Минфин России предложил перевести часть силовиков на гражданскую службу и сократить им пенсии

Information
[-]

«Люди в погонах всегда стоят дороже»

На прошлой неделе Минфин предложил реформу правоохранительного блока. Для экономии бюджетных средств МВД предлагается сократить численность сотрудников на 10% и отменить повышенную индексацию «военных» пенсий. Помимо этого Минфин предложил на базе МВД создать единый орган, который будет аккумулировать функции ФСИН, судебных приставов и фельдъегерской службы. Похожую реформу Минфин подготовил и для Министерства обороны, которое впоследствии негативно отреагировало на эту инициативу, назвав реформы «неприемлемыми». Ассоциированный профессор социологии права Европейского университета в Санкт-Петербурге Кирилл Титаев рассказал «Новой», какие плюсы есть у инициатив Минфина и чем они могут быть опасны.

«Новaя газета»: — Минфин на прошлой неделе предложил реформу силового блока. Одним из пунктов стало сокращение численности сотрудников МВД на 10%. Я правильно понимаю, что речь идет не об увольнениях, а о переводе этих сотрудников в гражданских статус?

Кирилл Титаев: — Поскольку в публичном доступе нет конкретного документа, мы не можем быть на 100% уверены. Но в тех пересказах прямо говорится, что основная часть сокращаемых должностей — это должности вакантные или занимаемые ныне пенсионерами.

Дело в том, что и в МВД, и в других силовых структурах всегда большое количество вакансий, особенно на низовом уровне. Поэтому обычно, когда объявляется сокращение, речь идет о сокращении вакантных должностей и об увольнении людей, которые продолжают работать, уже выйдя на пенсию. То есть они одновременно получают и пенсию, и зарплату. Поэтому о том, что на улицы выльется какое-то дикое количество людей, которые раньше служили в МВД, а теперь потеряли работу и им не на что жить, речи не идет.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

— Но у какой-то части нынешних сотрудников МВД отберут льготы?

— Да, но у очень небольшой [части]. В основном это пенсионеры МВД, которые продолжат получать свою пенсию (ее у них никто не планирует отбирать) и все льготы, которые им положены. Просто они перестанут работать и перестанут получать зарплату за эту работу.

— Если перевести часть сотрудников МВД на гражданскую службу, сколько это может сэкономить бюджету?

— Одним из важных парадоксов российской системы правоохранительных органов является то, что все ее сотрудники носят погоны. Что это означает с точки зрения Минфина и с точки зрения налогоплательщиков? Что мы всем этим людям будем платить довольно большую пенсию, как только они отслужат 20 лет. Точные суммы сейчас выяснить не представляется возможным, но речь идет о 20+ тысячах рублей в среднем.

Соответственно, давайте представим, мы с вами в 17–18 лет поступили в университет, 4–6 лет отучились и в 23–24 года пошли работать, в 60 или 65 нас отправили на пенсию. А если мы с вами в те же самые 17–18 лет поступили в институт, университет, академию МВД, то эти пять лет учебы идут нам в зачет. И в 37 лет мы начинаем получать довольно ощутимую пенсию.

При этом для части сотрудников полиции или Росгвардии это в какой-то степени обоснованно, потому что работа в ППС — действительно тяжелая работа, это работа ночами, по очень плохо нормированному графику, это работа с ощутимыми рисками для здоровья. Не в том плане, что в вас может кто-то выстрелить, а в том плане, что вы все равно каждый день по несколько раз заходите в квартиры, где происходят бытовые конфликты, в вас могут там кинуть бутылкой и т.д. Стоять на улице, будучи сотрудником ДПС, тоже весьма сомнительное счастье с точки зрения здоровья. Ранний выход на пенсию низового состава полиции — это общемировая практика.

Другой вопрос, что в России это распространяется, во-первых, на всех сотрудников, включая самое высшее руководство. Если вы к 30 годам засели в теплом кабинете, это не помешает вам к 37 годам получать довольно ощутимую пенсию. А во-вторых, эти льготы распространяются на огромное количество подразделений, служба в которых вообще не связана ни с какими дополнительными рисками или издержками.

Если вы работаете бухгалтером в газете, то вы выйдете на пенсию в 60 или 65 лет. Если вы работаете бухгалтером в МВД, то вы выйдете на пенсию в 42. Чем объясняется эта льгота в 18–20 лет, не особо понятно. И таких моментов в МВД довольно много. Самый яркий пример, который я люблю приводить, это ведомственные вузы. Почему человек, который преподает теорию государства и права в Санкт-Петербургском государственном университете, должен выходить на пенсию в 65 лет, а если он преподает ту же теорию государственного права в университете МВД, то он должен выходить на пенсию уже в 37 лет, если он окончил ведомственный вуз.

И, соответственно, здесь предложения Минфина абсолютно конструктивны, потому что есть огромное количество людей, которые носят погоны, но при этом не занимаются никакой работой, связанной с повышенными рисками, большей опасностью и т.д. Ведомственных вузов МВД больше 10, там тысячи сотрудников. Соответственно, переход на гражданский статус большого количества сотрудников внутренних дел и отказ от дополнительного финансирования бухгалтеров, кадровиков, преподавателей, врачей, которые делают точно такую же работу, как гражданские, совершенно разумное предложение.

Если для военной медицины есть какие-то обоснования, почему она должна быть отдельной, то для медицины МВД профессиональные травмы, связанные с огнестрельными ранениями, которые требуют определенной квалификации, случаются единицы на регион в год. Почему доктор, который лечит от простуды нас с вами, и доктор, который лечит от простуды сотрудника ДПС, должны иметь разные льготы, совершенно непонятно.

— К чему приведет реформа по «принципу елочки» с точки зрения кадровой политики?

— [Принцип елочки] довольно важный жаргонизм. Дело в том, что сейчас зачастую в правоохранительных органах количество руководящего состава примерно равно количеству сотрудников, которыми они руководят. А, согласно принципу елочки, на одного условно генерала должны приходится несколько тысяч рядовых. И не должно быть ситуаций, которые наблюдаются в отдельных структурах МВД, когда на 20 лейтенантов приходится 40 подполковников. Реформа приведет к сокращению высшего начальствующего состава, что тоже довольно разумно.

— Минфин также предложил передать часть полномочий полицейских Минтруду и Минздраву (например, координацию программы переселения соотечественников из-за рубежа, регулирование трудовой миграции, контрольно-разрешительное регулирование в сфере легального оборота наркотических средств). Это правильная идея?

— Это совершенно разумное и правильное предложение. Если мы посмотрим на то, как устроена система государственного управления, то всегда и в любой ситуации мы должны минимизировать функции, которые исполняются силовыми ведомствами. Потому что, во-первых, функции, которые исполняются силовыми ведомствами, выходят дорого, люди в погонах у нас всегда стоят дороже, чем гражданские служащие.

Во-вторых, исполнение функций представителями силовых ведомств, как правило, связано с большими проблемами для граждан. Условно говоря, просто доступ в помещения, в которых работают представители силовых ведомств, как правило, больше затруднен. Сложнее зайти в конкретный кабинет отдела полиции, чем в конкретный кабинет в Пенсионном фонде. Поэтому если есть хоть какая-то функция, которую можно передать гражданскому ведомству, то это и экономия средств федерального бюджета, и большее удобство для граждан. Какие конкретно функции стоит передавать, а какие — нет, уже предмет отдельного и детального обсуждения.

Например, если функции миграционного контроля, то есть ловля нелегальных мигрантов, в большинстве стран — это функция полицейских, то функция миграционного учета в очень многих странах без всякого вреда передана гражданским ведомствам. Опять же, не очень понятно, почему человек, который просто ставит вам штамп о прописке, носит погоны и получает все связанные с погонами льготы. Почему этот сотрудник должен иметь все те же льготы, что и сотрудник ДПС, который стоит на дороге в дождь и слякоть и дышит не самыми полезными веществами.

— Еще одним важным пунктом стало предложение об объединении МВД со ФСИН, судебными приставами и фельдъегерской службой. К чему приведет эта реформа?

— Если предыдущая идея была вполне обсуждаемой и конструктивной, то это как раз очень и очень плохая идея. Дело в том, что в Советском Союзе структуры, занимавшиеся исполнением наказаний, были частью органов внутренних дел. То есть пресловутый ГУЛАГ — это была часть сначала НКВД, а потом МВД СССР. И одной из важнейших историй для того, чтобы права человека соблюдались, стало разъединение данных структур, чтобы те люди, которые выявляют преступников, и те люди, которые следят за тем, чтобы в процессе исполнения наказаний соблюдались права [заключенных], находились в разных ведомствах. И в этом плане произошедшее разъединение МВД и ФСИН было очень большим прорывом. Их обратное объединение — это, конечно, очень опасная история.

Проиллюстрирую на нескольких примерах. Дело в том, что ФСИН отвечает не только за тех, кто уже осужден, но и за тех, кто подозревается в совершении преступлений и находится в следственных изоляторах. Давайте представим себе, что мы оперативники, которые заинтересованы в том, чтобы надавить на нашего подозреваемого, чтобы он сознался в том, что совершал, или в том, что не совершал. И если мы находимся в разных ведомствах, то нам приходится долго и сложно договариваться с оперативниками или другими сотрудниками ФСИН, которые принадлежат Минюсту. У оперативника МВД и оперативника ФСИН общий начальник — президент, иных общих начальников у них нет. И мы, соответственно, вынуждены довольно сложно выстраивать какую-то коммуникацию.

Но вот когда мы находимся в одном ведомстве, шансов, что у нас получится надавить на сотрудников, например СИЗО, для того, чтобы какому-то человеку ухудшили условия содержания и заставили его признаться в том, что он совершал, или в том, что он не совершал, гораздо больше, если мы находимся в одном ведомстве. То же самое касается лиц, отбывающих наказание. Как только они оказываются под контролем тех людей, которые занимаются одновременно расследованием преступлений, сразу возникают довольно серьезные риски силового или иного давления на них.

Что касается фельдъегерской службы, то она столь малочисленна, что куда бы ее ни присоединили, в этом не будет никакого вреда и никакой экономической пользы. А Федеральная служба судебных приставов — это довольно парадоксальное ведомство, которое занимается двумя вещами: охраняет суды и одновременно занимается исполнительными производствами (взыскивает с людей и организаций то, что нужно взыскать по решению суда). Исполнительные производства — это по большей части гражданская работа, это работа гражданских чиновников, и присоединять ее явно силовому ведомству не имеет смысла.

Что касается охраны судов, то на сегодняшний день этот промежуточный статус судебных приставов и подчиненность их не МВД тоже дает небольшие гарантии для тех людей, которые оказываются конвоированными или оказываются на территории суда. Давайте опять проиллюстрируем на примерах. Рассматривается какое-нибудь дело об административном правонарушении в суде, материалы этого дела подготовило МВД, большое количество людей хочет прийти на это судебное заседание. Сегодня у службы судебных приставов нет никакой мотивации пришедших людей задерживать. Как только они перейдут под руководство МВД, эта мотивация ощутимо усилится. Поэтому объединение судебных приставов с МВД — это тоже очень неразумный шаг.

— С чем тогда связано предложение Минфина? Они же не могли не учесть возможные риски?

— Я думаю, что Минфин не обязан быть компетентным в том, как устроена организация правоохранительных органов, и в том, какие современные исследования по правоохранительным органам есть в мире. То, что я говорю, опирается на общемировую историю. Такие эксперименты ставились в Израиле, Нидерландах, США, и мы на основе их анализа можем говорить о том, как это повлияет на организацию. Минфин — это все-таки довольно узкоотраслевые специалисты, и с их точки зрения это может иметь какую-то пользу просто потому, что они не имеют профильных знаний.

— Как инициатива Минфина встраивается в анамнез реформ правоохранительных органов в нашей стране? Она чем-то похожа на то, что, например, довольно долго предлагает Институт проблем правоприменения?

— Реформа от Минфина похожа на то, что предлагает ИПП, исключая объединение ведомств. Я бы сказал, все остальное, что есть в предложенной реформе, ИПП предлагал много лет. Но при этом именно объединение ведомств является самой серьезной реформой и, с моей точки зрения, к сожалению, самой вероятной реформой. Поэтому инициатива в целом оказывается довольно высокорисковой.

С точки зрения того, что предлагалось ранее и какие попытки предпринимались, в этом плане у нас есть довольно отчетливый маятник. Например, ФМС вывели из МВД, ФМС вернули в МВД. Она стала главным управлением по вопросу миграции. Или ФСКН отделили, ФСКН слили. Это такая инициатива, которая находится в общем русле, то есть общая логика этой инициативы совпадает с тем, что предлагали ранее те, кто пытался реформировать систему правоохранительных органов.

Подводя итог: если мы просто прочитаем предложения, то большинство вполне разумные — и сокращение численности, и распогонивание значительного количества сотрудников. Но та вещь, на которую пока что обращено самое пристальное внимание, — а именно слияние ряда ведомств, — это вещь очень опасная.

Автор Фариза Дударова

https://novayagazeta.ru/articles/2020/10/22/87649-lyudi-v-pogonah-vsegda-stoyat-dorozhe

***

Комментарий: Откуда родом антиармейская ликвидационная «реформа» Минфина России?

Предложения Минфина по так называемой «реформе Вооруженных сил», несвоевременные и откровенно вредительские с точки зрения национальных интересов России, весьма своевременны и актуальны, если смотреть на них глазами заказчиков. Именно этим объясняется, что они прозвучали как раз тогда, когда в США к власти рвется коррумпированная, погрязшая в нечистотах аморальности, но «социально близкая» нашим «реформаторам» шайка демосектантов.

Глава Минфина Антон Силуанов, потомственный финансист, представления которого о военной сфере ограничиваются двумя годами срочной службы на излете перестройки, взялся реформировать Вооруженные силы. Мы не будем перечислять все «нововведения», направленные им в Совбез, от которых за три версты разит некомпетентностью, верхоглядством и неспособностью адекватно оценить соотношение в современном мире внешних военных угроз и внутренних оборонных возможностей и потенциала. Поскольку на этот счет высказались очень многие эксперты, профессионально специализирующиеся на военных вопросах, повторять их исчерпывающие аргументы не имеет смысла. Достаточно вполне прозрачных намеков представителей Кремля на «инициативный» характер минфиновских предложений, которые не имеют ничего общего с принятием решений, а также отрицательных заключений на них Министерств обороны и внутренних дел и Совета Федерации. Если всё прозвучавшее в экспертной сфере за последние два-три дня систематизировать, обобщить и сделать из него выжимку, то получится известный на весь мир афоризм: «Кто не хочет кормить свою армию — будет кормить чужую».

Нас интересует другое. Во-первых, почему минфиновские озвучили всё это именно сейчас, не до, а уже после внесения в Государственную думу проекта бюджета на 2021 год и плановый период 2022—2023 годов, причем на фоне консультаций министра Силуанова с фракциями перед первым чтением, которое состоится 29 октября? Ведь это означает, что показатели бюджета сверстаны, должностные лица, ответственные за это, за свою работу отчитались, тем более что одновременно с Думой документ направляется президенту. Предлагать то, что неминуемо приведет к пересмотру этих параметров, породив вопросы в духе «а чем думали раньше?» — сомнительное занятие, если только при этом не ставится задача заведомой дезорганизации работы государственных органов. Ибо антиармейские инициативы ведомства, бесконечно далекого от проблем обороны, безопасности и охраны правопорядка, не обладающего ни опытом, ни штатом специалистов, способных рассмотреть их в контексте вопросов стратегического планирования внутренней и внешней политики и т.д., не могут не стать своеобразным фоном для рассмотрения бюджета парламентариями. Как минимум последним дается понять, что поскольку документ вскоре рассчитывают пересмотреть, не следует слишком «усердствовать» в защите «военных» статей расходов.

С этим «во-первых» перекликается «во-вторых». На что рассчитывают в Минфине? Ведь замахиваясь на полномочия президента и Совфеда, в ведении которых, в отличие от финансового ведомства, подчиняющегося премьер-министру, по новому закону о правительстве будут находиться силовые министерства, они направляют скандальные предложения не первому лицу, а в Совет безопасности. Это чистейшей воды конъюнктурный формализм и подмена, прикрываемая чиновной казуистикой: дескать, Совбез возглавляет глава государства, «как бы» поэтому туда и направляем.

Подлинная причина, как и ответы на эти вопросы, лежат вне плоскости и финансов, и обороны; косвенно об этом дружно говорят и эксперты: никакой реальной «экономии» на людях в погонах минфиновским не выгорит. А что тогда они получат? Не секрет, что на фоне бурных событий последнего времени внутри страны и за ее пределами в той субстанции, которую последователи буржуазных школ общественно-политической мысли подобострастно именуют «элитой», зреет внутренняя турбулентность. Всем понятно, что определенный, очень значительный этап в жизни страны подходит к концу, и продолжать прежнее существование невозможно. Может быть, низы еще не созрели, чтобы отказаться по-старому жить, как говорил классик. Но вот управлять по-прежнему уже не получается у верхов: ситуация изменилась кардинально, и эти перемены продолжают нарастать в геометрической прогрессии. Соответственно сужается ресурсное поле, на котором «элита» паразитирует, и которое она, в рамках сложившегося общественного договора, делит с согражданами. Железобетонный закон жизни, проверенный многажды и везде, где только можно: когда такое начинается, в «элите» возникают и разрастаются противоборствующие кланы, внутри которых консолидация происходит по принципу авиационного транспондера — «свой — чужой». Никуда, разумеется, не деться от корпоративных интересов, на которых этот принцип работает. Но там, где подобные интересы обнаруживаются, в жертву им непременно приносятся национальные интересы, ибо в «элитной» логике, «что хорошо для своей компании — то хорошо и для страны».

Разрастаясь подобно злокачественной опухоли, подобные кланы могут не только, грубо говоря, «сожрать» кого угодно, включая руководство страны, для начала вынуждая его играть в систему сдержек и противовесов и сохранять баланс, не допуская чрезмерного усиления одних кланов по отношению к другим. Ввиду приоритета интересов корпораций над всеми остальными интересами они подрывают устойчивость системы в фазе перехода к горизонтали, на которой этот баланс выстроен, от вертикали авторитета. Пределов в борьбе за ресурсы — любые, а особенно властные — не существует. И домогаясь их любой ценой, чтобы не быть «сожранными» конкурентами, кланы, даже если они сами этого не желают или не понимают, начинают расшатывать государственные устои, разбивая целостную, подчиненную внутренней логике, жизнь страны на эпизоды борьбы за куски общественного пирога, влияния и ресурсного контроля. Переводя эти абстрактные рассуждения на язык родных осин, вполне имеем право сравнить инициативы Минфина по «экономии» на обороне и безопасности именно с такой клановой борьбой. Чтобы избежать голословности, приведем аналогичный недавний пример, который у всех на слуху. Тот же Минфин выложил 41 млрд народных рублей за акции «социально близкого» ему «Аэрофлота», выпущенные в рамках дополнительной эмиссии, взяв на это деньги из «неразменного» Фонда национального благосостояния (ФНБ). Ни на что другое в ФНБ денег не находится, а на «Аэрофлот» с его патологической тягой к «замещению наоборот» — отечественных самолетов импортными — пожалуйста. Как уже достаточно давно изъяснился один высокопоставленный правительственный чиновник, «пока есть Boeing и Airbus, отечественные модели нам не нужны». Государственники в правительстве, к которым прежде всего относятся первый вице-премьер Андрей Белоусов и вице-премьер Юрий Борисов, курирующий, заметим, в том числе и оборонный комплекс, приняли ответные меры, запустив процесс как минимум корректировки, а как максимум пересмотра принципов и порядка формирования ФНБ, в основе которого лежит пресловутое «бюджетное правило» отсечения от экономики и консервации ее развития доходов энергетического экспорта. Либералам — назовем своим именем этот клан, в интересах которого действует министр Силуанов, происходящее, надо полагать, очень не нравится. Вот они и придумывают ответный «асимметричный» ход, с помощью которого стремятся нанести своим «обидчикам» встречный ущерб, и им при этом глубоко наплевать на то, что гипотетическая реализация их предложений нанесет удар по национальной и военной безопасности страны.

Кто еще, кроме Силуанова, просматривается в этом либеральном клане? Разумеется, руководство ЦБР, которое пересмотр «бюджетного правила» задевает никак не меньше, чем Минфин. От этого руководства ниточка родственных связей тянется в либеральные «террариумы», маскирующиеся под «инновационные» вузы — ВШЭ, а также РАНХиГС, отдельными аспектами деятельности которой недавно наконец-то заинтересовались органы, которые принято именовать компетентными. Они, правда, и раньше интересовались; кое-кто даже, помнится, скрывался и неделю отсиживался от выемки документов за океаном — ну, чтобы «чего не вышло». Кто еще? Куда ж без Чубайса, который отчаянно сражается за «бездонную» кормушку «Роснано», давая государству прозрачный намек на то, что Арктика, на освоение которой в интересах страны его, по слухам, «сватают», в сферу его личных интересов не входит, и «полярником» он себя не видит. Типа, «не царское дело».

Отдельный вопрос о том, почему и в каких целях на этом фоне раскручивается очередная мутная волна коронабесия с привычным «оперштабом» в московской мэрии. Пусть читатель сам ответит себе на вопрос о том, кому выгодны драконовские меры против школьников, пенсионеров и посетителей непродовольственных заведений под эпидемическим предлогом? Только предварительно свяжем этот вопрос с воспоминанием о том, из чьих рук Сергей Собянин в свое время получил кресло, с мясом выдранное у покойного Юрия Лужкова, которого как коренного москвича упрекали в чем угодно, но не в ненависти к своему городу и его жителям. И вспомнив, протянем ниточку нашей логики к упомянутому минфиновскому «дацзыбао», направленному в Совбез, где на непыльной должности первого зампреда с приличным бюджетным окладом с некоторых пор обретается Дмитрий Медведев.

Случайно ли за месяц до предложений Минфина по разрушению армии и МВД экс-первое и экс-второе лицо, тогда еще без маски (а сейчас?), обмолвилось о «базовом доходе» для сограждан. В условиях расцветающего коронабесия это читается как ликвидация источников работы с отодвиганием самих работников с помощью пресловутой «социальной дистанции» «за Можай» и заменой заработанной заработной платы крохотными подачками «от щедрот душевных» на уровне МРОТ, кланяться за которые придется пожизненно, чтобы не отобрали. А еще за «четырехдневку» — четырехдневную рабочую неделю, было уже отвергнутую, но буквально на днях, конечно же по «чисто случайному» совпадению, возвращенную в актуальную повестку определенными недюжинными усилиями. А что? При таких раскладах «дать этим, сидящим по домам самоизолянтам» семь выходных дней, чтобы и пославословить своим «благодетелям» успели, и «бухнуть» за их здоровье дешевого зелья. Не выходя за порог и ни в коем случае не объединяясь.

И главный вопрос. Не кажется ли нам всем, что загнав «подданных» по домам, заткнув им рот масками, отловив и наградив непомерными штрафами «ковид-диссидентов», а также изолировав от школьников и студентов наиболее опытную и профессиональную часть педагогов, которым есть что рассказать о современности, ибо они помнят другую, честную и порядочную, жизнь, либеральным реваншистам легче всего протаскивать свои клановые интересы? В том числе путем «ползучего» государственного переворота. Давайте вспомним весеннюю «ковид-опупею»: 90% разговоров о борьбе с инфекцией приходилось на московские власти, а 99% настоящей, реальной работы по экстренному строительству и укомплектованию инфекционных госпиталей по всей стране — на Министерство обороны, бюджет которого ненамного отличается от столичного! Наверное, именно этим военные и «провинились», это им сегодня и припоминают.

Силуанов — Набиуллина с ее «степенями родства» в либеральных «заповедниках» — Чубайс — Собянин — Медведев — клановый круг замкнулся? Почти, но не вполне. Есть еще как минимум два показательных нюанса. Первый — недавние телевизионные и не только славословия в адрес юбиляра по фамилии Алексей Кудрин, с волнительными воспоминаниями многих лет его работы в качестве «лучшего министра финансов» по версии вашингтонского МВФ, лавры которого он заслуженно поделил с «лучшей центробанкиршей» по той же версии.

Второй нюанс заключается в том, действительно ли либералам «наплевать», как мы предположили выше, на подрыв боеспособности армии и флота и ослабление правоохранительной системы? Или речь идет о заинтересованном, деятельном участии в этом подрыве разными путями, в том числе с помощью таких вот, с позволения сказать, «инициатив»? По глазам, как говорится, ударила информация от «клуба олигархов», известного под названием Всемирного экономического форума (ВЭФ), того самого, что в Давосе. Из нее следует, что уже через два года, в 2022 году, «благодаря» технологическому развитию в мире исчезнут 75 млн рабочих мест, а взамен будут созданы 133 млн, но других. Разве мы не понимаем, что смысл этого «пробного шара», выкаченного в докладе The Future of Gobs-2018, подготовленном еще два года назад, когда никакого пандемического «дурдома» еще и на горизонте не просматривалось, в том, чтобы разрушить и уничтожить трудовые коллективы? И ликвидировать их как базовую единицу социальной системы и организации, наиболее сплоченную, способную к совместным и солидарным коллективным действиям. В том числе протесту против навязываемых перемен.

Но ВЭФ, в отличие от «Роснано», ВШЭ и прочих подобных заведений, российским либералам не подотчетен, а напротив, представляет для них в глобальной иерархии «вышестоящую инстанцию», под двери которой они ползут и в которые с надеждой и елеем в глазах «царапаются» сами. Стало быть, именно на глобальном уровне и следует искать заказчиков событий, которые мы с вами переживаем. Доморощенные же либералы — либо банальные исполнители, которые если и со своей долей интереса, то строго сермяжного, сиречь шкурного. Либо «смотрящие» от своих хозяев, претендующие на то, чтобы совместить эту роль с «пастухами» для «этих аборигенов». Или «гауляйтеров» при оккупантах. Как предупреждал еще в 2013 году с трибуны Всемирного Русского Народного Собора историк и политолог Андрей Фурсов: «Если мы хотим понять мир и участвовать в игре на мировой арене, необходимо изучать реальные субъекты современного мира — закрытые наднациональные структуры». Вот нам всем, читатель, представители этих самых «наднациональных структур», данные во всей «красе» и остроте наших ощущений. Пусть их «там, наверху» и держат на ролях пресмыкающихся. Ну и что, что роль унизительная? Им это как «в глаза божья роса». «Лишь были б желуди — ведь я от них жирею…».

Подводя краткий итог, еще раз зафиксируем самое важное. Ликвидационные предложения Минфина по так называемой «реформе Вооруженных сил», несвоевременные и откровенно вредительские с точки зрения национальных интересов России, весьма своевременны и актуальны, если смотреть на них глазами заказчиков. Именно этим объясняется, что они прозвучали как раз тогда, когда в США к власти рвется коррумпированная, погрязшая в нечистотах аморальности, но «социально близкая» нашим «реформаторам» шайка демосектантов. «Военная реформа от Силуанова», чиновника, профессионально непригодного для рассуждений на темы обороны и безопасности — это, скорее всего, часть более широкой и всеобъемлющей программы, разработанной за рубежами нашей страны и направленной на ее подрыв и разрушение. Сознательно он идет на это или его используют втемную — уже второй вопрос.

Автор Владимир Павленко

https://regnum.ru/news/polit/3096865.html


About the author
[-]

Author: Фариза Дударова, Владимир Павленко

Source: novayagazeta.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 01.11.2020. Views: 52

Comments
[-]
 Seashore Packaging | 02.11.2020, 04:59 #
Buy online wholesale lipstick boxes and packaging at seashore packaging at the easy price Free shipping worldwide with 24/7 customer support.
 tetris | 05.11.2020, 02:29 #
Thanks For Sharing Such An Interesting Article, It Is Really Worthy To Read. I Have Subscribed To You And From Now On I'll Check Your Profile Daily For Interesting Stuffs.
tetris
 Mike Rooney | 07.11.2020, 07:25 #
I really enjoyed reading your article. I found this as an informative and interesting post, so I think it is very useful and knowledgeable.
Hailey Baldwin Velocite Shearling Jacket
Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta