Ждать ли неожиданных поворотов от стартовавшей в Белоруссии президентской кампании?

Information
[-]

Белорусские горки

Президентская гонка в Белоруссии в самом разгаре. И хотя в неожиданный финал мало кто верит, нельзя не признать: впервые за долгие годы она стартовала по неожиданному сценарию.

Прошлые выборы президента в Белоруссии, прошедшие в 2015 году, выдались одними из самых спокойных и предсказуемых. То ли оттого, что за 5 лет до этого акция протеста несогласных с итогами выборов закончилась жестким разгоном и задержанием 600 с лишним человек. То ли свою роль сыграли события в соседской Украине, где смена власти привела к многочисленным жертвам и гражданской войне. Как бы то ни было, Александр Лукашенко одержал победу с рекордными для себя 83,49 процента, чему в 2015-м особо никто не противился.

Зато на сей раз ситуация стала развиваться не по обкатанной схеме еще до регистрации кандидатов: за президентское кресло (впервые, пожалуй) решили побороться представители бизнес-структур (экс-председатель правления Белгазпромбанка Виктор Бабарико и бывший директор Парка высоких технологий Валерий Цепкало), тогда как прежде это были в основном представители оппозиционных партий. На следующем этапе — сбора подписей — новый сюрприз: возник блогер Сергей Тихановский, активность которого привнесла в компанию неведомую прежде живость. И все это на фоне уникальной эпидемиологической ситуации в Белоруссии, которую никто еще не отменял. Даже несмотря на то, что нынешний президент несколько месяцев пытался убедить весь мир: коронавирус — это лишь психоз, а не опасная болезнь.

Позиция Лукашенко по ситуации с коронавирусом, к слову, не сказалась серьезным образом на отношении белорусов к его персоне. Да, многие осудили президента за проведение военного парада на 9 Мая с трибунами на 11 тысяч зрителей. Были, конечно, и недовольные весьма радикальными высказываниями президента о методах лечения новой инфекции, а также пренебрежительными репликами в отношении заболевших, умерших и врачей. Однако в то же время люди замечали и другое: белорусы в отличие от жителей соседних стран не оказались запертыми в собственных квартирах, не потеряли рабочие места и не остались без денег. Для страны с не самой сильной экономикой все это крайне важно.

Первая тройка

20 мая Центризбирком Белоруссии зарегистрировал 15 инициативных групп претендентов в кандидаты. Среди желающих податься в президенты — народ разношерстный: от рок-музыканта до обычного пенсионера. Однако эксперты сразу выделили троих лидеров нынешней кампании. Собственно, их имена уже и были упомянуты в начале этих заметок.

Самый яркий (если оценивать уличный перформанс) — 41-летний блогер Сергей Тихановский. Этот предприниматель из Гомеля всего год назад завел YouTube-канал «Страна для жизни», на котором изначально публиковал интервью с белорусскими предпринимателями и политиками, а потом стал проводить стримы из разных городов страны. Популярность пришла после 15-суточного ареста, назначенного за участие в протестах против интеграции с Россией в декабре 2019-го. Тогда же Тихановский принял решение об участии в предвыборной гонке. Правда, документы задержанного блогера ЦИК не принял. Вместо него формально на выборы пошла жена — Светлана Тихановская, но организацией пикетов и выступлениями на них занимался и занимается все же Сергей.

Сам Тихановский с самого начала подчеркивал (этой линии придерживается и сейчас), что в президентское кресло не метят ни он, ни его жена. Задача их команды — «дать слово людям, позволить высказать свой протест против власти». Блогер не скрывает: цель — собрать как можно больше подписей за супругу. А выборы для него скорее возможность «официально, легально проводить митинги, пикеты по стране, общаться с людьми».

Что, собственно, пока удается. Кампания под лозунгом «Стоп, таракан!» (аналогию прочитывают) собирает сотни и даже тысячи людей на улицах и площадях во многих городах Белоруссии. Приверженцы Тихановского не просто ставят подписи, но и общаются на камеру с блогером, где, как правило, высказывают недовольство действующим президентом. Многие приносят на встречи символические тапки, намекая на то, что таракана следует «прихлопнуть».

29 мая на пикете в Гродно Сергея Тихановского и около 10 человек из его команды задержали. Очевидцы говорят о провокации, правоохранители — о нападении на сотрудников милиции. Так или иначе, было возбуждено уголовное дело о насилии в отношении сотрудников органов внутренних дел. Спустя несколько дней после инцидента на даче Тихановского прошел обыск (точнее, их было три, во время последнего в доме были обнаружены 900 тысяч долларов). Но это не остановило сбор подписей в поддержку жены блогера. Сама Светлана перед публикой практически не выступает. Интервью стала давать лишь тогда, когда мужа задержали.

— Я даже не знаю, нужно голосовать или нет. Может, Сергей мне в письме напишет, что делать. Или соратники Сергея решат поддержать другого кандидата. Я хочу снова стать просто женой и мамой и надеюсь, что мне не придется принимать ответственные решения,— призналась Тихановская журналистам. При этом она открыто обратилась к координаторам и членам своей инициативной группы с просьбой не проводить пикеты по сбору подписей 12–14 июня в столице и областных городах «в связи с тем, что происходят задержания, наказывают "сутками", штрафами, происходят провокационные действия…».

Полная противоположность «шумному» Тихановскому — Виктор Бабарико. В мае этот претендент ушел с поста председателя правления Белгазпромбанка, который занимал 20 лет.

— Я верю в ограниченность любой неэффективной системы, а самое главное, я очень боюсь, что это последний шанс хоть каких-то выборов в независимой Беларуси,— так анонсировал бывший банкир свое намерение баллотироваться в президенты.— Я посчитал недопустимым жалеть о том, что не попытался что-то изменить, оправдывая себя тем, что изменить нельзя ничего.

Хотя он не собирает толпы у свои агитпалаток и демонстрирует поразительное спокойствие на публике, у Бабарико самая большая инициативная группа — почти 9 тысяч человек. Похоже, такое массовое выражение симпатий Лукашенко раздражает. Глава государства то и дело пытается зацепить Бабарико в своих выступлениях: «Где деньги держит, которые мошенническим образом получил в Беларуси?» Или: «Этому банкиру впору подумать, где он будет работать после выборов». На выпады экс-банкир дипломатично не ведется. Но при этом жалобу в ЦИК о нарушении Александром Григорьевичем законодательства в рамках избирательной кампании подать пробовал. Безуспешно. И без последствий не обошлось: 11 июня в головном офисе банка, где работал Виктор Бабарико, а также в компаниях, где работают его друзья и бывшие коллеги, прошли обыски. Департамент финансовых расследований Госконтроля Белоруссии возбудил уголовное дело по ч. 2 ст. 243 «Уклонение от уплаты налогов и сборов в особо крупном размере» и по ч. 2 ст. 235 «Легализация средств, полученных преступным путем, в особо крупном размере». Впрочем, к самому претенденту в кандидаты претензий у правоохранителей нет. В народе, правда, интересуются: нет или пока нет? А Бабарико комментирует: «Все люди, которых сейчас вызывают и опрашивают, являются невиновными. Их виновность устанавливает только суд. Это люди, которые вовлечены в процесс. Да, процесс странный, вероятно, он продиктован политическими мотивами. Если это так, то это классическое злоупотребление служебным положением одним из кандидатов в кандидаты, хотя юридическую оценку должен давать не я. Действия пока не носят репрессивного характера. Но можно подозревать, что это имеет политическую окраску…»

Наконец, третий лидер среди претендентов — Валерий Цепкало. Один из наиболее опытных в обойме кандидатов. В 1994-м был одним из руководителей предвыборного штаба Лукашенко, после его победы стал замминистра иностранных дел, 5 лет провел в США в качестве чрезвычайного и полномочного посла, а по возвращении на родину был назначен руководителем Парка высоких технологий (белорусский аналог Кремниевой долины). Цепкало возглавлял ПВТ на протяжении 12 лет, но в 2017-м его сняли с должности. Кто-то видит в его решении баллотироваться в президенты налет обиды на Лукашенко.

Сам глава государства, говоря о своем бывшем помощнике, выдает загадки и использует метафоры из мира животных.

— Он (Валерий Цепкало.— «О») рассказывает, что я его бабушке понравился, потому что знал, сколько свиноматка может родить поросят. Встает вопрос: а тебе-то я чем тогда понравился? Почему ты от Шушкевича прибежал ко мне, на коленях просился? — эмоционально восклицает Александр Лукашенко.— И потом, он просто не понимает, ведь количество рожденных поросят и их качество не зависит от свиноматки, вот министр сельского хозяйства знает. Это еще зависит от хряка. И если будет такой хряк, как этот человек, то мертворожденные будут поросята, и то немного…

Спорить на таком поле, согласитесь, кому угодно будет не просто. Цепкало и не спорит. Что, надо полагать, ситуацию «усугубляет»…

Доверие авансом

На фоне всей этой предвыборной суматохи случились серьезные перемены в белорусском правительстве, которых именно в этот момент никто не ждал. Обычно Александр Григорьевич брался за перестановку кадров спустя несколько месяцев после переизбрания, но в этом году отошел от традиции.

4 июня новым премьер-министром был назначен Роман Головченко, который до того занимал пост председателя Государственного военно-промышленного комитета. Его первым вице-премьером — Николай Снопков, отправленный в начале года послом в Китай, но так и не успевший приступить к обязанностям из-за пандемии. Ранее он был замглавы Администрации президента и министром экономики. Еще один новый вице-премьер, Александр Субботин, последний год трудился помощником президента — инспектором по Могилевской области, хотя карьеру делал в Витебской госакадемии ветеринарной медицины. Кроме того, были назначены новые министры — информации (Игорь Луцкий), ЖКХ (Андрей Хмель), промышленности (Петр Пархомчик) и архитектуры и строительства (Руслан Пархамович).

Политологи, увидев списки назначенцев, принялись рассуждать, для чего белорусскому лидеру понадобилось менять состав правительства за два месяца до выборов. Одни полагают, что он пытается создать иллюзию перемен в стране без смены президента. Другие отмечают, что в последнее время у Лукашенко были напряженные отношения с экс-премьером Сергеем Румасом, который к тому же некогда входил в совет директоров того самого Белгазпромбанка, где председателем правления был Виктор Бабарико.

Сам же глава государства логику своего выбора объяснил так: «Спасти страну и выйти из этого положения мы можем только благодаря своей дисциплине, сжав зубы, благодаря сдержанности и направлению всего народа на решение проблем». Поэтому премьер-министром и стал бывший глава военпрома — человек в любом случае дисциплинированный. Он поблагодарил Лукашенко за «доверие авансом» и назвал состав правительства «абсолютно боеспособным».

Есть ли основания считать этот кабинет «непредсказуемым по составу»? Это как посмотреть. Вот, к примеру, ракурс, с которого назначения точно были ожидаемыми: начиная с 1994-го в верхушке белорусского правительства были исключительно выходцы из Могилевской, Гомельской, Витебской и Минской областей. Даже уроженцы Москвы и Татарстана были. Но, что примечательно, ни одного из Гродненщины и Брестчины. Может, просто совпадение, а может, не доверяет…

Голоса в Сети

Окончательный список кандидатов в президенты белорусы узнают лишь к середине июля. Однако негосударственные СМИ и Telegram-каналы еще в мае решили выяснить, за кого из потенциальных претендентов были бы готовы проголосовать их читатели. Оно и понятно, учитывая то, с какой частотой случаются «странные недоразумения» то на пикетах, то в штабах, то на бывших местах работы кандидатов в кандидаты.

Одним из первых результаты выдал сайт «Наша ніва»: из 7,5 тысячи человек 46 процентов предпочли бы видеть в качестве будущего президента Виктора Бабарико, 15 процентов — Сергея Тихановского (хоть он и не принимает участия в предвыборной гонке), 8 процентов — Валерия Цепкало. Александру Лукашенко досталось всего 3 процента голосов. Цифры из этого опроса мигом разлетелись по интернету с формулировкой: текущий рейтинг Лукашенко — 3 процента. Это забавно, поскольку и сами авторы опроса, публикуя результаты, подчеркивали: их работа не является социальным исследованием.

Но зарубежные коллеги, перепечатывая информацию, насчет формулировок особо не заморачивались: называли цифры то «народным мнением», то соцопросом. Короче, «волна пошла», и не прошло и пары дней, как в соцсетях появился мем «Саша три процента» (а еще смешные картинки в Instagram, шутки в Twitter и стикеры в мессенджерах). Затем свой опрос провели на крупнейшем белорусском медиапортале Tut.by, собрав мнение чуть больше 70 тысяч человек. Лидером по количеству голосов и тут стал Виктор Бабарико (почти 56 процентов), второй — Валерий Цепкало с 15 процентами, тройку замкнула жена Тихановского (12,7). За Лукашенко проголосовали лишь 6 процентов опрошенных. Можно ли опираться на эту выборку?

Виктор Бабарико об отличиях нынешней избирательной кампании

Разобраться в том, сколь серьезно можно относиться к подобным цифрам, поручили государственному информагентству БелТА. Оно собрало за экспертным столом всех видных социологов Белоруссии. Не обошлось без скандала: корреспонденты информагентства выдали заметку, где директор Института социологии Национальной академии наук Геннадий Коршунов якобы призывает «организаторов онлайн-опросов по тематике президентских выборов задуматься как по поводу того, во что в итоге выливается их "социология", так и по поводу правомерности своих действий», а сам ученый на своей странице в Facebook поспешил заверить, что такого не говорил, и потребовал опровержения. По словам Коршунова, есть существенная разница между опросами общественного мнения и социологическими исследованиями. Проведение последних в Белоруссии регулируется на законодательном уровне, для этого организация, проводящая их, должна иметь специальную аккредитацию. Исследований такого рода, короче, пока нет… Шоу должно продолжаться

Сбор подписей формально продлится до 19 июня. Однако некоторые из претендентов уже объявили, что заручились поддержкой необходимого числа сограждан. Так, по словам Виктора Бабарико, у него 285 тысяч подписей, у Валерия Цепкало — 120 тысяч. Примерно столько же у Светланы Тихановской.

Что касается действующего президента, то едва потенциальные конкуренты заговорили о преодолении рубежа в 100 тысяч подписей (именно столько нужно для выдвижения), как руководитель его инициативной группы, председатель Федерации профсоюзов Белоруссии Михаил Орда, заявил, что за выдвижение Александра Григорьевича удалось собрать уже больше миллиона подписей. Без единого пикета, громких лозунгов и очередей под дождем. «Мы на этой избирательной кампании делаем упор по сбору подписей в трудовых коллективах и по месту жительства»,— сказал Орда, как будто объясняя, почему выдвижение Лукашенко не столь зрелищное.

При этом нет никаких сомнений в том, что реальные подписи за президента народ ставит. Может, не миллион, но все равно больше, чем за остальных. Тем более что сразу же после старта во всех госучреждениях (от школ до больниц) и на предприятиях (которые в Белоруссии в основном тоже государственные) появились активисты, взявшиеся помогать Лукашенко в очередном выдвижении. Кто-то назовет такую кампанию добровольно-принудительной, но факта это не отменяет: за ней — реальные люди, и они собирают реальные подписи.

А первый пикет за Александра Лукашенко состоялся неделю назад. У одного из торговых центров Минска поставили сразу несколько палаток для сбора подписей. Толпа собралась приличная. Вот только бдительные прохожие засняли на камеры, что людей к палаткам централизованно свозили в обозначенное время. По расписанию прибыли и съемочные группы гостелеканалов. А потом народ у пикета рассеялся. Со стороны подобные спектакли, несомненно, выглядят жалко. Но это не исключает того, что нынешнего президента все равно поддерживает большее количество белорусов. Из опасения перемен, потому что не видит альтернативы или даже под угрозой не продления рабочего контракта — не столь важно. Факт: голосовать за него снова пойдут.

Именно поэтому стратегия «Против Лукашенко», которую так напористо продвигает Тихановский, скорее всего, обречена. Для того чтобы сменилась власть, недостаточно одного лишь недовольства. Должен быть еще и человек, способный предложить что-то взамен. По силам ли эта роль Виктору Бабарико или Валерию Цепкало? Несмотря на наличие любопытного бэкграунда и неплохих инициативных команд, оба для населения страны в целом люди, «появившиеся перед самыми выборами». А белорусы точно не та нация, которая готова рискнуть в последний момент.

Автор Иван Бобрик

https://www.kommersant.ru/doc/4373026

***

«Москву обвиняют, что она виновата в наших бедах, а мы золотые и прекрасные»

Кандидат в президенты Белоруссии о предстоящих выборах, Александре Лукашенко и отношениях с Россией.

Намеченные на 9 августа выборы президента Белоруссии могут войти в историю как самые скандальные и драматичные. Действующий глава государства Александр Лукашенко намекает на участие в кампании российских олигархов и обещает, что страну никому не отдаст, чтобы ее не «порвали на куски». Бывший член команды господина Лукашенко, ныне его оппонент и кандидат в президенты Валерий Цепкало рассказал спецкору “Ъ” о том, что в этих выборах особенного, готов ли он к уличной борьбе и как, по его мнению, Минску стоило бы строить отношения с Москвой.

«Власть пользуется поддержкой лишь 3% населения»

“Ъ”:К Белоруссии сейчас приковано внимание из-за приближающихся выборов. Что отличает нынешнюю президентскую кампанию от всех прежних? Есть ощущение, что она сильно отличается.

Валерий Цепкало: — В этот раз серьезно активизировалось гражданское общество, и это существенно отличает эту кампанию от всех предыдущих. По сравнению с тем, что мы видели раньше, куда активнее идет процесс сбора подписей за альтернативных кандидатов. Но самое главное — эта кампания проходит на фоне ухудшения экономического положения в Беларуси. Десять лет назад в стране еще был экономический рост, но за последние десять лет ВВП не только не увеличился, но даже уменьшился. Реальные доходы населения упали, а это не может не сказаться на общем настроении людей, которое выражается в повышенной активности.

Это, пожалуй, самая активная кампания за последние 20 лет. Она отличается огромным желанием белорусов к переменам, они хотят видеть страну другой. Им хочется слышать альтернативных кандидатов, иметь возможность познакомиться с различными вариантами развития страны.

— Вы уже попали под прицел официальных СМИ и президента. Он высказывается в ваш адрес и порой выбирает не самые приятные выражения. Почему такой накал?

— Это объясняется не только невысоким уровнем личной культуры, но и крайне слабой социальной поддержкой власти и, как результат, ее низким рейтингом. Не исключено, что методом оскорблений, поливанием грязью оппонентов власть пытается как-то поднять авторитет, повысить свой рейтинг. Но в результате таких заявлений ее рейтинг становится еще ниже. Такого никогда не было. Исходя из голосования на разных онлайн-ресурсах, власть пользуется поддержкой лишь 3% населения. Это не может не сказываться на ее настроениях, и потому она сильно нервничает.

— Белоруссия одна из немногих стран, где невозможно опереться на какой-то нейтральный опрос. Есть онлайн-опросы, которые демонстрируют слабость власти, но в то же время это недостаточно репрезентативные опросы.

— В Беларуси действительно запрещены опросы общественного мнения независимыми институтами. Только одна госструктура имеет право проводить опросы. Опросы на информационных порталах вряд ли можно называть классическими рейтингами и репрезентативной выборкой, но даже эти цифры сильно нервируют власть. Это выражается в различных проявлениях, бесцеремонности, грубости, в отсутствии такта к оппонентам, уважения к их политическим позициям. Но достается и обычным людям. Белорусский народ называют «народец» или «народишко». Впрочем, это для белорусской политической культуры неново. Ранее Лукашенко называл бизнесменов «вшивыми блохами», «жуликами» и «пиявками», а политических оппонентов — «отморозками», «дебилами» и «подонками». Но сейчас такое поведение стало вызывать у белорусов отторжение. Если такая фразеология еще «проглатывалась» лет десять-пятнадцать назад, то сейчас культурный и образовательный уровень белорусов существенно вырос, и они уже не могут спокойно относиться к тому, что людей оскорбляют, унижают, навешивают ярлыки.

«Нас пугали заговорами Госдепа, интригами Россельхознадзора и комиссарами ЕС»

— В команде Александра Лукашенко вы были, по сути, с самого начала его карьеры. Лукашенко образца 1994 года, в чьем предвыборном штабе вы работали, и Лукашенко-2020 —это разные люди?

— Тогда он производил впечатление искреннего человека. Да и в далеком 1994 году было огромное желание поменять коммунистическую номенклатуру. И Лукашенко ассоциировался с желанием перемен. В его команде было много достойных людей. Позднее кто-то ушел в оппозицию, а некоторые пропали без вести. Любому белорусу это все известно.

Сейчас он полностью оторвался от жизни, не знает, чем живет народ, не понимает его ожидания. Незнание жизни — результат того, что он 26 лет безраздельно находится у власти. И ничего не меняется! Не меняется риторика, манеры поведения. В мире произошла технологическая и информационная революция, произошла революция в сознании, но ничего не поменялось в этом субъекте. Английский философ Дэвид Юм сказал: «Ничего не меняется в созерцаемом объекте, все меняется в созерцающем его сознании». Лукашенко говорит одно и то же более четверти века, но общество стало другим, оно стало по-другому воспринимать всю эту риторику.

— Как вам в голову пришли мысль, что вы можете быть лучше, чем действующий президент, и решение пойти на выборы?

— Я долго изучал опыт догоняющего развития, перехода ряда стран из третьего мира в первый. К тому же я создал Парк высоких технологий — один из самых успешных технологических кластеров на постсоветском пространстве. Он мог бы служить прототипом для реформирования налоговой системы, промышленности, образования, государственного управления. Я уже говорил, наша страна не развивается. Мы видим деградацию политической системы, которая давно перестала отвечать потребностям людей, неэффективность экономики, что выражается в нищенских доходах людей, в массовой эмиграции.

Я хорошо представляю себе реалии современного мира и понимаю, что, если так будет продолжаться, Республика Беларусь перестанет существовать как независимое государство. Нас пугали заговорами Госдепа, интригами Россельхознадзора и комиссарами ЕС. Короче, со всех сторон нас окружают враги. Но пришло наконец время посмотреть на себя и понять, что проблема в нас самих, а не в России, Евросоюзе или США.

Сегодня мы дружим с Венесуэлой, Ираном, со странами, которые от нас далеко и с которыми дружить легко. Гораздо сложнее дружить с теми, с кем ты делишь границы, ведешь торговлю, где есть пересекающиеся интересы. Но нельзя постоянно оскорблять и бросать такие выражения в адрес той же России, да и других стран. Москву последние полгода обвиняют в том, что она виновата в наших бедах, не хочет идти навстречу, а мы такие золотые и прекрасные. В дипломатии, как и в бизнесе, надо уметь понять интересы твоего партнера и уметь их связать со своими целями. Без этого невозможно достичь никаких результатов.

Еще меня и все белорусское общество возмутило поведение руководства страны в связи с коронавирусом. Проблема даже не в том, что опасность была проигнорирована, а что людей фактически держали за глупцов, говоря им, что, если вируса не видно, значит, его вообще нет. Меня больше возмутило, что власть, которая до этого наказывала, штрафовала, карала, взыскивала, сажала, вдруг исчезла в тот момент, когда пришло время хоть как-то помочь людям и бизнесу, как-то их поддержать. Это возмутило очень многих.

— Обычно сторонники президента и он сам подчеркивают, насколько Белоруссия выигрышно смотрится на фоне многих стран бывшего СССР. Что вот на Украине случились две революции и сейчас идет война, в Грузии была революция, потом война, а бедную Молдавию все время лихорадит. У вас же в стране все эти годы штиль и Лукашенко. И это обозначается как заслуга президента. На такую позицию вы что можете ответить?

— У нас есть по соседству Литва, Латвия, Польша. Есть еще Чехия, Словакия, Болгария, Румыния, где нет никаких войн, где идет экономическое развитие. Литва, которая в три раза меньше Беларуси, нас уже по ВВП почти догнала. Не говорю о Чехии, с которой четверть века назад при десятимиллионном населении у нас был сопоставимый ВВП. Теперь же население Чехии увеличилось, а у нас уменьшилось на 750 тыс. А ВВП там в четыре раза больше, чем ВВП Беларуси. И что там? Война? Конфликты? Какие-то революции?

Не надо кивать на Украину. Мы переживаем за нее, но я считаю, что они сами должны решать свои проблемы, а мы должны решать свои. Убежден, что сменяемость власти, ротация — это обязательное условие развития. И потом Беларусь представляет собой более или менее однородное общество. Мы не настолько велики, как Украина, где существуют разные культурные доминанты. И мы непохожи на Молдавию, где одна часть населения больше стремится к Румынии, а другая относит себя к славянскому миру. Это разрывает страны.

Не надо рисовать страшилки. У нас нормальная страна, толерантный, образованный, культурный народ. Людям надоело более четверти века смотреть одну и ту же картинку, которую нам предлагают смотреть еще неизвестно сколько. Ладно бы это хоть было связано с экономическим развитием. Но его-то и нет. На фоне меняющегося мира мы живем в каких-то неофеодальных представлениях о том, какими должны быть государство и власть. У нас нет многопартийности в парламенте, нет независимой судебной системы. Это все придется создавать. Все надо реформировать — промышленность, сельское хозяйство, здравоохранение, образование.

— С ваших слов выходит, что буквально все надо менять?

— Именно! В современном мире синонимом успеха является постоянная готовность к переменам — и самого человека, и общества, и государства.

«Надо сесть за стол переговоров с российскими партнерами и провести ревизию союзного договора»

— Действующий президент на днях четко сказал: страну таким, как вы, да и вообще никому он не отдаст.

—- Это что, его вотчина? Он приватизировал эту страну? Нет! Он не бог, не царь и даже не герой. Он такой же гражданин Республики Беларусь, как и каждый из нас. По конституции источником власти является белорусский народ. Если он ему скажет «хватит», он обязан будет уйти.

— С одной стороны, есть источник власти — белорусский народ, а с другой — все видят задержания политиков и активистов. Как вы побеждать собираетесь, я не понимаю?

— Давайте посмотрим, как будут реагировать на результаты выборов армия и милиция. Они ведь офицеры, давали присягу народу, а не конкретному индивиду. Мы уверены, что у них есть и честь, и мужское достоинство. Но самое главное — они сами живут в обществе, у них есть родители, жены, дети. И они тоже видят, что общество стало другим, что все хотят перемен, хотят свободно заниматься бизнесом, не опасаясь попасть за это в тюрьму. Пока давайте двигаться вперед в политическом процессе. Мы действуем строго в соответствии с конституцией и избирательным законодательством.

— Блогер Сергей Тихановский до его ареста говорил мне в интервью, что придется выходить на улицу, потому что был уверен, что выборы честными не будут. Насколько к улице готовы вы и в каких ситуациях вы допускаете для себя возможность призвать людей на улицу?

— Я не буду призывать. Но если это будет инициатива самих людей, то я, безусловно, буду присутствовать на акциях. Но, надеюсь, этого не потребуется, и мы цивилизованно закончим эту кампанию.

— Вы коснулись отношений с Россией. Москва с 2018 года ставит вопрос углубления интеграции с Белоруссией в рамках договора о Союзном государстве. У вас какой взгляд на этот вопрос?

— В договоре есть экономическая, политическая и социальная части. По экономической части мы получали энергоносители по цене Смоленска. Это был жест доброй воли со стороны России. Пока были высокие цены на энергоносители и была хорошая для России конъюнктура, можно было дотировать Беларусь. Но сейчас, с падением цен на энергоносители, Россия должна думать о том, как выполнять свои социальные обязательства, а не дотировать другое государство.

Экономический раздел работал, а вот с политическим были проблемы. Там содержатся положения о единой валюте, общему парламенту, суду. Мне кажется, нам надо сесть за стол переговоров с российскими партнерами и провести ревизию союзного договора, который был заключен совершенно в другую эпоху. Смысл ревизии должен состоять в том, чтобы посмотреть чего мы достигли, какие направления мы должны развивать, а на каких вопросах не стоит акцентировать внимания. Я убежден, что мы сможем найти общий язык с руководством Российской Федерации. Самое тесное и эффективное сотрудничество возникает там, где есть совпадение взаимных интересов двух договаривающихся сторон.

— Другой претендент на пост президента, Виктор Бабарико, говорил мне, что хотел бы видеть Белоруссию нейтральной страной. По сути, вывести из ОДКБ. У вас какой подход? Надо оставаться в этом альянсе или лучше взять курс на внеблоковый статус?

— Я считаю, что мы обязаны соблюдать международные обязательства, взятые на себя ранее, в том числе наше участие в ОДКБ. Тем более, я в этом не вижу никаких проблем для суверенитета Беларуси. Этот альянс не несет угроз национальной безопасности ни Беларуси, ни нашим соседям. Это понимают и наши западные партнеры, с которыми мы хотели бы развивать отношения, прежде всего торгово-экономические.

Эксперты составили рейтинг полезности и лояльности союзников России

В свое время у Финляндии с Советским Союзом был Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи. Он никак не мешал этой стране вести политику нейтралитета и даже провести у себя первое совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Мы, безусловно, будем развивать отношения со странами Запада, активизируем их, реанимируем договоренности и договоры, которые были заморожены из-за внутриполитической ситуации в Беларуси. Стратегически же, я убежден, мы должны сконцентрироваться на том, чтобы приводить в порядок нашу страну, делать ее экономику эффективной, инвестклимат более привлекательным, не делая разницы по поводу того, откуда приходит инвестор — из России или США.

— Вы понимаете, зачем президент сейчас сменил премьер-министра? Что это было?

— Трудно сказать. Ни одно правительство за два месяца не сможет показать никаких результатов работы. И это в том числе. У нас с точки зрения полномочий правительство почти ничего не решает. Тем более что, согласно конституции, если Лукашенко надеется на чудо, что его переизберут, то правительство должно будет автоматически подать в отставку. Поэтому не знаю, зачем он его сейчас сменил. Не вижу никакого смысла.

— По поводу чуда в виде переизбрания Лукашенко я понимаю, что любой кандидат должен говорить о своей победе и о том, что оппоненты будут повержены. Но большинство наблюдателей сходятся в том, что Лукашенко после выборов сохранит власть. Если это произойдет, то каким образом, как вы думаете, будет происходить транзит власти в Белоруссии? Ведь должен он когда-то начаться.

— Он давно должен был осуществить транзит, потому что народ от него устал. Но Лукашенко не доверяет никому. Если он хочет нормально остаться в истории, то должен осуществить транзит власти цивилизованно, то есть посредством демократических выборов. Иными словами, передать власть тому, кто наберет больше голосов в результате всеобщих выборов. Он неоднократно говорил, что если за него не проголосуют люди, если он потеряет популярность, то уйдет. Он клялся в этом много раз. Сейчас у него есть возможность выполнить эту клятву, данную белорусскому народу.

Пришло время сделать выборы такими, чтобы ни у кого не оставалось сомнений в их открытости и честности. Пусть победит тот, с кем белорусский народ захочет строить свое будущее.

Автор Владимир Соловьев

https://www.kommersant.ru/doc/4372654?from=doc_vrez

***

Потенциальный претендент на пост президента Беларуси Виктор Бабарико об ожидании ареста, связях с Россией и силовом сценарии в Беларуси

Потенциальный претендент на пост президента Беларуси, экс-глава Белгазпромбанка Виктор Бабарико в интервью DW рассказал, чего ждет от выборов, рассчитывает ли на поддержку Кремля и возможен ли "майдан" в Беларуси.

Экс-глава Белгазпромбанка Виктор Бабарико сейчас считается одним из самых ярких претендентов на президентских выборах в Беларуси. У него вторая по численности после президента Лукашенко инициативная группа, и он также лидировал во всех опросах, которые проводили независимые СМИ.

Интервью с Виктором Бабарико DW планировала провести спустя несколько дней. Однако после обыска в Белгазпромбанке и ареста 15 бывших и нынешних его сотрудников Виктор неожиданно перенес встречу, так как, возможно, это был последний шанс дать интервью DW.

Deutsche Welle: - Виктор, вы действительно ожидаете, что с минуты на минуту за вами придут?

Виктор Бабарико: - После вчерашних заявлений (интервью проводилось 13 июня. - Ред.) мы осознаем, что тот произвол и те противозаконные действия, которые совершаются сейчас представителями власти, говорят о том, что ожидать действий в рамках закона не нужно. Мы ожидаем, и мы подготовились, штаб продолжит работу вне зависимости от того, буду ли я иметь доступ к свободному волеизъявлению, либо меня ограничат. Мы подготовили все документы для подачи заявления, мы начали отвозить в окружные избирательные комиссии подписные листы. Мы продолжаем и будем продолжать деятельность для того, чтобы 9 августа белорусский народ сделал свой выбор.

- Комитет госконтроля заявил, что имеет доказательства вашей причастности к преступной деятельности. В то же время президент Лукашенко, комментируя дело Белгазпромбанка, заявил, что не собирается "делать вас узником совести". Как думаете, почему вы до сих пор на свободе?

- Формировать логическую цепочку в действиях власти очень сложно. Мне кажется, сейчас идет оценка, насколько беззаконно поступать. Я был готов, что меня задержат сегодня ночью. Мы в штабе все работаем, понимая, что кто-то может сейчас ворваться, мы к этому готовы. Главное наше беспокойство - чтобы те подписные листы, которые содержат волеизъявление наших граждан, дошли до избирательных комиссий. Они в безопасности, и это намного более ценный ресурс, чем я.

- Наверное, один из самых больных вопросов вашей кампании - это связи с Россией. Президент Лукашенко недавно намекнул, что финансирование вашей кампании может идти из России. Но своих интервью вы уже не раз это отрицали. И все же, после того как вы объявили о своем участии в выборах, были ли у вас контакты в России, которые могли бы трактоваться властью как порочащие вас?

- У меня не было не то что личного контакта - COVID-19 никто не отменял, - но даже телефонного контакта после 12 мая, когда я сделал заявление и начал участвовать в этой кампании. А до 12 мая я на эту тему ни с кем не говорил. Тут мне нечего предъявить, кроме моей честной работы во главе акционеров в течение 25 лет, из которых 20 я был председателем правления.

- Как вы считаете, на этих выборах Кремль вас поддержит?

- Мне очень обидно, что тема выборов в Беларуси все время обсуждается с точки зрения того, что белорусы как будто не способны сами сделать выбор. Кто-то всегда кого-то должен поддержать. Вот если кандидата поддержит Кремль - это хорошо, Пекин - может, плохо, Киев - еще как-то. Я абсолютно убежден, что выборы в Беларуси могут пройти, и победит тот, кого поддержит белорусский народ. Я борюсь за поддержку белорусского народа. Если меня поддержит белорусский народ, то любая другая поддержка с востока, запада, севера или юга для меня будет положительной.

- Если президент России Владимир Путин позовет вас на встречу, вы поедете?

- Нет у меня ответа на этот вопрос, честно. Надо подумать. Хотя, наверное, да, но я сразу выдвинул бы условие, чтобы эта встреча была публичной и открытой.

- А что вы бы с ним обсуждали?

- Так это он же меня пригласил. Когда меня приглашают, то говорят, приезжай и поговорим вот на эту тему. У меня сейчас нет необходимости к кому-то обращаться и просить встречи. Я разговариваю с белорусским народом и этого достаточно.

- В истории белорусских выборов при Лукашенко достаточно избиений, арестов и даже многолетних тюремных сроков для кандидатов в президенты. Думаю, что, когда вы решили идти в президенты, вы понимали, что борьба может быть жесткой. Насколько отличаются ваши ожидания отреальности?

- Наши ожидания были даже чуть меньше, потому что раньше то, о чем вы говорите - аресты, противоправные действия - были на более поздних стадиях выборов и даже после объявления результатов. На такой ранней стадии не было еще никогда, мы сильно удивлены. Но с другой стороны, это говорит о том, что позиция власти настолько слаба, они настолько боятся, что народ будет делать этот выбор, что начинают в самом начале пытаться сделать так, чтобы народ не смог сделать выбор.

Они думают, что народ остался таким, каким он был. Но народ после ситуации с COVID-19 другой в Беларуси, и это они не видят. Мы рассчитывали на поддержку, но такой поддержки мы не ожидали. Власти тоже не ожидали, насколько желание перемен у белорусов велико. И поэтому ранняя стадия и такие действия говорят о неизбежности изменений в Беларуси. Вопрос только во времени. Лучшим вариантом для власти было бы сказать: "Я устал, я ухожу". Это не то чтобы совет, но я думаю, это было бы красиво.

- Недавно вы заявили, что "новая Беларусь сметет остатки старого режима". Как вы себе это представляете?

- Это было такое эмоциональное заявление, порыв. Понимаете, в Беларуси есть четкое понимание, что та система управления страной привела нас в тупик. Есть два сценария, как будут происходить эти изменения. Первый - нормальные выборы и достойный уход. Но если этого не будет, нас ожидают большие вопросы в экономике. У нас есть четкое понимание, что мы самостоятельно не выберемся из этой ситуации. А если не выберемся самостоятельно, то помощь со стороны - это потеря суверенитета.

Белорусский народ терпеливый, это правда. Но если он встанет, то все, убегай и прячься. Я все же надеюсь, что это будут просто выборы 9 августа.

- А разве возможно смести режим без силового сценария? Неужели вы думаете, что сам Лукашенко так просто отдаст власть?

- Я понимаю, как обмануть 100, 200, 300 тысяч человек. Но как обмануть 3,5 млн - я не представляю. Что будет, если в каждом городе выйдет по 5, 10 тысяч людей - вы думаете, власть будет расстреливать? Вы представляете силовиков, которые в своих соседей, друзей будут стрелять? Да никогда в жизни!

- Но Лукашенко уже не раз намекал на силовой сценарий, например, напоминая о стрельбе по демонстрантам в Узбекистане. По-вашему, белорусская номенклатура не поддержит такой сценарий?

- Большая часть любой номенклатуры знает, что такое конституция, и присягали они все-таки Беларуси и белорусскому народу. Я считаю, в головах и сердцах офицеров это осталось: стрелять в безоружных людей нельзя.

- Если вы станете президентом, с кем вы будете выстраивать отношения в первую очередь – с Россией или Западом?

- Как я говорил, Беларусь the first. Я буду строить отношения с любыми выгодными для Беларуси партнерами. Исходя из того, что любой менеджер, когда приходит, он разбирается с тем, что есть, а не ломает. Точно так же я приду и посмотрю, что у нас есть. У нас есть определенный перекос, от которого мы вряд ли сможем мгновенно отойти. Самое важное - это выстраивать отношения с основными нашими партнерами, а дальше отходить от края пропасти - потери суверенитета - делая так, чтобы партнерства были экономически выгодными и не приводили к зависимости.

- Возвращаясь к сегодняшней ситуации: как вы оцениваете шанс быть зарегистрированным?

- Прозвучала фраза от власти, что отказывать в регистрации по неформальным признакам мне не надо. Мы после этого выдохнули, мы вообще не знали, что существуют какие-то неформальные признаки. А по формальным основаниям - мы подготовились. И если меня не зарегистрируют по неформальному признаку, это будет означать, что смысла в выборах нет никакого. Все же видят: есть кандидат, который собирает (подписи. - Ред.), а раз так, его снятие превращает выборы в фарс и очередное пренебрежение к народу.

- Каким будет ваш план действий, если вас все же не зарегистрируют кандидатом?

- Давайте дождемся регистрации. Мы правильные люди. Мы решаем проблему по мере ее поступления, имея сценарий на будущее. Я не люблю сослагательного наклонения. Будет - сделаем.

Автор Александра Богуславская

https://p.dw.com/p/3djNt

***

Почему Лукашенко нервничает? Эксперт о тактике Кремля на выборах в Беларуси

Беларусь готовится к предстоящим в августе выборам президента. Эксперт из берлинского Фонда Маршалла рассказал, что может повлиять на их исход, и какой интерес к ним проявляет Москва.

Политолог Йорг Форбриг (Joerg Forbrig) руководит в Германском Фонде Маршалла США исследованиями в области Центральной и Восточной Европы. В интервью DW он прокомментировал ситуацию в Беларуси, где готовятся к выборам президента, рассказал, с чем связана нарастающая в Минске нервозность, и каким образом Россия может повлиять на исход голосования.  

Deutsche Welle: - Господин Форбриг, как вы в целом оцениваете нынешнюю ситуацию в Беларуси?

Йорг Форбринг: - Ситуация в этом году необычная. С 1994 года в стране не было свободных и честных выборов, и в этом году их не будет. Но Александру Лукашенко будет в этот раз сложнее организовать выборы и манипулировать ими так, чтобы переизбраться на очередной срок. И тому есть несколько причин. Во-первых, неурегулированный спор с Россией по поводу поставок нефти и газа, а также проекта политической интеграции. Во-вторых, экономический кризис, который будет только усиливаться. В-третьих, независимые кандидаты пользуются большой популярностью у населения, чего раньше не было. Все это затрудняет "элегантное решение проблемы переизбрания на очередной срок".

- Но Лукашенко правит страной почти 26 лет и, в принципе, должен держать ситуацию под полным контролем?

- Часть ответа скрыта в вашем вопросе - он действительно правит страной 26 лет. Это очень долго. И у людей появилась определенная усталость, как среди элит, так и среди широких слоев населения. Так, один из соперников Лукашенко даже перетягивает на свою сторону ядро его электората - жителей сельской местности. Усталость граждан от 26 лет правления Лукашенко принимает в этом году политические формы.

- И как вы оцениваете протестный потенциал в стране?

- Трудно сказать. В этом году тактика правительства - и, прежде всего, силовых структур - направлена на то, чтобы как можно раньше подавить политическую мобилизацию, чтобы позднее она не приняла более масштабные формы. Я думаю, это, прежде всего, признак нервозности. Мы видим, что Александр Лукашенко крайне болезненно реагирует на сведения о популярности своих возможных соперников. Это для него - новая ситуация, она его раздражает. Он делает резкие заявления о том, что статус-кво необходимо сохранить. Но в президентском дворце в Минске царит очень большая нервозность.

- Неужели можно серьезно говорить о расколе элит в Беларуси?

- Элиты никогда не монолитны, там всегда есть свои "голуби" и "ястребы". Одни требуют жестких мер по поддержанию порядка, другие призывают к модернизации и реформам. Просто, похоже, Лукашенко делает ставку на "ястребов" в силовых структурах, а два популярных кандидата апеллируют в том числе и к "голубям" в госаппарате.

- Вы думаете, что Россия была бы заинтересована в уходе Лукашенко и в победе на выборах кого-то другого?

- В Беларуси невозможно победить на выборах, победить на выборах может только Лукашенко. С учетом того, что у Лукашенко конфликт с Россией, вряд ли к участию в выборах будет допущен пророссийский кандидат.

Вместе с тем, возможно, что Кремль попытается применить набор тактик. Одна из которых состоит в том, что под давлением внутриполитической дестабилизации Лукашенко будет готов на компромиссы с Москвой, что сыграет на руку Кремлю. А может быть так, что накануне выборов Лукашенко пойдет на сделку с Кремлем и даст то, о чем его давно просят - военные базы, экономические сферы влияния, углубленную политическую интеграцию. А в обмен, Кремль пообещает не вмешиваться в выборы, ведь у Москвы для этого есть широкие возможности.

Хотя сейчас влияние России на предвыборную кампанию мне кажется незначительным. К тому же в Москве сделали выводы из опыта других постсоветских стран, где открытая поддержка кандидатов в соседней стране приводила к обратному результату. Пока же создается впечатление, что у Кремля достаточно своих проблем - от референдума по изменениям в конституцию до снижения рейтинга президента.

Автор Владимир Есипов

https://p.dw.com/p/3dqUy


About the author
[-]

Author: Иван Бобрик, Александра Богуславская, Владимир Соловьев, Владимир Есипов

Source: kommersant.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 17.06.2020. Views: 57

Comments
[-]
 Mike Rooney | 19.06.2020, 06:15 #
We are now happy to see that good post and images, you are doing a great job, thanks for the nice article post. Riverdale Jacket Serpents
 Такi | 19.06.2020, 09:03 #
Так, один из соперников Лукашенко даже перетягивает на свою сторону ядро его электората - жителей сельской местности. Усталость граждан от 26 лет правления Лукашенко принимает в этом году политические форм. Free game online moto x3m.
 David Millar | 01.07.2020, 10:44 #
Very good points you wrote here..Great stuff. RIP Wheeler Jacket Yellowstone
Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta