В экономике России из-за коронавирусной пандемии одномоментно реализовался ряд рисков

Information
[-]

Эффект августа

Начало осени обернулось для экономики России настоящим кошмаром. Негативные факторы сложились, словно в мозаику. А обвал рубля, начавшийся еще в конце июля, наконец обрел понятное логическое объяснение. Что поможет стране выбраться из сложившейся ситуации? Должно произойти несколько событий, чтобы тучи над российской экономикой начали рассеиваться.

Началось все с Белоруссии, которая является не просто географическим соседом, ее экономика очень сильно интегрирована в российскую. Большая часть долга страны - перед Россией, один из главных инвесторов - также Россия, кроме того, через Белоруссию происходит транзит российской нефти, и это нельзя недооценивать. Волнения, начавшиеся после в соседней стране после президентских выборов 9 августа, наряду со своим политическим значением, имеют экономическую сторону. Уже сейчас экономика Белоруссии находится на грани краха. Только за август резервы рухнули почти на 16% и составляют менее 8 миллиардов долларов. При этом в стране начался валютный кризис, ставки на межбанковском рынке взлетели буквально в небо.

Очевидно, что все это наносит довольно ощутимый урон экономике России, к тому же, создаются достаточно высокие геополитические риски. Но как оказалось, это только часть проблем, с которыми Москве пришлось столкнуться в конце лета - начале осени. Те же геополитические риски удвоились, если не сказать больше, после отравления главного оппозиционера Алексея Навального, госпитализированного в Омске 20 августа и, как сообщается, достаточно благополучно вышедшего сейчас из комы в клинике в ФРГ. Ведь теперь именно с этим событием связана основная риторика западных стран в отношении Кремля.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Санкционная угроза сейчас звучит из уст европейских, да и американских политиков недвусмысленно. Впрочем, все эти проблемы при большом желании можно было бы как-то “девальвировать”, все-таки экономика Белоруссии не так велика и масштаб потерь ограничен. Санкции к России применяются уже несколько лет, а она продолжает функционировать.

Нефть опять подкачала больше обычного

Так что для полноценного негативного сценария не хватало чего-то еще более существенного. И последний фрагмент пазла не заставил себя долго ждать. Им стал обвал нефтяных цен, который пришелся аккурат на начало месяца. Цены на нефть марки Brent впервые с июня опустились ниже 40 долларов за бочку, показав самое сильное падение за три месяца: с начала сентября снижение составило уже около 15%. Опасения участников торгов связаны со слабым спросом. Согласно опросу Bloomberg, большинство китайских НПЗ не готовы увеличивать закупки, даже несмотря на снижение цен.

При этом именно КНР является крупнейшим потребителем в мире. Косвенно подтверждает опасения и решение Национальной нефтяной компании Абу-Даби снизить отпускные цены. Кроме того, разница в цене между дальними и ближними контрактами, так называемое контанго, достигла максимума с конца мая, а это значит, что рынок готовится к росту избыточного предложения. В общем и целом, пока восстановление рынка нефти откладывается, а это негативно скажется в первую очередь на доходах бюджета. Все-таки низкие цены на “черное золото” держатся уже полгода, и такой вызов перед Россией встает впервые за долгие года.

Очевидно, что сама по себе экономическая ситуация в стране не улучшится – этому могло бы поспособствовать восстановление мировой экономики и рост спроса на сырье.

Во-первых, сырьевой экспорт – все еще ключевая статья бюджетных доходов, во-вторых, рассчитывать на внутреннее потребление вряд ли стоит, учитывая продолжающееся падение реальных доходов россиян и высокую закредитованность населения. Учитывая сложившуюся ситуацию, надежда остается только на рост сырьевых цен. И хотя сейчас наблюдается снижение котировок, вероятность подъема сохраняется. Без этого фактора, поддерживать экономику даже на текущих уровнях будет сложно.

Кто теперь покупает гососдолг

Выпадающие доходы бюджета нужно как-то компенсировать, и Минфин, как известно, принял решение покрывать дефицит новыми заимствованиями. Однако сложность в том, что желающих покупать ОФЗ в падающей валюте и без перспектив дальнейшего смягчения монетарной политики не слишком много, во всяком случае среди иностранцев. Ведомство в августе уже было вынуждено отменить ряд аукционов. Впрочем, последние две недели Минфин все же занимает более 100 миллиардов рублей, но за счет локального спроса. Иностранцы с наступлением лета утратили интерес к российскому госдолгу. Так, за три месяца нерезиденты купили долговые бумаги правительства РФ всего на 6 млрд рублей, то есть около полупроцента от размещенного за это время объема в 800 миллиардов.

Эксперты отмечают, что основной объем на последних аукционах покупает узкий круг крупных игроков, скорее всего, это госбанки. При этом министр финансов Антон Силуанов буквально на днях признавал, что без спроса из-за рубежа выполнить план заимствований будет проблематично. “Объем долга, который мы в этом году займем, во многом будет зависеть и от того, доверяют нам или нет, в том числе иностранцы. Если не будет иностранных инвесторов, мы столько не займем, поэтому нам нужно дорожить этим доверием”, - заявил он на Московском финансовом форуме. (См. также: Антикризисные меры вместо нацпроектов).

Не взлетим, так поплаваем

С другой стороны, есть своего рода козырь – свободно плавающий рубль. И хотя снижение курса национальной валюты вряд ли кого-то может порадовать, эта тенденция помогает сгладить негативные последствия. Стоимость нефти в рублях с июля находится на отметке выше 3000 рублей, а это более или менее комфортный для бюджета показатель.

С высокой долей вероятности можно сказать, что в ближайшее время ожидать существенного укрепления рубля вряд ли стоит. Тем не менее, может сложиться и более благоприятная ситуация. Геополитические риски, например, могут частично уйти. Предпосылки к этому уже есть. Так, например, в среду президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил о возможных досрочных выборах главы государства после изменения конституции. Вполне возможно, это важный шаг к деэскалации ситуации в стране. И российский рубль, кстати, отреагировал на это самым сильным укреплением за месяц.

Если события в Белоруссии начнут развиваться в позитивном ключе, а цены на нефть после небольшой паузы вернутся к росту, довольно мрачная картина, сложившаяся вокруг России, начнет рассеиваться.

Автор Игорь Неделькин

https://expert.ru/2020/09/10/v-ekonomike-rf-odnomomentno-realizovalsya-ryad-riskov/

***

Побег из рубля. Почему для российской валюты наступают тяжелые времена

Иногда может показаться, что рубль после своего очередного проседания всегда откатывается назад. Вот и сейчас, после того, как рубль опустился до 76 рублей за доллар США, а потом качнулся назад, как раз такой момент. Однако горькая правда жизни состоит в том, что откатывается он не так далеко, как хотелось бы, и в результате общая тенденция на ослабление сохраняется.

Следует напомнить факты рублевой ретроспективы: Относительно стабильным курс рубля был только в 2000-2013 годах. Если в конце декабря 2000-го года доллар США стоил чуть более 28 рублей, то в конце декабря 2013 года он стоил немногим менее 33 рублей. Зато в конце декабря 2014 года за доллар США уже давали более 56-ти рублей. Ну, а сколько он стоит сегодня, мы все прекрасно знаем.

Были ли откаты у рубля? Были, но тенденция однозначна: рубль слабеет, и за последние шесть с половиной лет он подешевел в валютном измерении в 2,5 раза. Это — факт, с которым ничего не поделаешь, его можно только констатировать. На откат, конечно, надеяться можно, но, чтобы эти надежды не были напрасными, лучше постараемся трезво оценить нынешние обстоятельства для рубля. Во-первых, «засветила» угроза новых санкций против России в связи с произошедшим с Алексеем Навальным. Во-вторых, мировые цены на нефть опять качнулись вниз, ниже 40 долларов США за баррель. Отличие новой санкционной истории в том, что триггером ее развития является правительство Германии и лично канцлер Ангела Меркель, которая допустила, что новые меры могут коснуться проекта «Северный поток–2».

Никогда еще вопрос санкций в такой увязке со стороны европейцев не обсуждался. И очевидно, что ведущую роль в этом процессе сыграет именно Германия. Угроза антироссийских санкций и снижение мировых цен на нефть как никогда «удачно» легли на уже сформировавшуюся в последние недели тенденцию на ослабление рубля. Дело в том, что в конце июля 2020 года Банк России снизил ключевую ставку до рекордно низкого уровня – 4,25%. В результате деньги, которые коммерческие банки занимают у Банка России, подешевели до рекордно низкого уровня.

До рекордно низких уровней снизился и процент, который смогут получать владельцы российских гособлигаций. То есть иностранцы (и не только), которые раньше с большой выгодой для себя меняли валюту на рубли и покупали на них российские облигации, чтобы получить высокий процентный доход, теперь потеряли к этому активу интерес. При низкой ключевой ставке Банка России все эти операции (продал валюту — купил рублевые облигации — получил высокий процентный доход в рублях — поменял рубли на валюту и получил столь же высокий валютный доход), которые именуются керритрейдом, лишаются экономического смысла.

Да, доход в валюте пока еще можно получить путем покупки-продажи российских облигаций, но если учесть плату за риск со всеми конвертациями, то работать с рублем становится невыгодно, спрос на него снижается. Вот нерезиденты — владельцы рублевых российских облигаций и стали выходить из них. А тут еще угроза новых санкций. Не то что выходить из российских ГКО будешь — побежишь из них. На самом деле процесс выхода из рублевых облигаций начался еще весной 2020 года. Рекордно высокого уровня доля нерезидентов в российских облигациях достигла 1 марта 2020 года — 34,9% (6,0% — ключевая ставка Банка России), на 1 июля 2020 годы их было уже 30,6% (ставка 4,5%) на 1 августа 2020 года доля нерезидентов уменьшилась до 29,8%. Понижение ставки до 4,25% стало своеобразным рубиконом. То есть новые обстоятельства лишь усиливают ранее сформировавшуюся плохую тенденцию для рубля.

Кстати, есть еще один момент — психологический. Сегодня в паре доллар–евро предпочтительнее выглядит евро. А евро уже достигало на днях отметку в 90 рублей, за которой замаячил сторублевый рубеж. Такие рубежи называют психологически важными, потому что они сами превращаются в самостоятельный фактор влияния. Их рассматривают как вполне реальные ориентиры, которые скоро будут достигнуты. Вот и рубеж в 100 рублей за евро сегодня уже начал манить и притягивать.

Одним словом, рубль хоть и может откатываться назад, но все равно это будет движение вниз. Перефразируя ленинское «Шаг вперед, два шага назад», можно сказать и так: «Два шага вниз, шаг вверх». Одна надежда — не помчаться вниз, перепрыгивая через несколько ступеней.

Автор Игорь Николаев, доктор экономических наук

https://novayagazeta.ru/articles/2020/09/14/87086-pobeg-iz-rublya

***

Нефтяной рынок ждет новая ценовая война, которая может стать последней

Компания BP выпустила свой традиционный прогноз развития мировой энергетики до 2050 года.

Два из трех сценариев (радикальный безуглеродный Net Zero и сценарий быстрого энергоперехода Rapid) подразумевают, что спрос на нефть уже никогда не достигнет уровня 2019 года. И только инерционный сценарий (Business-as-usual) подразумевает стабилизацию спроса на уровне около 100 миллионов баррелей в день, с последующим снижением.

Но даже стабилизация спроса — это отсутствие роста. А с конца XIX века и до 2019 года нефтяной рынок, с небольшими провалами, непрерывно рос. С конца 1950-х высказывались серьезные опасения, что мировые запасы нефти близки к исчерпанию. Мэрион Кинг Хабберт в 1956 году предложил модель, прогнозировавшую пик добычи нефти в США к 1970 году и в мире — к 1995 году.

Прогноз относительно США оказался почти верным (локальный пик — в 1971 году, а после сланцевой революции — добыча в США превысила пик 1971 года), а основная причина неточности прогноза — распространение новых технологий, которые не были известны (или ограниченно применялись) на момент создания модели (1956 года). Тем не менее постепенное снижение добычи нефти в США (1971–2013 годы) вызывало рост опасений нехватки нефти.

Опасения усилились в результате нефтяного шока 1973 года, когда эмбарго арабских стран на поставку нефти союзникам Израиля вызвало дефицит и многократный рост на нефть. На страны — экспортеры нефти пролился золотой дождь. Часть этих денег досталась и СССР — именно на годы высоких цен на нефть пришелся «золотой век» Союза: вторая половина 1970-х — первая половина 1980-х годов. Именно об этой эпохе сегодня ностальгируют любители СССР.

Интересно отметить, что важную роль в поддержании высоких цен на нефть в 1973–1985 годах сыграл нефтяной картель ОПЕК. Но любой картель потенциально неустойчив, и уже в начале 1980-х годов многие члены картеля сильно нарушали квоты добычи. Саудовская Аравия как самый сильный член картеля компенсировала превышение квот других стран — членов ОПЕК, сокращая свою добычу. Так продолжалось довольно долго, но 13 сентября 1985 года терпение Саудовской Аравии лопнуло, и королевство перешло к политике увеличения своей доли на рынке. Добыча нефти резко выросла, а цена упала в несколько раз.

Дискуссии о том, что послужило причиной такого решения властей Саудовской Аравии, идут до сих пор. Было ли решение чисто экономическим, или же во главе угла стояли политические соображения — можно только предполагать. Вторжение СССР в Афганистан вызвало резко отрицательную реакцию во всем арабском мире, и в Саудовской Аравии — в том числе. Но с 1979 года прошло шесть лет, довольно много для эмоционального решения. Не ясна и роль США: в какой степени союзнические отношения могли повлиять на решение обрушить цену на нефть. Вне сомнения другое: эпоха дешевой нефти, которая продлилась до начала 2000-х годов, сильно способствовала краху СССР.

Восстановление спроса на нефть в начале девяностых вновь обострило дискуссии о пике нефти. Рост мировой экономики обусловил рост спроса на нефть, а вслед за этим и рост опасений возможной нехватки нефти. Идея пика нефти Хабберта вновь стала активно обсуждаться.

Обвал нефтяных цен в марте 2020-го поставил крест на этой гипотезе. Цены упали так сильно, что для многих компаний (и для бюджетов некоторых стран) вопрос стал о выживании. К счастью, соглашение ОПЕК++ сгладило остроту проблемы, позволив найти хоть и болезненный, но терпимый компромисс. Оптимизма добавили и сообщения о прогрессе вакцин против коронавируса (трудно сказать, насколько эффективными будут конкретные вакцины, но большое число вакцин-кандидатов внушает надежду, что среди них окажется и удачная).

Стратегия большинства стран, корпораций и граждан заключалась в поиске способа дождаться вакцины. Но прогноз BP говорит о том, что, даже если вакцина окажется эффективной, роста спроса на нефть не будет. В лучшем случае нас ждет стагнация вблизи текущих уровней, а базовым сценарием является спад спроса на нефть.

Как только это будет осознано участниками сделки ОПЕК++, нельзя будет исключить разрыва сделки и повторения ценовой войны. При этом чем ниже себестоимость барреля у конкретного производителя, тем выгоднее для него торговая война: если в пик нефти действительно пройден в 2019 году, то нужно торопиться. Если этого не сделать, часть запасов нефти нерасторопных производителей может остаться не добытой.

И, как показала торговая война с саудитами, которая вспыхнула в марте 2020-го до начала локдаунов, тягаться с ними в себестоимости российским производителям не получится. Часть рынка, вероятно, придется просто уступить. Интрига только — какую…

Автор Сергей Хестанов, советник по макроэкономике гендиректора «Открытие брокер»

https://novayagazeta.ru/articles/2020/09/21/87181-do-posledney-kapli

***

«Это макроэкономика, а не заговор бизнесменов»

Что будет с рублем, ценами, сбережениями?

90 рублей за евро, 77 рублей за доллар и мрачные прогнозы о наступлении «эпохи падающего рубля» — так началась прошлая неделя на Мосбирже.

А ведь власти устами главы Минэкономразвития обещали прямо противоположное — укрепление рубля этой осенью. Что случилось и чего ждать дальше — с рублем, ценами, сбережениями населения? Об этом «Огонек» расспрашивал экономиста Александра Абрамова.

«Огонек»: Александр Евгеньевич, в нашу прошлую беседу («Огонек» № 32 от 14 августа 2017 года) вы упомянули о 7–8-летних циклах девальвации рубля. Последний спад пришелся на 2014 год, значит, мы накануне нового спада, а скачок валютного курса, стало быть,— первый симптом?

Александр Абрамов: — Корректнее тут говорить о тенденциях с той или иной частотой повторения. То, что мы наблюдаем сейчас, можно было бы назвать четвертым по счету ослаблением рубля. Причем оно самое щадящее на фоне всех предыдущих: в 1998 году рубль ослаб в 4 раза, в 2008 году — в 1,5 раза, в 2014 году — в 2 раза, а сейчас — на 20 процентов. Причина более сглаженной траектории нынешнего ослабления кроется прежде всего в том, что Центробанк перешел к плавающему валютному курсу, а Минфин до недавнего времени активно применял «бюджетное правило», предполагающее поддержку рубля за счет продажи валюты из Фонда национального благосостояния.

— То есть власти сами способствовали скачку? А как быть с тем, что Минэкономразвития обещало прямо противоположное этой осенью — укрепление рубля?

— Все еще может случиться: предпосылки для укрепления рубля также имеются. Весь вопрос в том, что окажется сильнее: факторы, приводящие к росту курса или к его падению? На последнее работают сокращение притока валюты в страну из-за низких цен на энергоносители и временный отказ от бюджетного правила. Минфин стал продавать меньше валюты на рынке. Для сравнения: в пик кризиса он продавал в день валюты на 15–16 млрд рублей, с 13 мая — уже на 10–11 млрд, с июля — около 6 млрд, в августе — на 3,1 млрд, а сейчас — на 2,5 млрд рублей. Но, уменьшив покупки рублей, Минфин тем самым сократил и поддержку рубля, правда, сэкономил средства Фонда национального благосостояния.

В идеале Минфин, видимо, хотел бы выйти на такой рыночный курс, когда ему не надо будет тратить резервы. С другой стороны, Центробанк пообещал продать валюту от сделки с акциями Сбербанка как раз в IV квартале. А там валюты немало — почти на 200 млрд рублей. На укрепление рубля играет и более или менее стабильная ситуация на мировом рынке нефти и начавшееся восстановление цен на газ. Если там не случится ничего чрезвычайного, а ЦБ выполнит обещание, рубль к концу года может и укрепиться. Все предшествующие девальвации у нас работали примерно одинаково: сначала рубль падает до критической точки, а затем идет его постепенное укрепление.

— А что со спекулятивным капиталом? Вы называли его одним из факторов, влияющих на курс...

— Сейчас его влияние снизилось. На российском рынке осталось не так уж и много иностранных портфельных инвестиций: большинство утекло из страны за время пандемии и отчасти до нее. Портфельные инвесторы остались разве что в облигациях федерального займа (ОФЗ). Для Минфина это очень важно, в этом году, согласно его планам, должны вырасти объемы заимствований (до 5 трлн рублей). Треть этой суммы они рассчитывают получить от нерезидентов. Если Минфин добьется того, что курс рубля укрепится к концу года, это станет стимулом и для иностранцев покупать ОФЗ, что, в свою очередь, также приведет к укреплению нацвалюты.

— Пусть нынешний скачок курса и невелик, но на чем он сказался больше — на ценах или на сбережениях россиян?

— Со сбережениями дела обстоят лучше просто потому, что у россиян пока нет значительных и именно долгосрочных сбережений. Мы наблюдаем только приход массового инвестора на биржу — их число уже скоро составит 7 млн человек. Но это преимущественно не «сберегатели», а «игроки», тратящие свои небольшие средства на краткосрочные или среднесрочные сделки. Рублевые депозиты сегодня имеют низкую привлекательность: ослабление курса рубля на фоне снижения процентных ставок уже привело к торможению притока новых депозитов. А вот цены на товары реагируют быстрее и резче. Данные Росстата показывают 3,6 процента инфляции за прошлый месяц, Центробанк утверждает, что ситуация под полным контролем. Однако в августе по сравнению с мартом на один процент поднялись инфляционные ожидания населения (до 9,2 процента), а это значит, что в цены уже закладывается более высокая инфляционная составляющая. И мы все это уже ощущаем. Я раз в месяц сам фиксирую цены на 12 товарных позиций в различных московских супермаркетах, а также замеряю отдельно овощную и фруктовую корзины. Так вот, в июле и августе рост цен на овощи и фрукты к прошлому году по моим данным составил 25–30 процентов, цены на 12 остальных товаров в августе выросли на 13 процентов. По моим субъективным подсчетам, нынешний рост — рекордный за последние 2–3 года. Недавний скачок курса еще активнее подтолкнет цены вверх практически на весь ассортимент потребительских товаров, ведь производители стали куда больше опасаться скачка инфляции и закладывают в цену товаров и услуг свои возможные риски.

— Почему в России цены не отскакивают назад, даже когда рубль укрепляется, а нефть дорожает?

— Здесь простое объяснение. Девальвация происходит резко, а потом рублю требуется долгое время на выправление курса, но к исходным рубежам он так и не откатывается. Во многом это зависит от цен на энергоносители. К сожалению, они имеют тенденцию к снижению в последние годы: если 2019 год мы завершили при цене в 62 доллара за баррель, то сейчас цена уже 42 доллара на баррель. Центробанк прогнозирует сохранение такого коридора цены (42–45 долларов за баррель) на 3 года вперед. То есть цена планомерно снижается, это очевидная тенденция. Если в этих условиях не проводить реструктуризации экономики, рубль будет слабеть все больше и больше...

— Но экспортерам ведь выгоден низкий рубль?

— И этот фактор, конечно, влияет. Любая девальвация играет на руку экспортерам. Но это не главное. При каждом падении цен на нефть в страну поступает меньше валюты, и рубль слабеет. Это макроэкономика, а не заговор бизнесменов.

— Так и я не о бизнесменах, а о государстве. Властям по-прежнему выгоден низкий рубль или бюджет стал интересантом более крепкого рубля, учитывая, что в этом году, по данным Счетной палаты, доля нефтегазовых доходов бюджета составила 29,3 процента, стало быть, основной приток денег — от граждан и бизнеса?

— Ослабление рубля, конечно, приносит дополнительные доходы бюджету, например за счет роста налоговой базы компаний-экспортеров. Но я бы все же не переоценивал влияние слабого рубля на стабильность бюджета. Ослабление рубля ведет к росту инфляции, это означает, что Минфину в дальнейшем придется индексировать социальные расходы и иные выплаты бюджетникам. Кроме того, неизбежно возникают дополнительные расходы в виде разного рода антикризисных мер. Игра на разнице валютных курсов даже для бюджета была бы рискованной стратегией.

— И все же выбор, который предстоит делать власти, очевиден: между слабым рублем, позволяющим выплачивать пособия и пенсии, и сильным рублем, позволяющим зарабатывать и увеличивать доходы бюджета…

— Думаю, что для большинства субъектов экономики, включая государство, важен относительно стабильный курс национальной валюты. Именно он позволяет бизнесу и населению строить долгосрочные планы и планировать уровень инвестиций и потребительских расходов. Именно при таком условии поддерживаются стимулы к долгосрочным сбережениям. Заметное ослабление рубля — это, скорее, та вынужденная плата, которую все общество платит за сложившуюся структуру экономики, делающую всех нас уязвимыми при изменениях внешней конъюнктуры цен на глобальных рынках. Выход здесь один — стране нужна реформа структуры экономики, то, что нам пока не удается реализовать за последние 10–15 лет. Программа преобразований, к слову, есть, но нет явно выраженной воли на ее осуществление.

Беседовала Светлана Сухова

https://www.kommersant.ru/doc/4494087

***

Что происходит с рублем, почему и как долго это продлится? Отвечают эксперты

Курс рубля на торгах Московской биржи 28 сентября впервые с начала апреля обрушился почти до 79 рублей за доллар и до 92 рублей за евро, что стало максимумом с января 2016 года. На курс оказывает влияние снижение цен на нефть марки Brent ниже 42 долларов за баррель, пандемия и ожидание санкций со стороны Запада. «Новая» спросила экспертов, как долго продлится паника на рынке и перевалит ли евро за 100 рублей.

Тимур Нигматуллин, инвестиционный менеджер компании «Открытие Брокер»:

— Ослабление рубля по отношению к доллару США связано с геополитикой и ослаблением цен на нефть. Геополитическими факторами стали выборы президента США, отравление Навального, события в Беларуси. Их влияние может сохраняться в течение длительного периода времени, и сложно предсказать, когда оно прекратится. Эти факторы я считаю спекулятивными: их влияние может ослабнуть так же быстро, как и проявилось.

Рубль принимает на себя основной удар внешних шоков, поскольку он является свободно плавающей валютой. В данном случае равновесие найдено на текущем уровне. Если будут усиливаться страхи, уровень равновесия может быть выше, но решающую роль играют ранее упомянутые спекулятивные факторы, которые могут резко ослабить свое влияние.

Прогнозировать продолжительность их влияния — очень неблагодарное дело, потому что нельзя прозрачно видеть процесс принятия политиками решений по геополитическим аспектам. Решение о потенциальных санкциях США за отравление Навального спрогнозировать невозможно, но пока то, что мы слышим в виде инсайдов из СМИ, говорит об отсутствии ожиданий слишком жестких санкций.

Справедливый курс доллара к концу 2020 года, который не учитывает геополитические факторы и прочие спекулятивные факторы, —63–65 рублей. Будет ли этот курс к концу года — никто не знает, потому что влияние политических факторов непредсказуемо. Курс евро мы в принципе не прогнозируем, потому что это очень неликвидная валюта, она в 10 раз менее ликвидна, чем доллар, и это просто бессмысленно. Курс евро прогнозируем просто на основе паритета евро и доллара.

Может ли курс валюты измениться так, что будет, допустим, 100 рублей за доллар или евро? Конечно, может. Это же валюта сырьевой страны, она может измениться в любую сторону на существенную величину. Если драйвером является политика, то ослабление может быть краткосрочным и непродолжительным, а может и вовсе не продолжаться, и на текущем уровне рубль может укрепиться. Пока евро или доллар укрепляются к рублю, но сохраняется низкая рублевая инфляция. Мы можем рассчитывать, что через некоторое время спекулятивные факторы снизят свое влияние, и мы увидим укрепление рубля на прежнем уровне, потому что за это время не будет утеряна покупательная способность. Если очень долго сохранится низкий курс рубля, то может подскочить инфляция, но пока я не считаю, что это является базовым сценарием.

Алексей Ведев, заведующий лабораторией финансовых исследований Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара:

— На мой взгляд, падение курса рубля спровоцировал комплекс факторов. В первую очередь оно вызвано страновыми рисками и частичным оттоком капитала. Я думаю, что это может продлиться какое-то время, но недолго. Рубль сейчас находится на своем минимуме, и в течение дней десяти ситуация нормализуется.

Я поддерживаю позицию Минэкономразвития в том, что до конца года возможно укрепления рубля. К концу 2020 года я ожидаю курс на уровне 71–72 рублей за доллар при ценах на нефть около 45–50 долларов за баррель. Сейчас это скорее проявление глобальных и страновых рисков.

На самом деле многие валюты развивающихся стран находятся под давлением. Такая ситуация неблагоприятна для перспектив экономического роста, поскольку нестабильность валюты и девальвационные ожидания отрицательно воздействуют на экономический рост. Вклад геополитических факторов тоже есть, но не столь существенный.

К тому же девальвация негативно сказывается на вложениях иностранных инвесторов в рынок облигаций федерального займа. Думаю, что стабилизация курса и снижение инфляционных ожиданий увеличит приток иностранных денег в этот сегмент рынка.

Я очень надеюсь, что подорожание евро до 100 рублей — очень маловероятный сценарий и в ближайшее время все стабилизируется, потому что это крайне негативно сказалось бы на российской экономике.

***

Автор Ксения Котченко — специально для «Новой»

https://novayagazeta.ru/articles/2020/09/28/87273-eto-zhe-valyuta-syrievoy-strany

***

Как вторая волна коронавируса отразится на курсе рубля? Прогноз эксперта

Ждать ли роста доллара и евро до конца года, как это связано со второй волной пандемии, стоит ли сейчас переводить сбережения в валюту? На эти вопросы ответил DW экономист Андрей Мовчан.

Доллар приблизился к 80 рублям, евро продается по 92 рубля - что означает такое ослабление рубля? Какую стратегию выбрать, чтобы сохранить сбережения? На эти и другие вопросы DW отвечает директор программы "Экономическая политика" Московского Центра Карнеги Андрей Мовчан.

DW: - Падающий рубль - это то, что и ожидалось или некая аномалия?

Андрей Мовчан: - Если говорить коротко, то ситуация плановая и естественная. Работает простой механизм. Ранее у нас переоценилась нефть: она стоила, условно, 60 долларов за баррель и более, а теперь - 40. Естественно, рубль в этой ситуации тоже должен был переоцениться. Почему рубль не сделал этого сразу, когда нефть упала? Потому что параллельно с тотальным карантином произошло резкое замедление движения импорта. Причем везде - и в частном потреблении, и в промышленности, и в инвестиционной, и в государственной сфере. Одновременно с этим резко сократилась потребность в валюте.

- Но потом наступило лето, локдаун частично сняли...

- Да, бюджет и экономическая жизнь в стране начали оживать, появился отложенный спрос. Естественно, рубль должен был начать двигаться в сторону своего нового равновесия с ценой на нефть. Что он сейчас и делает.

- А что еще, кроме нефти, повлияло на падение рубля?

- С одной стороны, пара процентов падения связана с тем, что монетарная политика Центробанка смягчилась. Еще один-два процента вниз - это достаточно тяжелая международная обстановка. Это и разговоры о санкциях, и демонстрации в Беларуси, и Навальный, и Трамп, и Армения с Азербайджаном.

- Упадет ли рубль еще сильнее до конца года?

- Валютные рынки - вещь непредсказуемая. Что мы можем сказать о нефти до конца года? Ничего. Она может пойти вниз на фоне второй волны коронавируса и того, что рынки сейчас лихорадит. И тогда рубль упадет. А может пойти вверх - такое тоже бывает.

- И все же: можно ли по каким-то сигналам в новостях понять, что сейчас евро или доллар снова подскочит?

- Человек, который просто читает новости, никак не может это понять. Политические обстоятельства и международные отношения, безусловно, влияют на курсы валют, но в очень маленьком диапазоне. В короткой перспективе рынки могут себя вести не так, как вы от них ожидаете. А в долгосрочной перспективе - все понятно. Но и это не зависит от сиюминутных политических событий.

Если вы хотите понять, что будет с валютами, смотрите длинную макроэкономику, на соотношение рыночных ставок по этим валютам, соотношение потоков (то есть как выглядит баланс внешнеторговых валютных операций и финансовый баланс государства), но точно не на политическую риторику.

- Часто, когда рубль падает, финансовые аналитики в СМИ советуют обывателям не паниковать и не переводить резко все свободные рубли в доллары или евро. Как вы относитесь к таким советам?

- Я бы не играл в валютные игры. Это бессмысленно: в любом случае вы будете играть против людей значительно более опытных и очень часто обладающих инсайдом. Стратегически мы знаем, что рубль - валюта слабая и лучше в нем деньги не держать. А тактически движения могут быть самые разные.

Я обычно даю совет: оцените свои сбережения в твердой валюте. На сегодня, как мне кажется, все еще правильная валюта для оценки - это доллар. И пока еще нужно стремиться держать свои деньги в долларах, хотя не факт, что через три-пять лет я скажу то же самое. Я лично измеряю свои активы в долларах и держу свои средства тоже в них. Если доллар вдруг будет стоить 70 рублей, а не 79, как сейчас, то я не буду обращать на это внимания. Потому что я знаю, что рано или поздно будет обратно 80, а потом 85 и даже 90. Весь вопрос в том, чтобы не смотреть на этот процесс.

- Насколько сейчас удачный момент начать робкие попытки во что-то инвестировать?

- Не бывает неудачных моментов, а робкие попытки всегда плохо заканчиваются. Инвестировать нужно уверенно. Сказать, что рынки сейчас особенно низки и надо вкладывать - я не могу. Сказать, что они сильно переоценены и вкладывать не во что, я тоже не могу. Это все очень относительно. Здесь вопрос не времени, а умения инвестировать.

- А что целесообразнее: просто купить, скажем, две-три тысячи долларов и оставить их на счете или непременно инвестировать их во что-то?

- Возможностей для того, чтобы вы инвестировали две-три тысячи долларов и получили доход, практически нет. При таком объеме комиссии съедят все ваши доходы. С такой суммой вы окажетесь в самом нижнем эшелоне инвесторов, которых "раздевают" больше всего. Это цинично, но это надо понимать. Те продукты для инвестирования, которые для таких инвесторов сделаны, дорогие, неуклюжие и приносят мало денег. А главное - вокруг таких инвесторов вьется огромное количество мошенников. Если за вами идет кто-то и говорит: "Дай мне свои две-три тысячи долларов, я ими буду управлять", это значит, что он рассчитывает с вас получить не комиссию, а эти самые две-три тысячи. Поэтому когда речь идет о таких деньгах, лучше положить их в надежный банк, чтобы они у вас дома не лежали и воров не привлекали.

- Допустим, в России повторится ситуация с весенним карантином. Что будет с экономикой в таком случае?

- Это очень сильно зависит от того, как будет выглядеть карантин. Весенний карантин в России, который ударил по малому и среднему бизнесу, тогда унес от второго квартала 35-36 процентов ВВП. В пересчете на год - это 8% ВВП. Мы можем предположить, что если, допустим, в ноябре-декабре будет такой же карантин, то он унесет еще 8% годового ВВП. Но это предположение очень грубое, потому что, конечно, карантин будет другим, и уровень приспособленности к нему другой, и уровень потребления - тоже. Но, кроме этой цифры, у нас ничего на руках нет.

Хотя оценивая качественно, можно сказать, что удар по малому и среднему бизнесу во второй волне будет сильнее, потому что он будет добивать тех, кто как-то выкарабкался из первой волны пандемии.

Автор Елена Барышева

https://p.dw.com/p/3jEhe


About the author
[-]

Author: Игорь Неделькин, Сергей Хестанов, Светлана Сухова, Ксения Котченко, Елена Барышева

Source: expert.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 04.10.2020. Views: 37

Comments
[-]
 럭키걸 Lucky girl | 05.10.2020, 08:05 #


<a href="https://www.dnfl150.com/yes" target="_blank">예스카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/first" target="_blank">퍼스트카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/theking" target="_blank">더킹카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/sands" target="_blank">샌즈카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/joy" target="_blank">조이카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/royal" target="_blank">로얄카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/starclub" target="_blank">스타클럽카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/asian" target="_blank"> 아시안카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/superman" target="_blank">슈퍼맨카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/gatsby" target="_blank">개츠비카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/33casino" target="_blank">33카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/oncasino" target="_blank">온라인카지노</a>
<a href="https://www.dnfl150.com/" target="_blank">카지노사이트</a>


<a href="https://www.ajp150.com/first" target="_blank">퍼스트카지노</a>
<a href="https://www.ajp150.com/theking" target="_blank">더킹카지노</a>
<a href="https://www.ajp150.com/sands" target="_blank">샌즈카지노</a>
<a href="https://www.ajp150.com/33casino" target="_blank">33카지노</a>
<a href="https://www.ajp150.com/worldcasino" target="_blank">월드카지노</a>
<a href="https://www.ajp150.com/korea" target="_blank">코리아카지노</a>
<a href="https://www.ajp150.com/" target="_blank">카지노사이트</a>



 Seashore Packaging | 10.10.2020, 05:57 #
Buy online wholesale printed candle boxes and packaging at easy prices and shipping worldwide, with 24/7 customer support. Get a free custom quote now!!
 David Millar | 10.10.2020, 13:03 #
Pretty cool post. It’s really very nice and useful post. Keep it up!!
Tom Cruise Leather Jacket
Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta