Каков будет внешний курс России после завершения пандемии коронавирусной инфекции?

Information
[-]

***

Не стоит ожидать скорых изменений в стратегическом видении Россией остального мира

Российские политики надеются, что изоляционизм США при Трампе – или ожидаемый «мягкий» подход при Байдене – должен способствовать росту престижа России как мировой державы под руководством Путина. Россия и дальше будет противостоять существующему мировому порядку. Москва попытается его возглавить.

Опытные шахматисты могут просчитать позиции на доске на семь, десять и даже больше ходов вперед. Безусловно, чтобы развить такой навык, нужны время и практика. Но даже самый талантливый игрок всё же столкнётся с одной проблемой: он не может знать, как отреагирует противник. Оценить возможные ходы противника и затем выбрать лучшие варианты ответов на них — непростая задача.

Внешняя политика — это не игра, но и здесь аналогия с шахматами довольно уместна: несмотря на неопределенность неизвестных факторов и внезапные изменения, большинство иностранных правительств, как правило, действуют довольно предсказуемо, исходя из определенного «политического климата», то есть большинства общепринятых взглядов, разделяемых лицами, принимающими решения, и их советниками. В связи с этим актуален вопрос, возможно ли предсказать поведение России, исходя из нынешнего политического климата в Москве, пишут политический психолог из Университета Джорджа Мейсона Эрик Шираев и профессор кафедры международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета Константин Худолей в статье, вышедшей 20 сентября в The National Interest.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Почти со стопроцентной уверенностью можно говорить о том, что какая бы администрация ни пришла в Белый дом в январе 2021 года, на тот момент и в обозримом будущем можно будет ожидать лишь незначительных изменений во внутриполитической ситуации в России. Существующему политическому климату, имеющему отношение к внешней политике, не бросит вызов никакая новая влиятельная политическая группа или народное движение. Не стоит также ожидать и скорых изменений в стратегическом видении Россией остального мира. Каковы ключевые компоненты этого видения?

Во-первых, московские элиты по-прежнему считают, что западная политическая система находится в упадке, и сейчас этот упадок лишь обостряется. Мировой финансовый кризис 2008 года, последовавший за ним длительный экономический спад, кризис евро 2015 года, Brexit, а также экономические и политические последствия пандемии 2020 года — всё это используется российскими комментаторами как свидетельства того, что Запад теряет свое доминирующее положение в мировой экономике и финансах.

Сегодня большинство российской деловой, политической и интеллектуальной элиты, очевидно, устраивает модель государственного капитализма, которая уже сложилась в их стране. В этой модели допускается свободный рынок, однако центральное правительство может вмешиваться в любое время и любым способом, каким пожелает, — и всё это ради стабильности системы. Профессор Сергей Караганов, ведущий специалист Высшей школы экономики в Москве, открыто заявляет, что авторитарная государственная модель капитализма, безусловно, более эффективна, чем либерально-демократическая.

Хотя некоторые эксперты, такие как Александр Воробьев из Российской академии наук, предупреждают, что вера в превосходство государственного капитализма просто перекликается с позицией их китайских коллег, мало кто в России сегодня обеспокоен моделями Китая, которые будут доминировать в российской экономике и финансах в будущем. Напротив, большинство в России надеются на взаимное экономическое, военное и культурное сотрудничество обеих стран. Китай уже стал крупным экономическим и политическим партнером Москвы, и обе стороны договорились о «стратегическом партнерстве».

Далее, в России широко распространено ожидание того, что конфронтация между США и Китаем станет главной темой международной политики. Вероятно, мир выйдет из вызванного пандемией кризиса со значительными потерями в большинстве социальных и экономических областей. Однако формирующийся разрыв между двумя ведущими экономиками — США и Китаем — с одной стороны, и всеми остальными — с другой, должен заметно увеличиться. Это будет другая холодная война.

Если во время первой холодной войны главным предметом споров была гонка вооружений, то теперь столкновения будет проходить на новых театрах — в сфере экономики и киберпространства. Идеология тоже сыграет свою роль. По большей части основной вопрос будет заключаться в том, какая экономическая и политическая модель завоюет сердца и умы во всём мире: китайская модель или американская. Большинство российских экспертов предпочитают первую.

Вряд ли в ближайшее время российско-американские отношения изменятся к лучшему. Российские обозреватели считают, что США переживают серьезный внутренний кризис, из которого они выйдут серьезно ослабленными. Некоторые даже уверены в том, что сам фундамент, на котором стоят правительство США и их политические институты, оказался под угрозой — вызов, на который страна едва ли сможет ответить должным образом. По словам Дмитрия Евстафьева, профессора Высшей школы экономики, граждане США, в отличие от граждан РФ, не обладают определенной культурной и духовной «сердцевиной» или стойкостью, коренящейся в опыте Второй мировой войны, для преодоления кризисов такого масштаба.

По мнению российских обозревателей, Вашингтон не хочет улучшать отношения с Москвой, а не наоборот. На это есть две причины. Так, американская стратегия, унаследованная от холодной войны на протяжении десятилетий, заключалась в том, чтобы всеми способами «подавить Россию». Воспитанные в атмосфере русофобии, несколько поколений «ястребов» в американском правительстве сохраняют карт-бланш и могут делать любые шаги во вред России и ее народу. Вторая причина носит политический характер и устраивает представителей как правой, так и левой части политического спектра в Вашингтоне. Американские правые, по мнению Москвы, интуитивно негативно реагируют на растущую конкурентоспособность и напористость России.

Левые, с другой стороны, одержимы «плачевной» ситуацией с правами человека в Москве. В результате проявление «мягкости» по отношению к России становится проблемой для любого политика в нынешнем американском политическом климате. Более того, считается, что администрация Трампа — задолго до пандемии и беспорядков в нескольких американских городах — использовала Россию в качестве стандартного «пугала», чтобы отвлечь общественность от внутренних проблем. Многие новостные агентства и эксперты по России тоже виноваты в распространение антироссийской мантры, которая демонстрирует плохое знакомство с Россией, а также носит идеологически предвзятый характер ко всему русскому.

Судя по сообщениям, очевидно, что московские элиты считают, что после ноябрьских президентских выборов в Вашингтоне мало что изменится. Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», призывает Россию отказаться от внешней политики, ориентированной на США. Тем не менее похоже, что в течение нескольких недель общий тон комментариев был более благоприятным для Трампа. Хотя он был предпочтительным выбором среди большинства экспертов в России, Наталья Цветкова, профессор Санкт-Петербургского государственного университета, прогнозирует, что даже если Трамп останется у власти, его поддержка в России неизбежно снизится из-за отсутствия положительных изменений в отношениях США и России.

С другой стороны, Москва обеспокоена тем, что бывший вице-президент Джо Байден, вероятно, поддержит новый раунд жестких санкций против России. Ожидается, что в случае избрания Байдена он практически ничего не сделает, чтобы изменить токсичное наследие внешней политики Трампа. Команда Байдена по внешней политике до сих пор помнит, какое унижение она испытала после неудачной попытки «перезагрузки» американо-российских отношений при администрации Барака Обамы.

Российское руководство хотело бы продолжить переговоры с Вашингтоном о контроле над вооружениями и продлении Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений. В то же время они не готовы идти на серьезные уступки. Некоторые комментаторы считают, что попытки Трампа встретиться с Путиным этой осенью будут преследовать исключительно цель предвыборной агитации. Другие предполагают, что любые переговоры будут иметь смысл только после выборов в ноябре.

Антизападные настроения в общественном мнении, которые были заметны в 2014—2016 годах, вызванные негативной реакцией Запада на действия России на Украине, постепенно ослабевают. Многие люди, особенно за пределами Москвы, устали от конфронтации с Западом. В то же время в российском истеблишменте и обществе существует устойчивое и твердое убеждение, что сотрудничество с США вряд ли пойдет на пользу России. Максим Соколов из РИА Новости резюмировал мнение большинства о том, что при любой администрации США Вашингтон продолжит попытки ослабить экономику России, так что у Москвы нет другого выбора, кроме как сблизиться с Ираном и Китаем. Это нежелательно, «но у нас нет выбора», заключает Соколов.

Российские лидеры продолжают верить, что их стране найдется место в глобальном клубе принятия решений. Они неизменно поддерживают идею нового «соглашения» великих держав. Москва желает стабильной роли на международных саммитах, в урегулировании конфликтов и глобальных институтах. В то же время Кремль считает необходимым заполнить вакуум, созданный бездействием или уходом Америки из некоторых регионов, например с Ближнего Востока.

Российские политики надеются, что изоляционизм США при Трампе — или ожидаемый «мягкий» подход при Байдене — должен способствовать росту престижа России как мировой державы под руководством Путина. Россия и дальше будет противостоять существующему мировому порядку. Москва попытается его возглавить. По мнению «прокремлевского» эксперта Сергея Кургиняна, именно Россия покажет дорогу «из тупика». Она будет заключать новые союзы со странами — независимо от их политических систем, — которые согласны с внешней политикой России, с ее стратегическими целями и поддерживают их реализацию. В будущем Россия будет стремиться к расширению партнерства в Азии, на Ближнем Востоке, в Латинской Америке и в Тихоокеанском регионе.

Российские политики по-прежнему считают постсоветское пространство сферой своих интересов и влияния. Любая политическая нестабильность в этих регионах рассматривается как угроза для России. Вот почему, по мнению Евгения Трещенкова из Санкт-Петербургского государственного университета, политический кризис в Белоруссии может стать еще одной «горячей точкой» в Европе.

Внимательный взгляд на шахматную доску показывает позиции обеих сторон. Хотя все будущие шаги предсказать невозможно, ожидается несколько таких шагов. В России почти все согласны с тем, что в ближайшем постпандемическом мире никто не должен ожидать улучшения отношений между США и Россией. Игра в шахматы продолжается.

Автор Максим Исаев

https://regnum.ru/news/polit/3069218.html

***

Приложение 1. Россия не уйдет из Сирии. Эксперты об итогах пяти лет военной операции

Пять лет назад Россия начала военную операцию в Сирии, объяснив ее борьбой с терроризмом. Чего добилась Москва и какой ценой, а что ей не удалось сделать - эксперты дали оценку.

30 сентября 2015 года Россия объявила о военной операции в Сирии, целью которой президент Владимир Путин назвал борьбу с террористической организацией "Исламское государство" (ИГ). Это стало самой масштабной и длительной операцией российских военных вдали от границ РФ с момента распада СССР. Изначально было объявлено только о применении авиации для поддержки сирийской армии. Наземные силы были задействованы в меньшем объеме - в виде спецназа, и - под конец кампании - военной полиции. Также были сообщения о частных полувоенных структурах, в частности, ЧВК Вагнера. Опрошенные DW эксперты считают, что Москве удалось достичь основных целей в Сирии, хотя в их оценке они расходятся.

Победа над ИГ и сохранение Асада у власти

Григорий Лукьянов, эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) и доцент Высшей школы экономики (ВШЭ) в Москве считает, что главной целью операции в Сирии была борьба с терроризмом, как об этом заявил президент Путин, и эта цель достигнута. "Это победа над ИГ", - говорит Лукьянов. Он сравнивает помощь, которую Россия оказала Сирии, с поддержкой США Ираку: "Был остановлен проект, который ставил под сомнение все госграницы в регионе".

Кроме того, Лукьянов отметил, что без российского участия в Сирии "не было бы такого государства, и не было бы президента Башара Асада во главе этого государства". Началу российской операции предшествовало обращение Асада за помощью. При этом Лукьянов отмечает, что быстро закончить войну Москве не удалось.        

Эксперт берлинского Фонда "Наука и политика" (SWP) Маркус Кайм (Markus Kaim) также считает, что Россия достигла в Сирии поставленных целей, но сами эти цели он видит по-другому. "Первой целью было возвращение России на Ближний Восток, откуда она ушла в качестве влиятельной силы после распада СССР. Сейчас Россия вернулась, и мы видим это не только в Сирии, но и в Ливии - без России не обойтись".

Второй целью Кайм называет предотвращение того, что в России, по его словам, воспринимается как "нелегитимная революция по соседству" - попытка вооруженной оппозиции свергнуть Асада. Россия помогла пресечь эту попытку, констатирует Кайм, напоминая, что осенью 2015 правительство Сирии стояло на грани военного поражения: "Мы ожидали падения режима в течение нескольких недель".

Наконец, третья цель, которой, по мнению немецкого эксперта, Россия добилась в Сирии, - доказать, что она "способна проводить военные операции по типу экспедиций", то есть вдали от своей территории. "Были успешно протестированы многие новые военные системы", - отмечает Кайм. Российское руководство не раз заявляло, что в Сирии испытывают современное оружие. Среди прочего известно, что там был опробован новый танк Т-14 "Армата"и новые системы для военной авиации.

Дипломатические дивиденды военной кампании

Сходятся эксперты в том, что сирийская кампания усилила позиции России в регионе. "Сирийский опыт, российское присутствие в Сирии - камень в фундамент всей российской политики на Ближнем Востоке и в Северной Африке", - говорит Григорий Лукьянов из РСМД. По его словам, это касается и новых отношений Москвы со странами региона, которые признали ее в качестве влиятельного игрока, и новых форматов коммуникации, в частности, астанинского, в рамках которого Россия обсуждает ситуацию в Сирии с Турцией и Ираном. В отношениях Москвы и Анкары были периоды жесткого противостояния, последний раз - в начале 2020 года, когда обострилась ситуация в Идлибе и погибли турецкие военные. Тем не менее сторонам удалось договориться.

"России удалось трансформировать военное влияние в политическое", - отмечает Маркус Кайм из SWP. Он считает, что "астанинский формат" по послевоенному устройству Сирии стал "действенной альтернативой" усилиям в рамках ООН, у которых похожие цели.

Тем не менее дипломатические дивиденды ограничены регионом Ближнего Востока. В начале кампании многие обозреватели полагали, что Россия пытается использовать Сирию для прорыва частичной международной изоляции после аннексии Крыма. Григорий Лукьянов считает, что это "побочный результат, который не мог стать первопричиной".

Российский эксперт полагает, что если у кого-то и были мысли играть "на нескольких досках, и за счет возможных уступок на одной стороне получать выгоды на другой", то Сирия показала, что "ситуация не настолько простая". "Успехи на сирийском направлении не дали серьезного продвижения на украинском, и сейчас эти два трека разделены, - говорит Лукьянов. - Главное достижение дипломатии - новые отношения со странами региона". Использовать Сирию для урегулирования отношений России и Запада, по его мнению, не удалось.

Цена вопроса - не слишком высока для Москвы

Во сколько обошлась и продолжает обходиться России операция в Сирии - точно не известно. В российских СМИ в начале операции озвучивалась цифра - около 156 миллионов рублей в день (около 1,7 млн евро). Военные потери оказались не настолько велики, чтобы вызвать недовольство в обществе, как это было после ввода советских войск в Афганистан. "Афганский опыт был учтен", - считает Лукьянов, отмечая, что "цена вопроса в целом оказалась приемлемой".

Тем не менее сирийская кампания потребляет ресурсы РФ, а внешние факторы, такие как падение мировых цен на нефть и пандемия коронавируса, не дают возможности быстро восстановить сирийскую экономику, отмечает Лукьянов. Россия хотела бы привлечь к восстановлению Сирии Евросоюз, но Брюссель на это не идет, говорит Маркус Кайм.

"С международной или западной точки зрения, гуманитарная ситуация в Сирии по-прежнему угнетающая", - отмечает Кайм. Потери среди гражданского населения, например, при штурме Алеппо, стали предметом критики действий России на Западе. Москва тогда отвергла обвинения.

Россия расширяет авиабазу в Хмеймиме

Оба эксперта сходятся в том, что Россия не собирается уходить из Сирии. Кайм уверен, что Москва не хочет уходить, считая это форпостом своего влияния в регионе. Более того РФ расширяет свою территорию и в августе договорилась с Сирией о передаче дополнительного участка земли и акватории возле своей авиабазы в Хмеймиме - нового российского объекта наряду с сохранившимся еще с советских времен пунктом ВМС в порту Тартус. Григорий Лукьянов считает, что в обозримом будущем Россия вряд ли уйдет из Сирии, иначе, по его словам, "может не быть части договоренностей", достигнутых со странами региона.

Автор Роман Гончаренко

https://p.dw.com/p/3jA3i

***

Приложение 2. США замахнулись на тактическое ядерное оружие России

Для России тактическое ядерное оружие играет существенную роль в вопросе обеспечения национальной безопасности и является важнейшим средством регионального сдерживания.

Любые предложения, направленные на сокращение российского арсенала тактического ядерного оружия, нацелены на получение одностороннего преимущества и достижение военного превосходства над Россией. Договор между Российской Федерацией и Соединёнными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3) истекает 5 февраля 2021 года. Этот документ допускает его пролонгацию ещё на пять лет на тех же условиях. Однако вероятность такого варианта развития событий крайне мала. Таким образом, в начале следующего года Россия и США впервые с 1991 года, скорее всего, останутся без договора, ограничивающего их стратегические наступательные вооружения. Причина происходящего — в позиции Вашингтона.

Как известно, 17−18 августа 2020 года в Вене прошёл очередной раунд российско-американских консультаций по стратегической проблематике. Со стороны России делегацию возглавлял заместитель министра иностранных дел Российской Федерации С.А.Рябков, со стороны США — специальный представитель президента США по контролю над вооружениями Маршалл Биллингсли. Напомним позицию России: предложено продлить СНВ-3 ещё на пять лет без каких-либо предварительных условий. Что касается США, то, по словам Маршалла Биллингсли, Вашингтон готов продлить этот договор, если президенты двух стран в ближайшие месяцы подпишут политически обязывающее рамочное соглашение.

Предполагается, что данное соглашение должно охватить не только стратегические, но тактические ядерные арсеналы сторон. Кроме того, оно предусматривает новые меры контроля. Основываясь на этом документе, Вашингтон намерен в дальнейшем выстраивать многосторонний режим контроля над вооружениями, то есть вовлечь в этот процесс, в первую очередь, Китай.

Остановимся на условии, которое касается тактического ядерного оружия. По имеющимся в некоторых источниках данных, США располагают 500 ядерными тактическими зарядами, а Россия — как минимум 2000. Казалось бы, исходя из этих цифр, наша страна имеет четырёхкратное превосходство. Однако здесь так называемый принцип «равного потолка» не работает. И причина в совершенно разном геостратегическом положении двух стран. С кем граничат США? С Канадой и Мексикой, которые не располагают подобным оружием. Поэтому для Соединённых Штатов военная целесообразность наличия тактического ядерного оружия ничтожно мала.

Российская Федерация в свою очередь находится во враждебном полукольце государств и компенсирует превосходство стран НАТО и Китая в силах общего назначения тактическим ядерным оружием. Следует также учитывать, что Россия расположена в пределах досягаемости всех ядерных держав, включая Северную Корею. В то же время для США серьёзную угрозу представляют только Россия и Китай. Российское тактическое ядерное оружие может представлять опасность для США только в случае попытки установления военного контроля над российской территорией. В то же время Соединённые Штаты имеют в Европе около 200 тактических ядерных боезарядов в виде бомб свободного падения B61 различных модификаций. Россия же всё тактическое ядерное оружие держит в рамках своих границ.

Необходимо также принимать во внимание и принципиальное различие между стратегическим и тактическим ядерным оружием. Если сдерживание не имело успеха, то стратегическое ядерное оружие выполняет функцию возмездия («выстреливший первым, умирает вторым»), а тактическое ядерное оружие обеспечивает отражение агрессии. По мнению ряда российских военных экспертов, с учётом того, что для России тактическое ядерное оружие — это по большей части средство регионального сдерживания, то его можно будет применить в случае острой необходимости без катастрофических последствий. Вместе с российскими стратегическими ядерными силами именно наше тактическое ядерное оружие лишает западных стратегов иллюзий относительно возможности скоротечной «бесконтактной» победы в военном конфликте с Россией.

Таким образом, для нашей страны тактическое ядерное оружие играет существенную роль в вопросе обеспечения национальной безопасности и является важнейшим средством регионального сдерживания. Поэтому любые предложения, направленные на сокращение российского арсенала тактического ядерного оружия, нацелены на получение одностороннего преимущества и достижение военного превосходства над Россией. Так и следует относиться к американскому предварительному условию для пролонгации Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3).

Совершенно очевидно, что военно-политическое руководство Российской Федерации ответит отказом на предложение Соединённых Штатов подписать в ближайшие месяцы политически обязывающее рамочное соглашение, охватывающее как стратегические, так и тактические арсеналы сторон. Соответственно, СНВ-3 продлён не будет и 5 февраля 2021 года прекратит своё действие.

Автор Владимир Васильев

https://regnum.ru/news/polit/3074528.htmlк


About the author
[-]

Author: Максим Исаев, Роман Гончаренко, Владимир Васильев

Source: regnum.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 01.10.2020. Views: 242

Comments
[-]
 Mike Rooney | 02.10.2020, 09:02 #
Your post has many detail information. I read all your article and I really like it. Shearling Coat Black
 Seashore Packaging | 07.10.2020, 04:56 #
Buy online wholesale printed custom cbd boxes and packaging at easy prices and shipping worldwide, with 24/7 customer support. Get a free custom quote now!!
Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta