Нефть и газ – наше всё: нефтегазохимическому комплексу в России быть

Information
[-]

Федеральный Закон, способный помочь развитию нефтегазохимического комплекса

Промышленность, тем более нефтегазохимическая – это не капитализация кипятка на продаже чая в ресторане. Но даже рестораны как вид бизнеса периодически поднимают вопросы о необходимости господдержки, особенно по части налогового администрирования. Говорить о необходимости поддержки нефтегазохимического комплекса, тем более – с нуля, вовсе не приходится.

Слишком уж много подводных камней, да и «удовольствие» явно дорогое с нескорой окупаемостью. Поэтому одного желания развивать подобную промышленность мало, никто не рискнет вдолгую собственными инвестициями без поддержки государства. Точнее, рискнуть-то, может быть, рискнут, да, только позже продукцию никому продать не смогут. Неконкурентоспособной она будет на внешнем рынке, а внутренний рынок потенциальные объемы товаров априори не переварит. Более того, когда речь идет о локализации производств в России, с использованием отечественного оборудования и мультипликации здесь же в России эффекта от запуска таких производств, государство вряд ли может оставаться в стороне.

Между тем, несмотря на наличие цели развития нефтегазохимического комплекса в России, а также, в том числе и наличии таких стратегических задач, поставленных президентом РФ еще в мае 2018 года (Указ № 204), как: достижение объема экспорта (в стоимостном выражении) несырьевых (!) неэнергетических товаров в размере 250 млрд долларов США в год; решение задач, которые в итоге способствовали бы достижению международной конкурентоспособности российских товаров; устранение логистических ограничений при экспорте товаров с использованием железнодорожного, автомобильного и морского транспорта; с целью роста производительности труда вовлечение в реализацию национальной программы не менее 10 тыс. средних и крупных предприятий базовых несырьевых (!) отраслей экономики, Федеральный Закон, способный помочь развитию нефтегазохимического комплекса получил жизнь лишь недавно. Некоторые наблюдатели в соцсетях нарекли подписанный Владимиром Путиным 15 октября документ «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации в части введения обратного акциза на этан, сжиженные углеводородные газы и инвестиционного коэффициента, применяемого при определении размера обратного акциза на нефтяное сырье» — победой государственников, которые, мол, одолели очередные препятствия, в частности, связанные с налоговым администрированием, на пути развития реального сектора экономики. Видимо, таким образом, порадовавшись за прорыв российских промышленников.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Появлению законопроекта в окончательном виде предшествовал, как сообщало в конце прошлого года издание Интерфакс, долгий спор Минфина РФ и Минэнерго вокруг темы применения обратного акциза на этан и СУГ. Нефтехимические компании давно просили налоговых льгот — как минимум с 2015 года, когда заработал налоговый маневр в «нефтянке». Чтобы нивелировать негативное влияние маневра на нефтехимию — компании опасались, что он спровоцирует сильный рост цен на сырье — был введен обратный акциз на нафту. С тех пор компании регулярно просили выровнять налоговые условия для разных видов нефтехимического сырья. Правительство сделало ставку на стимулирование переработки этана и СУГ. Этан считается наиболее выгодным сырьем для производства этилена — при меньшем расходе обеспечивается больший выход продукции. Однако из-за инфраструктурных ограничений его переработка в России практически не развита. По данным газеты «Ведомости», в добываемом России газе содержится около 10−12 млн тонн этана, а перерабатывается всего около 700 тыс. тонн. Объем производства СУГ в стране оценивается в 17 млн тонн, при этом около 40% поставляется на экспорт. Эксперты отмечают, что переработка СУГ была бы эффективнее, если бы не существовало обратного акциза на нафту. При этом, по расчетам Минэнерго, обратный акциз на этан и СУГ позволит привлечь в Россию более 3,5 трлн руб. инвестиций в ближайшие 6−7 лет, и увеличить переработку этана и СУГ на 8−10 млн тонн.

Подготовить законопроекты оба ведомства должны были еще к марту 2019 года, однако лишь к осени они определились с параметрами обратного акциза на этан. Далее возник спор, кто может получать так называемую льготу. И вот только в этом году законопроект дошел до Госдумы и к осени был одобрен Советом Федерации, отправившись на подпись Президенту. В итоге закон предусматривает льготы, для тех, кто строит новые заводы и тех, кто занимается модернизацией и расширением имеющихся мощностей. А обратный акциз на этан позволяет формировать более низкую цену на входящее сырьё для нефтегазохимии для обеспечения операционной конкурентоспособности отечественного производства по сравнению с зарубежными предприятиями.

Эксперты, называют нефтехимию — отраслью способной создавать высокую добавленную стоимость и драйвером развития смежных отраслей. Глубокая переработка этана увеличивает добавленную стоимость создаваемой из него продукции в четыре раза. Новые производства по сжижению природного газа (СПГ), как отмечал в середине октября глава Минэкономразвития России Максим Решетников, позволят загрузить работой российские машиностроительные предприятия и создать десятки тысяч рабочих мест. Один рубль валового внутреннего продукта в нефтехимии создает дополнительно 1,9 рубля валового внутреннего продукта в экономике — за счет развития перерабатывающих и потребляющих синтетическую продукцию отраслей, а также смежных отраслей — инжиниринга, машиностроения и других.

К наиболее ярким сегодня примерам, способным отразить работу будущего нефтегазохимического комплекса страны, можно отнести уже строящиеся проекты. Речь идет об Амурском ГПЗ, мощность по переработке попутного газа которого — составит 42 миллиарда кубометров в год. Именно с этого завода этан, пропан, бутан будет поступать на строящийся рядом Амурский газохимический комплекс, который станет одним из крупнейших в мире комплексов по производству полиэтилена и полипропилена.

Говоря о плюсах реализации подобных проектов, стоит отметить, что не столь важен сам факт привлечения инвестиций, сколько сам момент их привлечения — достаточно трудный для экономики России и в целом мира. Санкции, волатильность цен на ресурсы на мировых рынках — «спасибо всем, кто не желает, чтобы Россия выбралась из того места, куда ее постоянно пытаются увлечь международные друзья», наступил «час икс» для развития таких вот производств. Не воспользоваться этим случаем — скорее всего, означало бы, пройти точку невозврата.

Как писала «Российская газета», сейчас в России производится порядка 29 млн тонн СПГ в год. Работают два крупнотоннажных завода по сжижению газа — «Сахалин-2» мощностью — 9,6 млн тонн в год и «Ямал СПГ» — 16,5 млн тонн, а также среднетоннажное предприятие «Криогаз-Высоцк» — 0,66 млн тонн и несколько мелких производств. К 2025 году планируется к запуску завод «Арктик СПГ-2» мощностью — 19,8 млн тонн, проект на Балтике в Усть-Луге — на 13 млн тонн, «Обский СПГ» — 4,8 млн тонн и «СПГ-Портовая» — 1,5 млн тонн в год. Ожидается, что к 2025 году в России будет производиться около 68 млн тонн СПГ.

Автор Галина Смирнова

https://regnum.ru/news/economy/3110614.html

***

Россия будет менять нефть и газ на химию

В Тобольске власти страны обсудили возможности для развития нефтегазохимии в России. Падение мировых цен на углеводороды может стать стимулом для создания перерабатывающих производств в стране.

Спрос на нефть в мире в ближайшие пять лет будет расти лишь на 1%, а затем станет снижаться на 0,1% в год, тогда как на продукцию переработки будет увеличиваться ежегодно на 4%. Во многих странах ориентируются на полный запрет одноразового пластика, и замкнутые циклы переработки полимерной продукции, но эксперты «НГ» уверяют, что России хватит возможностей для развития отрасли.

Поводом для поездки президента страны Владимира Путина в Тюменскую область стал выход на проектную мощность запущенного в мае 2019 года «Запсибнефтехима», крупнейшего нефтехимического комплекса в России, предприятия СИБУРа, которое будет производить ежегодно 2 млн т полимеров (1,5 млн полиэтилена и 0,5 млн полипропилена). Такие объемы позволят России занять место в топ-10 мировых производителей и изменить ситуацию на внутреннем рынке, заместив львиную долю импорта продукции, считают эксперты. Вице-премьер Александр Новак сообщил, что в мире производится 175 млн т этилена, лидерами являются США (36 млн), КНР (20 млн), Саудовская Аравия (18 млн). А Россия производит только 4,8 млн т. Продукция «Запсибнефтехима» будет играть важную роль в развитии несырьевого экспорта и замещении существующего импорта полимеров, в основном из Китая и Европы. Отечественное производство способно заменить по разным продуктам от 85 до 95% импортного ассортимента.

В первый раз президент побывал в Тобольске в марте 2003 года, а в последний раз – в октябре 2013 года, когда запустил здесь комплекс по производству полипропилена мощностью 0,5 млн т в год. С тех пор у России появилась Стратегия развития химического и нефтехимического комплекса на период до 2030 года. А в марте 2019 был утвержден план мероприятий («дорожная карта») по развитию нефтегазохимического комплекса в России на период до 2025 года. Темпы импортозамещения в сфере малотоннажной нефтехимии недостаточны, доля импорта сохраняется на высоком уровне, поэтому необходимо предпринять усилия по изменению сложившейся пропорции, сказал на совещании во вторник президент. «Внутренний спрос здесь, конечно, значительно превосходит то, что мы сейчас производим, и закрывается за счет импорта. По некоторым позициям зависимость от иностранных поставщиков достигает 100%. Конечно, такое положение нужно менять», – призвал президент.

Глава государства констатировал, что за последние годы рост производства отрасли достигнут в основном за счет развития крупнотоннажной нефтехимии. «В этом сегменте благодаря запуску новых проектов импортозамещение у нас практически завершено: 5,3 млн т мы производим, а импорт составляет 0,3 млн т. А вот в малотоннажной – другая картина: 1,4 млн т мы такой продукции еще импортируем при производстве 3,7 млн т», – привел статистику президент. Он отметил, что в европейских экономиках примерно 30–40% от выпуска всех химической продукции – это малотоннажная химическая продукция. «У нас – 15%», – добавил российский лидер. Другой актуальной задачей, по мнению Путина, является формирование устойчивого спроса на российскую нефтехимическую продукцию. Глава государства подчеркнул, что выгода от внедрения такой продукции в сравнении с устаревшими материалами совершенно очевидна. Для примера он привел сферу ЖКХ, где использование полимерных труб позволяет экономить до 50% затрат на обслуживание водопроводов и канализаций, при этом доля полимерных решений в жилищно-коммунальном хозяйстве в России составляет 35%, а в Европе – 85%.

Ранее эксперты отмечали, что российская полимерная индустрия наименее пострадала от пандемии коронавируса. Участники полиэтиленового рынка считают, что в целом COVID-19 даже оказал своего рода поддержку, увеличив спрос на одноразовые полимерные изделия. «В 2020 году продукция химической промышленности является одной из самых бурно растущих статей российского экспорта в Китай, – сказал «НГ» президент Русско-азиатского союза промышленников и предпринимателей (РАСПП) Виталий Манкевич. – По итогам первых трех кварталов 2020 года доля экспорта российской химической продукции достигла 4% по сравнению с 3,1% в прошлом году, наибольший прирост обеспечили пластмассы (со 164,6 до 512,2 млн долл.), что как раз соответствует продукции нефтепродуктов с высокой добавленной стоимостью. Полиэтилен и полипропилен – это ключевые драйверы роста российского экспорта, и в авангарде находится СИБУР с проектом «Запсибнефтехим» и Амурский ГХК».

Несмотря на запреты на использование пластика во многих странах, динамика спроса на него продолжает расти, и это продлится еще какое-то время, уверяет аналитик компании «Финам» Алексей Калачев. «По первичной продукции отрасли мы в основном обеспечены и значительную часть ее экспортируем. Но по специфической конечной химической продукции с особыми свойствами и высокой добавленной стоимостью все еще сохраняется зависимость от импорта. По некоторым позициям эта зависимость превышает 80–90%, например, по полимерным смолам и полиамидам. Стратегия развития химического и нефтехимического комплекса на период до 2030 года разрабатывалась в том числе и с учетом развития более глубокой переработки производимого сырья и полуфабрикатов», – говорит эксперт.

«Запрет на пластик и тренд на экологичность – это долгосрочная тенденция, которую нельзя отрицать, вместе с тем надо понимать, что отказаться от пластика в перспективе 10 лет может богатое и сытое общество США или Германии, но для условной Индии, Пакистана, Мексики, Филиппин, Индонезии или Нигерии – это непозволительная роскошь. Однако именно эти страны станут драйверами мирового экономического роста в ближайшие 30 лет, и они будут предъявлять растущий спрос на различные производные пластмасс. Текущая же политика позволит нам нарастить долю на мировом рынке этих товаров», – говорит Манкевич. Развитие нефтегазохимии является одной из приоритетных задач отрасли, считает доцент кафедры международной коммерции Высшей школы корпоративного управления (ВШКУ) РАНХиГС Тамара Сафонова.

Автор Анатолий Комраков

https://www.ng.ru/economics/2020-12-01/4_8028_russia.html


About the author
[-]

Author: Галина Смирнова, Анатолий Комраков

Source: regnum.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 01.12.2020. Views: 53

zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta