Пандемия стала испытанием и экзаменом для крупных компаний в России

Information
[-]

Время оперативных решений

Как сохранить эффективность и темпы работы предприятий и одновременно здоровье людей? «Газпром добыча Уренгой» решил сложную задачу, выбрав для себя два приоритета — минимальные риски и максимальную безопасность.

Мировой рекорд — более 7 трлн добытых кубометров газа — это итог 42 лет разработки Уренгойского месторождения Обществом «Газпром добыча Уренгой». За все это время технологический процесс не прерывался ни на минуту. Не остановила его и пандемия нового коронавируса. Своевременные меры и решения свели к минимуму производственные риски, максимально обезопасив при этом жизнь и здоровье персонала, а это более 12 тысяч человек.

Уже в середине марта в Ямало-Ненецком автономном округе был введен режим повышенной готовности. Тогда же в соответствии со всеми требованиями ПАО «Газпром», губернатора региона Дмитрия Артюхова и Роспотребнадзора в Обществе «Газпром добыча Уренгой» был создан штаб по предупреждению распространения новой коронавирусной инфекции.

***

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

***

— Очень важно сократить сроки принятия управленческих решений и вовремя мобилизовать ресурсы, необходимые для защиты сотрудников и обеспечения безопасных условий их труда,— рассказывает начальник штаба, главный инженер — первый заместитель генерального директора ООО «Газпром добыча Уренгой» Дмитрий Дикамов.— Ежедневно в режиме селекторной связи проходят заседания штаба. На совещаниях мы оперативно решаем самые насущные вопросы, связанные с организацией рабочего процесса. Прежде всего — безопасность сотрудников, незамедлительное выявление отдельных очагов заболевания, определение круга лиц, контактировавших с инфицированным, и предупреждение дальнейшего заражения. Не стоит забывать и о том, что на производственных объектах Общества трудятся многочисленные представители подрядных компаний. Поэтому повышенное внимание уделяется также организации допуска работников сторонних предприятий на территорию Уренгойского месторождения.

Коррективы в трудовой режим были внесены сразу же после введения режима повышенной готовности. Так, на рабочих местах остался только персонал, задействованный в организации непрерывной деятельности Общества. Большая часть сотрудников компании переведена на удаленный режим. В первую очередь эта мера коснулась тех, кто старше 65 лет, беременных женщин, родителей детей дошкольного возраста и людей с хроническими заболеваниями. Кроме того, оперативно было принято решение о продлении срока межрегиональной вахты с 30 до 90 дней.

На так называемых ближних газовых и газоконденсатных промыслах, где газодобытчики, постоянно проживающие в Новом Уренгое, трудятся посменно, оставили минимальное количество работников и техники, но ровно столько, сколько необходимо для выполнения производственных задач. Контроль за состоянием здоровья каждого сотрудника — строгий и тщательный: обязательное измерение температуры перед выездом на объекты и во время рабочего дня. На промыслах — неукоснительное соблюдение безопасной дистанции, использование масок и перчаток, регулярная обработка рук дезинфекторами. Такой особый режим совпал с важным производственным этапом — подготовкой к осенне-зимнему периоду. А она касается всех промышленных объектов и включает в себя выполнение огромного количества мероприятий: надо успеть сделать все, чтобы обеспечить бесперебойную работу суровой зимой, в период пиковых добычных нагрузок. Впрочем, уренгойские газодобытчики отнеслись к сложившейся обстановке и дополнительной загруженности с максимальной ответственностью.

— Все мы подошли к такой ситуации с пониманием и максимальной серьезностью. Несмотря на непростые времена, коллектив справляется со своими обязанностями, стабильно выполняя плановые показатели,— говорит Андрей Шлапак, сменный мастер по подготовке газа газового промысла № 1 Уренгойского газопромыслового управления ООО «Газпром добыча Уренгой».

На семи промыслах, расположенных вдали от города, где работа ведется межрегиональным вахтовым методом, задействован весь имеющийся персонал. Все необходимые подготовительные мероприятия выполняются здесь в срок и по утвержденным заранее графикам. Это самая стерильная зона на Уренгойском месторождении: когда в регионе был увеличен срок межрегиональной вахты, каждый газодобытчик, находящийся к тому моменту на трудовом посту, прошел самый тщательный медицинский контроль. Кроме того, перед въездом на территорию дальних промыслов был организован контрольно-пропускной пункт, пересечь его могут только работники Общества и подрядчики с подтвержденным отрицательным тестом на COVID-19.

Первая за три месяца перевахтовка персонала прошла в конце мая. Руководство ООО «Газпром добыча Уренгой» подготовилось к ней с максимальной ответственностью, долго и тщательно прорабатывая все сопутствующие мероприятия. В ситуации, когда речь идет о здоровье тысяч людей, мелочей не бывает.

— При организации процесса смены вахтового персонала, подготовке пунктов временного пребывания, а также, если возникнет такая необходимость, изоляции заболевших людей, мы учли все рекомендации Роспотребнадзора по профилактике распространения коронавирусной инфекции,— отмечает заместитель генерального директора по управлению персоналом Общества Андрей Чубукин.

Перед прибытием на работу каждый из вахтовиков, заступающих на смену, провел несколько дней в гостинице базовых городов компании (Москва, Уфа или Тюмень, откуда отправляются чартерные рейсы в Новый Уренгой). За это время они сдали тесты на коронавирус и затем отправились к месту работы. Справка, подтверждающая отсутствие заболевания,— непременное условие выхода на работу. Следующий этап — 14-дневная обсервация в пунктах временного пребывания в Новом Уренгое, которые были предварительно согласованы с Роспотребнадзором и подготовлены к максимально комфортному проживанию людей. Руководство Общества совместно с профсоюзом предприятия установили всю необходимую технику и мебель, организовали доставку трехразового горячего питания, закупили книги и настольные игры, а специалисты Учебно-производственного центра компании провели дистанционное обучение по промышленной безопасности и пожарно-техническому минимуму для газодобытчиков. Вместе с ними в таких пунктах проживали сотрудники Медико-санитарной части. Они следили за состоянием здоровья промысловиков и сдачей контрольных тестов на COVID-19 перед отправкой работников на месторождение.

— Длительную межвахту мы провели в самоизоляции, в соответствии с рекомендациями врачей и постановлениями региональных и федеральных властей. Теперь приступили к трехмесячной вахте, полностью понимая, что нас ждет. Так что у нас было время морально подготовиться к такому «трудовому марафону». Общежитие у нас комфортное, есть спортивный и тренажерный залы, бильярд, сауна — все, что поможет нам проще провести лето на вахте,— прокомментировал ведущий инженер по контрольно-измерительным приборам и автоматике газового промысла № 16 Игорь Фомин.

— Настроение у всех боевое, все очень хотят поскорее приступить к работе. Каждый с пониманием отнесся к сложившейся ситуации. Компания подготовила для нас отличные условия в период обязательной самоизоляции, вовремя и в полном объеме выплачивала авансы. Такое отношение к работникам и тщательно спланированная организация всех процессов в это тяжелое время дорогого стоят,— перед выходом на смену поделился начальник газового промысла № 12 Роман Надрага.

Пик эпидемии коронавируса в Ямало-Ненецком автономном округе пришелся на начало лета. Вне зависимости от эпидемиологической обстановки производственный процесс Общества «Газпром добыча Уренгой» все так же остается круглосуточным и круглогодичным. Конечно, не обошлось без определенных корректировок планов, тем более когда идет самый активный этап подготовки промыслов к осенне-зимнему периоду. Тем не менее рабочий процесс остается стабильным, без сбоев и нарушений. Вот уже четыре с лишним десятилетия коллектив выполняет взятые на себя обязательства по обеспечению круглосуточной добычи углеводородов и поставки их в систему магистральных газопроводов страны.

За период введения ограничительных мер мы научились справляться со многими сложностями, осознали, как важно ответственно относиться к себе и окружающим, проявлять максимальную самодисциплину и, конечно же, с оптимизмом смотреть в будущее. Несмотря на вызов времени, Общество «Газпром добыча Уренгой» осуществляет свою деятельность в штатном режиме, обеспечивает безаварийную работу производственного комплекса и бесперебойную добычу углеводородного сырья. Газодобытчики — люди с крепким характером, объединенные общностью корпоративных интересов и осознающие, что от личного вклада каждого зависит благополучие страны в целом. Мы дорожим своей репутацией и в борьбе с угрозой распространения коронавирусной инфекции действуем оперативно и сообща.

По-прежнему на рабочих местах находятся только работники, задействованные в организации непрерывной деятельности газодобывающего предприятия, большая часть коллектива трудится в удаленном режиме, оставаясь дома. Полностью себя оправдали карантинные меры по недопущению на объекты Общества лиц с возможным заражением новой инфекцией. Наша совместная задача — не допустить распространения инфекции, контролировать ситуацию в круглосуточном режиме, делать для этого все необходимое. При этом каждый из нас в первую очередь несет личную ответственность за победу в этой нелегкой борьбе. От нашей сознательности сейчас зависит очень многое: безаварийность производственного процесса и самое главное — здоровье людей.

Автор Сергей Зябрин

https://www.kommersant.ru/doc/4405990

***

Комментарий. Разливам здесь не место. ЛУКОЙЛ восстанавливает земли, загрязненные в советское время

После аварии в Норильске вопрос хранения и транспортировки нефтепродуктов стал одним из самых обсуждаемых. В июле Госдума приняла новые поправки в законодательство, ужесточающие требования в этой сфере.

Но уже сегодня есть примеры успешных проектов восстановления земель, многие из которых были загрязнены еще в советское время. «Огонек» изучил работу компании «ЛУКОЙЛ» в Республике Коми, где удалось ликвидировать последствия крупнейшего в истории нефтеразлива.

…Катастрофа произошла в конце лета 1994 года: из-за ветхости трубопровода, принадлежавшего небольшой компании «Коми ТЭК», в Усинском районе Республики Коми вылилось почти 100 тысяч тонн нефти — в 5 раз больше, чем в Норильске. Чтобы лучше понять масштаб случившегося, достаточно сказать, что эта авария занесена в Книгу рекордов Гиннесса как самый крупный разлив нефти на суше. Вырвавшаяся из трубы нефть быстро попала в водоемы и распространилась на тысячи километров: по реке Печора дошла до Баренцева моря, а после ливневых дождей в сентябре и октябре оказалась в реках Колве и Усе. По воспоминаниям местных жителей, земли и болота здесь превратились в вязкое черное море нефти, а лодки надолго стали ненужными атрибутами прежней жизни.

Фактического опыта ликвидации столь обширных утечек нефти у России на тот момент не было. Для устранения последствий катастрофы пришлось взять кредиты у Всемирного и Европейского банков — в сумме на 124 млн долларов. Гарантом выступило российское правительство.

— Для уборки разлива были привлечены иностранные компании,— рассказывает «Огоньку» ведущий инженер отдела охраны окружающей среды ООО «ЛУКОЙЛ-Коми» (100-процентное дочернее предприятие ПАО «ЛУКОЙЛ») Андрей Коптелов,— они привезли оборудование для сбора нефти, расходные материалы и комплектующие, но этого было недостаточно. После «оперативного освоения средств» и несколько преувеличенного по пафосу отчета иностранцев перед мировыми банками о завершении работ по ликвидации последствий основную работу пришлось делать самим. Окончательно устранить последствия той катастрофы удалось лишь спустя 11 лет, когда месторождения Тимано-Печорского бассейна вместе со сложным комплексом нерешенных экологических проблем уже перешли к компании «ЛУКОЙЛ».

Зона для сталкера

Город Усинск, как и многие другие населенные пункты, появился на карте благодаря нефти. Добывать столь необходимое стране сырье в этих краях начали в 70-е годы: разрабатывали Усинское, Возейское и Харьягинское месторождения. Надо сказать, что утечки, пусть и не столь масштабные, происходили здесь постоянно на протяжении десятилетий. Ликвидировали аварии, по сути, стихийно, без всякой системы. Чаще всего загрязненные участки засыпали песком или торфом, сгребали замазученный грунт (шлам) и вывозили его в шламонакопители — как правило, это открытые карьеры, огороженные дамбой или другим гидротехническим сооружением. Что происходило с природой после этих мероприятий, особо никто не интересовался. Это казалось мелочью по сравнению с грандиозными планами покорения природы, которыми в то время грезила страна. Именно в этих краях, например, осуществлялся амбициозный проект «Тайга», который должен был искусственным каналом связать реку Печору с рекой Колвой. Для его создания планировали провести серию из 250 ядерных взрывов. Ограничились, впрочем, лишь тремя. Загрязненная нефтью земля на этом фоне казалась чем-то незначительным, и она постепенно превращалась в отчужденную зону как в «Сталкере» Тарковского, с той лишь разницей, что ничего мистического там не было — только деградирующие год от года экосистемы.

Виной частых аварий на нефтепроводах в советское время становились ветхие коммуникации, ошибки проектирования и эксплуатации в сложных северных условиях, а также халатное отношение к вопросам экологии. В 1994 году прорвало самый старый и потому самый изношенный участок трубы нефтепровода Возей — Головные сооружения. Так, по документам усинского Ростехнадзора магистральный нефтепровод Возей — Уса в 1975 году изначально вводился в эксплуатацию с нарушением проекта строительства. Металл, из которого был сделан нефтепровод, рассчитывался для перекачки товарной нефти с так называемой «малой коррозийной активностью». Но на деле нефть здесь была перемешана с пластовыми водами и содержала большое количество сероводорода, что способствует коррозии. После первой аварии в 1988 году специалисты Института «ПечорНИПИнефть» установили, что «полного или частичного разрушения нефтепровода следует ждать ориентировочно в марте 1990 года»…

— Нефтегазовая отрасль СССР, а позднее РФ, в силу объективных обстоятельств располагает самой протяженной в мире системой трубопроводного транспорта,— рассказывает Андрей Коптелов.— Упущения в области экологической безопасности при масштабных работах по разведке и добыче нефти и газа в советский период, упадок отрасли в постсоветский период привели к масштабным загрязнениям нефтью обширных территорий в районах добычи и транспортировки нефти и газа. Сегодня работать так, как работали 50 лет назад, уже нельзя.

В июне этого года заместитель председателя правительства России Виктория Абрамченко озвучила новые поправки к законодательству: теперь нефтегазодобывающие компании обязаны разрабатывать планы предупреждения и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов на суше (по аналогии с уже действующими положениями законодательства на морях и континентальном шельфе) и к тому же иметь отдельный фонд для ликвидации возможных последствий.

Стоит отметить, что в России есть подобный положительный опыт на уровне ведущих мировых практик, наработанный ответственным отечественным бизнесом. И связан он в том числе с ликвидацией ЛУКОЙЛом того самого рекордного разлива 1994-го.

Генеральная уборка

С 1997 года работы по уборке последствий Усинского разлива фактически остановились, загрязненные участки переходили от одной компании к другой до тех пор, пока в сентябре 1999 года в регион не пришел ЛУКОЙЛ. Проблемное наследство помимо тысячи загрязненных гектаров земли (только на территории Усинского и Возейского нефтяных месторождений таковых оказалось более 800 га) имело и обязательства по окончательной расплате по кредитам.

Экологическая программа компании с самого начала включала два крупных направления: с одной стороны, нужно было максимально обезопасить регион от новых масштабных разливов, с другой — приступить к рекультивации загрязненных земель. Работы эти шли параллельно и включали сотрудничество сотен ученых и специалистов самых разных направлений, которые проводили фундаментальные полевые и лабораторно-аналитические исследования проблем загрязнения земель в условиях Крайнего Севера.

К началу 2000-х годов специалисты ЛУКОЙЛа разработали первую программу рекультивации загрязненных нефтью земель в составе более комплексной программы экологической безопасности, которая соотносилась с лучшими мировыми практиками нефтедобывающих предприятий. Программа рекультивации была рассчитана на пять лет, но уже в октябре 2004-го, благодаря активной работе специалистов компании, с территории Усинского района был наконец-то снят статус «зоны экологического бедствия». А за последующие пять лет здесь были переработаны нефтешламы, скопившиеся после рекультивации земель. Всего же с 2000 по 2019 год к жизни вернулось более 1350 гектаров загрязненных нефтью земель. По размеру — это примерно семь государств Монако.

Слово «рекультивация» не очень звучное. Совсем другое впечатление производят фотографии одного и того же участка земли, превратившегося из инопланетной местности, покрытой вязким черным битумом, в зеленый луг. При этом сами технологии восстановления земель невозможно просто скопировать и перенести на новую территорию. Это та наука, которая оказывается на грани искусства. Достаточно сказать, что за время работы специалисты ЛУКОЙЛа сделали несколько научных открытий, на которые были получены патенты.

В целом же за это время компания «ЛУКОЙЛ» получила уникальный опыт, который помогает не только грамотно ликвидировать последствия аварийных разливов нефти, но и, главное, эффективно противодействовать их возникновению. Сейчас ЛУКОЙЛ-Коми рекультивировал все загрязненные земли, доставшиеся в наследство с советского периода.

— Сегодня мы переходим на принцип работы «образовано — рекультивировано,— говорит ведущий инженер отдела охраны окружающей среды ООО «ЛУКОЙЛ-Коми» Андрей Коптелов.— Теперь все усилия сосредоточены на оперативной утилизации отходов, образующихся на производстве в текущем режиме: в частности, при очистке оборудования и резервуаров и ремонтах трубопроводов. Большое внимание уделяется совершенствованию работ по обращению с отходами. Например, за последние пять лет на Кыртаельском, Пашнинском, Западно-Тэбукском, Усинском и Возейском месторождениях начали работать пять инновационных полигонов по переработке твердых и жидких нефтешламов. По сравнению с технологиями прошлых десятилетий это небо и земля: остатки нефтепродуктов разлагаются здесь при высокой температуре без доступа воздуха. А образующийся при этом газ используется как катализатор для горения. Получается, что вредные вещества исчезают в полностью замкнутом цикле, который воздействует на окружающую среду меньше, чем автомобиль при среднестатистическом пробеге.

Одна из первых неординарных задач, которую решали специалисты, была связана с быстрым разрушением труб. Причиной коррозии металла становился не только сырой климат, болотистые почвы и некачественный материал трубопроводов, но и особые сульфатвосстанавливающие бактерии. Эти старейшие организмы на планете когда-то были самыми распространенными жителями Земли и активно участвовали в круговороте серы и переработке отмерших организмов. Сегодня же их «компетенция» расширилась: такие бактерии ускоряют коррозию металла трубопроводов и нефтяного оборудования. Ученые тщательно обследовали Усинское и Возейское месторождения и выяснили, что они в той или иной мере заражены коррозийными бактериями. После этого началась кропотливая работа по поиску «противоядия»: институт «ПечорНИПИнефть» (на тот момент — структурное подразделение ООО «ЛУКОЙЛ-Коми») совместно с Институтом микробиологии РАН и Всероссийским научно-исследовательским институтом коррозии (ВНИИК) искали бактерициды — вещества, способные бороться с культурой бактерий, выявленных на месторождении. После того как таковые были найдены, специалисты провели несколько полномасштабных бактерицидных обработок.

Будущее сегодня

Звуки тревожной сирены заставляют вспомнить фильмы про апокалипсис. Мелькают спины, одетые в защитные костюмы, в ход идут противогазы, каски и особые средства для сбора и остановки разлившейся нефти — все это часть учений по экологической безопасности. Сегодня ЛУКОЙЛ работает по принципу оперативного реагирования на разливы, как и принято во всем мире. Регулярные учения необходимы, чтобы скоординировано действовать во время возможных ЧП. Если в 2018 году компания провела 178 крупных учений по ликвидации условного разлива нефти и нефтепродуктов, то в 2019-м — 200, в которых участвовало более 6 тысяч человек, включая сотрудников подрядных организаций.

А после недавнего разлива на объекте «Норильского никеля» 20 тысяч тонн дизельного топлива, которое попало в реки и озера тундры, ЛУКОЙЛ-Коми оперативно провел целый комплекс внеплановых мероприятий для предупреждения аналогичных ситуаций: обследовали резервуарные парки и емкости для хранения нефти и трубопроводы, пересекающиеся с различными водными объектами.

При этом само количество аварий за последние 20 лет удалось значительно снизить в первую очередь благодаря постепенной замене, реконструкции и ремонту тысяч километров трубопроводов. Изношенные трубопроводы заменяются трубами с антикоррозионным покрытием и особыми полимерно-армированными трубами, которые безотказно служат более четверти века. Помимо ремонта трубопроводов компания проводит комплексный мониторинг состояния окружающей среды и устанавливает сооружения для предупреждения распространения разливов. Например, на целом ряде рек в последнее время появились особые гидрозатворы для улавливания попавшей в воду нефти.

Информацию об экологических преобразованиях последнего года можно найти в Отчете об устойчивом развитии компании «ЛУКОЙЛ». Такие документы нефинансовой отчетности готовят представители крупнейшего мирового бизнеса. Обычно там отображают самые значимые рассказы о «человеческом измерении» деятельности компаний, связанные с устойчивыми целями развития. История экологического восстановления Коми вошла туда отдельным кейсом — как пример эффективного решения застарелых проблем ответственным отечественным бизнесом и информационной открытости в этой работе.

Вектор на успех: Как ЛУКОЙЛ-Коми решает экологические проблемы

Лучшие мировые практики в области экологической политики позволяют ЛУКОЙЛ-Коми эффективно решать самые разнообразные проблемы данного направления:

  • Почти 9 млрд рублей будет направлено на природоохранные мероприятия в текущем году. Всего же с начала 2000-х предприятие вложило в охрану окружающей среды свыше 120 млрд рублей.
  • 244 км межпромысловых трубопроводов было заменено в 2019 году, до 2023 года планируется заменить еще порядка 800 км.
  • 5,2 млн штук молоди ценных рыб было выпущено с 2007 по 2019 год в реку Печору и ее притоки в рамках проекта по воспроизводству биоресурсов северных рек.
  • 119 представителей видов животного мира, занесенных в Красную книгу, были зафиксированы в прошлом году сотрудниками ЛУКОЙЛ-Коми и его подрядных организаций на нефтяных месторождениях.

Автор Елена Глебова

https://www.kommersant.ru/doc/4425256


About the author
[-]

Author: Сергей Зябрин, Елена Глебова

Source: kommersant.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 31.07.2020. Views: 55

Comments
[-]

Comments are not added

Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta