Разморозится ли вооруженный конфликт Украины с Россией на Донбассе?

Information
[-]

***

Президент Украины Владимир Зеленский на передовой

Вряд ли это был экспромт на фоне участившихся обстрелов. Имею в виду поездку Главнокомандующего на линию соприкосновения на Донбассе. Дата совпала с шестой годовщиной подписания так называемого Второго минского соглашения, призванного вернуть Украине мир международными усилиями.

11 февраля Владимир Зеленский провел близ Авдеевки, на знаменитой «Промке» (так на языке военных именуют возвращенную под контроль украинской стороны промышленную зону города, которая все равно остается одной из самых горячих точек), в укрепрайоне возле поселка Шумы, пригороде оккупированной Горловки, и на неназванной руководством Операции Объединенных Сил (ООС) точке, находящейся всего в 80 метрах от позиций противника.

Прекращение огня все чаще нарушается

Можно как угодно относиться к Зеленскому, что и демонстрируют избиратели. Но рабочий визит в каске и легком бронежилете, как видно на снимках, на тропе посреди кустарника, а не только в штабе или на плацу, говорит о характере. И о том, что должны чувствовать сотрудники управления госохраны… Снижение рейтинга президента, фаната перемирия, — социологи фиксируют такую тенденцию — штука, неприятная для любого политика. Зато риск вмиг расстаться с жизнью здесь, на «передке», выглядит реальностью, а не придумкой политтехнологов. Повторюсь: то, что посещение «нуля» президентом Украины оказалось не спонтанным, а заранее согласованным, подтвердило наличие большого дипломатического эскорта, если так позволено в контексте назвать Этьена де Понсена, посла Франции, и Анку Фельдгузен, посла Германии.

Правительства их стран, участниц нормандского формата переговоров, думаю, набрались впечатлений о том, что происходит на Донбассе, в режиме реального времени. Это не могло не сказаться на характере докладов остальных участников поездки: посла Великобритании Мелинды Симмонс, временной поверенной в делах США Кристины Квин, посла Канады Ларисы Галадзы и посла Швеции Тобиаса Тиберга. Прежде западные партнеры страны не совершали подобных коллективных вояжей на войну, замаскированную под худой мир.  

С начала года неустойчивое прекращение обстрелов сменилось регулярным огнем снайперских групп, профессионалов, работающих на «той» стороне в командировках. О российских наемниках, зачастивших в ОРДЛО, публично, ссылаясь на данные разведки, не раз говорили и генерал Руслан Хомчак, главком ВСУ, и министр внутренних дел Арсен Аваков. Леонид Кравчук, глава украинской делегации в Трехсторонней контактной группе, с ноября 2020-го повторял: обострение нарастает.

Вначале марионеточные режимы «республик» получили приказ просто заморозить обмены пленными — до тех пор, пока Киев не пойдет на политические уступки. Самое масштабное из требований: внести изменения в Конституцию, чтобы закрепить в отдельных районах Донецкой и Луганской областей особое самоуправление до 2050 года. Следом, для усиления эффекта, чуть не на глазах мониторинговой миссии ОБСЕ, вновь заработали минометы и гранатометы…

Вот черная хроника последних месяцев. 21 января от снайперской пули погиб украинский морпех. 29 января: двое тяжелораненых. 30 января после ранения снайпером скончался военный. 2 февраля очередной «двухсотый» по той же причине. 6 февраля два «двухсотых», один «трехсотый», подорвались на мине. Президент командировал генерала Хомчака на Донбасс — проверить готовность ВСУ на случай масштабной агрессии. Каждая новая боевая потеря, а в Украине такая информация не является секретом, воспринимается обществом как нежелание или боязнь власти видеть реальность и реагировать адекватно.

И если Андрей Ермак, руководитель Офиса (злые языки наделяют его статусом фактического вице-президента), продолжал настаивать, что во время нынешнего визита глава государства «стремился лично донести до военных важность режима прекращения огня и их роль в его (режима прекращения огня. — О. М.) сохранении, несмотря на провокации противника», то Леонид Кравчук предлагал дальше не юлить. Перемирие на Донбассе не соблюдается, на оккупированных территориях продолжают находиться российские командиры и наемники с оружием. Цитирую комментарий Кравчука интернет-изданию «Гордон»: «…Россияне начинают действовать дерзко, открыто, не пряча свои намерения. Поэтому мы должны быть готовы к любым непредсказуемым действиям со стороны агрессора».

Сепаратисты объединяются?

Параллельно с возобновлением обстрелов пошел разогрев еще одной замороженной темы. В Донецке состоялся некий патриотический форум «Русский Донбасс» с участием руководителя RT Маргариты Симоньян с компанией. На форуме напомнили о духовной и экономической близости с РФ, которая лишь окрепнет, когда пробьет час и «республики» займут всю площадь Донецкой и Луганской областей, а не только отдельные районы… Реинкарнация скандальной идеи «Новороссии», даже при том, что российские власти поспешили назвать вылазку сотрудников государственных телеканалов «личной инициативой», равна признанию перед остальными участниками «нормандского формата»: «Мы там есть! Ну и что вы сделаете?»

По данным Восточной правозащитной группы, на пропагандистскую передовую, то есть на форум, были откомандированы также депутат Госдумы Андрей Козенко, руководитель проекта «Реинтеграционный комитет «Россия–Донбасс», который отвечает перед администрацией президента за процессы интеграции «республик» с РФ, депутат Думы Казбек Тайсаев (его называют куратором неподконтрольной части Донбасса от КПРФ) и представители ФСБ. Но, как оказалось, в донецких и луганских «политэлитах» не все мечтают о слиянии и ликвидации границы между не совсем дружественными «республиками». Местным феодалам война принесла повышение удельного веса добычи разного рода, чему объединение может навредить: ведь кто прорвется на вершину новообразования, наперед неизвестно. Тем не менее источники Восточной правозащитной группы сообщают — сепаратистов планируют повести под лозунгом «единства Донбасса для победы в войне с украинским фашизмом».

Сразу после визита Зеленского на линию разграничения руководитель Офиса Андрей Ермак в ночном телеэфире общенационального канала «Украина» изложил — без ссылки на президента! — обновленные подходы к болезненной теме. Во-первых, вынесение вопроса путей урегулирования вооруженного конфликта на Донбассе на всеукраинский референдум — преждевременно. (Напомню, что первый президент страны и руководитель украинской делегации в ТКГ Леонид Кравчук считает иначе.) Во-вторых, выполнение Минских соглашений в существующей редакции нереально. «Мне иногда кажется, что они и подписывались с целью и пониманием, что выполнить их невозможно… В процессе согласования новой дорожной карты, нового плана, который должен базироваться на принципах Минских соглашений, нужно вносить корректировки», — витиевато оформил мысль Ермак. Выводы, сделанные в поездке на линию разграничения западных послов, аккредитованных в Украине, публично предъявили пока только Штаты.

Как сообщает «Дойче Велле», на видеоконференции Совета безопасности ООН американский дипломат Родни Хантер призвал Москву «вывести войска с украинской территории, остановить поддержку своих марионеток и иных вооруженных группировок, а также реализовать обязательства, принятые в рамках Минских соглашений». Европейские страны — участницы Совбеза ООН — приняли очередную совместную декларацию с осуждением продолжающейся нестабильности на Донбассе. А постоянный представитель России при ООН Василий Небензя, как обычно, отверг упреки и обвинил Украину в невыполнении Минских договоренностей.

Автор Ольга Мусафирова, собкор в Киеве

https://novayagazeta.ru/articles/2021/02/13/89206-zelenskiy-na-peredovoy

***

Что Зеленский будет делать с перемирием, которого нет?

Владимир Зеленский привез иностранных послов на Донбасс на 200-й день так называемого перемирия. В этот день на фронте тоже стреляли российские гибридные силы.

Двенадцать украинских военных погибли на Донбассе за полтора месяца этого года, пишет Радіо Свобода. Потери несмотря на перемирие, которое, по словам официального Киева, до сих пор действует. В то же время стреляли даже в день приезда на Донбасс президента Украины Владимира Зеленского вместе с иностранными послами. Почему погибших на фронте больше? Станут ли потери на передовой предпосылкой для отказа от прекращения огня? И готовы в Украине в конце концов выйти из переговоров с Россией в Минске?

Сначала на броне по грунтовой дороге, потом пешком наполненными водой окопами, и упираешься в передовую на Луганщине. Здесь стараются не покидать укрытия и наблюдение за противником ведут скрыто. «Ведут свои инженерные работы у позиций. Чистят окопы, носят какие-то ящики. Вероятно, что с боеприпасами. Наблюдаем. Пока тихо», - рассказывает военнослужащий ВСУ Анатолий.

На сотню километров южнее - вблизи Красногоровки, откуда виднеется Донецк, боец показывает свежую воронку в земле. «Вчера по нам был обстрел из СПГ (станковый противотанковый гранатомет -ред.). Это разрывы от 73-миллиметровой осколочной гранаты». Несмотря на перемирие, пулеметные бойницы, направленные в сторону позиций российских гибридных сил, большую часть времени прикрыты фанерными листами. «У них там снайперы работают. Часто происходят выстрелы одиночные. А в такую хорошую погоду часто беспилотные летательные аппараты летают. Ведут наблюдение, разведку», - рассказывает военнослужащий ВСУ Игорь, который как раз находится на посту.

Перемирие на Донбассе началось 27 июля 2020-го. С тех пор действует запрет на использование беспилотников на передовой, оборудование позиций и прочее, но боевые действия все равно продолжаются. С начала перемирия в прошлом году погибли четверо военных. Уже в этом году - одиннадцать. Потери - из-за подрывов, но, прежде всего, из-за снайперов. Увеличение их активности - именно результат прекращения огня, говорит менеджер по работе с военными фонда «Вернись живым» Андрей Римарук. «Это прямое следствие того, что мы на сегодняшний день пожинаем. Потому что у нас долгое время не было возможности проводить полеты над вражескими позициями, смотреть, что они там делают, какие позиции они делают, где там могут быть огневые позиции, и многое другое», - говорит он.

На Донбасс президент Украины Владимир Зеленский приехал на двухсотый день перемирия - вместе с послами стран «Группы семи». Во время таких визитов на Донбассе, как правило, тихо. Впрочем, не в этот раз. В тот день днем погиб украинский военный, а уже вечером погибших было двое.

«Российская Федерация - это привычная ее тактика определенных противоречий. Она, с одной стороны, обвиняет Украину даже на уровне Совета безопасности ООН в нарушении минских договоренностей, в попытках отступить вообще от положений минских договоренностей, а с другой стороны, сама в это же время свежие договоренности 2020 года нарушает. В этой контраверсии ничего необычного нет. Я думаю, что эта эскалация на фронте - это попытка России снова показать, кто хозяин ситуации», - говорит политическая аналитики не фонда «Демократические инициативы» имени Илька Кучерива Мария Золкина.

Заявления с украинской стороны тоже двоякие. Глава украинской делегации в переговорах по Донбассу Леонид Кравчук заявляет, что на обстрелы необходимо отвечать зеркально, и говорит о войне. В эфире шоу «Право на власть» он высказался так остро. «Если на Донбассе стреляют и убивают украинских воинов, то это нельзя назвать провокацией. Какая это, к черту, провокация? Это война! Это убийство, это нарушение принятых документов о всеобъемлющей тишине. Давайте будем называть вещи своими именами», - сказал он.

Владимир Зеленский и за зеркальный ответ на фронте и, в то же время - за перемирие. Вот что он заявлял во время своего визита на Донбасс: «Мы, в принципе, понимаем, что режим прекращения огня нужен только нам. Мы понимаем, что его хотят сепаратисты сорвать. Мы это понимаем. Если идет снайперское уничтожение наших военных - они знают, что они должны получить ответ, адекватный ответ тем снайперам, которые уничтожили жизнь наших военных».

Впрочем, соблюдая условия перемирия, зеркально ответить просто нет возможности, утверждает Андрей Рымарук. «Нашим снайперам запрещено работать в зоне ООС. Нет боевого приказа на их работу. Это, говорю откровенно, прямое указание Офиса президента. Если человеку кажется, что на снайперский огонь как-то можно ответить°C... Ты его даже не слышишь, этот снайперский огонь! Это такой щелчок, и все. Человека нет. Ты даже не можешь сориентироваться, с какого направления он стрелял», - говорит он. Всплеск активности произошел не только на Донбассе. Вспомнил неподконтрольный Киеву регион и президент России Владимир Путин. Он в очередной раз публично заявил, что «не оставит Донбасс».

«Ему важно было задекларировать, что официально Россия, на словах, остается приверженной минским договоренностям, а все эти интеграционные потуги, все попытки говорить о включении в так называемый «русский мир» в том или ином виде - это все частные инициативы или инициативы этих незаконных вооруженных формирований. В его глазах Россия выступает как «гарант» выполнения минских договоренностей, а не сторона, и в то же время у боевиков якобы есть собственная воля», - объясняет позицию российского президента аналитик не Центра исследования проблем гражданского общества Мария Кучеренко.

Попытку прямого диалога с боевиками устроили и на прокремлевском «Первом канале». В эфир почти одновременно вывели Леонида Кравчука - и, чуть позже и без предупреждения, главаря группировки российских гибридных сил «ДНР» Дениса Пушилина. Впрочем, разговор не сложился, и Кравчука отключили от эфира - мол, «пропала связь». Кравчук чуть позже объяснил, зачем пытался говорить с главарем боевиков. Впрочем, этот публичный контакт имеет значение и для всего процесса переговоров, уверена Мария Кучеренко.

«Это серьезный сигнал для российской аудитории. И для тех, кто отвечает за курирование этого направления - направления, собственно, переговоров в существующих форматах, - что есть смысл давить дальше. Что есть смысл создавать дополнительные площадки как в рамках формата, так и вне его. Что есть смысл давить на украинскую сторону с тем, чтобы начались, наконец, в той или иной форме, «прямые» переговоры (с представителями подконтрольных России группировок, вместо переговоров с самой Россией - ред.)».

В переговорах ничего не меняется месяцами - они заблокированы. Как Украина, так и Россия настаивают на своем. Россия тянет переговоры в Минск - с подконтрольными ей боевиками. Киев настаивает на «нормандском формате». Что понятно точно - из трехсторонних переговоров в формате Украина - Россия - ОБСЕ выходить никто не будет - их будут пытаться трансформировать.

«Все эти попытки говорить о том, что у нас есть некий «дедлайн» на урегулирование в форматах, которые существуют, мы будем выставлять условия России после того, как уступали ей тактически в цепочке моментов - все это были иллюзии, и, конечно, говорить о том, что мы сейчас можем встать и хлопнуть дверью в имеющихся форматах, не стоило бы. Потому что мы сами указали в переговорах такую рамку», - говорит Мария Кучеренко.

И от перемирия Владимир Зеленский публично отказаться тоже не готов. Единственная возможная причина - еще больше погибших на фронте, считает политический аналитик фонда «Демократические инициативы» имени Илька Кучерива. «Во-первых - это была ключевая его «победа» за время президентства. Во-вторых - если Украина отказывается от перемирия, признает, что его больше нет, то таким образом он дипломатически развязывает руки россиянам, которые очень хотят не быть виновниками нарушения этого перемирия. И им будет удобно, если о конце перемирия заявит, пусть даже с обвинениями России в этом, украинская сторона. Тогда у России руки вообще развязаны в военном плане. Для Зеленского это определенная дипломатическая ловушка», - считает она. Если заявлять о перемирии, которого нет, - президента будут критиковать внутри страны: политические оппоненты, ветераны, - и доверие со стороны военных будет падать, говорит Золкина.

Андрей Рымарук добавляет: из опыта предыдущих лет, вместе со снайперами по украинским позициям вскоре будет работать и артиллерия. «По факту нет такой функции, как до режима прекращения огня - превентивный удар. На опережение. Мы видим, что строится позиция под миномет. Мы видим, что ориентировочно в этом районе может сюда выехать, отработать вражеская артиллерия. И туда превентивно наносился удар и минимизировались обстрелы со стороны врага. К сожалению, этого сейчас нет. Мы только отвечаем», - отмечает он. И изменения в минских переговорах, и создание любой другой площадки с международными партнерами в Украине требуют одного - согласия России. Этого пока нет.

Автор Роман Пагулич, опубликовано в издании Радіо Свобода

http://argumentua.com/stati/chto-zelenskii-budet-delat-s-peremiriem-kotorogo-net

***

Украина пытается перезапустить Минские переговоры

На 23 февраля по инициативе Киева в Генассамблее ООН запланировано рассмотрение ситуации в Крыму и Донбассе. Об этом сообщил МИД Украины. По словам чиновников, Киев собирается предоставить информацию о нарушениях прав и свобод человека на неподконтрольных территориях. Говоря о проведенных на этой неделе в Крыму обысках, замминистра иностранных дел Украины Эмине Джапарова отметила: «Эти действия в очередной раз свидетельствуют о полном игнорировании Москвой основополагающих норм международного гуманитарного права, своих обязательств как государства-оккупанта». Джапарова сказала, что происходящее демонстрирует готовность Москвы «к использованию незаконных силовых методов для подавления политического и религиозного инакомыслия и блокировке правозащитной деятельности на временно оккупированной украинской территории».

Кроме того, планируется обсуждение ситуации в Донбассе, где, по данным украинской стороны, прослеживается увеличение числа нарушений режима прекращения огня. На этой неделе миссия Украины при ОБСЕ, по сообщению агентства «Укринформ», передала членам этой организации подробные карты-схемы нарушений с подробным описанием ежедневных ударов по украинским позициям. В Киеве считают, что обострение началось сразу после проведенного в Донецке в конце января форума «Русский Донбасс». Постпред Украины при ООН Сергей Кислица отметил, что об этом форуме и его последствиях тоже будут говорить 23 февраля в Нью-Йорке: «Будет ли Украина из-за этого созывать заседание Совета Безопасности ООН? Нет, не будет: это еще не тот уровень проблемы, который требует прямого привлечения Совбеза. Станет ли это частью нашей работы по разработке новых документов уже на следующую сессию? Да, станет. Будем ли мы говорить об этом во время заседания Генеральной ассамблеи 23 февраля? Да, будем говорить».

Украинская сторона стремится убедить западных партнеров в том, что вопрос Крыма и ситуация в Донбассе – это не проблема одной страны. В таком ключе тема в начале месяца обсуждалась в ходе визита украинской правительственной делегации в Брюссель, где состоялись переговоры с руководством ЕС и НАТО. Позже вице-премьер по вопросам европейской и евро-атлантической интеграции Юлия Стефанишина в эфире программы «Свобода слова» заявила, что 17–18 февраля министры обороны государств – членов НАТО обсуждали ситуацию и говорили об усилении военного присутствия альянса в Черноморском регионе. Стефанишина отметила, что речь идет не только о тактических решениях, но и о стратегии НАТО до 2030 года: «Мы, с одной стороны, усиливаем давление (на Россию. – «НГ»), связанное с агрессией в Донбассе. А с другой – вообще поднимаем вопрос безопасности в регионе. Наши партнеры нас слышат. И это давление точно будет усиливаться».

Примечательно, что именно сейчас украинская делегация на Минских переговорах решила выяснить, кого же считать участником конфликта в Донбассе. Об этом написал в соцсети один из членов делегации Сергей Гармаш: «Представители России утверждали, что это Украина и Донбасс (что они подразумевают под этим понятием, неясно. Может, часть Донецкого угольного бассейна в Ростовской области РФ?). Также с той стороны звучал вариант «народ Донбасса» (непонятно, что не поделили с Украиной жители Покровска, Доброполья, Краматорска, Мариуполя, плюс полтора миллиона вынужденных переселенцев). Мы четко указали, что стороны конфликта – Россия и Украина».

В России с 2014 года последовательно указывают, что страна не является участницей конфликта и не упоминается в Минских соглашениях. И так же последовательно рекомендуют Киеву вступить в прямые переговоры с Донецком и Луганском, что привело бы к признанию и легализации ДНР и ЛНР. Украинская сторона отказывается от таких переговоров. Верховная рада еще при президенте Порошенко закрепила в законах статус России как «государства-агрессора», а руководства Крыма, ДНР и ЛНР – как «временных оккупационных администраций». Команда Владимира Зеленского придерживается той же линии. Но сейчас встал и другой вопрос, о котором тоже заявил Гармаш: «Мы пытаемся выяснить у представителей России, какую же территорию они понимают под названием «отдельные районы Донецкой и Луганской областей». Потому что та, которая по факту была захвачена российскими незаконными вооруженными формированиями, на 1,4 тыс. км больше той, которая была зафиксирована в Минских соглашениях. И на какую тогда территорию распространяются Минские договоренности – непонятно».

В Киеве указывают, что с 2014–2015 годов, когда были подписаны первые Минские соглашения и Комплекс мер по выполнению Минских соглашений (Минск-2), ситуация сильно изменилась. И сами документы уже требуют внесения изменений. Недавно глава офиса президента Андрей Ермак пояснил в телевизионном интервью: «Честно говоря, в той редакции, в которой они (Минские соглашения. – «НГ») сегодня существуют… Мне иногда кажется, что они и подписывались с целью и пониманием, что выполнить их невозможно (поскольку это привело бы к легализации ДНР/ЛНР. – «НГ»). И президент Зеленский много раз говорил, что сделает все для того, чтобы принципы, заложенные в Минских договоренностях, были выполнены с нашей стороны».

Заявление Ермака наделало много шума. Член парламентского комитета по вопросам нацбезопасности и обороны, депутат от фракции «Слуга народа» Ирина Верещук, по сообщению агентства УНН, заверила, что Киев не намерен отказываться от Минских соглашений: «Россия делает все, чтобы Украина вышла из соглашений. Для них будет очень кстати, если мы признаем, что Минские соглашения не работают, и скажем, что мы из них выходим. Но мы себе этого позволить не можем. Мы не выйдем из Минских соглашений, поскольку к ним привязаны резолюция ООН, санкции ЕС». Верещук уточнила, что следует добиваться внесения поправок в Минские соглашения: «Это возможно. Но тут вопрос широкой дискуссии лидеров Германии, Франции, России в Нормандском формате. Если мы убедим и наших коллег из США присоединиться к этому процессу, сделаем большой шаг вперед».

Член парламентской фракции «Голос» Роман Костенко, по сообщению «Цензор.нет», тоже сказал о необходимости для начала поменять состав переговорной группы: «За столом переговоров должны быть США, Великобритания, Франция, Германия, Украина и Россия… И решать этот вопрос (с конфликтом в Донбассе. – «НГ») в рамках темы европейской и мировой безопасности…Нынешний формат с привлечением ОБСЕ, России (которая пытается представить себя посредником и легитимизировать так называемые ЛНР и ДНР) не является действенным». Костенко, как и его коллеги, не верит в то, что Россия согласится на изменение формата переговоров и на внесение поправок в старые договоренности. Об этом, по его мнению, свидетельствует начавшееся обострение в Донбассе: «Это – сигнал, который означает, что если в Украине не будут выполняться требования России и будет вестись внутренняя политика, направленная на ослабление влияния пророссийских политических сил, то сразу начнется эскалация конфликта».

На днях советник украинской делегации на Минских переговорах Алексей Арестович сказал в интервью «Украина 24», что обострение в зоне конфликта, по его мнению, «не просто возможно, оно практически неизбежно. Кремль не оставит попыток подавить нас силой… Есть признаки, что все это может произойти весной, ближе к лету». Арестович отметил, что на сегодня и Минский процесс, и переговоры в Нормандском формате «если не в тупике, но еле-еле продвигаются, и то – не в стратегической части, а скорее в тактической. Режим прекращения огня повис на волоске сейчас».

Как раз о тактических вопросах в традиционном режиме видеоконференции говорили участники Минских переговоров на этой неделе. Прогресса не удалось достичь ни по одному вопросу.

Автор Татьяна Ивженко, cобственный корреспондент "НГ" в Украине

https://www.ng.ru/cis/2021-02-18/1_8086_ukraine.html

***

Руслан Бортник: Донбасский конфликт состоит из трех уровней

Конфликт в Донбассе вызван множеством сложных причин, и последствия этого конфликта будут гораздо сложнее, чем смена электорального баланса Украины, считает директор Украинского института политики Руслан Бортник.

Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

„изданиe Украина.ру“: - Руслан, на пятницу, 19 февраля, назначено заседание Совета по национальной безопасности и обороне (СНБО), на котором, как было объявлено, будут рассматриваться важнейшие для Украины вопросы, часть из них в закрытом режиме. Как вы считаете, какие это вопросы могут быть?

Руслан Бортник: — Что будет и будет ли вообще что-то на этом заседании, сегодня никто не знает. Сейчас озвучиваются четыре ключевые версии.

Первая — что будут дожимать бизнес, связанный с ОПЗЖ, а также разного рода активы, которые составляют экономическую основу деятельности этой политической силы. Вторая — что будут дальше работать по Шарию и его структурам. Третья — что заседание будет посвящено Петру Порошенко и группе «Приват», и что будут какие-то ограничения в работе «Прямого» или «Плюсов». етвертая — что будут широкие списки (несколько сотен) из руководства социальных сетей и тех людей, которые, по мнению властей, совершают какие-то действия, направленные против Украины. Это некая украинская адаптация «ночи цифровых ножей» против сторонников Трампа.

Но что будет и будет ли вообще, пока что никто не знает. Мне кажется, что власть сегодня эффективно давит этими страхами и этой неопределенностью на своих политических конкурентов и оппонентов.

- С чем вы связываете, что власть Зеленского пошла в наступление по всем направлениям? Хватит ли у нее на это сил?

— С критической необходимостью. Да, это могут поддерживать западные партнеры, и этот процесс может кто-то стимулировать. Но ситуация развивалась для президента и его команды таким образом, что через полгода-год они бы полностью потеряли остатки доверия и остатки власти. То есть президент был бы не только непопулярен, но и выглядел бы слабым. А сейчас власть пытается хотя бы не выглядеть слабой. Вот почему это было сделано. Попытка ограничить оппозиционным силам доступ к медиапространству и дополнительно их дискредитировать — это политическая необходимость, хотя она выходит и за рамки закона, и за рамки правил политических игр.

- Могут ли на заседании предлагаться новые варианты решения донбасского конфликта?

— Могут, но каких-либо дополнительных данных у меня, к сожалению, нет. Сегодня Украина зажата между обязательствами Минских соглашений, участники которых не одобрят попытку выйти за их рамки, и между военными возможностями России, которые нивелируют попытки силового решения конфликта. То есть Украина сегодня зажата между «минским» диалогам и военными возможностями России. Украина может принимать какие-то решения, но вряд ли она может что-то реализовывать без поддержки этих игроков.

- Вы и не только вы высказываете мысль о том, что России нужен Донбасс в составе Украины на правах широкой автономии, чтобы в электоральном плане уравновешивать западноукраинских националистов. Некоторые российские эксперты с этим не согласны и говорят о том, что, исходя из этой логики, Украине нужно отдать не только Крым, но и Кубань с Ростовской областью. Как вы считаете, в дальнейшем будет ли Москва принимать во внимание все тонкости украинской политики, или она просто махнет на Украину рукой?

— В Украине разница между левым и левоцентристским и правым и правоцентристским политическим сегментом сегодня составляет 1-2 млн голосов. Крым и Кубань — это, конечно, хорошо (смеется.), но в этом нет необходимости. А вот донбасский избиратель действительно мог бы изменить баланс внутри Украины. Конечно, нельзя сводить вопрос только к электоральному балансу. Тут много интересов. Донбасс также является элементом крымской ситуации. Без какого-то хотя бы неформального консенсуса по Крыму конфликт в Донбассе тоже не решится. Это нужно понимать и принимать как данность.

К тому же война в Донбассе является частью геополитической игры между Россией и Западом. Без договоренностей на этом уровне конфликт тоже не решится. Вообще донбасская ситуация — это некая матрешка. Это и внутренний конфликт, и межгосударственный конфликт, и геополитическое противостояние. И по всем этим аспектам нужно договариваться, иначе в какой-то момент кто-то из участников переговоров выдернет скатерть и перевернет стол.

Мы говорим не только о последствиях, но и о причинах. Из-за сложных причин этого конфликта последствия будут намного многограннее, нежели просто смена электорального баланса в Украине. И российским экспертам не нужно примитивизировать этот конфликт.

- А возможно ли перезагрузить идеологическое поле этого конфликта?

— В теории да, а на практике на данный момент нет. Необходимы еще более новые люди и в Украине, и в России, для того чтобы начался какой-то процесс. Необходимо желание разобраться со всеми тремя уровнями конфликта. К моему огромному сожалению, такой сценарий маловероятен. Конечно, есть и другие способы решения этого конфликта. Он может быть решен и за счет проигравшего. Если случится какой-то внутренний кризис в России, Украине или в странах Запада, то за счет их интересов этот конфликт может быть решен. Стороны считают сегодня именно этот вариант наиболее реалистичным, и поэтому продолжается политэкономическая война на истощение в расчете на то, что кто-то проиграет, и за счет него эти проблемы решатся.

- Накануне седьмой годовщины Евромайдана Рада приняла постановление о признании «Революции достоинства» одной из важнейших вех современной истории Украины и выразителем национальной идеи свободы. Можно ли вообще было избежать тех событий, приведших к проблемам, с которыми и Украина, и Россия столкнулись сегодня?

— Конечно, можно было бы. И в этом, безусловно, есть огромная вина тогдашнего украинского руководства. Это фактор и внешнего влияния на эти процессы, и фактор непрофессионализма других игроков. Если мы говорим о внешнем влиянии, то прежде всего речь идет о США. Если о непрофессионализме, то это прежде всего была проблема Европы и России. Они не смогли и не захотели сделать модель стабилизации этой ситуации. В конечном итоге мы получили разделенную на различные зоны влияния Украину. Небольшая ее часть входит в зону влияния России, вся остальная ее часть входит в зону влияния стран Запада. Для украинцев это безусловная историческая катастрофа. Для других стран? Время покажет.

Источник - УИАМП

https://uiamp.org.ua/ruslan-bortnik-donbasskiy-konflikt-sostoit-iz-treh-urovney

***

«Неубиваемый» документ: есть ли альтернатива Минским соглашениям

Ровно шесть лет лидеры четырех стран — России, Украины, Германии и Франции — подписали Минские соглашения.

Достижение этих договоренностей позволило остановить ожесточенные боевые действия в Донбассе, хотя окончательный режим прекращения огня не установлен до сих пор. Кроме того, самая главная часть соглашения — политическая — также остается не выполненной. На Украине регулярно звучат недвусмысленные намеки на то, что выполнить Минские соглашения невозможно. В России же считают, что альтернативы этим договоренностям нет.

12 февраля исполняется ровно шесть лет с подписания Минских соглашений. 12 февраля 2015 года президент России Владимир Путин, канцлер Германии Ангела Меркель и занимавшие на тот момент посты президентов Франции и Украины Франсуа Олланд и Петр Порошенко подписали документ с перечнем мер для урегулирования военного конфликта в Донбассе. Документ позволил установить хрупкое перемирие, которое, тем не менее, регулярно нарушается. И это, по сути, единственный итог Минских соглашений.

С момента подписания документа на Украине полностью сменилась правящая верхушка, прошло три саммита в «нормандском формате» и постоянно ведется диалог в рамках Трехсторонней контактной группы в Минске, но стороны по-прежнему далеки от согласия по ключевым положениям договора. «Минские соглашения сложны тем, что они предусматривают компромиссы и со стороны Украины, и со стороны отдельных районов Донецкой и Луганской областей, а эти компромиссы чреваты политическими рисками для руководства сторон», — отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» глава Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

Так, согласно документу, в Донбассе должны пройти местные выборы, затем он должен получить особый статус, после чего Киеву будет передана граница. Однако Киев настаивает, что проведение выборов возможно только после передачи границы под его контроль. Россия, как гарант Минских соглашений, считает важным выполнение таких условий как проведение местных выборов и закрепление особого статуса Донбасса в конституции Украины. Однако Киев неоднократно заявлял, что не рассматривает такую возможность — со стороны украинских властей неоднократно звучали заявления о том, что закрепление особого статуса в основном законе страны исключено. Существует проблема и с пунктом о предоставлении всеобщей амнистии для участников боевых действий. Киев считает, что некоторые лица должны нести ответственность за военные преступления.

«Обе стороны занимают кардинально противоположные позиции и видения в отношении Минских соглашений, если Украина использует их для замораживания конфликта, то есть она пытается демилитаризировать конфликт, уменьшить градус военного противостояния его, то Россия настаивает именно на политическом урегулировании, несмотря на отсутствие стабильного мира. Мне кажется, что, к сожалению, цели сторон, как на момент подписания Минских соглашений, так и на сегодня, остаются разными. Они по разному видят результат, который будет достигнут по итогам их реализации, и это делает их реализацию в ближайшее время вряд ли возможной», — отмечает Руслан Бортник. Весь дальнейший диалог между Москвой и Киевом упирается в разногласия по политической части Минских соглашений. Без подвижек в этом направлении Россия отказывается проводить следующий саммит в «нормандском формате».

Что касается западных участников Минских соглашений, то они все больше абстрагируются от того, чтобы занять чью-либо сторону в этом вопросе. Россия продолжает призывать Европу к тому, чтобы она обратила внимание на нежелание Киева соблюдать политическую часть «Минска», однако тон европейцев постепенно становится нейтральным, хотя их заявления не обходятся без утверждений о том, что ответственность за конфликт несет Россия. Однако по большому счету любые обсуждения на международных площадках выливаются в перепалку между российскими и украинскими представителями.

Впрочем, как отмечает эксперт, проблема Минских соглашений, в частности, состоит в том, что они игнорируют важнейшую составляющую сложившейся ситуации — отношения России и Запада, которые имеют особое влияние на урегулирование конфликта. «Минские соглашения, к сожалению, регулируют конфликт только на одном из уровней его возникновения. Ведь сам конфликт — это матрешка. Это, условно говоря, конфликт внутри Украины (Майдан и Анти-майдан), это конфликт между Россией и Украиной, и это конфликт между Россией и Западом. Он имеет три слоя, а Минские соглашения, по большому счету, решают его в лучшем случае на двух слоях, а реально только на одном. Они рассматривают этот конфликт, как элемент внутреннего противостояния на Украине и частично противостояния между Украиной и Россией, но без решения общего конфликта между Москвой и Западом», — отмечает Руслан Бортник.

Накануне годовщины президент Украины Владимир Зеленский вместе с послами «Большой семерки» посетил Донбасс. В ходе визита он заявил, что стороны должны выполнять Минские договоренности «в четкие сроки». «К «Минску» мое отношение очень простое: его нужно разобрать на детали, прописать все шаги, привязать их к датам и выполнять. Мы за такой формат. Именно это мы и сделали. Сейчас последняя версия документа отправлена всем сторонам. Мы ожидаем, что стороны в ближайшее время акцептируют этот документ, и тогда будет возможность приблизить встречу «Нормандской четверки», — сказал Зеленский.

Также в годовщину соглашений высказался глава МИД России Сергей Лавров, в очередной раз подчеркнув их безальтернативность. «Мы заинтересованы в том, чтобы Минские договоренности оставались на столе. Они утверждены Советом Безопасности ООН и содержат договоренности, от которых очень трудно уходить, — заявил Лавров в интервью Владимиру Соловьеву. — Если есть документ, совершенно «неубиваемый», если люди пытаются оправдать свои действия по его невыполнению смешными заверениями, в дипломатическом плане нам это выгодно».

По мнению украинского политолога, Минские соглашения нельзя назвать «безальтернативными», так как, в целом, стороны могли бы найти и другие дипломатические форматы для диалога. Но в сложившейся ситуации они являются единственно возможными. «Могут быть прямые переговорные форматы между Россией и Украиной и «будапештские» форматы какие-то с участием США. Но все они предусматривают наличие согласия всех сторон на изменения переговорного формата на новую модель дипломатии и коммуникации. В ближайшее время надеяться на то, что все согласятся Минские соглашения поменять на какие-то другие, наверно, не стоит», — отмечает Бортник.

Другого мнения придерживается директор Центра восточноевропейских исследований Андрей Окара. По его словам, Минские соглашения действительно «безальтернативные», однако это слово имеет сразу несколько значений. «Минские соглашения безальтернативны и в одном, и в другом случае. То есть никто их не готов изменять. Но и в таком виде, в котором они есть, они неисполнимы», — рассуждает он.

Так или иначе, за шесть лет стороны так и не продвинулись в этом вопросе. По мнению Руслана Бортника, это объясняется как раз попытками закрыть глаза на важнейшие факторы влияния Запада на Украину. «Без достижения какого консенсуса по Украине с учетом влияния, которое есть у Запада на Украину, а у России на ОРДЛО, решить этот конфликт, к сожалению, будет невозможно. Поэтому Минские соглашения оставляют нам надежду на отсутствие войны, но не дают никакой гарантии на наличие мира.

Они позволяют избежать большого противостояния, но в то же время они не гарантируют восстановления статуса-кво, который был до войны, то есть восстановления стабильного мира, — отмечает эксперт. — Минские соглашения могут быть реализованы если Россия найдет консенсус с Западом или если какая-то из сторон проиграет, возникнет внутренний кризис и за счет интересов проигравшего будет завершен этот конфликт».

Источник - УИАМП

https://uiamp.org.ua/neubivaemyy-dokument-est-li-alternativa-minskim-soglasheniyam


About the author
[-]

Author: Ольга Мусафирова, Роман Пагулич, Татьяна Ивженко, УИАМП

Source: novayagazeta.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 26.02.2021. Views: 51

zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta