Госсовет в России – инструмент консолидации элиты

Information
[-]

***

Внесение в законодательство страны понятия единой системы публичной власти

Закон о Госсовете, проект которого внесён президентом России Владимиром Путиным в Госдуму 14 октября 2020 года, вносит в законодательство понятие единой системы публичной власти, в которую теперь входят федеральные и региональные органы власти и органы местного самоуправления. Теперь сюда добавляется и Госсовет, формируемый Президентом как координирующий орган, чьи полномочия разделены между президентом, правительством и палатами Федерального собрания.

Попытки провести некую аналогию с Госсоветом в КНР или ЦК КПСС с его секретариатом и Политбюро не вполне корректны. В России нет аналога КПСС, стержня всей политической системы, а китайский Госсовет является органом исполнительной власти, как и правительство, и его не возглавляет глава государства. В России Госсовет не приводной ремень партии, а именно арбитр под руководством Президента. Сфера полномочий Госсовета — определение целей внутренней и внешней политики. Правовая основа — Конституция, федеральные законы и акты Президента. Функции Госсовета — содействие Президенту, подготовка для него предложений, экспертиза проектов законов, указов и информирование Президента о выполнении принятых законодательных актов. А ещё ГС занимается мониторингом, анализом и согласованием параметров процессов управления.

В таком виде Госсовет — это действительно публичный арбитр под руководством Президента. И он делит функции с Администрацией Президента в части внутриполитического блока. Такое перераспределение вытекает из буквы и духа закона о Госсовете, учитывая, что оба органа подчиняются Президенту, но закона об Администрации Президента у нас нет. В законе о Госсовете для его членов прямо прописан конституционный принцип национализации элиты — запрет на иностранное гражданство и наличие счетов в иностранных банках. Создаётся Президиум Госсовета, назначается его Секретарь. Возглавляет Госсовет Президент.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Больше всего споров в СМИ было по составу Госсовета и возможному пересечению его функций с Администрацией Президента. Согласно п. 3 статьи 12 данного Закона АП организационно обеспечивает работу Госсовета, то есть по отношению к нему это вспомогательный орган. Глава Администрации является членом Госсовета наряду с главами палат Федерального собрания, главой правительства и прочих высших должностных лиц типа членов правительства и глав субъектов Федерации. Это позволяет контролировать разделение функций, вводя определённую иерархию органов управления. Это и есть задача координации, прописанная в Законе.

Попытки провести некую аналогию с Госсоветом в КНР или ЦК КПСС с его секретариатом и Политбюро не вполне корректны. В России нет аналога КПСС, стержня всей политической системы, а китайский Госсовет является органом исполнительной власти, как и правительство, и его не возглавляет глава государства. В России Госсовет не приводной ремень партии, а именно арбитр под руководством Президента.

Итоги заседаний Госсовета подписываются его Председателем, который является Президентом страны. То есть контур управления под руководством Президента теперь имеет конституционное и законодательное обеспечение. В прежней конструкции власти этого не было.

Рабочие группы Госсовета — это его аппарат. Есть некая аналогия с отраслевыми отделами ЦК КПСС, курировавшими Совмин, но эта аналогия чисто внешняя. Госсовет заполняет те ниши, которые не смогли заполнить Кабмин и АП — анализ практик управления по отраслевым направлениям, выделение грантов и прочих мер поддержки, научно-методическое и экспертно-аналитическое обеспечение.

Госсовет — промежуточное звено между Президентом, Правительством и Федеральным собранием. Одна из его основных функций — создание работающего механизма согласования для центральных и региональных элит. Нынешние институты в виде партии власти и АП справляются с этой задачей хуже. Кооптирование глав регионов в Госсовет наряду с высшими федеральными чиновниками переводит конфликты в диалог под руководством Президента.

Институт президентской власти с принятием Закона приобретает механизм непосредственного воздействия на все ветви государственной власти. Борьба за доступ элит к влиянию на Президента через непубличные каналы становится ненужной — через Госсовет все согласования получают прозрачность и формальный регламент. Политическая система в период трансфера лишается факторов турбулентности и становится более стабильной.

Автор Александр Халдей

https://regnum.ru/news/polit/3091106.html

***

Почему в России не будет «нового влиятельного органа»

Президент внес в Госдуму проект закона «О Государственном совете РФ» — для реализации соответствующего изменения в Конституции.

В январе, когда это изменение появилось, предсказатели «транзита власти» уверяли, что таким путем Путин создает «под себя» некий могущественный орган, куда перетечет большая часть полномочий главы государства. И откуда он будет, как и прежде, играть решающую роль в системе российской власти, формально ее не возглавляя. Тогда же в «Новой» («Транзит к самому себе» и «Прочь от парламентской республики») я отвечал, что Путин никуда уходить не собирается и президентскую власть он усиливает исключительно для себя, а не для мифического преемника — а посему слишком волноваться из-за Госсовета не следует. В общем, так и случилось. Да, внесенный законопроект (о чем ниже) имеет отдаленное отношение к принципу разделения властей (и даже к основам конституционного строя). Но он практически ничем не меняет давно сложившееся положение дел в стране. И если чуть перефразировать Высоцкого, то пользы от этого закона будет, конечно, как от козла молока — но и вреда, однако же, тоже почти никакого.

Для начала, напомним, что Госсовет в России давно существует — уже лет двадцать. Как образованный указом президента от 1.09.2000 № 1602 чисто совещательный орган, куда собраны политические ВИП-персоны и где время от времени глубокомысленно обсуждают разные проблемы. На жизнь страны это не влияет просто потому, что никакими властными полномочиями Госсовет не наделен. Не планируется ему их вручать и во внесенном законопроекте, который во многом просто копирует упомянутый президентский указ.

Госсовет является «конституционным государственным органом, формируемым президентом РФ в целях обеспечения согласованного функционирования и взаимодействия органов, входящих в единую систему публичной власти, определения основных направлений внутренней и внешней политики РФ и приоритетных направлений социально-экономического развития государства». Это почти полная калька статьи 80 Конституции, где описываются общие обязанности президента, которые Госсовет должен помочь «обеспечивать».

Права, которые получает Госсовет, исключительно совещательные. «Участвует в разработке стратегических задач и целей внутренней и внешней политики», «способствует согласованному функционированию и взаимодействию органов, входящих в единую систему публичной власти» и так далее и тому подобное: «содействие», «подготовка предложений», «рассмотрение проектов», «обсуждение основных параметров бюджета», «обсуждение вопросов кадровой политики» и прочие вспомогательные (а не решающие) функции. Правда, заметим, что в соответствии с законопроектом президент может возложить на Госсовет и другие задачи, «имеющие важное государственное значение». Какие — не уточняется.

Также Госсовет «анализирует практики государственного и муниципального управления», «участвует в определении, согласовании и утверждении критериев и показателей эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления», «обеспечивает мониторинг планируемых субъектами РФ и достигнутых ими показателей деятельности» и «участвует в разработке и определении мер поощрения субъектов РФ и муниципальных образований в целях содействия достижению или поощрения достижения ими наилучших значений показателей деятельности».

Практически всем этим Госсовет обязан был заниматься и по президентскому указу. Добавились обязанности анализировать практики управления и мониторить достижения заданных показателей эффективности региональных администраций. Вряд ли можно назвать это серьезным расширением влияния. Госсовет получает право приглашать на свои заседания членов правительства РФ и руководителей любых государственных органов и органов МСУ (но не сказано, что они обязаны принять приглашение), а также запрашивать и получать от них информацию.

Меняется — по сравнению с предыдущей практикой — состав Госсовета. Возглавляет его президент, по должности входят премьер-министр, главы палат парламента, глава администрации президента и губернаторы. А если президент решит, то в Госсовет могут войти представители думских фракций, муниципалы и «иные лица» (ранее в Госсовете были полпреды и главы думских фракций). Опять же, изменения почти ничтожны и мало на что влияют. Госсовет будет принимать решения — но непонятно как. «По итогам заседания оформляется решение» — и ни слова о том, например, что проходит голосование. Или все будет решать президент?

А теперь — о серьезнейших юридических противоречиях.

Во-первых, как указано в проекте, в случае принятия Госсоветом решения о необходимости принятия или изменения федерального закона «проект соответствующего акта вносится в Государственную думу». Однако существует 104-я статья Конституции, где указан закрытый перечень субъектов законодательной инициативы — тех, кто имеет право вносить в Госдуму законопроекты. И никакого Госсовета там нет.

Во-вторых, формирование конституционного государственного органа, куда входят главы законодательной и исполнительной ветвей власти (и которым руководит президент), не укладывается в статью 10 Конституции, где говорится о разделении властей. А это, заметим, неизменяемые парламентом основы конституционного строя.

В-третьих, в законе о Госсовете говорится о некоей «единой системе публичной власти», под которой понимаются «федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, иные государственные органы, органы местного самоуправления». Появление этой «единой системы» не укладывается в статьи 10, 11 и 12 Конституции РФ (все — из основ конституционного строя), устанавливающие принципы разделения властей, их самостоятельности, а также самостоятельности органов местного самоуправления.

И в-четвертых, в статье 11 Конституции указано, что государственную власть в РФ осуществляют президент, Федеральное собрание, правительство и суды. Перечень исчерпывающий, и никакого Госсовета там нет. Это значит, что никакой государственной власти у Госсовета быть не может. Как не может быть и обязанности граждан выполнять принятые Госсоветом решения. Иными словами, если строго следовать Конституции — даже после ее изменений, — создается орган «А поговорить?». И не более того.

Автор Борис Вишневский, обозреватель, депутат ЗакСа Петербурга

https://novayagazeta.ru/articles/2020/10/22/87645-pohorony-gossoveta

***

Коррупция как сломанный механизм консолидации элит

Мы сейчас удивляемся, что в, казалось бы, вполне лояльных к России республиках СНГ возникла такая армия американских НКО и разведчиков под прикрытием дипломатов. Как могли президенты, дружественные России, запустить к себе весь этот подрывной рой. О чём они думали и где были их мозги, не понимавшие, что они готовят для себя бомбу замедленного действия.

Как получилось, что все президенты Украины, Грузии, Азербайджана, Киргизии, Армении, Казахстана, Белоруссии, не говоря уже о Средней Азии, оказались в этой ловушке? Как они открыли ворота собственных городов для троянских коней, даже не скрывавших своей начинки? Почему мы никогда не ставили условия ресурсной дипломатии в зависимость от свободы американских НКО в этих странах?

Да, Россия после распада СССР не только полностью утратила контроль над республиками, который сразу перехватили США, но и сама попала под американский контроль. Но право местных элит на прозападный вектор мы никогда не оспаривали, — потому что до 2007-го сами шли этим путём.

Во всех постсоветских странах после свержения Советской власти наступил хаос. Консолидации слабые президенты (а сильными они быть не могли) добивались только коррупцией, сами в ней участвуя больше всех прочих. О роли коррупции в консолидации постсоветских элит написано мало, эта история ещё ждёт своих исследователей, но её фактор самый главный. Мы видим по семьям всех постсоветских президентов, что они больше всего боролись за сохранение своих личных активов на Западе, так как дома они это сохранение обеспечить не могли. Их власть всегда была зыбкой, опираясь на поддержку Запада, а элитные подельники требовали того же для себя, это было условием их лояльности. На Западе оказались активы не только всех постсоветских элит, но и всех президентов постсоветских республик.

За исключением Путина, деньги которого до сих пор ищут, но не могут найти, приписывая их олигархам из госкорпораций и создавая обширное поле для фантазий. Но Путин — офицер КГБ, он лучше других понимал опасность таких источников власти и эфемерность гарантий Запада. Сейчас трудно судить, насколько Путин в первые два срока был искренним западником, а насколько он притворялся, добиваясь соответствия «оперативной среде», в которой работал. Факт в том, что из всех постсоветских глав государств лишь в России оказался президент, способный ограничить работу западных НКО, хотя полностью изгнать их даже он пока не смог.

Почему Назарбаев и Кочарян впустили в свои страны американские НКО? Почему так делали Кравчук, Кучма, Алиев, Акаев, Каримов, Шеварднадзе, Лукашенко? Мы видим — все они бывшие советские высшие партфункционеры. То есть они выросли в понимании правды о хищности Запада и его повадках. Зачем же они пустили козла в огород?

Потому что они сами по уши в коррупции. А позиция Лондона и Вашингтона для хранения их денег им важнее, чем судьба своей страны, что бы они ни говорили на публике. Все их дети и внуки всплывают после их отставки на Западе, купаясь в роскоши и удивляя всех своими извращёнными привычками.

В постсоветских элитах сложился консенсус, как в банде, разбегающейся после дележа награбленного. Все они признают право друг друга распоряжаться своей долей, как они захотят. На этом инерционном консенсусе по умолчанию строятся все дальнейшие отношения по ресурсной дипломатии и размещению российских военных баз. Они нам базы — мы им невмешательство в их дрейфе на Запад.

Россия — единственная страна в бывшем ОВД (Организация Варшавского договора, если кто ещё помнит этот социалистический военный блок), где идёт напряжённейшая скрытая война компрадорских и государственнических элит. Больше нигде в бывших республиках и союзниках суверенных элит нет. Националистические есть, но национализм — вовсе не синоним суверенитета. Оказывается, что национализм малых и слабых народов бывает только корыстным и компрадорским.

Подкуп — оружие слабого. А слабость — это наличие раскола в элитах. Он преодолевается только силовым подавлением. Строить систему сдержек и противовесов нужно, но строиться она должна внутри победившей группы. Искать консенсуса между непримиримыми идейными врагами — это плодить двоевластие, которое в кризис становится контрпродуктивным.

Отказ от консенсуса с компрадорами позволит отказаться от многих методов обретения лояльности с использованием коррупции. Коррупция — это когда материальное стимулирование разрастается до неоптимальных размеров и душит стимулирование моральное. Моральные стимулы — это идеология, которая у нас запрещена в Конституции. Таким образом, сила (уклонение от расколов по идейным вопросам ради консенсуса) превращается в слабость (невозможность консолидации без подкупа элит).

Сейчас в России идёт стихийный процесс создания идеологии на основе синтеза госкапитализма и социальной справедливости. Скрещивание Кейнса с Бернштейном и Каутским. Бояться этого не стоит, так как все великие идеи возникают в результате попыток скрещивания того, что казалось несовместимым. Если идея отыщется, возникнет проект, для продвижения которого не потребуется коррупция в размерах внешней политики (в виде эвфемизма «ресурсной дипломатии»).

Подкуп и шантаж — обычные инструменты оперативной работы. Полиция и спецслужбы используют их в целях подчинения агентуры и управления её поведением. Но бывают ещё и идейные агенты, и вот с ними работают с ценностями. Лишать себя ценностного механизма — это лишать себя арсенала с оружием. Апеллируя только к корысти, далеко не уедешь. Всегда будет тот, кто заплатит больше, и вся стратегия рухнет.

Деньги, сила и идеи — вот арсенал влияния империи. В России мало денег, мало силы и практически нет идей. При том, что все исходные данные для их возникновения есть в изобилии. Нужна политическая воля к их использованию. Если с этим медлить, мы будем продолжать удивляться всему происходящему в когда-то дружественных республиках, наблюдая сужение осадного кольца на наших границах, и думать, где, что и когда мы упустили.

Автор Александр Халдей

https://regnum.ru/news/polit/3093582.html


About the author
[-]

Author: Александр Халдей, Борис Вишневский

Source: regnum.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 01.11.2020. Views: 35

zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta