Швеция в период пандемии коронавирусной инфекции: Когда смерть стала сюрпризом

Information
[-]

В стране более трех тысяч человек умерли от COVID-19

Однако власти по-прежнему не вводят запретов и надеются на сознательность граждан. Это работает?

К началу мая в Швеции зарегистрировано более 26 тысяч случаев заболевания коронавирусом и 3225 смертей (то есть около 32,2 летальных исхода на 100 тыс. жителей). При таком расчете это в 3,5 раза больше, чем в Дании и в 8 раз больше, чем в Норвегии. И если скандинавские соседи уже входят во вторую фазу снятия карантина, то шведы никогда его не вводили в надежде достичь коллективного иммунитета и предоставить гражданам право самим решать, когда уместно ограничить собственную свободу. Разбираемся, почему этот подход дает сбои.

Основным центром принятия решений в борьбе с коронавирусом в королевстве стало Агентство общественного здравоохранения, а его лицом — прозванный «коронагенералом» главный эпидемиолог Андерс Тегнелль. Пока правительство устранялось от прямых действий и в официальных нотах опровергало расхожее мнение, будто Швеция стремится к стадному иммунитету, Тегнелль выстроил свою политику и еще в апреле наперекор министрам обещал, что в мае жители Стокгольма станут устойчивыми к вирусу. 7 мая от COVID-19 в стране скончались 99 человек. В соседней Дании в тот же день — 0.

Отказ от сдерживания пандемии ради иммунитета дал болезни проникнуть в каждый третий дом престарелых в стране. Причем, запрет на посещение этих учреждений власти ввели лишь после публикации журналистского расследования Sveriges Radio с данными по заболеваемости постояльцев. Тегнелль и его коллеги в агентстве признают ошибку — им не удалось защитить уязвимые слои населения. Некоторые видят в этом этическую проблему — пожилых будто приносят в жертву коллективному иммунитету. Архитектор шведской модели Тегнелль отвечает — просчет властей действительно был. «Мы рассчитывали, что множество людей заболеет, но такая смертность стала для нас сюрпризом, — рассказал он в эфире The Daily Show с Тревором Ноа. — Мы не ставим жизни одних людей превыше жизней других».

Стокгольмский университет представил новую математическую модель, согласно которой коллективный иммунитет станет реальностью в наиболее пораженной инфекцией столице в июне. Автор модели Тим Бритон считает, что подобный результат будет достигнут, когда 40-45% населения переболеют COVID-19. Сейчас общепринятым параметром коллективного иммунитета остается распространение болезни на 60% населения какого-либо региона.

Прогноз Бритона опубликован как пре-принт и не проходил рецензирование, но главный эпидемиолог страны в целом разделяет его точку зрения. «В некоторых статьях приводятся аргументы, звучащие достаточно резонно — эффект иммунитета можно увидеть до достижения тотального коллективного иммунитета», — заявил он агентству TT.

Тегнелль ожидает, что теперь распространение вируса пойдет на спад, но выражает сожаление по поводу упущенных из виду очагов инфекции. В интервью газете Aftonbladet он заявил, что отнюдь не убежден в исключительной правильности шведской стратегии. «Нужно было больше думать о домах престарелых и уходе за больными на дому. Эта проблема существовала годами, и теперь вылезла на поверхность», — сказал он.

Карантинный туризм

Хотя Швеция и свободна от жесткого карантина, некоторые ограничения там все же присутствуют. Граждане не могут собираться в группы более 50 человек, рестораторы обязаны следить за наполненностью залов, а бармены не должны обслуживать гостей у стойки. Тегнелль считает, что даже такие меры сыграли огромную роль для системы здравоохранения и позволили не перегружать больницы.

Рекомендательный характер ограничений заметно снизил число поездок по стране — шведы на 90% меньше путешествовали после Пасхи. В агентстве считают относительно успешным демократичный и основанный на доверии подход, при котором власти просят людей оставаться дома при недомогании и покрывают все убытки.

В то же время по соцсетям регулярно разлетаются снимки из битком набитых кафе и ресторанов, а санитарно-эпидемиологическая служба Швеции с конца апреля начала инспектировать столичный общепит. Из 25 проверенных в последние выходные апреля точек пришлось закрыть пять. Другие получили предупреждения — в заведениях была полная посадка внутри и снаружи. В ряде регионов власти получают сотни жалоб на столпотворения в кафе, сообщает местный санэпидемнадзор.

Частично проблема может заключаться в открытых границах страны. Для европейцев Швеция стала «островком свободы», и теперь правительство сталкивается с новым феноменом — «люксовым туризмом». Граждане сопредельных государств приезжают в Швецию за покупками (практика, распространенная среди норвежцев и до карантина), датчане до сих пор свободно перемещаются между Копенгагеном и Мальмё через известный многим по детективному сериалу Эресуннский мост, многие готовы на небольшое путешествие просто ради посещения бара.

В отдельных случаях люди прилетают и с другого конца Европы, их цель — салоны красоты и парикмахерские. Шведские СМИ в апреле многократно рассказывали истории подобных беженцев от карантина — например, случай гражданина Швейцарии, потратившего 1800 евро на перелет до шведской парикмахерской.

Точное число таких туристов неизвестно. «Мы определенно за открытые границы. Я не думаю, что пограничный контроль сильно может повлиять на распространение вируса в какой-либо стране», — прокомментировал Тегнелль сообщения о наплыве туристов. Агентство здравоохранения имеет доступ к мобильным данным внутри страны и не зафиксировало необычной активности иностранных абонентов.

В Норвегии же наоборот заметили участившиеся поездки подданных в Швецию. Там разрабатывают процедуру, при которой нарушителей пограничного карантина смогут лишить утвержденных правительством денежных компенсаций. «Считайте это прямым предупреждением. Если вы садитесь в машину и пересекаете границу ради шоппинга, это будет стоить вам компенсации за больничный и зарплаты», — заявил министр труда Норвегии Турбьёрн Исаксен.

«Мы привыкли спасать людей, а не паковать их в мешки»

По словам Тегнелля, рекомендации по социальному дистанцированию помогли разгрузить систему здравоохранения, и даже при значительном для десятимилионной страны количестве заболевших в госпиталях есть свободные койки. Однако, по сообщениям издания Dagens Juridik, в системе здравоохранения страны может наблюдаться кадровый голод.

Администрация больницы Каролинского университета издала распоряжение, согласно которому работник с подтвержденным COVID-19 не считается заразным, если у него не было симптомов последние два дня (стандарт Всемирной организации здравоохранения предусматривает 14-дневный карантин). Медперсонал больницы расценивает это как призыв к выходу на работу. «Это бред, мы должны работать, даже если мы носители вируса», — заявил один из сотрудников в беседе с изданием.

По словам Андерса Тегнелля, его агентство не издавало подобных распоряжений. Однако право определять порядок выхода на работу остается за учреждением, администрация должна самостоятельно оценивать риски, говорит эпидемиолог.

В самой больнице уверяют, что работники, у которых вирус был обнаружен, но в последние 48 часов протекал бессимптомно, не будут контактировать с пациентами со слабым иммунитетом. «Мы можем подобрать другую работу», — заявили в клинике. В шведском сегменте интернета стал популярен видеодневник медсестры Новой Каролинской больницы. 29-летняя Матильда Нюгрен рассказывала о нехватке персонала и повышенной нагрузке без должной компенсации. Несмотря на просьбы профсоюзов, столичный регион долгое время не переводил медучреждения на кризисный режим работы, который позволял бы вводить надбавки для сотрудников. «Мы занимаемся полевой медициной. Если это не кризисный режим, то что это?», спрашивает Матильда в своем дневнике.

В апреле местные власти согласились с требованием медиков, теперь работа в ненормированные смены будет вознаграждаться прибавкой в размере до 120% от зарплаты. По словам Матильды, в сложившихся условиях у медиков нет времени оказывать квалифицированную помощь больным. Сама Нюгрен работает в таком темпе, что даже не успевает подать стакан воды пациентам, только пришедшим в себя после искусственной комы. «Смену я начала с того, что упаковывала мужчину в белый мешок с желтым знаком Biohazard. Это невозможно, просто невозможно. Мы привыкли иметь возможность спасать жизни, а не просто упаковывать людей в мешки», — рассказывает женщина.

Недавно персонал получил памятку из церкви при больнице. В ней рассказывается, как позволить умирающему пациенту попрощаться с миром. «Теперь мы не просто медики, мы еще и священники», — говорит Матильда.

ВОЗ хвалит Швецию?

29 апреля на пресс-конференции ВОЗ представитель организации Марк Райан назвал шведскую стратегию борьбы с коронавирусом «моделью» для других стран. Райан несколько раз подчеркнул, что мнение, будто Швеция не приняла мер по сдерживанию вируса, ошибочно, власти страны действовали в соответствии с рекомендациями ВОЗ (ранее организация критиковала подход Тегнелля). При этом специалист отметил просчеты властей страны в изоляции старшего поколения от инфекции.

Вопрос журналиста к Райану касался потенциальных преимуществ переболевшей Швеции при наступлении второй волны пандемии. Райан лишь ответил, что у ученых до сих пор нет уверенности в том, что переболевший COVID-19 может обладать иммунитетом к вирусу. Согласно официальной позиции ВОЗ, отказываться от сдерживания пандемии стоит лишь после преодоления высоких показателей заболеваемости и смертности. Райан добавляет, что шведская стратегия может послужить примером именно в будущем, когда «обществам, возможно, придется адаптироваться к умеренному или продолжительному периоду времени, в котором на наши физические и социальные контакты будет влиять присутствие вируса».

Магазины открыты, продаж нет

В начале пандемии эксперты называли одним из преимуществ шведской стратегии то, что экономика страны может понести меньшие потери в сравнении с закрытыми странами, хотя и не избежит их полностью. По оценкам Еврокомиссии, здесь ожидается больший спад, чем в соседних странах. Пока что экономически Швеция переживает пандемию лучше, чем страны ЕС в среднем, но ожидающееся падение ВВП королевства (6,1%) отличается от прогнозов по Дании (5,9%) или Норвегии (5,5%).

Хуже дело обстоит с безработицей. Она вырастет в Швеции до 9,7% (средний показатель по ЕС — 9%), в соседних Дании и Норвегии ожидается рост безработицы до 5,4% и 7,1% соответственно.

В Еврокомиссии указывают, что рекомендации властей по ограничению социальных контактов и страх заразиться вылились в снижение потребительской активности шведов. Согласно данным Риксбанка (центральный банк Швеции), в сравнение с началом года жители страны стали на 70-90% меньше посещать кафе и рестораны, а также пользоваться услугами туристической сферы и сферы развлечений. Кроме того, в условиях пандемии упали продажи одежды и автомобилей.

Большинство мер по поддержке населения в Швеции осуществляются через кредитование. В результате этого ожидается увеличение внешнего долга страны до 42,6 % ВВП. Премьер-министр Швеции Стефан Лёвен заявил о планах созвать специальную комиссиию для оценки решений, принятых во время пандемии. «Нужно начинать смотреть, как на нас это повлияло, и делать выводы, какие сферы общества следовало бы укрепить», — заявил он. Порядок работы комиссии определят все парламентские партии. Правда, Лёвен отложил ревизию до конца кризиса.

Какие последствия могут быть у шведской стратегии на данном этапе — объясняет заведующий кафедрой генетики и молекулярной эпидемиологии в Лундском университете Швеции Пол Фрэнкс.

Карточка эксперта: Пол Фрэнкс защитил докторскую в области генетической эпидемиологии в Кембридже. В настоящее время возглавляет кафедру генетики и молекулярной эпидемиологии в Лундском университете в Швеции. Приглашенный преподаватель в Гарвардской школе общественного здравоохранения.

«Новая газета»: — Тегнелль заявил, что к концу мая 40% жителей Стокгольма получат иммунитет. Население Стокгольма — около миллиона, а количество кейсов — менее 20 тысяч. Это похоже на правду?

Пол Фрэнкс: — Это может быть правдой. Количество кейсов таково, поскольку не делается массовое тестирование. Сейчас используются два вида теста: ПЦР-тесты на определение инфекции в активной фазе и тесты на антитела, которые позволяют увидеть, был ли человек заражен в прошлом. Конечно, необходимо масштабное тестирование различных групп населения, чтобы его результаты можно было обобщить на уровне всего населения. Сейчас на анатитела тестируют только небольшие группы — например, работников конкретного предприятия или пациентов, которых выписывают из больниц.

— Тогда откуда получается цифра в 40%?

— Обсуждались совершенно разные цифры — главным образом, они основаны на симуляциях, которые готовит министерство здравоохранения. А эти симуляции основаны на большом количестве обобщений, которые, в свою очередь, должны базироваться на данных.

К сожалению, не все данные сейчас есть и не все точны. Поэтому и точность симуляций — под вопросом. Так, аналогичные симуляции уже предсказывали, что 50% населения Стокгольма переболеют уже к концу апреля. Но в отсутствие масштабного тестирования это очень сложно подтвердить.

— Если предположить, что цифра точна, значит ли это, что Стокгольм близок к групповому иммунитету?

— Да и нет. Считается, что групповой иммунитет к COVID-19 вырабатывается, если переболеют 60% населения — конечно, это не точная цифра, она зависит от других факторов. Самый главный фактор — насколько долго люди сохраняют этот иммунитет. Пока что мы видим, что это работает по-разному: некоторые люди сохраняют иммунитет на более долгое время, другие нет, но это все пока предположения, необходимы более длительные наблюдения, чтобы можно было сделать точные выводы.

Есть предположение, что COVID-19 мутирует, меняется — если это так, наличие иммунитета от нынешнего штамма может не защищать от других штаммов. Это важно понимать.

Есть еще один фактор. Допустим, будет достигнут групповой иммунитет в Стокгольме, но вокруг регионы, где этого группового иммунитета нет, как его нет и во всей остальной стране, и в соседних странах — как тогда это будет работать? Если эпидемия в прилегающих к Стокгольму регионах будет распространяться, очевидно, нужен более высокий уровень группового иммунитета, чтобы защитить Стокгольм.

— Сейчас смертность в Швеции выше, чем в остальной Скандинавии, но ниже, чем в некоторых других странах, например, Нидерландах или Бельгии. Значит ли это, что шведский подход, в целом, работает?

— Вряд ли есть большой смысл в том, чтобы сравнивать Швецию с культурно, этнически, генетически непохожим населением. Есть смысл сравнивать ее со Скандинавией, тут многие факторы совпадают: плотность населения, климат, культурные особенности.

Сейчас смертность в Швеции практически в восемь раз выше, чем в Норвегии — Швеция в принципе в двадцатке стран мира с самым высоким уровнем смертности. Особенно это видно в последние недели: в то время, как в других странах количество смертельных случаев пошло на спад, в Швеции оно сохраняется примерно на том же уровне.

С другой стороны, страны, которые пошли по пути локдауна, могут столкнуться с большими проблемами в будущем. Мы уже видим, что в некоторых странах количество заболеваний снова стало расти после снятия части ограничений, это логично: когда вы позволяете людям увеличить социальную активность, вирус тоже будет распространяться более активно, и вы столкнетесь с большим количеством смертей. Это практически неизбежно. Тут главный вопрос — что делать дальше.

Смертность в Швеции, скорее всего, будет оставаться достаточно высокой, но стабильной, в то время как в других странах эта кривая будет то подниматься, то опускаться в зависимости от строгости мер.

— Швеция уже прошла пик эпидемии?

— Единственный способ понять, прошла ли страна пик, — смотреть на загруженность госпиталей и количество смертей. Но проблема в том, что инфекционные заболевания редко следуют каким-то четким моделям, поэтому рост и снижение заболеваний могут чередоваться.

— Но система здравоохранения справляется?

— В некоторых странах — например, в Италии, Испании — мы наблюдали коллапс больниц, когда система просто не справлялась, было много смертей, напрямую не связанных с коронавирусом. У нас такого, к счастью, не случилось: больницы достаточно хорошо работают в нынешней ситуации.


About the author
[-]

Author: Никита Кондратьев, Мария Епифанова

Source: novayagazeta.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 12.05.2020. Views: 32

Comments
[-]

Comments are not added

Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta