День выборов президента США наступил: Дональд Трамп против Джозефа Байдена — у кого шансы выше?

Information
[-]

***

С чем пришла Америка к дню выбора 46-го президента страны

Нынешний президент США республиканец Дональд Трамп подошел к финишу предвыборной гонки, проигрывая по популярности кандидату демократов Джозефу Байдену в общенациональном масштабе примерно 8 процентных пунктов.

Опросы также показывают, что отставание главы государства от своего соперника в большинстве колеблющихся штатов, которые считаются ключевыми для победы, составляет от 3 до 7 пунктов. По всем меркам это много, и, казалось бы, итоги голосования 3 ноября не должны вызывать сомнений. Но даже сейчас, когда участникам забега осталось преодолеть последние метры дистанции, никто не решается назвать Байдена фаворитом, а Трампа аутсайдером.

Результаты американских выборов-2020 по-прежнему выглядят непредсказуемыми. И дело не только в том, что на этот раз все осторожничают с прогнозами, поскольку помнят, как в 2016 году опросы дали совершенно искаженную картину, заранее убедив всех в неизбежной победе Хиллари Клинтон. Теперь демократы говорят, что поверят в свой возможный успех только тогда, когда Marine One — вертолет морской пехоты номер один, приписанный к Белому дому,— увезет Трампа в его поместье Мар-а-Лаго во Флориде.

В окружении Байдена не видят ничего плохого в том, чтобы лишний раз перестраховаться. Менеджер его избирательной кампании Джен О’Мэлли Диллон на днях призвала сторонников демократов не забывать, что «эта гонка отличается гораздо более упорным соперничеством, чем кажется некоторым наблюдателям, публикующим свои заметки в Twitter или выступающим по телевидению». «В ключевых спорных штатах, от которых будет зависеть исход выборов, мы идем ноздря в ноздрю с Дональдом Трампом»,— утверждала она.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Пандемия рулит выборами

«Фактор Трампа» действительно стал самостоятельной величиной: за четыре года пребывания в Белом доме он настолько убедил всех в своей полной непредсказуемости, что кажется, будто этим свойством наделены и все связанные с ними события. Но главная причина непредсказуемости, конечно, в другом: нынешние выборы абсолютно необычны, они проходят в беспрецедентных условиях, и поэтому традиционные методы оценки здесь просто не годятся. В их формуле оказалось слишком много переменных величин для того, чтобы можно было легко вывести конечный результат.

«На этот раз перед нами гораздо больше "известных неизвестных", чем когда-либо раньше,— убежден Том Боньер, глава консультационной фирмы TargetSmart, работающей с Демократической партией.— Проблема заключается в том, что все инструменты, которые имеются у нас для оценки президентской гонки, в том числе опросы общественного мнения и прогнозные модели, рассчитаны на "нормальные выборы". А то, что у нас сейчас происходит, можно назвать как угодно, но только не нормальными выборами».

Начать с того, что более чем необычны даже сами кандидаты от обеих партий. Трамп — единственный в истории президент США, который баллотируется на второй срок, пройдя через процедуру импичмента в Конгрессе, а 77-летний Байден в случае победы на выборах станет самым старым главой американского государства.

Минувшие четыре года ознаменовались нескончаемой чередой скандалов в вашингтонской администрации, а поляризация в обществе на почве противоречий между республиканцами и демократами, консерваторами и либералами достигла небывалого накала. Волна протестов и погромов, прокатившаяся по всей стране после убийства белыми полицейскими темнокожего жителя Миннеаполиса (штат Миннесота) Джорджа Флойда, лишь усугубила этот раскол.

Внутриполитическую составляющую общего предвыборного фона дополняют неослабевающие обвинения России в попытках вмешательства в американские выборы. Звучат они не только со стороны Байдена и демократов в Конгрессе, но и лиц из ближайшего окружения Трампа, в том числе его помощника по национальной безопасности Роберта О’Брайена. С недавних пор аналогичные обвинения стали выдвигаться в адрес Китая и Ирана. Это шумовое оформление в целом напоминает гул трибун на футбольном стадионе (в допандемическую эпоху) во время матча двух принципиальных соперников.

Однако в первую очередь «ненормальность» нынешних выборов продиктована, конечно же, пандемией коронавируса, которая унесла жизни уже более 225 тысяч американцев. Среди 8,7 млн заболевших жителей США оказался и Трамп, просидевший две недели на карантине в Белом доме в самый разгар предвыборной кампании. Из-за этого ему пришлось отменить один из трех раундов теледебатов с Байденом и встречи с избирателями в нескольких ключевых штатах.

По злой иронии Трамп пострадал от эпидемии, опасность которой явно недооценил и к которой поначалу отнесся чересчур легкомысленно (его противники считают, что и вовсе «преступно пренебрежительно»). Действия республиканской администрации в условиях пандемии стали главной мишенью для критики со стороны демократов и еще больше обвалили и без того не заоблачный рейтинг президента. По подсчетам политологического портала Real Clear Politics, опросы в среднем показывали, что к концу октября деятельность Трампа на своем посту одобряли лишь 44,6 процента американцев, а не одобряли 53,3.

Слишком мало, слишком поздно

Заранее было ясно, что убежденные сторонники республиканцев или демократов будут голосовать за своего кандидата при любых условиях. А вот неопределившимся избирателям, от которых будет зависеть исход борьбы за Белый дом, нынешний американский лидер, по общему мнению, не сумел предложить вдохновляющей позитивной программы на следующие четыре года. Поэтому для них выборы могут стать банальным референдумом по вопросу о том, как президент справлялся со своими обязанностями.

Если в самом деле так, то для Трампа это не просто плохо, а очень плохо. Перелома в ситуации с распространением коронавируса достичь не удается, и надежды на стремительное оживление экономики после резкого спада пока не оправдываются. Пандемия вызвала в первом квартале нынешнего года падение ВВП США на 5 процентов и окончание самого длинного в истории страны 11-летнего периода экономического роста. Во втором квартале ВВП рухнул на 31,4 процента.

В начале лета глава Национального экономического совета при Белом доме Лоренс Кадлоу утверждал, что в третьем квартале американскую экономику «ожидает быстрое восстановление». По его оценкам, нынешний спад оказался необычным, поскольку был вызван вспышкой коронавируса, и выход из него будет происходить по V-образной траектории. Требуется лишь снять ограничения и вернуть людей на работу.

Многие независимые эксперты согласны, что для столь оптимистичных прогнозов есть основания. Экономисты, опрошенные порталом деловых новостей MarketWatch, принадлежащим компании Dow Jones, предсказывают рост ВВП в третьем квартале на уровне 25 процентов в годовом исчислении. Другие специалисты не исключают, что этот показатель достигнет 30 процентов, хотя даже при таких темпах американская экономика останется, по выражению MarketWatch, «в сдавленном состоянии». Не в пользу действующего президента играет и фактор времени: данные о ВВП за третий квартал публикуются Минторгом США 29 октября. А это, с учетом того, что в стране уже вовсю идет досрочное голосование, «слишком мало и слишком поздно» — козырь приходит в руки Трампа, когда игра уже, по сути, сделана.

Тяжелой остается ситуация и в области занятости. Как сообщило Министерство труда США, уровень безработицы в сентябре сократился с 8,4 до 7,9 процента (отчет за октябрь будет только после выборов). За месяц в стране появилась 661 тысяча новых рабочих мест, однако это заметно меньше, чем в июле и августе (1,9 млн и 1,4 млн соответственно). Из 25,4 млн рабочих мест, потерянных в США из-за пандемии, к октябрю удалось восстановить 14,2 млн, или 56 процентов. Аналитики MarketWatch допускают, что этот процесс замедлился и вышел на плато.

Тем временем экономический план Байдена получил положительную оценку сразу двух авторитетных групп независимых экспертов, придерживающихся к тому же совсем не либеральных взглядов. Кандидат демократов предложил, в частности, восстановить корпоративный налог, уменьшенный по инициативе Трампа, и направить большую часть полученных таким образом бюджетных средств на инфраструктурные проекты и в сферу образования. Аналитическое подразделение международного рейтингового агентства Moody’s пришло к выводу, что за четыре года этот план позволит создать дополнительно 7 млн новых рабочих мест и обеспечит рост ВВП на 4,5 процента выше, чем при продолжении нынешней политики республиканской администрации. В свою очередь, специалисты инвестиционного банка Goldman Sachs оценили дополнительный рост ВВП в случае реализации байденовских инициатив в 3,7 процента.

Это, кстати, лишний раз опровергает достаточно распространенное заблуждение, будто бы республиканцы умеют управлять экономикой лучше демократов. История последних десятилетий скорее подтверждает циклический характер экономического развития США, чем преимущество экономической политики одной из партий. Америка переживала длительный экономический подъем не только при республиканце Рональде Рейгане, но и при демократе Билле Клинтоне и сталкивалась со спадом при обоих Бушах — старшем и младшем.

Против всех

Многие эксперты отмечают, что дефицит позитива и конструктивных идей в программе Трампа сказался на его предвыборной кампании, едва ли не целиком построенной на критике оппонентов. «Я веду борьбу не только с Байденом, но и с леволиберальными СМИ, технологическими гигантами и вашингтонским бюрократическим болотом»,— заявил он на недавней встрече со своими сторонниками в штате Аризона. Однако тактика постоянных нападок на своих политических противников, к которым наряду с демократами были причислены журналисты, социальные сети и даже организаторы теледебатов, оказалась не столь эффективной, как в 2016 году. Тогда он «откликался на жалобы других людей, а теперь сам изливает на всех поток своих жалоб», подметил политконсультант Демократической партии Дэвид Аксельрод, работавший с президентом Бараком Обамой.

Ужесточив нападки на своих противников, Трамп рассчитывал взбодрить республиканский электорат и привлечь его на участки для голосования 3 ноября. Задача оказалась не из легких, тем более что из всех «октябрьских сюрпризов» самым громким получилось его собственное заболевание COVID-19, а обвинения Байдена в коррупции, связанные с работой его сына Хантера в совете директоров украинской газовой компании Burisma, судя по всему, не произвели шокирующего эффекта на американцев. Да и к самому Трампу по-прежнему есть вопросы относительно его налоговых деклараций и возможных счетов в иностранных банках.

Кроме того, выяснилось, что на заключительном этапе предвыборной гонки Байден значительно опередил его в сборе средств, побив рекорд по затратам на телерекламу. По данным компании Advertising Analytics, за полтора года кандидат демократов израсходовал на эти цели 582,7 млн долларов — на 240 млн больше, чем его соперник. Причем в сентябре кампания Байдена потратила на ТВ-рекламу в трех важнейших колеблющихся штатах — Пенсильвании, Мичигане и Висконсине — около 53 млн долларов, что втрое превысило соответствующие затраты Трампа.

В целом Байден вместе с Национальным комитетом Демократической партии собрал в августе — сентябре в свой предвыборный фонд рекордные 747,5 млн долларов — почти на 290 млн больше, чем Трамп. В результате к началу октября на счетах демократа оставались свободными 432 млн долларов против 251,4 млн у республиканца.

Дело техники

Разуверившись в возможности переломить ситуацию в свою пользу с помощью политических методов, сторонники Трампа уповают теперь на техническую составляющую — сам механизм выборов — и считают, что это дает им неплохие шансы. «Путь для Трампа по-прежнему открыт»,— убежден политконсультант Республиканской партии Джефф Роу. Речь идет о главных составляющих избирательного механизма — досрочном голосовании по почте и явке на участки 3 ноября. Но это и есть те самые «известные неизвестные», о которых говорят сейчас американские политтехнологи.

Еще за неделю до дня выборов в США досрочно проголосовали более 60 млн человек. Свыше 40 млн из них сделали это по почте, отослав бюллетени в избиркомы своих штатов. Остальным пришлось отстоять очереди на участки для голосования, соблюдая социальную дистанцию. Около 49 процентов проголосовавших зарегистрировались как демократы, 28 процентов — как республиканцы.

По прогнозам проекта United States Elections Project, основанного профессором Университета штата Флорида Майклом Макдоналдом, в этих выборах примут участие почти рекордное число американцев — до 150 млн человек. Таким образом, 40 процентов из них уже проголосовали за неделю до 3 ноября, а к этому дню наверняка, проголосуют больше половины. «Это астрономические величины, и они отражают явное размежевание по партийной принадлежности»,— отметил Макдоналд. Демократы прислушались к совету федерального Центра по контролю и профилактике заболеваний и проголосовали по почте, а республиканцы последовали призыву Трампа и не стали этого делать, решив подождать до 3 ноября.

«Демократы могут захватить лидерство в ходе досрочного голосования, но надо будет дождаться результатов в день выборов, потому что мы можем увидеть красную волну»,— предупредил профессор из Флориды (по традиции красным цветом на политической карте Америки закрашивают штаты, которые голосуют за республиканцев, синим — за демократов). Еще одна неизвестная величина — это количество отправленных по почте бюллетеней, которые могут быть признаны недействительными. Республиканцы добились в нескольких штатах через суд решений о том, что послания, поступившие в избиркомы после 3 ноября, учитываться не будут. В Пенсильвании суд постановил, что бюллетени обязательно должны быть запечатаны в конверты особого образца. Власти штата предупредили, что из-за этого могут оказаться неучтенными до 100 тысяч голосов. В 2016 году отрыв Трампа от Клинтон в Пенсильвании был вдвое меньше.

Что касается явки 3 ноября, то в последние недели для республиканцев наметились обнадеживающие тенденции. В частности, в Пенсильвании, Мичигане и Висконсине более активно стали регистрироваться в качестве избирателей белые американцы без высшего образования — важнейшая часть электората Трампа. Его помощники надеются, что в колеблющихся штатах сформировалось так называемое теневое, или молчаливое, большинство, которое в ходе опросов скрывало свои симпатии к президенту-республиканцу.

Формально дата голосования, напомним,— 3 ноября, это вторник. Но в этот день ничего еще не будет решено…

Автор Иван Лебедев

https://www.kommersant.ru/doc/4548578

***

Перед возможным поражением на выборах президент США оставил республиканцев во власти

В истории американского Верховного суда открылась новая глава: отныне в высшем судебном органе США сложилось устойчивое консервативное большинство.

Сенат утвердил предложенную президентом Дональдом Трампом кандидатуру судьи-консерватора Эми Кони Барретт, которая заняла место умершей Рут Бейдер Гинзбург, известной либеральными взглядами. Именно «на судебном поприще» успехи господина Трампа несомненны и неоспоримы: даже в случае поражения на выборах он обеспечит своим единомышленникам долгосрочное влияние на политику.

52 республиканца — за, 47 демократов и независимых кандидатов — против. Ни решение об утверждении Эми Кони Барретт, ни конкретные результаты голосования не стали сюрпризом, за исключением разве что отстаивающей свою самостоятельность республиканки Сюзан Коллинз, проголосовавшей вместе с демократами, покинувшими зал заседания сразу после голосования.

После смерти судьи Рут Бейдер Гинзбург, к концу жизни ставшей кумиром либералов и феминисток, республиканцы решили утвердить на ее место консерватора и неуклонно следовали своим курсом, невзирая ни на какую критику со стороны оппонентов. Сама процедура привела к скандалу: в 2016 году, когда президент-демократ Барак Обама пытался ввести в состав суда своего ставленника Меррика Гарланда, контролируемый республиканцами Сенат ему этого сделать не дал — лидер сенатского большинства Митч Макконнелл утверждал, что необходимо дать американскому народу проголосовать за президента, а потом решать судьбу Верховного суда. На этот раз при президенте-республиканце он от этого принципа отказался, пояснив, что сейчас и глава государства, и сенатское большинство представляют одну партию и потому проблем нет.

Заседая в Сенате, сам господин Макконнелл признавал, что времена нынче не те, что раньше. Сейчас, конечно, совсем не так, когда судья Скалиа (консерватор.— “Ъ”) был утвержден с результатом 98 против 0 или судья Гинзбург (либерал.— “Ъ”) — с результатом 96 против 3»,— сказал Митч Макконел, обвинив демократов в желании видеть лишь судей-активистов. Лидер демократического меньшинства Сената Чак Шумер отреагировал ожидаемо: «Сегодняшний день войдет в историю как один из самых черных за всю 231-летнюю историю Сената США. Пусть записи засвидетельствуют, что американский народ, его жизнь, права и свободы будут страдать от этого назначения на протяжении целого поколения».

Торжественную и помпезную церемонию принятия присяги госпожи Барретт решили провести в Белом доме на фоне американских флагов и с участием президента, что дало повод демократам в очередной раз обвинить республиканцев в желании укрепить политические позиции, а не репутацию суда. У госпожи Барретт, однако, было что им сказать. «Работа сенатора — отстаивать свои политические позиции. Отказ от этой работы был бы нарушением обязанностей. Работа судьи, наоборот, отстраняться от своих политических позиций. Следование им было бы нарушением обязанности. Федеральные судьи не избираются и не могут утверждать, что их воззрения отражают волю народа»,— заявила она, по-видимому, заочно отвечая критикам и заверяя их в непредвзятости.

Дональд Трамп за неделю до выборов, прогнозы по которым не выглядят для него позитивными, исполнил давно вынашиваемое республиканцами намерение обеспечить их превосходство в суде. Теперь в Верховном суде США три условных «либерала» и шесть условных «консерваторов». Эта ситуация может сохраниться на десятилетия вперед, оставив своего рода «печать Дональда Трампа» на грядущей политической ситуации вне зависимости от результатов выборов. Кроме того, уже совсем скоро сложившаяся ситуация может оказать непосредственное влияние на решения по важнейшим для жителей страны вопросам: доступа к медицинской страховке, абортам, оружию, вопросу миграции и прав нелегальных мигрантов. Демократы опасаются, что суд будет ограничивать права граждан, республиканцы же надеются, что он будет следовать принципу жесткой приверженности Конституции.

Назначение госпожи Барретт перед выборами также стало венцом одного из бесспорных, с точки зрения республиканцев, достижений Дональда Трампа — преображения судов страны.

Эми Кони Барретт стала 220-м федеральным судьей, предложенным и утвержденным нынешним президентом. В «списке Трампа» 3 судей Верховного суда, 53 судьи окружных судов второй инстанции (вторых по значимости) и 162 судьи окружных судов первой инстанции. Из американских президентов лишь Джимми Картер утвердил больше судей окружных судов. Из рядов демократов — особенно с левого крыла партии — все чаще звучат призывы сломать эту ситуацию, расширив состав суда и назначив туда в случае победы на выборах побольше судей либеральных взглядов.

Демократ Джо Байден, судя по опросам, лидирующий в президентской гонке, не высказывался по этому вопросу однозначно. Он пообещал, что в случае победы даст экспертам-юристам полгода на формулирование программы реформы судов, а затем оценит их предложения.

Автор Алексей Наумов

https://www.kommersant.ru/doc/4549437?from=doc_vrez

***

Как Дональд Трамп изменил мировую политику

Внешняя политика Трампа за годы его президентства повлияла на весь мир. Ряд проблем оказался в центре внимания, а общение на уровне дипломатии сильно поменялось. Последствия могут быть серьезными.

Выдвигаясь на пост президента Соединенных Штатов в 2016 году, Дональд Трамп всего тремя словами дал понять, какой будет его внешняя политика: "Америка - прежде всего". За почти четыре года его пребывания в Белом доме под эти слова был подведен фундамент из фактов и событий.

На внешнюю политику США при Трампе наложили отпечаток как конфронтация и безоглядное преследование им личных интересов, так и постоянные кадровые перестановки, неожиданности и конфузы. И независимо от исхода предстоящих президентских выборов в Соединенных Штатах, все эти изменения окажут долгосрочное воздействие на поведение других политических игроков. Перечислим наиболее важные из последствий.

Боязнь мультилатерализма

С момента вступления в должность президент Трамп подрывает международное сотрудничество. Уже на третий день пребывания в Белом доме он подписал указ о выходе США из Транстихоокеанского партнерства (TPP), торгового соглашения стран Азии и Тихоокеанского региона. Впоследствии Вашингтон вышел из целого ряда международных организаций и соглашений, в том числе из Совета по правам человека ООН и Парижского соглашения по климату.

Более того, Соединенные Штаты зачастую принимали важные политические решения в одностороннем порядке и вопреки международному консенсусу. Один из примеров - признание ими Иерусалима столицей Израиля и перенос туда американского посольства.

"США нанесли серьезный ущерб своей некогда полезной сети союзов и международных организаций, - полагает Маргарет Макмиллан, профессор истории в университетах Торонто и Оксфорда, а также приглашенный историк Совета по международным отношениям (CFR), базирующегося в Нью-Йорке и Вашингтоне. - Я думаю, это значительно ослабило позиции США в мире". И, похоже, это действительно так: исследовательский центр Пью констатирует снижение в целом ряде государств уровня одобрения политики Вашингтона до самых низких показателей за последние десятилетия.

Испорченные трансатлантические отношения

"Сопротивление Трампа мультилатерализму демонстрирует разницу в философиях Вашингтона и европейских столиц", - такую оценку трансатлантическим отношениям дал в феврале 2020 года Фонд Карнеги за международный мир. По окончании Второй мировой войны европейско-американское партнерство формировалось на основе общих ценностей, целей и глобальных подходов, но расхождения между Евросоюзом и США во главе с Трампа произошли не только на идеологической почве.

Дональд Трамп активно критиковал трансатлантические отношения, неоднократно ставил под сомнение ценность таких альянсов, как НАТО, объявил о выводе части американских войск из Германии, мотивируя это тем, что Берлин тратит слишком мало ресурсов на оборону. Трамп ввел пошлины на торговлю с ЕС, а также санкции в отношении российско-европейского газового проекта "Северный поток-2".

Маргарет Макмиллан считает, что такого рода давление может привести к долгосрочным изменениям. "Это как в дружеских отношениях: вы склонны доверять своим друзьям, но как только доверие один раз разрушено, восстановить его становится очень трудно, - указывает историк. - Европа привыкла полагаться на "Большого брата" в Вашингтоне, но, возможно, теперь европейцы говорят: "Совершенно ясно, что мы больше не можем этого делать и должны стать более самостоятельными, должны активнее развивать нашу собственную, независимую внешнюю политику".

Китай вынужденно оказался центральным объектом критики

Курс Трампа на конфронтацию с Китаем сдвинул азиатскую державу в центр мирового внимания. От торговой войны с Пекином путем введения пошлин Трамп перешел к оказанию давления на другие страны, чтобы исключить китайский телекоммуникационный концерн Huawei из процесса создания в этих странах сети высокоскоростной мобильной связи пятого поколения (5G). Трамп пошел на конфронтацию с Китаем, обложив пошлинами китайские товары на огромные суммы.

Резкую критику Трампа в адрес КНР приветствовали многие из тех, кто считает, что Пекин слишком долго неправомерно извлекал выгоду из глобальных торговых соглашений, нарушая при этом права человека. "Президент справедливо бросил вызов Китаю за деятельность в сфере торговле", - пишет глава Совета по международным отношениям Ричард Хаас в предисловии к предварительному обзору внешней политики Трампа.

Историк Маргарет Макмиллан разделяет этот взгляд. Она не хотела бы слишком хвалить Трампа, но, по ее выражению, бросить вызов китайцам за нарушения в сфере интеллектуальной собственности было правильным шагом. Напряженность в отношениях между США и Китаем, отмечает Макмиллан, существовала еще до Трампа, но за время его президентства она "стала намного более явной и артикулированной".

Опасность Твиттер-дипломатии

Что касается внешнеполитической коммуникации, то тут Трамп и его администрация в разное время и через различные каналы делали порой противоречащие друг другу заявления - не в последнюю очередь с помощью личного Твиттер-аккаунта Трампа, часто - с использованием воинственной риторики. Ни один из глав государств мира не уделяет Твиттеру столько внимания, сколько Трамп.

Алекси Дрю из Центра исследований науки и безопасности Королевского колледжа Лондона занимается изучением социальных сетей и эскалацией конфликтов. Для нее отношения между США и Ираном являются наглядным примером того, как суетливая и потенциально опасная Твиттер-дипломатия Трампа провоцировала международные конфликты.

"Если вы поставите себя на место иранцев и министра иностранных дел Ирана Зарифа, вам будет очень трудно понять, что является настоящей позицией США. В Тегеране неоднократно замечали противоречия между подходами Госдепартамента и сообщениями, исходящими по различным каналам от Дональда Трампа. Он и Госдеп не координируют заявления и их содержание", - констатирует Дрю. По ее мнению, сами по себе посты в Твиттере не смогут развязать конфликт. Но в уже и без того накаленной ситуации или в случае исторического кризиса между государствами, а также иными политическими игроками, такие действия могут лишь усугубить положение.

Воодушевление автократов

И еще одно последствие четырех лет президентства Дональда Трампа: правители-автократы чувствуют себя на мировой арене воодушевленными. В то время как многие из них были у власти в своих странах еще до прихода в Белый дом Трампа, его некритическое - вплоть до восхищения - обхождение с ними говорит, скорее, о подсознательном одобрении Трампом их стиля правления.

Оказалось, что Трамп не готов обсуждать с ними предполагаемые нарушения закона. Один из примеров - отношение Трампа к Саудовской Аравии после убийства журналиста Джамаля Хашогги. Несмотря на то, что объем доказательств вероятной причастности королевской семьи Саудовской Аравии к преступлению рос, Трамп обещал свою поддержку саудовским властям.

Авторы Кристина Бурак, Дмитрий Кобзарь

https://p.dw.com/p/3kLVM


About the author
[-]

Author: Иван Лебедев, Алексей Наумов, Кристина Бурак, Дмитрий Кобзарь

Source: kommersant.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 02.11.2020. Views: 50

Comments
[-]
 บาคาร่า | 04.11.2020, 05:42 #
<a href="https://ufa8x.com/">ufabet</a>
 บาคาร่า | 04.11.2020, 05:43 #
ufabet
 บาคาร่า | 04.11.2020, 05:43 #

<a href="https://ufa8x.com/">ufabet</a>
 บาคาร่า | 04.11.2020, 05:49 #
<a href="https://ufa8x.com/">ufabet</a>
Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta