Как развиваются отношения России и Германии на фоне отравления российского политика Алексея Навального

Information
[-]

***

«Конец идеи стратегического партнерства»

Германия вместе с Францией настаивает на санкциях против России в ответ на отравление Навального. Правда, пока речь идет о персональных санкциях, то есть самого болезненного — остановки или заморозки «Северного потока — 2» — пока не будет. Но это тоже важный политический жест: Германия ясно дает понять, что хочет от России информации и объяснений, а без этого будет считать государство причастным к покушению на политика.

В конце августа, когда Алексей Навальный еще лежал в коме в клинике «Шарите», немецкий дипломат Вольфганг Ишингер назвал текущий статус отношений между Россией и Германией «новой нижней отметкой». К мнению Ишингера стоит прислушаться, хотя бы учитывая его послужной список: он несколько лет возглавлял политический департамент МИД Германии, работал послом в Великобритании и США, а с 2009 года возглавляет ежегодную Мюнхенскую конференцию по безопасности.

«Это невероятно мучительный момент для Кремля, — отметил дипломат. — Доверие к России уже было подорвано нападением на Сергея Скрипаля в Великобритании, убийством чеченского беженца в берлинском Тиргартене, хакерской атакой на Бундестаг. <…> Канцлер Ангела Меркель на протяжении последних 15 лет проявляла невероятное терпение в отношении Владимира Путина. Будучи представителем ОБСЕ в Украине в 2014 году, я лично наблюдал, как она оставалась практически единственной главой государства, кто еще общался с Путиным по телефону, иногда несколько раз в неделю.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Но уже давно понятно, чего стоят слова Москвы. Там действует право сильнейшего. К сожалению, это конец идеи стратегического партнерства». Слова довольно категоричные для дипломата. Особенно с учетом того, что Германию — часто с критическим подтекстом — регулярно называли лоббистом интересов России в Европе. Обычно это говорится в контексте «Северного потока — 2» — проекта, в котором Германия заинтересована финансово и который действительно защищает, несмотря на угрозу американских санкций и критику ряда партнеров из ЕС. По крайней мере, защищала до сих пор.

Но и на политическом уровне — если не о партнерстве, то о продолжении диалога — до сих пор можно было говорить. В нынешний срок Путина визиты европейских лидеров в Москву не то чтобы частое явление, однако Меркель в январе этого года приехала на кризисные переговоры. Там был конкретный повод — эскалация на Ближнем Востоке, но обсудить лидеры двух стран успели очень широкий круг вопросов. Намерение встретиться с Путиным канцлер тогда объяснила просто: «Лучше говорить друг с другом, чем друг о друге».

Но вот говорить об отравлении Навального Германии и России не удается — никак. Свою позицию правительство Германии обозначило сразу: Навальный получил особый статус «гостя канцлера». После оглашения первых результатов анализов Меркель и министр иностранных дел Хайко Маас выпустили совместное заявление, и оно звучало нехарактерно жестко. Когда политик вышел из комы, Меркель лично посетила его в больнице.

Конечно, Германия не может рассматривать покушение на Навального как внутреннее дело России — хотя бы потому, что орудием покушения было боевое отравляющее вещество, «Новичок», которое, согласно конвенции Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО), Россия просто не может ни производить, ни использовать. Наличие этого токсического вещества подтвердила лаборатория Бундесвера, независимые лаборатории в Швеции и во Франции, а затем и специалисты из ОЗХО. В России же на это отвечают, что за историей с отравлением Навального стоят западные спецслужбы (Володин), что с Навальным работает ЦРУ (Песков), что все запасы «Новичка» в России давно уничтожены (Нарышкин), либо их никогда и не было (Захарова). При этом уголовное дело в России так и не возбуждено.

Поэтому в течение последнего месяца отношения России и Германии с «новой нижней отметки» движутся дальше вниз. Так, 24 сентября депутаты Госдумы направили письмо на имя председателя Бундестага Вольфганга Шойбле, в котором написали, что «развернутая западными СМИ и рядом политиков Германии массированная кампания по поводу якобы преднамеренного отравления Россией блогера А. Навального носит спланированный характер, направлена на возбуждение конфронтации и причиняет ущерб развитию российско-германских отношений». В письме также отмечено, что «голословные обвинения и ультиматумы в адрес России» от правительства ФРГ «разрушают сегодня тот прочный каркас в наших отношениях, который кропотливо выстраивали несколько поколений российских и немецких политиков», а также содержится призыв создать независимую комиссию из депутатов Госдумы и Бундестага для расследования «произошедшего с А. Навальным».

Среди немецких политиков это письмо вызвало ожидаемо возмущенную реакцию. Спикер по вопросам внешней политики от Социал-демократической партии Германии Нильс Шмидт заявил, что это задача России — объяснить отравление Навального, и он лично сомневается в «наличии у российской стороны желания дать объяснения». Депутат Бундестага от Свободной демократической партии Биджан Джир-Сарай назвал письмо «дешевой попыткой повлиять на депутатов Бундестага».

За неделю до этого сорвалась назначенная на 15 сентября встреча глав МИДов двух стран: Сергей Лавров накануне отменил поездку в Берлин, объяснив свое решение сдвигами в графике своего коллеги Хайко Мааса, из-за которых на встречу останется «всего полтора часа». В тот же день в интервью RTVI Лавров заявил, что «западные партнеры перешли все рамки разумного и вынуждают Россию сознаться в отравлении Навального».

Германия же исходит из того, что отсутствие уголовного дела — это признание вины. Так, министр иностранных дел Хайко Маас назвал отказ российской стороны от участия в расследовании «еще одним свидетельством причастности государства». То же самое он повторил на следующий день после публикации результатов исследования ОЗХО, которая подтвердила наличие вещества, близкого по структуре к «Новичку», в анализах Навального. «Если Россия не объяснит произошедшее с Навальным и не предоставит информацию, целенаправленные и соразмерные санкции в отношении ответственных лиц в России будут неизбежны».

В тот же день Германия и Франция опубликовали совместное заявление, в котором назвали отравление Навального «покушением на элементарные принципы демократии и политического плюрализма». И пообещали подготовить свой проект санкций, которые будут персональными — в отношении конкретных лиц, ответственных за покушение. Проект санкций, вероятнее всего, будет обсуждаться на саммите ЕС 15–16 октября: позицию Франции и Германии уже поддержали Нидерланды. По информации издания Bloomberg со ссылкой на высокопоставленные источники, речь будет идти именно о персональных санкциях — «Северного потока — 2» они не коснутся.

Автор Мария Епифанова

https://novayagazeta.ru/articles/2020/10/08/87441-konets-idei-strategicheskogo-partnerstva

***

ЕС ввел санкции против российских чиновников по делу об отравлении Навального

Список опубликован на сайте Совета ЕС. В черном списке оказались директор ФСБ Александр Бортников, полпред президента в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло, замглавы администрации президента Сергей Кириенко, глава управления президента по внутренней политике Андрей Ярин и два заместителя министра обороны — Павел Попов и Алексей Криворучко.

В ЕС объяснили появление в черном списке именно этих лиц. Так, Ярин попал туда за работу в группе администрации президента по дискредитации Навального и слежке за ним. Бортников — за участие ФСБ в операции по отравлению политика, Кириенко — за «оказание поддержки» совершившим преступление, Попов и Криворучко — за работу в Минобороны и помощь организаторам атаки, а Меняйло — за содействие преступникам в Сибирском федеральном округе, на территории которого оппозиционер впал в кому. Институт органической химии и технологии попал под ограничения «из-за невыполнения своей обязанности по уничтожению запасов химического оружия».

Сам Навальный ранее неоднократно называл главу ФСБ Бортникова в числе тех немногих людей в России, кто мог бы организовать его отравление ядом из группы «Новичок». Криворучко в 2014 году стал фигурантом расследования Фонда борьбы с коррупцией.

Всем фигурантам списка ЕС запретит въезд на территорию содружества, их европейские активы заморозят. К санкциям против российских чиновников присоединится и Норвегия, которая в Евросоюз не входит. Об этом заявила глава внешнеполитического ведомства этой страны Ине Эриксен Серейде.

Таким образом, Евросоюз поддержал предложение Франции и Германии о введении санкций против России из-за дела Навального. Это случилось после того, как Организации по запрещению химоружия подтвердила отравление Навального веществом из группы «Новичок». До этого правительство ФРГ заявило, что три независимые лаборатории сообщили о наличии этого яда в пробах Навального. Россия отравление политика отрицает.

Источник - https://novayagazeta.ru/news/2020/10/15/164945-es-vvel-sanktsii-protiv-rossiyskih-chinovnikov-po-delu-ob-otravlenii-navalnogo

***

Великолепная шестерка и НИИОХТ. Кого и почему наказали за отравление Навального

Санкции Европейского союза в связи с предполагаемым отравлением Алексея Навального вступили в силу. Согласованный между всеми 27 странами союза юридический документ опубликован 15 октября в Официальном журнале ЕС.

В список вошли директор ФСБ Александр Бортников, первый замглавы администрации президента РФ Сергей Кириенко, начальник управления президента по внутренней политике Андрей Ярин, полпред в Сибири Сергей Меняйло и заместители министра обороны Павел Попов и Алексей Криворучко. Также ограничения коснутся Государственного научно-исследовательского института органической химии и технологии (ФГУП ГосНИИОХТ), причастного, по данным авторов проекта закона, к созданию «Новичка». Список тот же, что фигурировал в утечке, опубликованной накануне в «Нью-Йорк Таймс».

Стандартно адресные персональные санкции ЕС предусматривают запрет на въезд фигурантов санкционного списка на территорию любой страны союза и замораживание их европейских активов. Кроме того, физическим и юридическим лицам ЕС запрещено предоставлять средства фигурантам списка. Обычно к таким ограничительным мерам ЕС присоединяются формально не входящие в него страны — члены Европейского экономического пространства (Швейцария, Норвегия, Исландия, Лихтенштейн), кандидаты в ЕС, а также ассоциированные с ним государства (Украина, Грузия, Молдова). То есть достаточно большая и значимая во всех отношениях часть мира. Но самим фигурантам подобные санкции не наносят ощутимого практического ущерба, то есть имеют скорее символическое значение. Особенно это касается санкций по «делу Навального».

Напомним, что ограничительные меры, введенные Евросоюзом после отравления в марте 2018 года в британском Солсбери бывшего агента ГРУ Скрипаля и его дочери, направлены против начальника Главного управления Генштаба ВС России (бывшее ГРУ) Игоря Костюкова, его заместителя Владимира Алексеева, а также «солсберецких туристов» Анатолия Чепиги (Руслана Боширова) и Александра Мишкина (Александра Петрова). То есть «наказаны» предполагаемые исполнители и их начальники, люди, которых как-то можно связать с инкриминируемым действием. На этот раз прямой и непосредственной связи нет. Решение ЕС было чисто политическим.

Кроме того, в случае с Навальным отравляющее вещество, хотя и обнаружено пятью независимыми европейскими лабораториями, не применялось в Европе и не представляло прямой угрозы безопасности стран ЕС. Санкции введены не по факту покушения на жизнь российского политика, а вообще за применение химического оружия, запрещенного международными конвенциями. Инициаторами выступили правительства Германии и Франции, которые подготовили санкционный список и приложили к нему доклад на 500 страниц с доказательствами причастности этих лиц к применению химоружия. Доклад представили Совету министров иностранных дел, собравшемуся 12 октября в Люксембурге, и политическое решение было принято без долгих обсуждений единогласно. Ни один из министров не был против, подчеркнул на пресс-конференции глава дипломатии ЕС испанский социалист Жозеп Боррель. Опять напомним, что на согласование санкций по Скрипалям Евросоюзу потребовался почти год.

Министры иностранных дел Германии и Франции аргументировали свое предложение тем, что применение химоружия произошло на территории России, расследовать его могут и должны только российские правоохранительные органы. Однако авторы предложения не увидели, чтобы российское правительство публично анализировало обстоятельства дела по существу, Россия мало что предприняла для их прояснения, более того (что их особенно обидело), выдвигала абсурдные теории вплоть до утверждений, будто Навальный отравил себя сам. Это усиливает впечатление отсутствия настоящей заинтересованности Москвы в прояснении обстоятельств.

Реакцию ЕС на инцидент с Навальным нельзя рассматривать как изолированный случай. За четверть века журналистской работы в Брюсселе я наблюдал разное отношение к России. Не только в политической среде, но и в обыденном сознании. Разница — во взглядах на свободу и порядок, на отношения государства и человека, на роль территории и языка, на суверенитет и открытость миру. В последние лет пятнадцать постепенно накапливалось взаимное раздражение. Особенно после 2014 года. Общую атмосферу можно определить одним словом: «достало».

Глава российского МИД Сергей Лавров по поводу «дела Навального» и Беларуси даже допустил, что Россия должна «просто на какое-то время перестать с ними (западными лидерами. — Ред.) общаться», поскольку они аррогантно посматривают на Россию. Особенно его задели высказывания главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен. Наверное, имелось в виду ее сентябрьское выступление в Европарламенте с докладом о состоянии союза. Россия там была упомянута несколькими предложениями в ряду с Китаем и Турцией, с которыми у Европы тоже трудности с взаимопониманием.

Китай у нее — стратегический партнер, но одновременно «экономический конкурент и системный соперник». Он просто «другой». Он и ЕС «продвигают совершенно разные системы управления и общества». Обращаясь к «тем, кто выступает за более тесные связи с Россией», она сказала, что отравление Навального не случайность. «Мы видели примеры в Грузии и Украине, Сирии и Солсбери, а также во вмешательстве в выборы по всему миру, — утверждала глава Еврокомиссии. — Этот шаблон не меняется, и никакой трубопровод этого не изменит».

О каком стратегическом партнерстве может идти речь, если цель отношений свелась к железной трубе?

Но символический характер санкций «за Навального» показывает, что европейцы снизили первоначальный градус эмоций и намерены все-таки взаимодействовать с Россией там, где это взаимодействие может дать результаты. Тот же Боррель сразу после заседания Совета ЕС позвонил Лаврову. Начал с благодарности за его усилия в переговорах по соглашению о прекращении огня от 10 октября между Арменией и Азербайджаном. Потом посетовал, что Лукашенко не откликнулся на предложение ОБСЕ об инклюзивном диалоге в Беларуси. Наконец, сообщил о санкциях по Навальному, отметив, что российское правительство должно провести тщательное расследование в условиях полной прозрачности. Напомнил о необходимости выполнения Минских соглашений как ключевого момента улучшения отношений ЕС с Россией. Пожелав поддерживать открытые каналы связи и расширять сотрудничество там, где можно, Боррель заявил, что при этом ЕС будет и дальше защищать свои интересы и ценности. Лавров в ответ отметил нагнетание антироссийских настроений в ЕС и «создание под надуманными предлогами новых раздражителей» в отношениях с Россией, посоветовав «отказаться от попыток вести дела с позиций собственного превосходства».

Автор Александр Минеев, cоб. корр. в Брюсселе

https://novayagazeta.ru/articles/2020/10/15/87537-velikolepnaya-shesterka-i-niioht

***

Комментарий: Грозит ли обрушение российско-германским отношениям?

В последнее время возникло чувство угрозы сложившимся отношениям между Россией и Германией. В ряде экспертных оценок аналитических центров, например, Института Русских стратегий даже заговорили об угрозе их обрушения. Целых два высших российских МИДовских чиновника — глава МИДа С. Лавров и заместитель Третьего европейского департамента МИД О. Красницкий заявили о такой угрозе.

Уровень и плотность неслучайно последовавших одно за другим заявлений должны показать высшую степень озабоченности руководства России происходящим. Выше бывает только заявление главы государства. Чтобы ответить на вопрос, грозит ли обрушение российско-германским отношениям, нужно понять, с кем раньше эти отношения выстраивались и что из себя представляли. Нужно помнить два главных момента: а) Германия была и остаётся оккупированным США государством с весьма условным суверенитетом, и б) немецкий капитал находится под полным контролем американских ТНК.

То есть Германия сверхкритично зависит от США в военной, экономической и политической сферах, и о самостоятельных интересах там говорят только политики второго эшелона. Первый эшелон проходит многоступенчатый отбор в США, в руководстве всех крупнейших партий представлены умеренные или радикальные проатлантисты. То есть можно сказать без ложной политкорректности, почти все нынешние элиты в Германии проамериканские. Скептична к США лишь левая оппозиция, но она никогда не имела ни шансов, ни влияния, новые политические силы в лице Альтернативы для Германии и часть промышленного бизнеса.

Население Германии в целом относится к русским очень хорошо. Несмотря на влияние полностью подконтрольных США немецких СМИ, немцы на бытовом уровне относятся к России намного теплее, чем в любой стране Европы и в США. Они достаточно трезвы и рациональны, чтобы понимать всю степень ангажированности своих политиков. Диссонанс между тем, что говорят о России в Германии на улицах и в офисах фирм, и тем, что говорят в Бундестаге и офисе канцлера, а особенно в германском МИДе, этом прямом представительстве Госдепа США, весьма ощутим.

Немцы категорически не желают конфликта с Россией, и в этом проявляется национальная память. Поляков, турок и греков немцы не любят намного сильнее, чем русских. Во всяком случае, они помнят, что русские ушли из ГДР и не препятствовали объединению Германии, а точнее, поглощению ГДР ФРГ, тогда как Германия ответила чёрной неблагодарностью и всеми силами препятствует такому же восстановлению территориальной целостности России.

Но надо понимать, что собственные национальные интересы Германии существуют, как бы их ни искажало давление США. И эти собственные национальные интересы никогда не включали в себя готовность принять усиление России и отказ от вытеснения Москвы с ранее подконтрольных территорий. Даже ценой партнёрства России и Германии. В Германии понимают, что это означает конфликт с Западом, частью которого Германия является. Этот принцип немецкой геополитики сформулировал ещё Гитлер, и он (принцип) никуда не делся из ориентиров германской элиты. Пророссийскими в Германии являются лишь определённый слой среднего класса, включая интеллектуалов, и бизнес, имеющий интересы в России.

За пределами этих социальных групп отношение к России колеблется от равнодушия до разной степени холодности. В германском истеблишменте сильны позиции представителей родов старой германской аристократии, чьи предки входили в элиту Третьего рейха и сильно пострадали от похода в Россию. В наших полях и лесах много «нечуждых им могил», как писал Пушкин. Ждать, что их правнуки будут любить Россию, не приходится.

Переплетённость капиталов Германии и США настолько велика, что распутать её не смогут даже в германском налоговом ведомстве. Все контрольные пакеты акций в германских концернах с начала ХХ века держат американцы или аффилированные с ними немцы. Политический класс Германии формируется как на Украине. Так же, как на Украине, контролируется медийная и образовательная сфера. Вообще Украина в области подконтрольности США — это калька с Германии, с тем лишь условием, что способствовать экономическому росту Украины в США никакого интереса нет.

Проамериканские группы в вассальных США странах превращаются в привилегированный класс, и этим вызвана их агрессивность в отношении России. Быть проводником американских интересов — это не мировоззрение, а бизнес, и в него стремятся те, кто не смог реализовать себя в обычном предпринимательстве. Нет ничего необычного, что все попытки России как-то объясниться с этим классом встречаются с подозрением, что Путин стремится разрушить их личное благополучие.

Германия понимает, что платить столько, сколько США, Россия не сможет. Российский рынок намного меньше американского, а Германия — это экспорт и ещё раз экспорт. Издержки переориентации на Россию для Германии выше, чем от следования в фарватере США. Плюс личные переплетения связей элит. Плюс вечная русофобия и высокомерие немецких аристократов к русским. Плюс геополитическая жадность до восточных территорий, которая не ушла вместе с Гитлером в прошлое. И это мы видим по Чехии, Словакии, Югославии, Крыму, Украине, Прибалтике и Белоруссии.

Пока мы строили газопроводы, германские спецслужбы вкладывались в антисоветскую, а потом и в антироссийскую бандеровскую клику на Украине, и повсюду в мире противостояли нам. И это шло от души, а не только по принуждению ЦРУ. То есть в российско-германских отношениях есть высокий потенциал для обрушения в конфронтацию. Немцы на уровне истеблишмента намного жёстче к нам, чем мы к ним. Там есть полные атлантисты и наполовину, с последними мы пытаемся контачить и опираться на их интересы. Но тех искренних друзей и союзников, что были у СССР в ГДР, у России в ФРГ нет и быть не может. И нам стоит больших трудов как-то взбить на этой мутной субстанции пенку и создать минимальную опору в принципе во враждебной среде.

Германия давно встала на ноги, особенно с помощью Горбачёва. И будучи членом НАТО, она разделяет все его агрессивные установки в наш адрес, а других установок в НАТО нет. Так что в Германии мы всегда можем обращаться лишь к определённой части аудитории, понимая, что вся она в целом воспитана США и вовсе без нашего участия. И даже наши партнёры в Германии преследуют только свою корысть. Наши интересы им безразличны, учитывать их они не собираются.

Распад СССР — самая крупная катастрофа ХХ века. Германия и Турция теперь говорят с нами так, как никогда не посмели бы с СССР. Русь уже проходила через такое в разные периоды своей истории. Но каждый раз приходится напрягать все силы, да ещё сверх того, чтобы удержать страну от уничтожения.

Сейчас мы в ситуации Александра Невского, братавшегося с Ордой ради консолидации Руси. Теперь Тевтонский орден — часть Орды, но в целом для нас сюжеты не меняются. Для озабоченности Лаврова и Красницкого есть более чем весомые основания.

Автор Александр Халдей

https://regnum.ru/news/polit/3084283.html


About the author
[-]

Author: Мария Епифанова, Александр Минеев, Александр Халдей

Source: novayagazeta.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 31.10.2020. Views: 31

zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta