О проблемах пребывания российских миротворцев в Нагорном Карабахе

Information
[-]

***

Кто оплатит миротворческую операцию России в Карабахе

Ежегодное пребывание российских военных в зоне конфликта обойдется как минимум в 35–50 миллионов долларов.

Временное (подчеркиваю это слово) прекращение военных действий в Нагорном Карабахе и размещение в зоне соприкосновения армянских и азербайджанских вооруженных сил российских миротворцев на данном этапе снизило шанс на полномасштабную войну Баку и Еревана. Многие эксперты сейчас пытаются просчитать, кто же от этого перемирия выигрывает, какие страны (Турцию упоминают в первую очередь) укрепили свое присутствие в Закавказье и кого (здесь чаще других фигурирует Россия) потихоньку оттуда выдавливают.

А между тем весьма важным остается и вопрос финансирования пребывания российских миротворцев в Нагорном Карабахе, которых сейчас исключительно за счет российского бюджета – но, судя по всему, надолго – разместили в этом регионе. С учетом же того, что мандат миротворцев определен в пять лет и даже планируется как минимум его один раз продлевать, то за такие сроки на их содержание кому-то придется выплачивать очень серьезные деньги.

Уже подсчитано, что ежегодное пребывание российских миротворцев в зоне конфликта обойдется в сумму от 35 до 50 млн долл. (и это в случае, если Армения и Азербайджан не возобновят военные действия в Карабахе раньше, что никто и никому гарантировать не сможет). В то же время решение финансового вопроса на базе прецедентов именно по миротворческим миссиям вполне достижимо – в том числе и с международным участием.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

В середине 1990-х годов мне доводилось принимать участие со стороны ООН в переговорах с представителями правительства Анголы по поводу финансирования на тот момент крупнейшей миротворческой миссии этой организации, насчитывавшей более 7 тыс. военнослужащих. И тогда достаточно активно обсуждался вопрос покрытия расходов на содержание этого ооновского контингента не только из взносов стран-членов, но и за счет (хотя бы частично) ангольского руководства (доходы от продажи полезных ископаемых, в частности нефти и алмазов). Переговоры те завершились ничем, поскольку одна из сторон конфликта (вооруженные отряды УНИТА) категорически не желала присутствия ооновских миротворцев на ангольской территории и создавала им массу помех.

Между тем еще в советские времена, сначала когда у власти в Москве был Хрущев, а затем Брежнев, позиция Москвы по финансированию ооновского миротворчества предусматривала, что при необходимости развертывания таких сил в результате агрессии одного государства против другого покрытие расходов могло бы осуществляться за счет агрессора. Естественно, что сразу же возникали противоречия относительно термина «агрессор» и кто кого таковым посчитает.

В те годы все базировалось на классово-идеологической основе, а посему ни разу ООН так и не смогла заставить «агрессора» заплатить за поддержание мира силами этой организации, потому как ни одна сторона конфликта никогда себя таковой не признавала. Где-то с середины 1990-х довольно активно продвигалась идея финансирования ооновских миротворцев хотя бы частично за счет природных ресурсов принимающего миссию государства (в той же Анголе, Кот-д’Ивуаре и недавно – в Демократической Республике Конго). Однако идея эта своего практического развития так и не получила.

А вот правительство Кипра добровольно оплачивает миротворческую операцию ООН на острове, если мне не изменяет память, на 40% ее бюджета. Кстати, была идея поделить расходы на самую старую по времени нахождения миссию в Кашмире между Индией и Пакистаном, но там обе стороны считают правыми только себя и не желают оплачивать пребывание ооновской миссии. Тут, правда, стоит отметить, что обе миссии – довольно небольшие по численности и не предусматривают развертывания дорогостоящих и многочисленных воинских контингентов.

А что можно было бы сделать с содержанием миротворцев в Карабахе? Кто-то уже предложил содержать эту миссию либо за счет правительств Армении и Азербайджана, либо «по-дружески попросить» армянских и азербайджанских бизнесменов, базирующихся в России, скинуться на столь деликатное дело. Насколько подобное реально, или все-таки расходы будет нести за миротворческую миссию в этом регионе исключительно российский бюджет?

Начну с того, что нынешняя российская миротворческая операция в Карабахе не была одобрена Советом Безопасности ООН. Соответственно и шансы на то, что такое одобрение состоится, крайне невелики – прежде всего по политическим причинам (а именно из-за негласного неприятия в любом виде миротворческой роли России ключевыми западными государствами). Да и само предложение о рассмотрении подобного вопроса на Совбезе, похоже, российской стороной даже не вносилось – по тем же самым причинам.

Тем не менее карабахский вопрос в повестке дня работы СБ ООН стоит – и не первый год. Вариантов в этой ситуации два. Либо Россия все-таки попытается вынести данный финансовый вопрос на заседание Совбеза и попробует получить за содержание миротворческого контингента средства из казны ООН. Либо будет финансировать миссию сама с возможным привлечением неких денежных средств со стороны обоих участников конфликта.

Что касается первого варианта, то даже если СБ ООН и согласится на открытие в Карабахе своей миротворческой миссии, туда кроме России гарантированно будет послан военный и гражданский персонал других государств, чего Москва вряд ли захочет. Помимо всего прочего, придание этому конфликту сугубо международной подоплеки может серьезно подорвать именно российское влияние в регионе, тем более что «заместить» Россию в Закавказье желающих более чем достаточно.

Второй вариант финансирования миротворческой миссии требует решения уже сегодня. Ведь находиться российские военные в этом не самом приветливом во всех отношениях регионе могут долго, там придется создавать и всю инфраструктуру, и ротировать воинский контингент, направлять туда военную технику и транспортные средства. А это с каждым месяцем потребует все более существенных расходов. Что при целом ряде серьезных международных проблем (санкции, низкие цены на энергоресурсы) создаст на российский бюджет дополнительную нагрузку.

Автор Юрий Сигов

https://www.ng.ru/kartblansh/2020-11-17/3_8016_kartblansh.html

***

Почему в Карабахе нет миротворцев ОДКБ

Некоторые постсоветские союзники РФ по коллективной обороне уже, видимо, ей не союзники.

События в Нагорном Карабахе продемонстрировали, что система коллективной безопасности на постсоветском пространстве не работает. Межэтнические и региональные конфликты, возникающие на территории бывшего Советского Союза, по сути, игнорируются Организацией Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), которая, казалось бы, была создана, чтобы их предотвращать и разрешать. В Нагорном Карабахе, например, развертывается российская миротворческая миссия, но войска ОДКБ оказались в ней не задействованы. Почему?

Однозначного ответа на это вопрос нет. Как нет и объяснения тому, почему при низкой эффективности ОДКБ страны, которые в эту организацию входят (Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия и Таджикистан), не распустят ее. Значит, кого-то существование ОДКБ устраивает. В то время как Москва предпринимает масштабные и очень затратные миротворческие шаги, связанные с организацией в зоне карабахского конфликта мер по разведению воевавших подразделений, возвращению беженцев, размещению наблюдательных постов, разминированию и т.п., секретари советов безопасности стран ОДКБ как бы проработали все эти вопросы во вторник в виртуальном режиме.

Как сообщил пресс-секретарь ОДКБ Владимир Зайнетдинов, в режиме видеоконференции обсуждены насущные проблемы коалиционной безопасности. В том числе были рассмотрены темы «военного и военно-технического сотрудничества, Миротворческих сил (МС) и оснащения Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР), Антинаркотической стратегии ОДКБ»… Напомним, создавая в рамках коллективной обороны миротворческие силы, руководители ОДКБ планировали даже участвовать в миссиях ООН, подготовив для этого специальные батальоны голубых касок. Но где сейчас эти батальоны?

Буквально месяц назад в Белоруссии состоялось командно-штабное учение (КШУ) с МС ОДКБ «Нерушимое братство – 2020», в котором участвовали миротворческие подразделения организации, в том числе и военнослужащие бригады Минобороны РФ, которая сейчас реально действует в Нагорном Карабахе. Руководивший этими маневрами министр обороны Белоруссии генерал-майор Виктор Хренин сообщал, что в ходе учений подразделения стран ОДКБ «отработали ведение операции по поддержанию мира: сопровождение автомобильных колонн, патрулирование местности и противодействие самодельным взрывным устройствам». Сейчас эти вопросы российские миротворцы реально решают в Закавказье в зоне карабахского конфликта. Но там нет голубых касок из других стран ОДКБ.

Генерал Хренин, подводя итоги КШУ, заявил о том, что «учение проходило на фоне непростой обстановки в отдельных странах и регионах. К сожалению, мы постоянно становимся свидетелями появления новых рисков и вызовов для мира и безопасности. В этих условиях особенно важна консолидация усилий союзников, международных и региональных организаций». Однако союзники России по ОДКБ не демонстрируют сейчас такую «консолидацию» в Нагорном Карабахе.

 

В октябре 2020 года, когда карабахская война была в самом разгаре, генеральный секретарь ОДКБ Станислав Зась заявлял, что «организация окажет военную помощь Армении в случае реальной угрозы для ее территориальной целостности либо прямого военного нападения». Но, по его словам, Ереван за такой помощью в ОДКБ не обращался. Генсек ОДКБ 11 ноября приветствовал ввод российских миротворцев в зону карабахского конфликта. Но ничего почему-то не сказал о готовности это сделать других стран ОДКБ.

На этом фоне совершенно противоположно выглядит позиция Турции, которая, не считаясь с мнением Москвы, заявляет о своем участии в миротворческом процессе в зоне карабахского конфликта. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган на днях подписал указ об отправке турецких военных в Азербайджан. До сих пор неясно, где конкретно будут размещены турецкие военные и как будет функционировать создаваемый Анкарой вместе с Москвой совместный центр по контролю за соблюдением режима прекращения огня.

Это неясно и сопредседателям Минской группы ОБСЕ. И, видимо, поэтому в Госдепартаменте США заявили о том, что Вашингтон и Париж «желают прояснить параметры соглашения по урегулированию ситуации в Нагорном Карабахе, а также понять роль Турции в этом вопросе». Политолог, эксперт по странам СНГ Аркадий Дубнов, комментируя возникшую ситуацию, подчеркивает: «Россия не может рисковать, ставя на доску возможностей ухудшение отношений с Турцией. Это такие бонусы, которые явно превалируют над тем, что мы могли бы остановить Турцию радикально в ее поддержке Азербайджана. Ну, времена, видимо, для Москвы такие, что мы становимся не союзниками в первую очередь, а купцами и партнерами. ОДКБ показала свою полную несостоятельность в этой ситуации. Мы же это понимаем».

Эксперт считает, что Ереван не обращался в ОДКБ за помощью, поскольку видел, что такая просьба выглядит «анахронизмом». «Есть такая организация – Совет тюркоязычных государств, который объединяет три центральноазиатские страны: Казахстан, Киргизию и Узбекистан, а также Азербайджан и Турцию. Так вот этот совет, который возглавляет казахстанский дипломат, от имени всего совета поддержал Азербайджан в войне с Арменией. То есть есть организация, в которой три члена ОДКБ поддерживают страну, которая воюет против их члена», – резюмировал Дубнов.

«Участие тюркоязычных подразделений из стран ОДКБ в урегулировании карабахского конфликта не нужно ни России, ни Армении. А у армии Белоруссии, единственного славянского союзника РФ по коллективной обороне, своих проблем, как говорится, по горло. Поэтому Москва и взяла всю миротворческую миссию на себя», – заявил «НГ» военный эксперт подполковник Александр Овчинников. По его мнению, России нужна Организация ДКБ, чтобы поддержать в мире свой авторитет и на всякий случай иметь потенциал для отражения возможной агрессии с Запада.

«А другим странам ОДКБ нужна для того, чтобы в рамках коллективной обороны получать от Москвы вооружения по льготным ценам, а то и бесплатно. Хотя такая помощь, как показала война в Карабахе, чревата. Армянские войска, оснащенные практически только российскими и советскими вооружениями, эту войну проиграли. Вооружения эти в некотором смысле устарели. А новых, таких, к примеру, как ударные беспилотники, которые были у Азербайджана, у РФ в достаточном количестве у самой нет», – отметил Овчинников.

Автор Владимир Мухин, oбозреватель «Независимой газеты»

https://www.ng.ru/armies/2020-11-17/1_8016_karabakh.html

***

Эксперты о ситуации в Карабахе: мир с далеко идущими последствиями

Участники онлайн-дискуссии, организованной Германским обществом по изучению Восточной Европы, сделали первые выводы о возможных последствиях завершившейся войны в Нагорном Карабахе.

Война в Нагорном Карабахе продолжалась полтора месяца, а анализ ее геополитических последствий может, похоже, растянуться на месяцы, если не на годы. Во всяком случае участникам онлайн-дискуссии, организованной Германским обществом по изучению Восточной Европы (Deutsche Gesellschaft für Osteuropa Kunde, DGO) не хватило отведенного часа, чтобы обсудить все аспекты военного конфликта, завершившегося прекращением огня и введением в регион российских миротворческих сил.

В дискуссии участвовали профессор Азербайджанской дипакадемии Азер Бабаев, находящийся сейчас в Гессенском Фонде исследований проблем мира и конфликтов (Hessische Stiftung Friedens- und Konfliktforschung) во Франкфурте-на-Майне; Гюнтер Бехлер, швейцарский дипломат и бывший спецпредставитель ОБСЕ по Южному Кавказу, а также Ричард Гирагосян, аналитик и основатель Центра региональных исследований в Ереване.

Бывший спецпредставитель ОБСЕ: Война в Карабахе - поражение мультилатерализма

По мнению Гюнтера Бехлера, армяно-азербайджанский военный конфликт ознаменовал поражение международного права, мультилатерализма и попыток разрешения конфликтов дипломатическими способами. Российское руководство, в свою очередь, по выражению Бехлера, "фантастически" использовало предоставившийся шанс для укрепления своих позиций в регионе, и в результате обе стороны конфликта получили то, чего меньше всего хотели - миротворческие войска России.

В свою очередь, ЕС, по мнению швейцарского дипломата, рискует в очередной раз "потерять" Южный Кавказ. В Армении, указал он, после поражения в войне за Карабах под ударом оказался "демократический эксперимент" - правительство Пашиняна, пришедшее к власти в результате мирных протестов в 2018 году.

Одновременно с этим Грузия переживает очередное внутриполитическое обострение после парламентских выборов, которые прошли 31 октября. Что же касается Азербайджана, там, по словам Бехлера, уже установлен авторитарный режим. Бывший спецпредставитель ОБСЕ в регионе считает, что, в отличие от России, ни ЕС, ни США не готовы играть в регионе более заметную роль.

Бехлер признался, что во время своей работы на должности спецпосланника ОБСЕ в 2016-2018 годах "даже представить себе не мог", что дело дойдет до военных действий. Он уверен, что этой "совершенно ненужной войны" можно было бы избежать, если бы переговорный процесс оставался в рамках Минской группы ОБСЕ.

Соглашение с далеко идущими последствиями не только для Еревана и Баку

Гюнтер Бехлер отметил крайнюю важность прекращения огня и размещения российских миротворцев вдоль линии соприкосновения в Карабахе. И в то же время он обратил внимание на то, что вопрос легитимизации размещения российских миротворцев в регионе с точки зрения международного права открыт - неясно, например, будет ли принята резолюция Совета Безопасности ООН или резолюция ОБСЕ об отправке российского миротворческого контингента в зону конфликта.

Открыт также и вопрос о том, будет ли продолжена работа по обсуждению будущего статуса Нагорного Карабаха в рамках Минской группы ОБСЕ. Как выразился дипломат, бои прекратились, но открытых вопросов стало больше, чем их было до начала войны. Изначала сдержанную реакцию российских властей на боевых действия в Карабахе Бехлер расценил как часть умысла, направленного на обострение ситуации до такой степени, которая бы позволила "сильному соседу" вмешаться в конфликт и навязать свою волю обеим сторонам.

Швейцарский дипломат не сомневается, что подписанное в ночь на 10 ноября соглашение о прекращении огня будет иметь далеко идущие последствия не только для Армении и Азербайджана, но и для Турции - в том числе и из-за согласованного сторонами транспортного коридора между Нахичеванью и Азербайджаном, который позволит турецким экспортерам отправлять свои товары в сторону Китая более коротким путем, минуя Грузию.

Конфликт за Нагорный Карабах и роль Турции

По мнению Азера Бабаева, изменение геополитического контекста карабахского противостояния и существенное усиление позиций Турции в регионе - ключевой аспект конфликта. Он считает, что минский формат ОБСЕ "мертв" и что Россия в компании с Турцией в поисках решений региональных конфликтов взаимодействуют напрямую. И тем не менее, несмотря на всю эйфорию от военной победы, царящей на родине, Бабаев признал, что цена этой победы - российские войска, которые, по сути, взяли под контроль Нагорный Карабах.

В свою очередь, Ричард Гирагосян обратил внимание на опасность, нависшую над правительством Никола Пашиняна. "Демократическая весна под угрозой", считает Гирагосян, добавляя, что "это не удивительно". Ведь правительство Пашиняна пришло к власти в Армении в ходе массовых уличных протестов два года назад.

"В России подобную демократию рассматривают как угрозу путинской модели правления", - пояснил эксперт. Военное поражение в Карабахе, полагает Гирагосян, привело к тому, что реформы и демократия в Армении оказались под вопросом, а у Кремля появились дополнительные рычаги воздействия на правительство в Ереване.

Армянского политолога, среди прочего, беспокоит вопрос долгосрочных последствий пребывания российских войск в стране: "Обычно если они куда-то приходят, то стараются не уходить". По его словам, Россия получила шанс на "беспрецедентное" военное присутствие в регионе. "У нас не было другого выбора, кроме как принять навязанное Россией соглашение о прекращении огня", - убежден Ричард Гирагосян. Еще больше его беспокоит прецедент, созданный Азербайджаном: после случившегося может сложиться впечатление, что подобные конфликты можно урегулировать не с помощью дипломатии, а военным путем.

Гирагосян, как и Блехер, критически оценил роль ЕС в карабахском конфликте и посетовал на "оглушительную тишину со стороны мирового сообщества" вместо поддержки Армении в противостоянии с Азербайджаном. "Но это вовсе не значит, что мы отвернемся от демократии и европейской модели, - заверил Ричард Гирагосян. - Потому что российские ценности коррупции и авторитаризма имеют больше общего с Азербайджаном, а не с Арменией".

Автор Владимир Есипов

https://p.dw.com/p/3lcS7


About the author
[-]

Author: Юрий Сигов, Владимир Мухин, Владимир Есипов

Source: ng.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 23.11.2020. Views: 39

zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta