Правительство России реформирует структуру госкомпаний, министерств и ведомств

Information
[-]

Намечаемая федеральным правительством реформа госкомпаний

Как пишет агентство Reuters, возглавят новую реформу Минфин и Центробанк, которые уже формулируют критерии отбора государственных корпораций. Чиновники настаивают: главный критерий – эффективность и прибыльность компаний. Эксперты же видят новую попытку сократить число получателей сокращающегося бюджетного пирога.

После анонса реформы институтов развития российские чиновники могут заняться многочисленными госкомпаниями и госпредприятиями. Власти РФ надеются сделать компании с госучастием более эффективными, изменив критерии мотивации руководства и сократив количество директив со стороны государства, сообщает Reuters. В условиях бюджетного дефицита власти ставят новую цель – увеличение числа прибыльных госкомпаний, считает глава Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин. Именно поэтому планируется вывод с рынка убыточных предприятий.

Сообщается, что Центробанк готов принять участие в этой расчистке, а за основу будут взяты подходы по расчистке банковского сектора. «Я глубоко убежден, что большая часть проблем банковского сектора была в недобросовестном корпоративном управлении, даже не то что в недобросовестном... неадекватном. Это касается и госкомпаний, у нас есть большой пакет предложений, как совершенствовать подходы к корпоративному управлению в компаниях с госучастием», – приводит Reuters слова первого зампреда ЦБ Сергея Швецова.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

В ведомстве Эльвиры Набиуллиной подчеркивают: эффективная госкомпания – это в первую очередь прибыльная компания. «Во всем мире идет переток позиций относительно того, что компания – это прибыль и ничего больше, к позиции, что корпорация является частью общества и не может быть свободной от потребностей общества. Это тоже надо осознавать, особенно публичным компаниям», – говорит Швецов. В рамках оптимизации власти намерены внедрить в госкомпании новые требования к отчетности, проводить стресс-тестирование корпораций.

Реализацией реформы корпоративного управления в госкомпаниях на практике занялся Минфин, получивший в начале года под свое крыло Росимущество, сообщает Reuters. Замглавы Минфина Алексей Моисеев в числе прочего предлагает привязать выплачиваемое руководству компаний вознаграждение к показателям эффективности госпредприятия. «Формально вознаграждение руководства госкомпаний привязано к KPI (ключевые показатели эффективности. – «НГ»), где каждый коэффициент имеет свой вес, но к текущему моменту эта практика выродилась», – считают в Минфине. В итоге KPI размываются. Моисеев считает, что сегодня показатели эффективности руководства госкомпаний превратились «в профанацию».

В министерстве реформирование госкомпаний видят в том числе и через реформу пресловутых KPI. Они предлагают сделать обязательными для исполнения семь показателей, из которых не больше четырех должны иметь финансово-экономический характер, а не более трех – являться отраслевыми показателями. Ведомство также предлагает разделить компании с госучастием на четыре группы. И в зависимости от группы определять свой спектр возможных показателей эффективности. В министерстве также надеются, что обновленные госкорпорации будут выплачивать вознаграждение своему менеджменту в зависимости от выполненных KPI и в случае роста доходов основного акционера – государства.

В июле пресса описывала планы Минфина по сокращению численности госкомпаний. Их общее количество должно было снизиться в 2020 году до 1465, в 2021-м – до 1319, а в 2023-м – уже до 1068. Год назад Моисеев рассказывал, что в тех компаниях, где доля государства превышает 50%, она должна быть снижена до этого уровня. А в некоторых долю государства предлагалось снизить даже до 25%. Тягу правительства к перетасовке госкомпаний можно объяснить сокращением бюджетного пирога из-за падающих нефтегазовых доходов. Но есть и аппаратные мотивы: новые руководители исполнительной власти хотят переподчинить себе все существенные предприятия и структуры.

Между тем аудиторы Счетной палаты (СП) указывали, что чиновники не знают даже точного числа предприятий с госучастием. Так, в конце августа аудиторы СП сообщали, что подсчеты Росимущества, Росстата и Федеральной налоговой службы (ФНС) сильно расходятся. По данным Росимущества, в РФ действуют 1025 акционерных обществ (АО) и 626 федеральных государственных унитарных предприятий (ФГУП). По данным Росстата – 1059 АО и 760 ФГУП, по данным ФНС – 218 АО и 792 ФГУП.В отчеты Минэкономразвития для правительства включаются данные только по 10 АО, то есть только об 1% их общего числа рассказывают в ведомстве Алексея Кудрина. А это значит, что остальные АО, по сути, находятся в серой зоне.

Прибыльными для бюджета можно назвать лишь небольшое число корпораций с госучастием. По данным той же СП, с 2017 по 2019 год доходы АО составили 1 трлн руб, ФГУП – 19,5 млрд. При этом большую часть дивидендов (97%) принесли всего 20 АО, 2% от общего числа. Около 500 компаний за три года не принесли никаких средств в казну. А задолженность по перечислению в бюджет дивидендов от ФГУП за указанный период выросла в 3,7 раза – с 192 млн до 718 млн руб. По данным ФНС, за 2017–2019 годы из госреестра юрлиц было исключено 460 ФГУП, причем свыше половины из них по причине банкротства или отсутствия деятельности.

Несмотря на неочевидные финансовые результаты, госкомпании остаются крупными получателями госсубсидий. СМИ сообщали, что 9 из 20 крупнейших госкомпаний только в 2019–2020 годах получили субсидий от государства на сумму в 63 млрд руб. Госуправление компанией по своей природе не может быть эффективнее частной собственности, сомневается главный аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов. Он напоминает, что любая крупная госкомпания – это прежде всего мощный ансамбль лоббистов. Он сомневается в том, что чиновничий аппарат начнет теперь реформировать сам себя. «Лоббизм и коррупция вносят свои коррективы во все такие начинания, а группы интересов не хотят терять доходы», – указывает аналитик.

Реформы гидры госуправления вечно приводят к тому, что на месте любой срубленной головы в итоге вырастают две, соглашается шеф-аналитик «ТелеТрейда» Петр Пушкарев. «В новые структуры тут же набиваются замы, советники, и потребность в каждом из них всегда обосновывается общественным благом и будущей эффективностью реформ», – замечает он. При этом эксперт не исключает, что в этот раз финансовые показатели госкомпаний и их значимость для бюджета постараются замерить. «Но, разумеется, основная масса бюрократии и в этот раз постарается не сдать без боя ни одну позицию, а если и будет озабочена целями экономического роста, то в основном в собственных карманах», – резюмирует Пушкарев.

В России часто называют экономическими реформами то, что на самом деле является переделом рынка между хозяйствующими субъектами, при этом выигрывают всегда структуры, связанные с государством, говорит замруководителя аналитического центра «Альпари» Наталья Мильчакова. По ее мнению, в данном случае речь идет о дальнейшем усилении административного давления на бизнес, причем теперь под это давление подпадает и бизнес, связанный с государством. «От реформы управления проиграет менеджмент государственных компаний, возможно, будет сокращение численности управленческого персонала, а выиграют те фирмы, которые будут получать заказы от государства, например, на разработку новых стандартов корпоративного управления», – рассуждает Мильчакова.

«Коронавирус принес карантинные ограничения и сокращение финансовых вливаний, что затронуло все отрасли без исключения. Одни сферы смогли получить выгоду от текущего положения вещей, другие – терпят убытки и получают государственное субсидирование. Естественно, что в таких условиях правительство пересматривает не только распределение бюджета, но и эффективность работы ведомств и государственных компаний», – говорит первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. Реформа вполне назрела, соглашается директор по стратегии компании «ФИНАМ» Ярослав Кабаков. Он надеется, что «под нож» пойдут структуры, которые не генерируют прибыли.

С точки зрения госкомпаний регулятор может применить свой "банковский опыт" с точки зрения оценки компаний в рамках сотрудничества с банком, в первую очередь, в рамках оценки кредитоспособности, платежеспособности, долговой нагрузки, рассказывает старший преподаватель университета "Синергия" Дмитрий Ферапонтов.

Автор Ольга Соловьева

https://www.ng.ru/economics/2020-11-25/4_8023_reform.html

***

Комментарий: Федеральное правительство реализует программу оздоровления структуры министерств и ведомств

Правительство в ближайшее время объявит о введении единых стандартов органов исполнительной власти: в 2021 году будут сокращены в основном за счет незаполненных вакансий 5% центральных аппаратов министерств и ведомств, 10% штатов территориальных органов.

Наиболее символичным будет выглядеть сокращение части заместителей министров и заместителей глав ведомств Белого дома. Но основной смысл реформы — не в увольнениях и сокращениях, а в приведении в рациональный вид системы управления в министерствах.

Как стало известно “Ъ”, в самое ближайшее время (предположительно сегодня) премьер-министр Михаил Мишустин должен подписать постановления правительства об установлении единых стандартов структуры центральных аппаратов и территориальных органов исполнительной власти, а также о сокращении их численности. Это первый за последние годы план реформирования федеральных органов исполнительной власти (ФОИВ), находящихся в ведении правительства РФ, он был, напомним, объявлен заранее: Минфин сообщал о нем еще в сентябре 2019 года как об обсуждаемом, из-за эпидемии COVID-19 и смены правительства сроки сдвинулись.

Набор проблем, который предполагает решить «административная реформа» (так проект называется во внутренних документах Белого дома), выглядит так. С момента последней унификации в 2004 году центральные аппараты ФОИВ уже сильно отличаются друг от друга — это уже часто мешает их взаимодействию, что в новом правительстве, часто работающем по проектным методам, критично. Существенно разрослись «обеспечивающие» подразделения ФОИВ — напомним, Белый дом уже решал в 2019–2020 годах часть проблемы через объединение финансовых, бухгалтерских подразделений, а также концентрацией части центральных аппаратов ФОИВ в Москва-Сити. Рост численности ФОИВ и в центре, и в терорганах — в основном «бумажный», сейчас в них около 20% вакансий. Наконец, система оплаты труда в них сама по себе проблема: это низкий оклад и в целом гарантированная часть, высокий уровень негарантированных денежных поощрений и премий.

Основная идея реформы — установление жестких требований к структуре как аппарата ФОИВ, так и его терорганов: в зависимости от числа «управляемых» подчиненных рассчитываются лимиты числа руководителей высшего и среднего звена, помощников и советников, штат обеспечивающих подразделений должен быть менее 30% от общего. По итогам подсчетов нормативов в аппарате Белого дома из 329 должностей заместителей руководителей ФОИВ сократить предполагается несколько десятков, в том числе 25 должностей заместителей министров. Обсуждается, но пока не решена судьба пяти ФОИВ с численностью менее 100 человек персонала, что считается в Белом доме малорациональным: Россвязи, Роспечати, Роспатента, Росгидромета и Ростуризма. В основном сокращаются незаполненные вакансии, которых в министерствах (по расчетам на март 2020 года) — 18,7%, в службах — 22,5%, в агентствах — 14,3%, притом что центральные аппараты нужно сократить на 5%.

Терорганы ФОИВ сокращаются на 10%: в министерствах и агентствах увольнений действующих сотрудников практически не будет, возможны лишь некоторые сокращения в службах в 2021 году. По итогам предельная численность сотрудников центральных аппаратов ФОИВ предполагается в 22,8 тыс. человек, терорганов — 302,8 тыс. (сейчас — 23,9 тыс. и 336,5 тыс.). Сокращение пройдет довольно быстро — с 1 января по 1 апреля — основная часть, в регионах могут идти чуть дольше. Наибольшие в цифрах сокращения в регионах по естественным причинам придутся на самые многочисленные ФОИВ: ФНС, казначейство, ФТС, Росреестр и Росстат. Возможность особых случаев, учитывающих специфику ФОИВ, сохраняется, но свою «нестандартность» ведомству придется доказывать и получать отдельное разрешение на превышение нормативов правительственной комиссии по админреформе: в мае 2021 года она получит первый отчет об итогах сокращений. Причины относительных неудач предыдущих оптимизаций, кажется, учтены дотошно. Так, Белый дом отдельно озаботится тем, чтобы сокращение не сводилось к оптимизации численности ФОИВ за счет подведомственных служб и агентств. Подведомственные структуры другого рода (ФГУПы и т. п.) происходящее пока не затрагивает.

Сокращения расходов на оплату труда госслужащих реформа не предполагает. Напротив, с финансовой точки зрения основная задача изменений — нормализовать ситуацию с оплатой их труда.

Федеральное правительство — один из крупнейших работодателей в РФ с неконкурентоспособной структурой оплаты труда: в зарплатах чиновников низка формально постоянная часть и высока — условная. Программа реформы в 2021–2023 годах — направить сэкономленное на повышение общего уровня зарплат, ограничив госрасходы на эти цели: должностные оклады должны вырасти, размер премий в общей зарплате — сократиться до 30–40%, а также должно снизиться «ежемесячное денежное поощрение» — наиболее проблемная часть ФОТ госслужащих. В терорганах в отдельных случаях «поощрение» — основная часть зарплаты, что создает абсолютную зависимость доходов федеральных служащих от доброй воли начальства.

Вся реформа вписывается в бюджетные назначения по оплате труда федеральных госслужащих и, видимо, даже позволяет сэкономить около 14 млрд руб. средств индексации правительственного ФОТ в 2021 году — без оптимизации он вырос бы на 43 млрд руб., в результате реформы — на 29 млрд руб. Полностью отказаться от изменения размеров и структуры оплаты труда в ФОИВ, видимо, невозможно: проигрыш Белого дома в конкуренции на рынке труда с другими работодателями (это не только частный бизнес, но и госкомпаний) вызывает и привлечение во власть лиц, чьи доходы мало зависят от зарплат, и снижение управляемости, и падение уровня средней квалификации — само по себе удовольствие работать в правительстве с низкой и негарантированной зарплатой влечет немногих.

Момент для новой реформы госслужбы подходящий: и эпидемические потрясения 2020 года (в том числе впервые массовая удаленка в ФОИВ), и чисто управленческие и технологические (цифровизация и аутсорсинг) изменения в госаппарате позволяют сейчас по крайней мере попробовать изменить массовую управленческую культуру в Белом доме — это отчасти удалось в ходе админреформы 2001–2004 годов, целью которой было превращение по сути еще советского госаппарата в госадминистрацию по мировым образцам 1980–1990-х годов. Для объявленных задач правительства Мишустина госаппарат образца середины 2000-х, видимо, просто не годится. Отметим, сейчас ничего не известно о синхронных изменениях в других частях госаппарата.

Об ограничении и оптимизации — например, госкорпораций, институтов развития и госАО — между тем летом 2020 года в правительственных структурах шли активные дискуссии. Реформа системы оплаты труда в федеральной службе без изменений во всем госсекторе может привести к «перекачке» туда федеральных кадров. Впрочем, и здесь есть существенные ограничения: механизмы управления этими структурами правительством опосредованны, а коронавирусная эпидемия ставит ограничения на любые массовые увольнения, тогда как навеса вакансий в институтах развития, госкорпорациях и госАО нет или он меньше госслужбы.

Автор Дмитрий Бутрин

https://www.kommersant.ru/doc/4574020?from=doc_vrez


About the author
[-]

Author: Ольга Соловьева, Дмитрий Бутрин

Source: ng.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 01.12.2020. Views: 39

zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta