Кризис в экономике Белоруссии только начинается

Information
[-]

***

Итоги пятого срока Лукашенко: что сделано из обещанного

В последние пять лет правления Лукашенко в Беларуси упала инфляция и немного изменилась внешняя политика. Основную часть предыдущей предвыборной программы президент не выполнил, говорят эксперты.

Президентские выборы в Беларуси, которые пройдут 9 августа, уже шестые для действующего и бессменного главы государства Александра Лукашенко. На каждый новый срок он шел со своим видением перспектив развития страны - в 2015 году Лукашенко обещал реформы в сфере экономики и госуправления. Вместе с экспертами DW выяснила, в какой степени президент выполнил свою предвыборную программу пятилетней давности.

В 2015 году был всплеск популярности Лукашенко

Директор института политических исследований "Политическая сфера" Андрей Казакевич напоминает, что к последним выборам Александр Лукашенко подошел в условиях всплеска его популярности: "В 2015-м, через год после украинских событий, Беларусь на фоне внешней нестабильности выгодно отличалась тем, что тут стабильности была гарантирована".

Более того, по словам политолога, когда в конце 2014 года экономическая ситуация в Беларуси в очередной раз ухудшилась, у руководства было представление, что необходимо что-то менять и проводить реформы - это и отразилось в предвыборной программе президента.

В 2015-м Лукашенко шел на выборы с планами улучшения условий для работы бизнеса, сокращения роли государства, расширения полномочий местных властей, прекращения роста цен и повышения благосостояния населения. И хотя старший аналитик компании "Альпари Евразия" Вадим Иосуб не называет ту программу реформистской, он признает, что в ней были определенные вкрапления правильной риторики. "Правда, местами они были упомянуты без понимания того, о чем идет речь, а в других местах было сделано по принципу - напишем что-нибудь прогрессивное, но делать это не будем", - поясняет экономист.

Дипломатические успехи и борьба с инфляцией

Эксперты говорят, что белорусские власти все же пытались следовать той программе, хотя в целом ее не выполнили. В числе позитивных примеров в сфере политики Андрей Казакевич указывает на попытку реформ в госуправлении: "В 2016 году в парламент попало два альтернативных депутата, выросло представительство политических партий, и в целом публичная роль парламента была увеличена". Особо выделил Казакевич перемены во внешней политике: "До этого Беларусь имела конфликтные отношения с Западом, но за последние пять лет они нормализовались, зависимость от России в политических вопросах сократилась". По выражению политолога, Минск пробовал вовлечь и Китай в белорусскую внешнюю политику.

Эксперт аналитического центра пропрезидентского ОО "Белая Русь" Петр Петровский в интервью DW сообщил, что на протяжении последних пяти лет Минск не пошел на приватизацию промышленности в интересах российских ФПГ и работал на диверсификацию энергетики - активно строилась Белорусская АЭС, хотя ее возведение пока не окончено. "Были и дипломатические успехи Беларуси как переговорной площадки (по ситуации в Донбассе. - Ред.) и донора стабильности в регионе", - добавляет Петровский.

Возвращаясь к экономической части предвыборной программы Лукашенко, Вадим Иосуб говорит о выполнении пункта о борьбе с ростом цен: "За последние годы инфляция действительно снижена до минимальных значений за всю историю страны". Кроме того, Иосуб отметил поэтапную либерализацию движения капитала и то, что касается сферы финансов и денежно-кредитной политики - за это в Беларуси отвечает Нацбанк и эти успехи персонально связаны с его работой. "Вместе с тем никакого полноценного финансового рынка в стране не возникло, рынок акций так и остался в мертвом состоянии", - констатирует экономист.

Проблемы в модернизации и отношениях с Россией

Все остальные пункты экономической части программы так и не были выполнены, а некоторые вещи были просто провалены, считает Вадим Иосуб: "Заявленная в программе Лукашенко модернизация остается затратной и убыточной. Деревообработка, бумажная, картонная промышленность - все это финансировалось кредитами, и сейчас госбюджет погашает эти кредиты". Также, по словам Иосуба, "мы не увидели ни поддержки малого и среднего бизнеса, ни эффективного госуправления".

Эксперт из "Белой Руси" Петр Петровский также признает неудачи в этой области: "Модернизация деревообработки, сельского хозяйства не всегда была эффективной. Это связано с проседанием наших традиционных рынков и теми кредитными условиями, в которых находится Беларусь. Петровский полагает, что не было выполнено главное условие для развития экономики - у субъектов хозяйствования нет выхода на дешевые кредитные линии и ресурсы, которые могли бы стать источниками модернизации.

Самый забавный пункт в той предвыборной программе Лукашенко, по оценке Иосуба, - широкое внедрение в сферу образования электронных средств обучения: "Мы с этим столкнулись недавно, когда в разгар пандемии дети были вынуждены идти в школу, потому что никаких систем электронных обучения, которые позволяли бы дистанционно обучаться, нет".

В программе от 2015 года были три стратегические цели - занятость, экспорт и инвестиции. С занятостью в Беларуси, констатирует Иосуб, все стабильно хорошо за счет того, что людей держат на убыточных предприятиях, подменяя институт занятости институтом социальной помощи. "Если говорить об экспорте, то в целом была тенденция его роста, но импорт увеличивался еще быстрее, а значит, внешнеторговое сальдо ухудшалось. Да и приходом мировых компаний в Беларусь мы похвастаться не можем", - заявил старший аналитик "Альпари Евразия".

В свою очередь основной неудачей в политической сфере за последние пять лет Андрей Казакевич назвал неспособность Беларуси стабилизировать отношения с Россией: "Очевидно, особенно в последние два года, отношения Минска и Москвы пребывают в состоянии постоянной конфронтации".

Автор Александра Богуславская

https://p.dw.com/p/3dduJ

***

Лишь три отрасли сумели остаться в плюсе на фоне пандемии

Первые данные об итогах работы экономики за четыре месяца 2020 года сообщил Белстат. Положительную динамику показали только три отрасли, ВВП снизился на 1,3%, промышленность упала на 3,8%. По оценке экспертов, это только первые проявления грядущего кризиса.

Согласно данным Белстата, в январе–апреле 2020 года ВВП Белоруссии упал на 1,3% по отношению к аналогичному периоду прошлого года и в текущих ценах составил 41,1 млрд белорусских руб.й (около 16,8 млрд долл.). В плюсе оказались только три отрасли экономики. Сельское хозяйство прибавило 5,2% к уровню прошлого года, строительство – 6,3%, сфера ИТ – 9,8%. Торговля в целом показала минус 3, но розничный товарооборот прирос на 4,7%. Первые две отрасли кризис, связанный с пандемией коронавируса, не затронул, поскольку карантин в стране не объявлялся и стройки не закрывались, а в аграрной отрасли полным ходом шла посевная кампания. Некоторые направления ИТ стали более востребованы из-за перехода многих в онлайн. Розничный товарооборот подстегнул спрос на товары длительного пользования, которыми белорусы запасались в начале эпидемии. На этот тренд не так давно обращал внимание Национальный банк, говоря о причинах роста цен.

Статистика уже отразила первое влияние на наиболее уязвимые отрасли в связи со снижением социальной активности белорусов. Люди стали меньше посещать кафе и рестораны и куда-то ездить. Как результат – товарооборот в общественном питании снизился на 11,2%, а объем перевозок пассажиров – на 10,7%. Белоруссия – экспортно-ориентированная страна, поэтому остановка внешних рынков также не могла не сказаться на ее экономике. Объем перевозок грузов упал на 10,1%, торговля в оптовом звене потеряла 10,3%, объем промышленного производства сократился на 3,8%, а в обрабатывающей промышленности – на 4%. Пока нет данных о состоянии складских запасов, однако есть основания предполагать, что они увеличились. Заводы и фабрики продолжали работать. Вполне вероятно, что не востребованная рынком продукция осела на складах в ожидании восстановления рынков и вскоре проявится в статистических данных.

Нефтепереработка не восстановила объемы января–апреля прошлого года, они все еще ниже на 32,3%, однако результат уже лучше, чем был месяцем ранее (42%). В химической отрасли снижение составило 15,9% против 16,3% в январе–марте.

Статистические данные дают основания говорить о том, что падение в экономике вызвано именно пандемией. Напомним, в начале года негативные тренды формировались в промышленности из-за снижения объемов переработки нефти, сейчас же наибольший вклад в темпы падения внес апрель, когда все соседние страны уже ушли на карантин. ВВП апреля 2020-го ниже аналогичного показателя в прошлом году на 4,8%. Перевозки пассажиров обвалились на 50%, грузов – упали на 6%, объемы производства в промышленности снизились на 7%.

Местные экономисты прогнозируют падение ВВП от 2 до 5%. Всемирный банк ожидает, что экономика Белоруссии потеряет 4%, Европейский банк реконструкции и развития – 5%, Международный валютный фонд – 6%. Правительство Белоруссии в конце минувшего года запланировало рост ВВП на 2,8% по оптимистичному сценарию и на 1,9% – по сценарию, который власти считают реальным и исходя из которого верстался бюджет. Речь о корректировке прогноза пока не идет. Как заявил недавно глава правительства Белоруссии Сергей Румас, власти ожидают, что уже в июле белорусская экономика начнет восстанавливаться. Он связывает это с окончанием карантина в странах – торговых партнерах и с открытием внешних рынков. Для оживления внутреннего рынка Нацбанк снизил ставку рефинансирования до 8%.

Впрочем, экспертные оценки не так оптимистичны. Высказываются предположения, что падение будет усугубляться. Отдельные аналитики говорят о том, что экономика Белоруссии может упасть на 10% и более. Во многом это зависит и от тех управленческих решений, которые будут приняты органами власти по поддержке отраслей и компаний, – будет ли оказана поддержка тем, кто способен восстановиться, или, как это бывает в Белоруссии, убыточным и неперспективным госкомпаниям.

Автор: Антон Ходасевич, собственный корреспондент "НГ" в Белоруссии

http://www.ng.ru/cis/2020-05-19/5_7864_belorussia.html

***

«Энергетическая независимость»: зачем Лукашенко решил разорить Белоруссию

Переплаты за импорт «альтернативной» (не-российской) нефти нанесли огромный ущерб экономике Белоруссии. Гораздо больший ущерб ей нанёс волюнтаристский стиль госуправления псевдомонарха и его коррумпированного окружения.

Согласно опубликованному концерном «Белнефтехим» сообщению, за январь — март им не выполнен показатель по экспорту товаров (44,2% при задании 103,5%). Экспорт вместо роста в I квартале на 3,5% рухнул более чем наполовину. Учитывая долю нефтепродуктов в ВВП и экспорте, подчинённые госконцерну предприятия потянули вниз показатели экспорта и ВВП всей Белоруссии. «Индекс производства промышленной продукции концерна в сопоставимых ценах по итогам первого квартала составил 83,8%. Добыто 424 тыс. т нефти (101,9% к январю — марту 2019 года). Объем переработки нефти за три месяца составил 2,76 млн т (59,4% к соответствующему периоду прошлого года)», — проинформировал госконцерн.

Объясняя провал утверждённых Александром Лукашенко планов, «Белнефтехим» сослался на удешевление российской нефти — на 24%, с 63,2 до 48,1 доллара за баррель, снижение физических объёмов экспорта нефтепродуктов, вовлечение в переработку на обоих белорусских НПЗ «запланированной на экспорт белорусской нефти и снижение котировок и экспортных цен на химическую и нефтехимическую продукцию до 30%». В итоге: «Экспорт товаров составил 921,2 млн долларов, или 44,2% к соответствующему периоду прошлого года».

В теории недорогая для Белоруссии и ещё более подешевевшая весной российская нефть должна была положительно сказаться на работе НПЗ и связанных с ними предприятиях. На практике Лукашенко отказался от дешёвого сырья и стал закупать гораздо более дорогое в Азербайджане, Норвегии и других странах. Почти квартал Белоруссия не получала стратегическое сырьё из России, если не считать символических объёмов группы компаний Михаила Гуцериева и перекупленных танкеров с российской нефтью (т. е. с российской экспортной пошлиной).

Поэтому и рухнул на 40,6% объем переработки нефти на белорусских НПЗ, составив за три месяца 2,76 млн т. Не стоит забывать, что в прошлом году Минск взял на себя повышенные обязательства по переработке, заявив о готовности освоить 24 млн т без учёта примерно 1,6 млн т добываемой в Белоруссии нефти, которая десятилетиями экспортировалась в Германию.

Столкнувшись с отсутствием российских поставок, которые с 1 января стали юридически невозможными из-за неподписанных контрактов, Лукашенко распорядился развернуть на внутренний рынок нефть белорусской добычи. Таковой с начала года выкачали из недр на 1,9% больше (по году ожидается 1,7 млн т), что никак не решило проблему загрузки белорусских НПЗ. Обязательства перед покупателями белорусской сырой нефти в ЕС остались неисполненными.

Ключевой вопрос в этой истории — почему в декабре 2019 года не были подписаны контракты на поставку российской нефти в Белоруссию. Традиционные поставщики — компании «большой пятерки» («Роснефть», «Газпром нефть», «Татнефть», «ЛУКОЙЛ» и «Сургутнефтегаз») были готовы это сделать. Правительства России и Белоруссии даже подписали соответствующий индикативный баланс. Однако вместо 2 млн т в месяц за весь I квартал Белоруссия получила лишь около 1 млн тонн. Поставки российской нефти за январь — апрель составили около 2,5 млн т.

Александр Лукашенко запретил подписывать контракты, надеясь принудить российский бизнес поставлять в Белоруссию нефть ещё дешевле. Российская сторона не особо настаивала на своём, учитывая тренды на мировом рынке и далёкую от мировой цену поставок своей продукции в другую часть Союзного государства России и Белоруссии. Согласно президентским поручениям, правительства разработали и даже парафировали дорожные карты реализации союзного договора только в экономическом измерении, дабы не возникло и подозрения в покушении на «суверенитет и независимость Республики Беларусь». Однако даже пакет экономических мер Лукашенко заблокировал, будучи уверенным, что интеграция нужна больше Москве и, следовательно, она должна на это раскошелиться. Владимир Путин не разделил подходов партнёра. В итоге 20-летний юбилей стал скорее скорбной датой, хотя планировались большие торжества.

Закупка более дорогой нефти и, соответственно, переплаты за неё (с учётом стоимости и логистики) крайне негативно сказались на финансах постсоветской республики. По словам белорусского лидера, он лично занимается закупками нефти для обоих НПЗ. Следовательно, на нём и вся полнота ответственности (в том числе финансовой) за последствия принятых им решений. Таковые выражаются во вполне конкретных суммах и цифрах, представление о которых явлено в отчётности «Белнефтехима».

Сейчас белорусский лидер демонстрирует «нефтяную независимость» от России точно так же, как и в период позапрошлой президентской кампании, когда танкерами завозилась «выгодная» (не экономически, но политически) нефть из Венесуэлы. Президентская кампания прошла, попытка «майдана» в Минске провалилась, затем умер Уго Чавес, и о пресловутой диверсификации надолго забыли.

Сейчас в Белоруссии снова президентская кампания, и снова разыгрывается карта «нефтяной независимости». Новополоцкий «Нафтан» 16 мая получил нефть из Саудовской Аравии. На подходе нефть из США по отнюдь не «интеграционным ценам». Переплаты бьют по бюджету, едва справляющемуся с обслуживанием внешнего долга.

Дабы подлатать бюджетные дыры, Нацбанк, Минфин и в целом Совмин уговаривают китайских и западных кредиторов одолжить денег. Хорошим предлогом мог бы считаться фактор пандемии — МВФ заявлял о готовности дать в долг по ускоренной процедуре. Однако, по словам Лукашенко, во всём мире «коронапсихоз» и «истерия», что несколько затрудняет переговорные позиции Минска.

Из имеющихся в наличии возможностей поправить государственные финансы с опорой на собственные силы заметен демпинг Белоруссии на мировом рынке калийных удобрений. Сейчас таковой осуществляется силами «Белорусской калийной компании» — спецэкспортёра госмонополиста «Беларуськалий». Несколько лет назад его вывели из подчинения «Белнефтехима».

Подписанные с Китаем и Индией новые контракты свидетельствуют о большой скидке, которую сделала БКК. Китайские партнёры получили тонну белорусских удобрений на $70 дешевле, индийские — на $50 дешевле. Объёмы поставок Минск не разглашает.

Даже при такой политике прибыль белорусский бюджет всё равно получит: себестоимость поставляемых в Китай и Индию калийных удобрений примерно в два раза ниже контрактной цены ($230 для Индии и $220 для КНР). Однако при этом Лукашенко создал ряд проблем. Ключевыми из них в данной ситуации являются две.

Во-первых, демпинг БКК сбивает нижнюю планку контрактов. Себестоимость добычи у «Уралкалия» ещё ниже, поэтому удар наносится по канадским и прочим западным партнёрам официального Минска.

Во-вторых, в погоне за сиюминутной выгодой, обусловленной острым дефицитом валюты во время президентской кампании, Лукашенко жертвует стратегическими интересами Белоруссии. Русофобствующие националисты простят ему этот грех.

«Уралкалий» критиковал демпинг бывшего белорусского партнёра. В недавнем сообщении российской компании говорилось: «Производители калия несут высокие инвестиционные расходы, связанные с поддержанием существующих производственных мощностей и разработкой новых месторождений. Это необходимо для удовлетворения растущего мирового спроса на удобрения. При этом заключение контрактов по ценам, аналогичным согласованной ОАО «БКК», в долгосрочном периоде приведет к сокращению инвестиционных расходов компаний и в конечном итоге — к дефициту хлористого калия на рынке».

Бывший картельный партнёр взывал к рациональному, экономически обоснованному и стратегически оправданному. Однако у властей Белоруссии другие приоритеты — политические, связанные со срочным поиском внешнего источника подпитки. Пока у США и Евросоюза не возникло желания заменить в этом Россию, приходится просить в долг на дискомфортных условиях, демпинговать имеющимся под рукой, попутно сокращая внутреннее потребление.

С начала года был существенно снижен курс белорусского рубля, что ощутимо отразилось на ценах. Совмин Белоруссии повышал цены и тарифы при сдерживании зарплат, пенсий и пособий. Зарплаты даже сокращались, что чиновники списывали на издержки новой методики её начисления.

Белоруссия всё глубже погружается в социально-экономический кризис. Как и ранее, он вполне рукотворен. Как и ранее, его последствия спишут не на особенности госуправления, а на пресловутые «внешние факторы». Как и ранее, не обойдётся без обвинений в адрес России. Похоже, что Москва готова к наступлению очередного белорусского «Дня сурка».

Автор Сергей Артёменко

https://regnum.ru/news/polit/2954422.html


About the author
[-]

Author: Александра Богуславская, Антон Ходасевич, Сергей Артёменко

Source: p.dw.com

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 17.06.2020. Views: 44

Comments
[-]

Comments are not added

Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta