделе министр иностранных дел Доминик Рааб отчитывался о выполнении планов по налаживанию системы тестирования. Он уверял депутатов, что правительство так хорошо справляется с задачей, что пункты стоят пустыми.

Однако был «скорректирован» новым лидером лейбористов Киром Стармером: пункты пустуют потому, объяснил он, что врачам и медсестрам, для которых их якобы открыли, после долгого рабочего дня сложно до них добраться, не все имеют собственный транспорт, а передвижение на общественном противоречит социальному дистанцированию.

Подобного рода вопросов и уточнений у депутатов оказалось множество — все они избираются по мажоритарным округам. До окончания карантина парламент продолжит заседать «гибридно»: 50 человек в зале (знаменитый зал с обитыми зеленой кожей скамьями, известный любому школьнику, больше не вмещает, если соблюдать социальное дистанцирование) и 70 человек по видеосвязи.

Проблема недостатка средств индивидуальной защиты подогревает скандал вокруг неучастия Британии в общем соглашении ЕС по закупкам спецсредств для лечения и диагностики COVID-19 (СИЗ, аппаратов ИВЛ, оборудования для лабораторий, наборов тестов). Участвовать в соглашении могли все европейские страны вне зависимости от членства в ЕС, но представители Великобритании заявки почему-то не подали. Сначала правительство объясняло, что в суматохе просто не успело подать заявку в отведенные сроки. Потом вдруг на слушаниях в парламентском комитете по международным делам постоянный секретарь МИД Саймон Макдонольд заявил, что это «решение было политическим». А через несколько часов он прислал письмо, в котором объяснял, что его «неправильно поняли».

Оппозиция, естественно, требует объяснений: что это за «политическое решение» такое — не покупать защитные маски? Эксперты в области общественного здравоохранения призывают провести расследование о влиянии на увеличение числа заболевших в результате традиционных скачек в Челтенхэме в начале-середине марта. В этом году в фестивале за четыре дня приняли участие 250 000 зрителей.

Мэр Ливерпуля принял решение провести расследование последствий в части распространения COVID-19 в результате матча Лиги чемпионов Atlético (Мадрид) — Liverpool 11 марта (счет 3:2). Матч посетило 54 тысячи человек, в том числе 3 тысячи фанатов из Мадрида, где публичные спортивные мероприятия были уже запрещены.

Таких вопросов накопилось множество. Ко всему еще добавилась публикация профессиональной и обычно очень взвешенной The Financial Times, которая опубликовала развернутую статью о том, что, по ее данным, число смертельных исходов в результате пандемии в Британии более чем в два раза превышает официальные данные. Объясняется это тем, что официальная оценка включает только тех, кто умер в больницах, имея положительный результат тестирования на вирус, а тех, кто умер дома, в приютах и домах престарелых, статистика не учитывает. Если оценки FT верны, то, возможно, это породит новую политическую реальность. «Но это неточно», как теперь говорят.


About the author
[-]

Author: Евгения Диллендорф,

Source: novayagazeta.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 29.04.2020. Views: 56

Comments
[-]

Comments are not added

Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta