Экономика Германии в зимний период 2020 -2021 года пандемии коронавируса

Information
[-]

***

Зимнее пике 2020 – 2021 года

Глубокая рецессия, вызванная временной приостановкой целых отраслей немецкого национального хозяйства, привела к сильнейшему спаду, последствия которого местный бизнес будет ощущать не одно десятилетие. Однако по своему масштабу нынешнее финансовое потрясение всё же не может сравниться ни с мировым экономическим кризисом 2008 года, ни, тем более, с Великой депрессией. Так считают специалисты Федерального статистического управления.

Согласно данным, опубликованным управлением, в течение 2020 года общий объём производства в ФРГ сократился в границах 5−5,3%, а ожидаемое падение ВВП превысило показатель в 5% годовых. В 2009 году этот показатель находился в пределах 5,7%. Статистики в очередной раз подтвердили, что с середины прошлого лета немецкая экономика находится в глубокой рецессии. Кроме того, согласно материалам статистического управления, развитие немецкого национального хозяйства было фактически приостановлено в марте-апреле прошлого года и лишь частично смогло восстановиться в летние месяцы. Подобное положение характерно для всех крупнейших мировых экономик и связано со всеобщим закрытием границ и частичном приостановлении устоявшихся логистических цепочек.

Промежуточный позитивный эффект, по мнению экспертов, произвело повторное открытие границ между странами Евросоюза, сохранившееся даже после введения нового локдауна. Это, однако, не спасло правительство от дефицита бюджета, объявленного впервые с 2011 года. По данным земельных властей, общая совокупная финансовая недостача в бюджетах земель, муниципалитетов и региональных фондов соцобеспечения составила 158,2 млрд евро. Установленный дефицит по отношению к общему объёму внутригосударственного экономического производства в прошлом году составил 4,8%, став вторым по величине с момента объединения Германии после рекордной финансовой недостачи 1995 года, связанной с взятием Федеральным правительством на себя долговых обязательств крупнейших предприятий исчезнувшей к тому моменту ГДР.

Федеральный министр экономики и энергетики Петер Альтмайер (Peter Altmeier) назвал экономический спад в 5% «драматически высоким показателем», но при этом подчеркнул, что изначальный прогноз правительственных экспертов подразумевал более высокие значения и менее оптимистичный сценарий развития событий. По словам министра, нынешнее падение немецкого экономического потенциала лишний раз свидетельствует об устойчивости национальной экономики, подкреплённой многомиллиардными пакетами финансовой помощи со стороны государства. Альтмайер в очередной раз подчеркнул готовность Берлина и в дальнейшем следовать избранному курсу в целях «защиты немецкой экономики от последствий необратимых потерь». Помимо этого, министр убеждён, что рост национального хозяйства Германии может быть заметен уже в 2021 году – даже с учётом продолжения пандемии. И хотя точные цифры Альтмайер назвать не решился, политик уверен, что ожидаемый рост будет «чётким и заметным». Минувшей осенью министр заявлял о возможном росте немецкого ВВП в районе 4,4%.

Многочисленные эксперты тоже уверены в том, что немецкая экономика возьмёт курс на восстановление уже в ближайшие месяцы, и этот постепенный рост сохранится даже несмотря на постоянно растущую инфляцию и существенный производственный спад в ведущих отраслях хозяйства. Ожидаемое восстановление ВВП может произойти уже во втором-третьем квартале текущего года. Экономисты сходятся в том, что скорость восстановления немецкого национального хозяйства зависит от двух ключевых факторов: темпов роста спроса и предложения на местные товары и услуги, а также дальнейший объём и направление мер финансовой поддержки, предпринимаемых правительством и Европейским центробанком, оказывающим поддерживающий амортизирующий эффект на находящуюся в пике экономику Германии. 2021 год, вероятно, запомнится высокими темпами роста даже если докризисный уровень макроэкономической активности будет достигнут лишь к концу года.

Столь позитивные прогнозы омрачают данные декабрьского исследования Организации экономического сотрудничества и развития, спрогнозировавшей замедление роста немецкого ВВП в 2021 году на 2,8%. В этом случае рост федеральной экономики должен колебаться в пределах 3−3,5%. Эти цифры подтверждает и параллельный анализ, проведённый Немецким институтом экономических исследований, предсказывающий увеличение национального хозяйства ФРГ в нынешнем году на 3,5% вместо показателя 5,3%, спрогнозированного экономистами до вступления в силу повторных ограничений.

Главный экономист Commerzbank Йорг Кремер (Jörg Krämer), однако, не сомневается в том, что немецкую экономику в самом начале 2021 года может ожидать «фальстарт». В первые месяцы года ВВП Германии продолжит сокращаться, и именно эта тенденция, по мнению, эксперта вынуждает экономистов снизить прежние оптимистические цифры роста национальной экономики. Кроме того, Кремер предупреждает, что продление ограничений может лишить нацхозяйство ФРГ возможности роста во втором квартале, что параллельно скажется на очередном падении экономических показателей 2021 года. Опасность новой «мини-рецессии» предсказывают и в Институте макроэкономики и исследования цикла деловой активности, где предупреждают, что её последствия могут также негативно сказаться на показателях немецкого ВВП в первые три месяца 2021 года. «Вторая волна пандемии наносит ощутимый удар по экономике Германии, но при этом не является для неё смертельной», – делится своим видением сложившегося положения пресс-секретарь Кильского института мировой экономики (IfW) Гвидо Варлимонт (Guido Warlimont). Эксперты IfW также пересмотрели свой прогноз о темпах восстановления немецкой экономики, понизив его сразу на 1,7% – с 4,8% до предварительных 3,1% при условии, что строгие антивирусные ограничения будут отменены уже в начале весны.

Автор Виталий Сманцер

http://www.rg-rb.de/index.php?option=com_rg&task=item&id=27213&Itemid=13

***

Рынок труда противостоит кризису

Работа по сокращённому графику обеспечивает стабильность экономики во многих федеральных землях.

На фоне серьёзных экономических проблем, возникших в результате пандемии COVID-19, немецкий рынок труда доказывает свою устойчивость. Меры, принятые правительством для выхода из экономического кризиса, дают эффект, а значительную роль в относительной стабильности рынка труда сыграл последовательный перевод большого числа рабочих и служащих на укороченную рабочую неделю или укороченный рабочий день.

Согласно актуальным данным, с 1 по 25 января 2021 года включительно неполная продолжительность рабочего дня была зафиксирована у 745 000 человек. Более высокий уровень уведомлений по сравнению с ноябрём 2020 года (около 650 000 человек) связан с возобновлением мер сдерживания в результате увеличения числа инфекций. По предварительным данным Федерального агентства занятости, пособие за неполную рабочую неделю по состоянию на начало декабря 2020 года было выплачено 2,26 млн сотрудников.

Одной из действенных мер правительства оказалось решение усилить стимул работников для дальнейшего профессионального развития путём более полного использования периода отсутствия на работе: теперь возмещение половины взносов на социальное обеспечение, которое регулируется для таких случаев, больше не связано с тем, что квалификация должна составлять не менее 50% времени отсутствия на работе. «Краткосрочная работа становится не только мостом через глубокую экономическую пропасть, но и путём в будущее», – заявил федеральный министр труда и социальных дел Хубертус Хайль (Hubertus Heil).

Данные Федерального статистического агентства в Висбадене показывают, что частичная изоляция оказала лишь незначительное влияние на рынок труда в конце года. С ноября по декабрь 2020 года количество безработных увеличилось на 8000 человек. Число безработных в декабре 2020 года составило почти 2,71 млн человек, уровень безработицы в декабре 2020 года вырос до 5,9%. Для сравнения: с ноября по декабрь 2019 года число безработных увеличилось на 47 000 и составило 2,23 млн человек, а в январе 2020 года число безработных было равно 2,41 млн (5,3%).

К отрицательным явлениям, по данным агентства занятости, относятся эффекты, которые могут перерасти в трудноисправимый долгосрочный ущерб. Примером этого является рост показателей длительной безработицы. Число безработных в Германии в январе 2021 года выросло на 193 000 человек (что типично для такого сезона) и достигло 2,901 млн. Из новых безработных 60 000 попали в категорию лиц, не работающих «длительное время». Уровень безработицы вырос на 0,4% (что многими специалистами оценивается как определённый успех) и достиг показателя 6,3%. При этом в западных землях он составил 6,0%, в восточных – 7,9%.

Хуже всего дела обстоят в федеральных землях Бремен, где квота безработных достигла отметки 11,5%, Берлине, где такая квота равна 10,6%; Мекленбурге-Передней Померании – 8,6%, и Саксонии-Анхальт – 8,3%. На этом фоне выгодно отличаются южные федеральные земли: Рейнланд-Пфальц – 5,6%, Баден- Вюртемберг – 4,3% и Бавария – 4,2%. Тут впору вспомнить поговорку «У кого суп жидкий, а у кого жемчуг мелкий»: Бавария, например, сетует, что там показатель безработицы сейчас худший за последние 6 лет. А по сравнению с декабрём 2020 года он вырос на 0,6%. Худший же показатель по безработице для этой федеральной земли приходится на 2015 год, когда он достиг 4,3%.

Подводя итоги экономической политики в 2020 году, Хубертус Хайль в начале января 2021 года по поводу положения на немецком рынке труда заявил: «Я вижу реальный шанс, что экономика восстановится после лета 2021 года и получит значительный импульс. Это развитие также отразится на рынке труда. А до тех пор надбавка за непродолжительную работу является важным мостом для удержания людей в работе и для возобновления экономики с лета».

Автор Виктор Фишман

http://www.rg-rb.de/index.php?option=com_rg&task=item&id=27301&Itemid=13

***

Борьба за «Северный поток-2» продолжается

Недавние события, связанные с «Северным потоком-2», казалось бы, усиливают позиции его сторонников. Однако ситуация оказалась не столь однозначной. Дальнейшие работы по строительству СП-2 отложены на неопределённый срок. Более того, проект газопровода «Северный поток-2» может быть приостановлен или даже окончательно свёрнут из-за политического давления.

О фонде «Защита климата и окружающей среды MV», созданном в земле Мекленбург-Передняя Померания, «РГ/РБ» уже рассказывала в №2/2021. В числе задач фонда – содействие достройки «Северного потока-2» путём вывода участвующих в проекте компаний из-под санкций США. Создание фонда критикуют не только «Зелёные», но и другие партии. Зампредседателя фракции ХДС/ХСС в Бундестаге Йоханн Вадефуль (Johann Wadephul) назвал создание фонда ударом по перезагрузке отношений с Вашингтоном. «Меньше всего нам сейчас необходимы подобные провокации», – заявил он в интервью Süddeutsche Zeitung. Учреждение фонда, в котором серьёзную роль будет играть российский концерн «Газпром», не может быть расценено американцами иначе как провокация, подчеркнул Вадефуль.

Зампредседателя парламентской фракции Свободной демократической партии Александр Ламбсдорф (Alexander Lambsdorff) считает, что фонд по сути является «подставной организацией», которая будет заниматься не столько проблемами экологии, сколько решением задач российского «Газпрома». Скептически о фонде высказался и глава МИД Германии Хайко Маас (Heiko Maas). Однако он заявил, что Берлин намерен провести с новой американской администрацией консультации по вопросу о завершении строительства газопровода «Северный поток-2» – после вступления в должность Джо Байдена (Joe Biden).

Раскритиковал решение о создании фонда и посол Украины в ФРГ Андрей Мельник. Строящийся газопровод представляет собой «крайне высокую угрозу для перехода на альтернативные источники энергии и для европейской солидарности», – заявил украинский дипломат. Тем не менее бывший министр экономики Украины Виктор Суслов считает, что частые аварии на украинских газопроводах усиливают позиции тех политиков в Германии, которые настаивают на скорейшем вводе в эксплуатацию «Северного потока-2». По его словам, взрывы и разгерметизации газопроводов происходят потому, что трубы, по которым осуществляется прокачка газа, после распада СССР ни разу «не обслуживались должным образом».

15 января Федеральное ведомство по морскому судоходству и гидрографии разрешило дальнейшее строительство газопровода «Северный поток-2» в германских водах. Общая протяжённость участка – около 30 км. Прежнее разрешение не позволило бы начать работы до конца мая. Однако экологические организации «Союз охраны природы и биоразнообразия» (NABU) и Deutsche Umwelthilfe 18 января опротестовали данное решение. Это означает, что действие выданного ведомством разрешения на проведение работ временно приостанавливается. Затягивается и строительство газопровода в водах Дании. «Мы получили одобрение Датского энергетического агентства начать работу в пятницу. Но это не значит, что мы возобновим укладку труб в этот же день», – заявил 15 января представитель оператора проекта Nord Stream 2 AG газете Handelsblatt. По его словам, возникла необходимость проверить техническое оборудование. «Вероятно, в конце января или начале февраля мы сможем точнее оценить, когда начнём укладку труб», – добавил представитель фирмы.

Возможное продление локдауна в Германии может повлиять на строительство «Северного потока-2», заявил депутат Бундестага Вальдемар Гердт (Waldemar Gerdt). «Если экономика Германии и ЕС сейчас рухнет, то такого большого спроса, как предполагалось, на это топливо не будет, возможно, поэтому не надо так быстро и срочно его достраивать», – отметил депутат. Однако он предположил, что проект будет завершён. Гердт также отметил, что экономические связи двух стран касаются не только энергетической сферы, последствия возможного локдауна в ФРГ для России не ограничатся только влиянием на «Северный поток-2».

С интересной инициативой выступил эксперт по внешней политике Николас Бёрнс (Nicholas Burns), консультировавший Джо Байдена во время предвыборной кампании. Он считает, что европейцы должны остановить строительство «Северного потока-2», а американцы – приостановить действие санкций. По мнению эксперта, это дало бы Германии и новым властям США время на обсуждение проекта и урегулирование конфликта. На предложение Бёрнса откликнулись в России. По мнению замглавы комитета Госдумы по экономической политике Сергея Калашникова, сейчас на международной арене развернулась игра между Европой и США, где вопрос «Северного потока-2» является одной из «козырных карт» в руках американцев. По его словам, Россия может включиться в эту игру и сыграть на противоречиях.

Тем временем страховая компания Zurich Insurance Group под угрозой санкций со стороны США решила прекратить оказание услуг по страхованию строительства «Северного потока-2». Та же Handelsblatt сообщает, что российская баржа-трубоукладчик «Фортуна», способная достроить газопровод «Северный поток-2», и её владелец подпадут под новые американские санкции. «Мы принимаем это к сведению с сожалением», – заявила представитель Министерства экономики и энергетики ФРГ.

Посол России в Германии Сергей Нечаев подчеркнул, что попытки США помешать реализации проекта «Северный поток-2» путём «шантажа и угроз» являются проявлением «недобросовестной конкуренции». Он заявил, что российская сторона не сомневается – газопровод будет достроен, добавив, что правительство Германии и все участники проекта выступают за его завершение. При этом 19 января Reuters распространило сообщение, согласно которому «Газпром» предупредил, что может отложить или приостановить проект «Северный поток-2» из-за «политического давления».

Автор Александр Островский

http://www.rg-rb.de/index.php?option=com_rg&task=item&id=27224&Itemid=13

***

Почему в Германии в 2021 году будет экономический подъем

Локомотивами роста станут промышленное производство, экспорт и отложенный спрос в сфере услуг

Отличительная черта немецкой экономики – мощная индустриальная база. Поэтому пока сервисные отрасли экономики будут постепенно восстанавливаться после двух вызванных пандемией COVID-19 локдаунов, вытягивать страну из кризиса будут обрабатывающая промышленность и глобальный спрос на товары MadeinGermany.

На первый взгляд «пейзаж после битвы» выглядит ужасно. Такое ощущение, что немецкой экономике из-за пандемии коронавируса нанесен труднопоправимый ущерб. Ведь правительству ФРГ ради защиты здоровья населения и спасения человеческих жизней пришлось дважды за десять месяцев в значительной мере останавливать деловую жизнь в стране, объявляя локдаун сначала с марта по май, а затем в ноябре-январе.

Среди русскоязычных жителей Германии ощущение упадка усугубляется тем, что жесткие карантинные ограничения больнее всего ударили как раз по тем сферам, в которых выходцы из бывшего СССР особенно активно занимаются бизнесом: туристические услуги, рестораны, проведение массовых зрелищных мероприятий. Тут фирмы и самозанятые, действительно, понесли очень серьезные убытки, и есть реальная угроза, что далеко не все из них смогут восстановить свое дело. Тем более, что «битва» далеко еще не закончена, и никто не знает, какие ограничения и как долго еще потребуются.

Факторы роста: внутренние и внешние

Но если отвлечься от печальных индивидуальных предпринимательских судеб и тяжелых потерь в отдельных сегментах рынка, то при более внимательном взгляде на макроэкономическую ситуацию становится ясно: у Германии имеются хорошие шансы как на сравнительно быстрое возвращение на докризисный уровень, так и на дальнейшее поступательное движение.

Ускоренному росту валового внутреннего продукта (ВВП) ФРГ в 2021 году будут способствовать и внутренние, и внешние факторы. Наиболее сильные импульсы внутреннему рынку дадут начинающаяся массовая вакцинация населения от COVID-19, продолжающаяся крупномасштабная государственная поддержка бизнеса и накопившийся отложенный спрос со стороны в целом весьма платежеспособных немецких потребителей.

Благоприятными внешними факторами станут массовая вакцинация на важнейших для Германии экспортных рынках – в странах ЕС, в США и Великобритании, выделение Евросоюзом гигантских финансовых средств своим наиболее пострадавшим от пандемии членам, а также высокие темпы роста ВВП в Китае и других странах Азии. Именно внешним факторам предстоит сыграть в этом году ключевую роль при восстановлении экономики ФРГ. В силу специфики своей структуры она выиграет от ожидаемого подъема мировой экономики куда больше, чем многие другие государства.

Мощная индустрия и ставка на экспорт

Специфика эта, во-первых, состоит в ярко выраженной экспортной ориентации большинства отраслей и, во-вторых, в том, что ФРГ в последние десятилетия прошлого столетия сумела при переходе от индустриального общества к постиндустриальному сохранить весьма мощную промышленность. Если в Великобритании и Франции вклад обрабатывающих отраслей в годовой ВВП составляет сегодня около 13%, то в Германии эта доля почти в два раза больше: 24%.

Немецкий индустриальный сектор способен производить такое количество автомобилей, высокоспециализированных станков, технического оборудования, промышленных установок, химикатов и лекарств, что ему ничего иного не остается, как ориентироваться на экспорт, поскольку внутри Германии столько продукции просто не нужно.

Поэтому в первые месяцы 2020 года, когда коронавирус сначала парализовал такой важный для немецкой промышленности рынок сбыта, как Китай, а затем и остальной мир, в Германии особенно сильно рухнуло промпроизводство. Однако уже к концу весны в КНР, Южной Корее и некоторых других странах Азии экономика стала постепенно восстанавливаться, и на немецких заводах это сразу почувствовали: их портфели заказов и объемы производства с мая неуклонно растут.

В результате вслед за обвальным падением ВВП Германии в первом полугодии 2020 года во втором полугодии последовал мощный отскок, локомотивом которого стали именно обрабатывающие отрасли. Так что пока всё лето и осень отменялись промышленные ярмарки, конгрессы, концерты и прочие массовые мероприятия, пока футбольным клубам приходилось играть при пустых трибунах, пока с ноября стояли закрытыми рестораны и кафе, а с середины декабря и многие магазины – короче, пока выставочный бизнес, индустрия развлечений, общепит и торговля на наших глазах терпели убытки, повсюду в стране вне нашего поля зрения, за фабричными стенами, кипела работа: немецкая промышленность из месяца в месяц наращивала обороты.

Портфели заказов на докризисном уровне

Можно не сомневаться: в 2021 году промышленное производство в Германии будет и дальше расти. Об этом свидетельствует, во-первых, совершенно конкретный индикатор: портфели заказов немецких предприятий. Их объемы, сообщило в декабре Федеральное статистическое ведомство ФРГ Destatis по итогам октября, уже достигли показателей февраля, последнего полного месяца нормальной работы до введения карантинных ограничений. Иными словами: они уже вернулись на докризисный уровень.

Однако немецкие фабрики и заводы будут в 2021 году не только выполнять уже полученные заказы, на что нередко уходят месяцы, но могут рассчитывать и на поток новых. Об этом свидетельствуют, во-вторых, прогнозы экономического роста на важнейших рынках сбыта продукции Made in Germany.

Особенно мощный экономический рывок ожидается в Китае, который, похоже, в целом справился с COVID-19, и в некоторых в других странах Азии. Хорошие перспективы у США, где еще в декабре начали широкомасштабно прививать население от коронавируса и где от нового президента Джо Байдена ждут крупных инвестиционных программ, в том числе по модернизации транспортной и энергетической инфраструктуры.

Евросоюз поможет пострадавшим

А самое главное: эксперты уверены, что по ходу массовой вакцинации жителей Евросоюза довольно быстро пойдет восстановление экономик стран ЕС, а они в сумме своей являются, причем с большим отрывом, важнейшим торговым партнером ФРГ.

Сильный импульс предстоящему подъему в Европе призвана дать гигантская программа помощи размером в 750 миллиардов евро из нового специального фонда NextGeneration EU, создание которого было окончательно утверждено лидерами Евросоюза в середине декабря. Его средства, которые будут выплачиваться в течение 2021-2023 годов, предназначены, прежде всего, для наиболее пострадавших от коронавируса государств ЕС, в первую очередь – Италии и Испании.

Деньги предполагается направить преимущественно в модернизацию этих стран, что повысит там спрос на самую разную технику немецкого производства, в том числе медицинскую. А рост благосостояния населения столь крупных торговых партнеров будет, несомненно, способствовать сбыту таких всегда востребованных товаров из Германии, как, например, автомобили.

У немецкого автопрома, переживавшего в последние годы не лучшие времена из-за обвала спроса на дизельные автомобили и огромных инвестиций в форсированный переход на выпуск электромобилей, еще осенью портфели заказов и объемы производства росли быстрее, чем в среднем в обрабатывающей промышленности ФРГ. На тот момент это было связано главным образом с Китаем.

Теперь начнут постепенно возвращаться и покупатели из стран ЕС. В 2021 году с конвейеров автозаводов в Германии могут сойти, по оценкам экспертов, примерно на 20% больше автомобилей, чем в 2020-м. Это обеспечило бы стабильной работой не только самих автостроителей, но и многочисленных поставщиков комплектующих.

К тому же летом под Берлином должен заработать новый крупный автозавод проектной мощностью 500 тысяч автомобилей в год. Его строит сейчас рекордными темпами американская корпорация Tesla, решившая снабжать всю Европу своими электромобилями из восточногерманской земли Бранденбург. Эта «гигафабрика», на которой будут трудиться порядка 12 тысяч человек, даст мощный импульс развитию экономически пока довольно слабого региона – и еще больше увеличит индустриальный потенциал Германии.

И всё же одного лишь промышленного роста не хватит для того, чтобы до конца 2021 года вернуть ВВП ФРГ на докризисный уровень: слишком велика роль сферы услуг. Однако к ней относятся ведь и те отрасли, которые от локдаунов незначительно или вообще не пострадали. Очень многие крупные, средние и малые фирмы в Германии оказывают страховые, банковские, финансовые, консультационные, маркетинговые, архитектурные, инженерные услуги, причем основная часть из них работает и на экспорт.

В этих сервисных отраслях бизнес в пандемию продолжался, в том числе потому, что многие высококвалифицированные и хорошо оплачиваемые сотрудники таких фирм смогли работать из дома в удаленном режиме. У этих специалистов, как и у промышленных рабочих, как и у работников госсектора, за два локдауна накопился значительный отложенный спрос. Все они хотят ходить в пивные и рестораны, на стадионы и концерты, покупать новую одежду, ездить в отпуск. Это вселяет надежды, что как только пандемия пойдет на спад, все они своей повышенной потребительской активностью помогут особо пострадавшим от коронавируса отраслям сферы услуг как можно быстрее восстановиться.

Источник - «Курс консалтинг» (Кёльн)

https://www.partner-inform.de/partner/detail/2021/1/170/10262/pochemu-v-germanii-v-2021-godu-budet-jekonomicheskij-podem#deteils


About the author
[-]

Author: Виталий Сманцер, Виктор Фишман, Александр Островский, «Курс консалтинг»

Source: rg-rb.de

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 13.02.2021. Views: 72

zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta