Можно по-разному относиться к внешней политике Турции, но трудно ее не уважать

Information
[-]

А не станет ли Украина «политической сублимацией» Турции?

Прямых поводов для такого предположения нет. А вот причин его возникновения достаточно – от логики до истории. Поэтому «Praemonitus praemunitus»: тот, кто «предупрежден» о неблагоприятной возможности, тот «вооружен» и имеет больше шансов эффективно на нее отреагировать.

Можно по-разному относиться к внешней политике Турции, но трудно ее не уважать. За последнее десятилетие Анкара мощно, с территориальным приращением, вошла на Ближний Восток. Без приращений, но военно-политически заявила о себе в Закавказье. Значимо — в Сирии. Скандально, но бесстрашно — в Восточном Средиземноморье. И на сегодняшний день «Великий Туран» от Средиземноморья до российской Тывы и китайской Уйгурии это уже не теоретический конструкт, а совершенно реальная политическая перспектива, которая должна напрягать и Россию, и Китай, и Иран, и Афганистан, и иже с ними.

«Западная атака» Анкары с ее претензиями на ресурсы Восточного Средиземноморья наткнулась на пассивное, но корпоративное сопротивление Евросоюза и на сегодняшний день приостановлена. Свои агрессивные позы Турция заменила тем, что в западной прессе сейчас называют «charm offensive», «очаровательное наступление». Уже в средине января Европа (точнее — МИД Германии) приветствовала «тот факт, что с начала года из Турции поступают признаки разрядки — не только в форме слов, но и дел. Тот факт, что Турция и Греция объявили, что они возобновят предварительные переговоры 25 января, которые были приостановлены с 2016 года, является важным первым шагом. Досрочное прекращение сейсморазведки у берегов Кипра, вызванное выводом исследовательского судна Barbaros, также является положительным сигналом для Анкары».

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Снижение напряжения подтвердил и факт визита в Брюссель министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу и его встреча с главой ЕС по внешней политике Хосепом Борреллом. Большая Европа сейчас ведет себя предельно осторожно и старается не раздражать Анкару. В европейских СМИ заметили, что в прямом эфире своих заявлений для прессы Боррелл прямо не упомянул о какой-либо озабоченности по поводу прав человека, но позже это было добавлено в официальную стенограмму. Поэтому общее впечатление от этой встречи осталось самое благоприятное. И можно сказать, что Евросоюз остановил «атаку Эрдогана». Пока остановил…

И это должно вызывать искреннюю озабоченность «неЕСовских» стран, в первую очередь — Молдавии, Украины, а также небольших балканских стран. Потому что нынешняя политика Турции — это восстание против существующего геополитического расклада. А при любом восстании, вспомним Ленина, «надо добиваться ежедневно хоть маленьких успехов (можно сказать: ежечасно…), Поддерживая, во что бы то ни стало, «моральный перевес» (Советы постороннего, 1917 год). В активных внешнеполитических действиях Турции грядет некая пауза, поскольку в Восточном Средиземноморье их притормозили европейцы, в Закавказье — русские, в Сирии — русские, иранцы и курды. А такие действия не приемлют длинных пауз.

То есть турецкой политике необходима сублимация, под которой в политике следует понимать перенаправление энергии на достижение приемлемых целей. Приемлемой целью для политического давления для Турции сейчас является именно Северное Причерноморье.

Во-первых, потому что у них есть прямая морская граница с Турцией (у Молдовы — через порт Джурджулешты). Значит, на территорию объекта действия облегчен доступ, даже во время КОВИДа.

Во-вторых, потому что и Молдова, и Украина откровенно слабы, а слабым легко диктовать условия. На дипломатические договоренности рассчитывать особо не стоит, потому что одно из определений дипломатии — это «искусство поглаживать пса, пока не будет готов ошейник».

В-третьих, потому что Украина уже в определенной мере находится под властью турецкого административного аппарата. Варфоломей I — это для нас «Вселенский патриарх», для турецких мусульман — это всего лишь Димитриос Архондонис, не более чем не самого высокого ранга чиновник, ответственный за поведение части турецких христиан. Порошенковский «Томос об автокефалии» сделал этого чиновника каноническим владыкой украинской территории.

В-четвертых, потому что Эрдоган готов к действиям в причерноморском направлении. Анкара отказывается признавать Крым российским — это да, но многие помнят опубликованную в октябре прошлого года информацию о том, что «Эрдоган не считает Крым российским. Но он также не считает его принадлежащим Украине. Согласно Эрдогану, в1783 году Россия несправедливо отняла Крым у Османской империи, и эта земля должна быть возвращена современной Турции» (ресурс HABLER, 19.10.2020). Даже если этот материал из «Habler» является фейком (хотя он до сих пор висит на странице), то во время стамбульского визита президента Зеленского трудно было не заметить, что Эрдоган все время сворачивал на тему защиты интересов не столько Украины, сколько крымских татар. А татарское ханство XV—XVIII веков — это не только полуостров, но и степная зона современной Украины от нижнего течения Днепра до восточной границы. И с 1478 по 1774 год Крымское ханство было вассалом, протекторатом Турецкой Империи. Вместе со своей материковой частью.

В-пятых, потому что земли к западу от Днепра—Южного Буга с точки зрения турецкой историографии — это непосредственно турецкая территория: три полноценных санджака с центрами в Аккермане, Очакове и Бендерах. И уйти оттуда турок русские заставили только в начале XIX века, по Бухарестскому миру 1812 года. Так что если с собственно Крымом Эрдогану пока будет сложно (в силу российской «ядерной триады»), то ему есть что окидывать алчным тюркским взглядом на территории современной Украины.

В-шестых, потому что если Эрдоган захочет поиграть в защитника исторической справедливости в отношении украинских земель, то у него может появиться много соратников в этой игре. Безграмотный украинский МИД за последние годы загнал страну в противостояние по всему периметру границ, а ведь у всех соседей есть к Украине исторические территориальные претензии: у Польши (Галичина и Волынь), у Венгрии (Закарпатье), у Румынии (Буковина и Бессарабия). А прижмет — и Литва вспомнит о претензиях на Киев по праву победы в битве на Ирпене в 1325 году.

Перечисление можно продолжать, и приводит оно к единому результату. Сама логика происходящего процесса («внешнеполитическое восстание Турции») приводит ее к необходимости усиления давления на самое слабое звено окружившей ее цепи «заклятых друзей»: сублимация она везде едина. Таким слабым звеном сейчас является Северо-Западное Причерноморье. Украина оказывается в самом опасном положении: от России она ушла бегом, западных соседей распугала, а для Евросоюза Реджеп Эрдоган ныне куда более важный и желанный гость, чем Владимир Зеленский. Так что рассчитывать Украине можно только на США, хотя и Вашингтону авиабаза Инджырлык стратегически важнее, чем все «герои Достоинства» вместе взятые. Ну или на обострение восточносредиземноморского противостояния.

Автор Андрей Ганжа

https://regnum.ru/news/polit/3170756.html

***

Курды становятся решающим фактором в политике Турции

Разворачивающиеся события в мире, наряду с проблемами во внутренней политике Турции и прагматичным характером Эрдогана, предоставляют уникальные возможности для курдов и оппозиции в Турции. Важным фактором в реализации этой возможности является то, что команда Байдена знакома с курдами, контактирует с ними, а также хорошо разбирается в Турции и ее проблемах.

В Анкаре обсуждают возможное закрытие Демократической партии народов (ДПН), которую поддерживает курдское население. Над ДПН постоянно нависает дамоклов меч, что является эффективной предвыборной тактикой политики президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана на протяжении последних 10 лет. За этим кроется желание устрашить другие оппозиционные партии, которые никак не могут объединиться, а также лишить ДПН поддержки ее избирателями. Однако все эти события привели к увеличению числа сторонников партии до 12%, что выдвинет ДПН на более важную позицию в турецкой политике.

Две недели назад министр обороны и глава генерального штаба отправились в Ирак. Говорят, что там они согласовывали военную операцию против признанной в Турции террористической Рабочей партии Курдистана (РПК). Говорят, что удалось договориться с руководством Иракского Курдистана о выдаче Анкаре нескольких задержанных лидеров РПК высшего звена. Эрдоган и его союзник, председатель Партии националистического движения (ПНД) Девлет Бахчели, незамедлительно используют это в свою пользу.

Сопредседатель Демократической партии народов Первин Булдан заявила, что они не поддадутся давлению, оказываемому со стороны правящей Партии справедливости и развития (ПСР) и ПНД. Отметив, что «2020 год был очень тяжелым, с одной стороны, это был год сопротивления фашизму, с другой стороны — год борьбы с коронавирусом», Булдан сказала: «Мы намерены развивать нашу организационную структуру и усилить нашу борьбу». Она сообщила, что противозаконные действия ПСР и ПНД являются подготовкой к выборам, и отметила, что «они запугивают общество, разделяют оппозицию и ведут борьбу, чтобы предотвратить переход населения в ряды оппозиции. Но что бы они ни делали, они проиграют! В мире не существует способов противостояния народной воле».

Тем временем антикурдская политика Анкары создает проблемы с населением Сирии, Египта, Ирака и Рожавы. ДПН впервые вошла в парламент как партия, пользующаяся поддержкой курдов, и критиковала политику ПСР, которую та ведет на протяжении 14 лет. ДПН с парламентской трибуны заявила, что ПСР проводит расистскую, шовинистическую политику, что сделанные ей заявления ошибочны, а высказывания в стиле «Мосул — наш, Мосул — турецкий» безосновательны. Фундаментальной ошибкой, начавшейся со времен, когда Ахмет Давутоглу был министром иностранных дел, и ее до сих пор поддерживает Эрдоган, стала политика расизма, национализма и разделения по мазхабам. И это вытеснило Турцию из регионального уравнения.

Анкара неверно выбрала себе союзников в регионе. Она взяла под свое крыло «Аль-Нусру» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), поддержала ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Спустя определенное время стало известно о ее сотрудничестве с этими террористическими группировками. Отныне правительства и народы считают Турцию государством, оказывающим поддержку ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). А если бы Анкара поддерживала курдские группы, тогда Турция стала бы гораздо более влиятельным государством как в Сирии, так и в Ираке, в Мосуле в частности. Страна, заручившаяся поддержкой 15 миллионов турецких курдов, превратилась бы в страну уверенности и стабильности.

ПСР все крепче закручивает гайки. Например, Шырнак превратился в город, практически исчезнувший с карты страны. Правительство, способное на такие притеснения и жестокость по отношению к своим гражданам, не сможет привнести мир в регион. 95% населения Шырнака покинуло город. Оставшиеся 5% живут в палатках вокруг него. ДПН захотела построить временное жилье для 450−500 семей, вынужденных обитать в палатках, ведь сейчас зима, снег, холод… Однако администрация Шырнака отклонило инициативу. Под предлогом опасности размещения в домах сторонников РПК, она поручила некой фирме сносить дома — в обмен на вещи. Было сказано, что все вещи, которые обнаружатся, ваши. Мародерство какое-то.

Возможно, правительство втихаря готовится к досрочным выборам. Предположим, что о них вскоре объявят. Есть ли какой-нибудь телеканал, который будет транслировать выступления кандидатов, кроме представителей ПСР? Нет. Есть ли печатное издание? Нет. Есть ли Счетная палата, которая должна будет провести проверку в случае, если государственные деньги потратят на нужды предвыборной кампании? Нет. О каких справедливых выборах может идти речь? Можно подумать, что после проведения выборов вдруг откуда-то появится демократия? В такой атмосфере выборы лишь институционализируют диктатуру Эрдогана. В остальном они бесполезны. Власти говорят, что якобы будет так, как скажет народ. Но ведь в атмосфере страха народ безмолвствует. Если оппозиция будет содействовать обману на выборах, она тем самым узаконит диктатуру.

На самом деле, если Анкара будет вести умную политику, то сможет выйти на Ближний Восток через ДПН. Поскольку ДПН имеет контакты и с сирийскими христианами, и с армянами, и с езидами, и с туркменами. Вместо того, чтобы воспользоваться этим, Турция пытается уничтожить ДПН в то время, когда заново переписывается история Ближнего Востока, народы противостоят джихадистам, захватчикам, империалистам. Полагаю, что режим Эрдогана, погрязший в проблемах как во внешней, так и во внутренней политике, по прагматическим соображениям придет к идее сотрудничества с ДПН. Эрдоган, некогда выходивший на сцену вместе с курдским народом и политиками, в любой момент может вернуться к этой линии. Развитие событий в ЕС и США также в некоторой степени подталкивают его в данном направлении. Одним из способов спасения ПСР является поднятие курдского вопроса.

При новом президенте США Джо Байдене у курдов появятся возможности и преимущества. Байден — это политик, хорошо знакомый с курдами в Турции. Во время своего визита в Иракский Курдистан он заявил: «Горы — это не единственные друзья курдов, мы тоже их друзья». Назначение Бретта Макгерка координатором по Ближнему Востоку и северной Африки в Совете национальной безопасности США имеет особое значение. Он хорошо знает место Турции и Эрдогана в американской политике на Ближнем Востоке, осознает значимость кудской проблемы для поддержания стабильных взаимоотношений с Турцией, придает большое значение курдам в Рожаве.

Если курдам удастся справиться со своими внутренними проблемами, возникшими из-за присущей им раздробленности, на них обратят внимание в администрации Байдена и ЕС. Это позволит курдам обернуть в свою пользу возникшие возможности и преимущества, сделав их постоянными. Всем известно, что при Трампе политика, основанная на «дружбе» с Эрдоганом, довела до точки разрыва турецко-американские отношения, а Анкара свою внешнюю политику довела до критического состояния.

Разворачивающиеся события в мире, наряду с проблемами во внутренней политике Турции и прагматичным характером Эрдогана, предоставляют уникальные возможности для курдов и оппозиции в Турции. Важным фактором в реализации этой возможности является то, что команда Байдена знакома с курдами, контактирует с ними, а также хорошо разбирается в Турции и ее проблемах.

Автор Ариф Асалыоглу

https://regnum.ru/news/polit/3178490.html

***

Отступление от принципов кемализма: что ждет Турцию в 2021 году

Только извлекая уроки из прошлого, отдаляясь от навязчивой идеологии, заменяя личные и корпоративные интересы универсальными ценностями и демократическими нормами, усвоив столетний опыт республики, мы можем восстановить наше единство. Только таким образом Турция сможет стать современным, демократическим и независимым государством и можно будет достигнуть цели по строительству независимой, современной и демократической страны, достойного члена современной цивилизации.

Новый год в Турции начался с новости про вакцинацию. Пока велись обсуждения относительно вакцины от Pfizer-BioNTech представителями правящей партии и спикерами, близкими к правительству, пришла долгожданная китайская вакцина. Другие новости не так радуют. Очередные выплаты по внешнему долгу, рост текущего дефицита до 38 миллиардов долларов (5,6% ВНП) могут привести к экономическому кризису в ближайшее время. По данным Турецкого института статистики (TÜİK), уровень безработицы вырос до 14%. Число безработных приблизилось к 5 миллионам человек. Согласно данным того же TÜİK, инфляция повысилась до 18%. Не стоит забывать, что эти данные предоставлены учреждением, подконтрольным правительству.

Турция вступила в 2021 год с двумя основными проблемами. Они связаны со сферой образования и правовой системой, утратившей доверие. Это груз очень тяжелый и проблематичный. Сохраняется угроза, вызванная пандемией COVID-19 на глобальном уровне. Предоставленные данные о числе заболевших показали, насколько плохо справляется страна с кризисным управлением.

Продолжается произвол политической власти по вопросам соблюдения Конституции и законов. Законодательная и контролирующая функция парламента теряет свои позиции. Основным принципам Турецкой Республики, насчитывающим более ста лет, пытаются противопоставить другие ценности. Отступили от кемалистского подхода. После «запланированного» государственного переворота 15 июля 2016 года альянс Партии справедливости и развития (ПСР) — Партии националистического действия (ПНД) силами своих депутатов, а также чиновников инициировал переход к авторитарному правлению. Стремление изолировать оппозицию, создать враждебное к ней отношение разлагают турецкую демократию и блокируют поиск альтернативных путей выхода из сложившейся ситуации.

Несоблюдение местными судами важных постановлений Конституционного суда, одобрительное отношение к этому высокопоставленных чиновников, нарушения Конституции подрывают доверие к судебной системе. Неисполнение постановлений Европейского суда по правам человека, которые вызывают негатив у власти, приводят к действиям, наносящим ущерб имиджу страны, например, несоблюдению международных соглашений.

Правительственный контроль, угрозы и запугивание работников в таких структурах, как управление безопасности, судебная система и национальное образование, ведут к задержкам принятий решений и блокируют государственную систему. Пресса стала ограничивать и подавлять свободу мысли и выражений. Правительственный контроль над СМИ и давление на них, что противоречит конституционным нормам, препятствует донесению правдивой информации обществу.

Службы безопасности и судебная система взяли в тиски неправительственные организации, что затормозило социальный динамизм. Формирование общественного мнения в заданном направлении препятствует адекватному выражению национальной воли. Предпринимаются масштабные усилия, чтобы предотвратить сотрудничество меж собой оппозиционных партий и создание демократических союзов.

На прошлой неделе правительство приняло очень опасное постановление. Не была публично обсуждена та опасность, которую оно может принести, ни возможные последствия. Согласно постановлению, опубликованному в «Официальном вестнике», вооруженные силы Турции после одобрения министра национальной обороны смогут передавать любые виды вооружения службам безопасности и Национальной разведывательной организации (MİT) «в случае возникновения терактов, общественных волнений и насильственных действий, наносящих серьезную угрозу национальной безопасности, общественному порядку и общественной безопасности». Соответственно, правительство сможет использовать тяжелое вооружение, танки, пушки, ракеты, ядерные бомбы (при наличии), военную авиацию, принадлежащие турецкой армии, не только против внешних врагов и для защиты границ, но и против обычных людей в связи с «общественными происшествиями», дав такие полномочия MİT и полиции.

Примечательно, что это постановление было принято сразу после конфликта в Босфорском университете, где на пост ректора волюнтаристски протолкнули человека, против которого выступили преподавательский состав и профессура. Президент Турции и глава правящей партии Реджеп Тайип Эрдоган постоянно теряет очки из-за экономического кризиса, коррупции, безработицы, системы обирательств и кумовства. Общество обеспокоено и встревожено плохим управлением, несправедливостью и коррупцией. Всё более высокий процент людей, включая бывших избирателей ПСР, осознают, что Эрдоган теперь представляет собой «проблему национальной безопасности», самую большую проблему страны.

Эмоциональное насилие, проявляемое политическими деятелями в отношении индивидов с «неправильной» этнической принадлежностью, вероисповеданием, национальностью, культурой как на национальном, так и глобальном уровнях, создает серьезные риски для будущего Турции. Правительство открыто оказывает давление на курдов и алевитов. Турции нужно предотвратить возможность превратиться в страну, попавшую в ловушку авторитаризма и оппортунизма. Но вместо того, чтобы выбрать эту задачу в качестве приоритетной, на деле происходит всё наоборот — и поощряется худшее.

Криминализацию оппозиционных элементов в законной, правовой и демократической борьбе следует рассматривать как деградацию политического процесса, а также как процесс, ослабляющий социальную безопасность. Экономика, находящаяся в процессе коллапса, усугубляющаяся бедность, конфликтная социальная среда являются важными проблемами и препятствуют выходу из тупикового положения во внутренней и внешней политике.

Только извлекая уроки из прошлого, отдаляясь от навязчивой идеологии, заменяя личные и корпоративные интересы универсальными ценностями и демократическими нормами, усвоив столетний опыт республики, мы можем восстановить наше единство. Только таким образом Турция сможет стать современным, демократическим и независимым государством и можно будет достигнуть цели по строительству независимой, современной и демократической страны, достойного члена современной цивилизации.

Настало время для Демократической партии народов (ДПН), которую поддерживают почти 10 миллионов граждан Турции, отказаться от повторения привычных пропагандистских риторик. Тот факт, что ДПН может рассматриваться как один из ключей к решению проблем, а не как источник их, имеет первостепенное значение с точки зрения национальных интересов.

Дорога для Эрдогана закончилась, идти ему больше некуда. С одной стороны, он будет пробовать с помощью набранных новых политтехнологов разделять оппозицию, с другой, он готовится к худшему исходу событий. Он предпринимает системные шаги, чтобы заполучить еще большую власть и контролировать государство. Но по прошествии времени видит невозможность сохранения позиций с помощью выборов и законных средств. Поэтому он обращается к проектам, которые могут сработать в условиях отмены выборов.

Автор Ариф Асалыоглу

https://regnum.ru/news/polit/3168505.html


About the author
[-]

Author: Андрей Ганжа, Ариф Асалыоглу

Source: regnum.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 14.02.2021. Views: 49

zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta