В Госдуму внесены законы, фактически запрещающие гражданскую деятельность в России

Information
[-]

Новый уровень несвободы

Начав вытаптывать свободные политические, медийные и образовательные проекты, чиновники не могут остановиться, пока не ликвидируют их все. Новые репрессивные законопроекты запрещают просвещение, дают власти возможность прекращать деятельность «иностранных агентов» и позволяют признать таковым любого, чью активность политический режим не одобряет.

В ноябре в Госдуму был внесен большой пакет законопроектов с поправками в законодательство. Законопроекты будут регулировать деятельность НКО и общественных объединений, организацию и проведение публичных мероприятий, деятельность СМИ и образовательных организаций, и воздействовать на тех, кто якобы причастен к нарушениям прав и свобод российских граждан.

Подготовка репрессивных законов к принятию ведется полным ходом. Не менее 12 законопроектов, цель которых — ужесточить контроль за общественной жизнью, — быстро продвигаются к утверждению депутатами. Информационный фон — борьба с иностранным вмешательством. Фронтменами этих законопроектов стали депутаты и сенаторы из Комиссии по вопросу иностранного вмешательства во внутренние дела РФ. Она работает с лета 2019-го, и, по-видимому, пришло время демонстрировать результаты своей работы. Если законопроекты будут приняты в нынешнем виде, российское общество перейдет на качественно новый уровень несвободы. Перечислять последовательно весь этот массив запретов слишком долго. Вот, как мне кажется, главное.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

НКО-«иноагентам» власти смогут запрещать реализацию любых программ без объяснения причин. О программах нужно будет сообщать заблаговременно. Сообщениями о статусе «иноагента» нужно будет маркировать все документы, исходящие из организации (кроме отчетов в Минюст). Это же касается всех, кто причастен к деятельности этой организации. Речь, конечно, о причастности «в рамках осуществления политической деятельности». Но под ней, как мы уже хорошо знаем, подразумевается не участие в выборах, а практически любая публичная сфера.

Уже 8 лет назад, когда принимался закон об «иностранных агентах», было понятно, что введение этого статуса, несмотря на заявления властей, приведет к появлению особого правового режима («правового гетто»). И что в отношении тех, кто под него подпадает, можно будет впоследствии принимать все новые и новые ограничения. Все эти годы так и происходило: «иноагентам» запретили выдвигать членов Общественных наблюдательных комиссий, получать статус «социально ориентированных НКО», выставлять наблюдателей на выборах. Теперь добрались и до прямого регулирования их деятельности. Может быть, проще ввести разрешительный порядок иностранного финансирования или запретить его как таковое?

Этого не произойдет по простой причине. Организациям-«иноагентам» в 2018 году поступило из-за границы 759 млн. руб., а всем НКО — 85 млрд. То есть на НКО-иноагентов приходится менее 1% всего иностранного финансирования, получаемого НКО. Учитывая, что в агенты записывают не только правозащитников, но и организации помощи больным диабетом, вряд ли стоит думать, что какая-то «политическая НКО» прошла мимо бдительного ока Минюста. Что это за деньги и кто их получает — это, наверное, достойно специального расследования. Но очевидно, что для кого-то это важный и удобный канал ввоза денег в страну.

Новые регуляции для НКО-«иноагентов» — это не просто дополнительные обременения и трудности в работе. Власти смогут поставить их перед выбором: прекратить не понравившуюся чиновникам деятельность или ликвидироваться. Оба варианта — фактическое уничтожение НКО. Такая перспектива будет трагедией для страны. Целые сферы правозащитной деятельности могут оказаться «зачищены». Но НКО-«иноагенты» уже не первый год пребывают в своем статусе. Они выбрали свой путь и готовы к худшему — ожидали, что ситуация может ужесточится. Хуже будет тем, кто не был готов к такому развитию ситуации.

Допустим, вы — группа граждан, которые не хотят регистрировать НКО. Вам не нужны печать, счет и гранты. Ничего, вы тоже можете стать «иноагентом». Как будет в этом случае определяться получение вами помощи (не обязательно денег) из-за границы? По усмотрению правоприменителей, т.е. максимально широко. Допустим, один из участников группы получил по контракту деньги за свою работу в компании, у которой есть зарубежный бенефициар, владеющий более чем 25% акций. А потом ваша группа организовала пикет о чем-нибудь общественно важном. Есть иностранные деньги, и есть политическая деятельность — все, поздравляю: ваша группа — «иностранный агент». Теперь надо сдавать два раза в год отчеты в Минюст и везде ставить маркировку.

Или представим, что вы не группа, а неравнодушный одиночка. К вам относится все сказанное выше. И достаточно получить из-за границы даже не деньги, а «организационно-методическую помощь». В семинаре участвовали — пожалуйста, получите лейбл. Специально отмечу: в отличие от американского закона FARA (где тоже есть физические лица — «иностранные агенты») российский законодатель намеренно отказывается увязывать конкретные деньги с конкретной деятельностью. Деньги и любые другие ресурсы могут быть никак не связаны с темой, по которой вы решили выступить публично.

Важно только, чтобы средства (отраженные в ваших доходах) можно было счесть иностранными, а деятельность — политической. Как показывает опыт ФБК, человека или организацию легко подставить, сделав в его адрес перевод из-за границы: согласие получателя для этого не требуется. Уже начиная с февраля 2020 года граждан можно признавать СМИ-«иноагентами». Пока этот статус никто не получил, но в мае Минюст издал специальный приказ. Видимо, вскоре он начнет работать. Еще «иностранными агентами» можно будет признавать кандидатов на выборные должности, а СМИ должны будут маркировать любое упоминание обо всех представителях этого большого недобровольного семейства.

Между тем борьба с «зарубежным вмешательством» — этого всего лишь информационный фон, который, на мой взгляд, должен оттенить другие, не менее разрушительные новации законопроектов. Представьте теперь, что вы не «иноагент», но хотите организовать большой митинг. Вам нужно оплатить звук, присутствие медиков и прочие расходы. В соответствии с одним из законопроектов у вас должен быть единый счет (как на выборах), и тратить средства на митинг вы можете только с него. Вы хотите перечислить деньги на этот счет?

Пожалуйста, представьте паспортные данные (они могут оказаться у государства в статистике подозрительных операций). Анонимные пожертвования будут запрещены. А «иностранным агентам» вообще будет запрещено финансировать любые публичные мероприятия. И как в такой ситуации «Мемориалу» проводить «Возвращение имен»?

Журналистам на митингах придется носить унифицированные отличительные знаки. Также журналистам будет запрещено всякое проявление собственной гражданской позиции. Критическая статья в интернете по поводу очередного конституционного референдума может стать для Избиркома поводом обвинить вас в незаконной агитации и потребовать заблокировать ваш блог, а то и всю платформу, на которой он размещен. Сильно повышаются штрафы за нарушения этого всего. Где было 5 тыс. руб. — там будет 50, а где было 100 — станет полмиллиона.

В тени этих правил идут еще два законопроекта. Один позволит властям отключить YouTube, Facebook и другие иностранные платформы, если они блокируют российские материалы (например, считая их фейковыми новостями). Второй дает властям право регулировать просветительскую деятельность. Как именно она будет регулироваться — непонятно. Но право на это у государства появится. Как и в случае с «политической деятельностью», под просвещение можно подвести все что угодно. Вы сообщаете информацию — делитесь знаниями, рассказываете о себе — передаете опыт. Любой блог может быть объявлен просветительской деятельностью и основательно зарегулирован.

Законотворцев волнует не только «иностранное влияние». Отдельно они выделяют «сообщение недостоверных сведений об исторических, о национальных, религиозных и культурных традициях народов». Недостоверными можно счесть любые сведения — это уже опробовано при преследовании распространителей фейков о коронавирусе. По сути, власти могут считать правдой то, что они официально заявили, а все остальное — недостоверной информацией.

Популярная политология утверждает, что тоталитаризм пытается контролировать все стороны человеческой жизни, а авторитарный режим претендует лишь на монополию в политической сфере. Жизнь, увы, богаче таких обобщений. Российский режим увеличивает контроль за обществом и расширяет границы того, что он считает политически значимым. В последние годы часть активности переместилась из сфер медиа и политики в просветительство. Но власти завершают зачистку «политического поля» и идут дальше. Теперь под угрозу поставлены усилия и труд тысяч людей, которые в ситуации авторитарных заморозков стремились сохранять и развивать культуру, распространять знания.

Власть действует последовательно. Сначала она усиливает политический и идеологический контроль над образованием. Преподаватели создают Свободный университет, чтобы избавиться «от административного диктата». Он становится популярным. И вот теперь государственный администратор протягивает руки за пределы университетского кампуса: ему нужно регулировать и просвещение. Именно последний законопроект отчетливо показывает, что политический режим, вставший на путь поглощения всего свободного и независимого, уже не может остановиться. Процесс перемалывания общества будет продолжаться. И если вы против этого — вы, скорее всего, «иностранный агент». Даже если вы не получали иностранных денег, это не значит, что их у вас нельзя найти.

Автор Сергей Лукашевский, директор Сахаровского центра, внесенного в реестр организаций, выполняющих функции «иностранного агента»

https://novayagazeta.ru/articles/2020/12/03/88216-novyy-uroven-nesvobody

***

Правозащитники об "иноагентах"- физлицах: Законы РФ все более абсурдны

Известные российские правозащитники оценили для DW принятый Госдумой в первом чтение законопроект, согласно которому "иноагентами" могут стать физлица и незарегистрированные организации.

8 декабря Госдума России в первом чтении одобрила законопроект, расширяющий толкование понятия "иностранный агент". Теперь в соответствующий реестр могут попасть и незарегистрированные объединения граждан РФ, и сами граждане (как физлица), если Минюст заподозрит их в политической деятельности. Такие люди не смогут работать на государственной и муниципальной службе, на своих материалах должны будут ставить отметку "иностранный агент". Что думают об этом те, против кого потенциально направлен новый документ?

Виталий Аверин, член совета незарегистрированного движения за права избирателей "Голос". Движение отказалось от статуса юридического лица после того, как Минюст признал его "иноагентом".

- Вопрос состоит в том, как государство будет доказывать иностранное финансирование незарегистрированного объединения. Наверное, сначала Минюст найдет его информационный ресурс, на котором размещались якобы политические публикации. Затем они попытаются доказать, что у ресурса был иностранный источник финансирования. С этим сложнее.

Например, у нас нет иностранного финансирования, но возможны провокации. Возможно и притягивание за уши. Человек принял участие в мероприятии, которое устроила организация с иностранным финансирование, а потом, независимо от этого, организовал митинг - и все, ты физлицо-"иноагент".

В силу исторической памяти и пропаганды этот статус людьми воспринимается негативно. Расскажу на своем примере. Сейчас (по телевизору. - Ред.) идет серия репортажей об НКО-"иноагентах". Меня там даже не называли по имени, только лицо показали. Какие-то знакомые родителей посмотрели этот выпуск и пишут маме: "А что, твой сын - иностранный шпион?". Вот такая иллюстрация, зачем это все делается - чтобы маргинализировать тебя и усложнить коммуникацию с окружающими.

Игорь Каляпин, председатель "Комитета против пыток". После очередного признания организации "иностранным агентом" она отказалась от статуса юрлица

- С точки зрения права, эта норма невыполнима. Незарегистрированная организация технически и теоретически не может получать иностранного финансирования. У нее нет счета и баланса, она не может владеть имуществом. Было бы у нас правовое государство, я бы посмеялся и сказал: приняли закон и черт с ним. К сожалению, на основе нашего опыта я представляю, как это будет реализовано. Последний раз "Комитет против пыток" признали "иностранным агентом", несмотря на то, что никакого иностранного финансирования он не получал. Источниками финансирования были три физлица - я, мой заместитель и какая-то гражданка из города Пермь.

Эти деньги и посчитали иностранным финансированием. Никто даже ничего не доказывал. Нам просто сказали, что есть основания полагать, что мы получили деньги от зловредных иностранных спецслужб. Наверное, по такой же логике министерство юстиции будет объявлять "иностранными агентами" какие-то незарегистрированные объединения и физлиц.

Это законодательство (об "иностранных агентах". - Ред.) было придумано и становится все более абсурдным с 2011 года. Это наглядная тенденция к сокращению прав гражданского общества и удушению любого отличного от властей мнения.

Лев Пономарев, после ликвидации его движения "За права человека" Верховным судом РФ заявил, что теперь движение будет незарегистрированным.

- Этот закон - "подарок" правозащитникам к 10 декабря (День прав человека. - Ред.). При этом законодатели никак не подойдут к тому, чтобы сажать всех, кто имеет связи за границей. Они крутятся вокруг этого, но посадить не решаются, хотя к этому идут.

Внутренней политикой в России руководит не Путин. Этим занимаются другие люди, в основном из ФСБ, которые стараются угадать его желания и решить собственные проблемы. Вот поэтому и принимаются такие "грязные" законы, написанные на коленке. "Грязные" как по содержанию, так и по технике исполнения.

ФСБ пытается разгромить любую возможность сопротивления себе, пересажать как можно больше людей и выдавить за границу. Был "философский пароход", а сейчас будет "правозащитный самолет". А потом - железный занавес. При этом существуют противоречия в намерениях эфэсбэшников и политической элиты, которая имеет заграничные счета. Рано или поздно мы эти противоречия увидим.

Наши власти любят ссылаться на американский аналог закона об иностранных агентах - акт FARA (Foreign Agents Registration Act. - Ред.). Но они его грубо искажают. Этот акт подразумевает, что иностранный агент работает непосредственно по поручению иностранного правительства.

Вот я получаю грант комитета ООН против пыток. Этот комитет - не государство. ООН учредил, в числе прочих, и СССР. И тем не менее моя организация признается "иностранным агентом". А вообще следует обратить внимание на опыт Европы, где никакого закона FARA нет.

Автор Сергей Сатановский

https://p.dw.com/p/3mRjt

***

Методичка для шпиономанов: Чем американское законодательство об «иностранных агентах» отличается от российского

8 декабря Госдума рассмотрит в первом чтении законопроект № 1057914-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия угрозам национальной безопасности».

Среди нововведений — введение понятия физического лица «иностранного агента» и введение уголовной ответственности за нарушение законодательства об «иностранных агентах». В США, на правовой опыт которых нередко ссылаются разработчики российского законодательства об «иностранных агентах», действительно имеется аналогичный закон. Однако, в отличие от России, в США он служит не инструментом политических репрессий, но способом выведения иностранного лоббизма в публичную сферу. Рассмотрим основные отличия российского и американского законодательства об «иностранных агентах» — физических лицах.

В США, по закону 1938 года «О регистрации иностранных агентов», «иностранным агентом» (foreign registrant), является лицо, лоббирующее интересы зарубежных государств и/или политических партий. В России же этот перечень намеренно расширен для усиления репрессивного потенциала: в качестве источников нежелательного влияния в нынешней редакции закона упомянуты международные и «иностранные» организации, иностранные граждане и даже «лица без гражданства».

В США лоббист, представляющий интересы зарубежных государств и/или политических партий, самостоятельно регистрируется в Министерстве юстиции под угрозой штрафа до 10 тысяч долларов и/или тюремного заключения до 5 лет. Показательно, что американское государство преимущественно относилось к этому закону как мачеха к падчерице. Первоначально за его исполнением должен был следить Государственный департамент США, после многочисленных протестов ведомства в 1941 году правоприменение закона было передано в министерство юстиции США. Там отдел регистрации «иностранных агентов» кочевал от одного подразделения к другому: военное управление, уголовное управление, наконец, управление национальной безопасности.

За 82 года существования американского закона об «иностранных агентах» лишь пара человек подверглись уголовному преследованию. В 2018 году в рамках расследования о вмешательстве России в президентские выборы 2016 года специальный прокурор Роберт Мюллер вынудил Пола Манафорта и Роберта Гейтса, председателя и заместителя председателя предвыборного штаба Трампа, признать себя виновными в том, что они не зарегистрировались в качестве «иностранных агентов» Украины.

После принятия поправок в России «физическое лицо, выполняющее функции «иностранного агента», как и в США, должно подать заявление о регистрации в Минюст. Однако, в отличие от американского законодательства, Министерство юстиции РФ получит право самостоятельно вносить физических лиц в список «иностранных агентов». Иностранные журналисты в России освобождаются от необходимости регистрироваться в качестве «иностранных агентов». При этом Минюст получит право определять, что журналист осуществляет «деятельность, несовместимую с профессиональной деятельностью журналиста», и затем вносить такого журналиста в список «иностранных агентов».

Среди очевидно репрессивных положений законопроекта — запрет на занятие государственных и муниципальных должностей людям, признанным «иностранными агентами». Еще одной новацией законопроекта является введение понятия «посредника при получении денежных средств», который передает деньги от иностранного источника российской НКО. Данная норма будет использована против краудфандинговых компаний российской оппозиции.

Американское законодательство об «иностранных агентах» распространяется не только на юридических, но и физических лиц. На первый взгляд может показаться, что Россия заимствует опыт США. На самом деле, судя по правоприменительной практике, речь идет о расширении юридического инструментария политических репрессий. После принятия этого пакета поправок мы станем свидетелями того, как российский Минюст будет признавать «иностранными агентами» наиболее активных оппозиционеров. Такой опыт уже имеется, с помощью, возможно, специально сделанных переводов из-за рубежа российские власти признали ФБК Алексея Навального НКО «иностранным агентом» в прошлом году.

Автор Сергей Костяев, преподаватель Университета Ратгерса, США

https://novayagazeta.ru/articles/2020/12/06/88250-metodichka-dlya-shpionomanov


About the author
[-]

Author: Сергей Лукашевский, Сергей Сатановский, Сергей Костяев

Source: novayagazeta.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 03.01.2021. Views: 36

zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta