Белорусы готовятся весной высказать власти свой протест

Information
[-]

***

КГБ Белоруссии предупреждает, что жестко ответит оппозиции

Власти говорят о готовящихся провокациях. КГБ ожидает активизации протестов 25–27 марта. Белорусские силовики пытаются нарушить коммуникации протестной общественности: дворовые чаты приравнены к экстремистским образованиям.

О планах, которые якобы вынашивают противники власти, рассказал 9 марта в вечернем эфире местного госканала глава КГБ Белоруссии Иван Тертель. Накануне днем он встречался с Александром Лукашенко.

По словам главы КГБ, «попытки дестабилизации ситуации в стране» намечены на 25–27 марта. Готовят их «политэмигрантские подрывные центры» за рубежом, созданные лидерами белорусских протестов, которые «в свое время покинули нашу страну и теперь находятся на содержании иностранных спецслужб». Со слов главы КГБ следовало, что организаторам на «дестабилизацию» выделены большие деньги, которые они собираются просто поделить между собой, а отвечать за выход людей на улицы будут представители белорусской оппозиции и координаторы домовых чатов.

Серьезность подготовки «террористов», по словам Тертеля, доказывает уже проведенное расследование деятельности двух террористических групп – Игоря Олиневича и Николая Автуховича (оба – бывшие политзаключенные). Тертель заявил, что они связаны с некими силами за рубежом. В частности, «на территории Западной Европы, Польши, Украины». «Мы видим, что с территории Украины большие партии оружия доставлялись для последующего использования в целях дестабилизации ситуации. Планировались террористические акты как в отношении объектов государственных ведомств, так и в отношении отдельных должностных лиц, в том числе с угрозой гибели большого количества населения», – заявил глава КГБ. Подробности он обещал рассказать позже. Ранее о «десятках килограммов» тротила и пластита говорил Александр Лукашенко. Он также обещал подробности «позже». Впрочем, по мнению местных наблюдателей, отсутствие подробностей говорит об отсутствии самих фактов, ибо, если бы они были, власти кричали бы о них из каждого утюга. Если за поцарапанный палец силовика люди получают реальные сроки, то террористов со взрывчаткой они уже точно предъявили бы общественности.

Иван Тертель заявил, что КГБ известно о готовящихся провокациях «с возможными пострадавшими из числа простых граждан и какими-то чрезвычайными ситуациями». Возможны столкновения с правоохранителями и «более жесткие сценарии с участием третьих лиц и с нанесением увечий людям». Он изложил три известных белорусским спецслужбам сценария развития событий, которые по большому счету отличаются лишь местом проведения. Власти констатируют, что представители белорусской оппозиции рассчитывают получить официальное разрешение на проведение массового мероприятия 25 марта, в так называемый День воли. Оппозиция отмечает его ежегодно. В этот день в 2018 году было объявлено о создании первого независимого белорусского государства – Белорусской народной республики. В этом году заявка на проведение шествия, митинга и концерта также подана. Заявители – три политические силы: движение «За свободу», Белорусский народный фронт (БНФ) и Белорусская социал-демократическая партия (БСДП). Впрочем, организаторы заявляют, что в случае отсутствия официального разрешения они не будут звать людей на улицы, так как не готовы брать на себя ответственность за последствия.

Уточним, что политическая оппозиция в Белоруссии и протестная общественность – это разные силы. Некоторые представители оппозиции участвовали в протестах, некоторые примкнули к штабу лидера протестов Светланы Тихановской, однако активной политической силой протестов оппозиция не стала. Протестующие – это в большинстве своем активные представители среднего класса среднего возраста, которые до выборов не занимались политикой и после смены власти также намерены вернуться к своей обычной жизни. На улицы их вывело чувство несправедливости в связи с фальсификацией итогов выборов, а остаться там заставило возмущение уровнем насилия, которым власти ответили на мирные протесты граждан. Несмотря на беспрецедентный уровень репрессий по отношению к участникам протестов, они не готовы «перевернуть страницу», как предлагает Александр Лукашенко. В отличие от политической оппозиции белорусские протестующие не намерены играть по правилам власти и настроены на реальную смену власти в стране, а не вялотекущий процесс противостояния. «Социологические исследования подтверждают, что протестные настроения у людей не уменьшились, 70–80% аудитории все равно настроены на долговременную борьбу и на выход на протесты», – говорит по этому поводу политолог Андрей Егоров. «Протест не только никуда не слился, а более того – он расширяется… Манифестации прекратились, но они уже все сказали – политически требования общества сформированы», – призывает не делать трагедии из прекращения массовых акций экс-депутат Верховного совета 12-го созыва, лидер протестного движения 90-х Сергей Антончик. Об этом он сказал в интервью сайту «Белорусский партизан».

Власти предупреждают, что последствия несанкционированных выходов на улицу будут жесткими. «Колебаться не будем. Пресекать будем по закону, но жестко. Безусловно, обеспечим основной принцип в правосудии – неизбежность наказания за содеянное», – предупредил Иван Тертель и призвал граждан на провокации не поддаваться. Однако власти также понимают, что угрозу в нынешних условиях представляют не только уличные акции, любые формы коммуникации протестно настроенного населения. В связи с этим Следственный комитет накануне протестной весны заявил, что будет считать экстремистскими организациями даже дворовые чаты в Telegram. «В последние несколько месяцев большую популярность среди населения получили так называемые дворовые чаты. Следствием выявлены неоднократные факты, когда они перерастают в экстремистские формирования, основной направленностью которых являются радикальные действия. Обращаем внимание граждан, что в последующем их администраторы будут нести ответственность по ст. 3611 Уголовного кодекса Республики Беларусь», – говорится в сообщении СК, опубликованном на сайте ведомства 10 марта.

Также в среду СК Белоруссии сообщил, что намерен признать экстремистским еще один Telegram-канал «МотолькоПомоги», названный по фамилии его создателя, городского активиста, до протестов занимавшегося решением локальных городских проблем, Антона Мотолько. В отношении его самого возбуждено уголовное дело. «Получены доказательства о причастности блогера А. Мотолько к совершению ряда преступлений, в том числе предусмотренных ст. 293 (массовые беспорядки) и ст. 342 (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок) Уголовного кодекса Республики Беларусь», – говорится в сообщении СК. «Указанные действия совершались также с использованием управляемого им Telegram-канала… Кроме этого, действуя по предварительному сговору с неустановленными лицами, находясь за пределами Республики Беларусь, с целью осуществления противоправной деятельности А. Мотолько объединил экстремистские группы (так называемые дворовые чаты), создал экстремистское формирование и руководит им», – перечислил СК преступления Антона Мотолько. «Теперь все мы экстремисты», – резюмируют белорусы в соцсетях.

Автор Антон Ходасевич, cобственный корреспондент "НГ" в Белоруссии

https://www.ng.ru/cis/2021-03-10/5_8098_belorussia.html

***

Белоруссия остро нуждается в реформе МВД

Почти 60% жителей республики не доверяют правоохранителям. Вместе с ростом гражданской активности в Белоруссии возрос спрос на изменения в системе правоохранительных органов. По данным январского социологического исследования Chatham House, полностью доверяют милиции только 5,5% опрошенных граждан страны.

Белорусское общество оценивает как чрезмерное и неприемлемое то насилие, которое было применено сотрудниками милиции к протестующим в августе и продолжает применяться в течение более чем полугода протеста. Людей возмущает то, что по фактам убийств и насилия в отношении протестующих до сегодняшнего дня не возбуждено ни одного уголовного дела (хотя было подано около 4 тыс. официальных заявлений). Не было даже извинений перед пожилыми людьми, как это, например, произошло в Москве: сотрудник хотя бы извинился за то, что ударил пожилую женщину ногой. Белорусы же наблюдают слепоглухонемое правительство, демонстрирующее полное пренебрежение к гражданам.

Запрос на реформу есть не только у рядовых граждан, но и у сотрудников органов внутренних дел. Если судить по опросам, которые мы проводим с помощью действующих правоохранителей, абсолютное большинство хотят работать по закону, а не по приказу. К обсуждению проекта реформы органов внутренних дел подключились как руководители отдельных силовых подразделений, так и рядовые сотрудники. Сотрудники жалуются на отсутствие юридической помощи, они не ощущают себя в безопасности, предполагают, что за ними могут следить или прослушивать телефоны, они не самостоятельны в принятии решений и зачастую выполняют приказы, которые не считают справедливыми. Если сотрудник пытается уволиться – ему поступают угрозы привлечения к уголовной ответственности.

По данным инициативы ByPol, из минского ОМОНа ушли 24% сотрудников. По информации издания Foreign Policy, число сотрудников ГУВД Мингорисполкома сократилось на 18%, а Центральное РУВД столицы потеряло еще больше – 29% от всех сотрудников. Кризисная ситуация, которой стали выборы-2020, четко показала: нужны реформы. Но пока на это нет политической воли.

Сейчас в белорусском обществе высокий уровень страха перед милицией и низкий уровень доверия к сотрудникам МВД. По данным исследования Chatham House, полностью не доверяют милиции 39,5% опрошенных, еще 23,7% скорее не доверяют. И это не идет на пользу никому: люди реже обращаются в органы, если что-то происходит, и не помогают участием в раскрытии преступлений. Белорусы не готовы сотрудничать с сотрудниками милиции, а сама система МВД больше нацелена на репрессии и охрану политического строя, а не на защиту и помощь гражданам. В мире есть много примеров того, как гражданское общество может участвовать в работе органов внутренних дел. Это и создание правозащитных организаций, и общественные комиссии разной специализации – от выборов шефов полиции до надзора за жестоким обращением с заключенными, – и организации, оказывающие психологическую помощь, поисковые отряды и волонтеры в полицейских участках.

И белорусы готовы к этому – при условии, что будет проведена реформа МВД. Сейчас проект реформы разрабатывает группа из нескольких десятков бывших и действующих сотрудников органов внутренних дел. Задача группы – не только подготовить проект реформы, но и вовлечь общество в обсуждение и принятие ключевых решений. Если мы хотим, чтобы милиция стала более открытой структурой, то нужно и самим быть открытыми с самого начала. Люди будут вовлекаться, если показать им, что их слышат, а не просто формально выслушивают их мнение. Необходимо внедрять общение жителей района и полиции на открытых площадках на регулярной основе. Помешать общественному участию может только разочарование, недоверие к организаторам реформы либо неспособность реформаторов обеспечить каналы связи и общения с гражданами.

Главной целью реформы должны стать создание высокоэффективного профессионального сервиса и переход к общественно ориентированной полиции, а также деполитизация органов внутренних дел. Белорусы тверды в своем желании менять условия жизни в стране. Они демонстрировали это весь 2020 год – и продолжают в 2021-м. Объединением в инициативах, петициями, обращениями к чиновникам и депутатам, взаимопомощью. В каждом городе и районе Беларуси можно найти достаточное количество лидеров, готовых брать ответственность на себя и помогать в проведении реформ путем консультаций, создания общественных комиссий, волонтерства и т.д.

В Белоруссии есть большой общественный запрос на изменения практик работы системы МВД. И чем дольше этот общественный запрос остается неудовлетворенным, тем сильнее он становится. Без диалога и удовлетворения требований граждан страны обстановка в стране не улучшится.

Автор Светлана Хилько – бывший следователь, ответственная в Народном антикризисном управлении за реформу МВД.

https://www.ng.ru/kartblansh/2021-03-10/3_8098_kartblansh.html

***

Лукашенко готовится к весне. Новые люди в силовом блоке подавят протест?

Зачем Александр Лукашенко поменял руководство всех силовых ведомств Беларуси, и как эти кадровые перестановки повлияют на развитие политической ситуации в стране, выясняла DW.

Александр Лукашенко провел в середине марта многочисленные кадровые перестановки в силовом блоке. Теперь среди руководителей относящихся к нему ведомств (Минобороны, МВД, КГБ, Комитет Госконтроля, Генпрокуратура, Следственный комитет и МЧС) не осталось ни одного, кто занимал бы этот пост до октября 2020 года. Чем вызваны назначения и отставки и как способны повлиять на ситуацию в стране накануне анонсированных оппозицией весенних акций протеста, разбиралась DW.

Для чего Лукашенко нужны новые люди во главе силовых структур?

Решение по обновлению руководства силового блока, вероятно, связано с теми задачами, которые стоят перед ним сейчас, полагает Александр Шпаковский, директор аналитического центра Актуальная концепция, член научно-экспертной группы при госсекретаре Совета безопасности Беларуси.

"Неверно, что глава государства недоволен работой прежних руководителей, ведь почти все они получили высокие посты в органах госвласти. Тем не менее новое время требует новых подходов. Прежние руководители возглавляли ведомства в, скажем так, спокойный период для Беларуси и не сталкивались с теми внешними и внутренними вызовами, которые характерны для настоящего момента. Для реагирования на эти вызовы и угрозы и назначены новые люди, возможно, с другими методами и пониманием ситуации", - уточняет Шпаковский.

Лукашенко не уверен в силовой верхушке, назначенной до президентских выборов и протестов, выдвигает противоположную версию Светлана Хилько, занимающаяся в Национальном антикризисном управлении (НАУ) подготовкой реформы правоохранительных органов. "Он надеется, что с приходом других людей система подавления начнет работать эффективнее", - так Хилько в интервью DW объяснила смысл кадровых перестановок. И привела пример главы МВД Ивана Кубракова, который, по ее словам, после назначения демонстрирует энтузиазм и желание выслужиться, принимая жесткие меры.

Лукашенко собрал преданную команду

Прежний начальник Следственного комитета (СК) Иван Носкевич, видимо, не справился с работой, продолжает Хилько, и сейчас во главе ведомства поставлен выходец из КГБ. "Ему в следствии никто не доверяет, это не лидер априори. И едва он сможет убедить следователей в том, что им нужно вернуться под крыло МВД", - указывает Хилько, в прошлом - сотрудник СК, капитан юстиции. То же самое, по ее оценке, происходит и в Вооруженных силах - им фактически, невзирая на абсурдность такого утверждения, самим Лукашенко заявлено, что главная угроза находится внутри страны.

"В Беларуси идет мобилизация госаппарата во всех его сегментах - от таможни до следствия, государство рассматривает ситуацию как чрезвычайную, и в этих условиях силовые ведомства имеют первостепенное значение", - косвенно соглашается Александр Шпаковский в беседе с DW. По его мнению, перед силовиками из различных структур стоят разные задачи, но все это "в совокупности образует систему нацбезопасности, которая адаптируется к работе в новых условиях".

Лукашенко завершил формирование вокруг себя команды из наиболее преданных людей, готовых выполнить любой приказ, предупреждает Игорь Лобан, бывший следователь по особо важным делам СК по Гродненской области. Сейчас майор юстиции Лобан, отказавшийся в начале августа возбуждать уголовные дела против протестующих, и раскритиковавший действия силовиков по подавлению протестов в видеообращении, переехал в Польшу и присоединился к инициативе BYPOL.

Ее участники, бывшие белорусские силовики, расследуют преступления своих коллег против протестующих и убеждают перейти на сторону протеста. По словам Лобана, экс-глава СК Иван Носкевич по сравнению с его преемником Дмитрием Горой - почти либерал, "если такое слово можно использовать в данном контексте". По информации Лобана, Носкевич хотел возбудить уголовные дела против силовиков, нарушавших закон в ходе подавления протестов, за что и попал в немилость.

Везде - люди из КГБ

Меняя глав силовых ведомств, Лукашенко, добавляет Светлана Хилько, преследует еще одну важную цель - запугать белорусов, чтобы они больше не вышли на улицы: "У власти есть ресурсы на пропаганду и на точечные репрессии, на большее - нет". Андрей Суздальцев, эксперт по Беларуси из Высшей школы экономики (ВШЭ), говоря о том, почему Александр Лукашенко смог на пике протестов сохранить власть, первым стал утверждать, что Лукашенко спасла не политическая поддержка России, а именно белорусские силовики, и что сейчас он больше от них зависит, а не наоборот. Светлана Хилько с этим тезисом согласна.

При этом она обращает внимание, что везде на первых ролях после кадровой чехарды оказываются представители КГБ. Скоро Минздравом и Минобразования будут руководить выходцы из этого ведомства, иронизирует Хилько. В этой связи Игорь Лобан в интервью DW констатирует, что привычной конкуренции силовых структур, которая обычно способствует некому балансу сил, в Беларуси давно нет - на первых ролях одни чекисты. Лукашенко их везде продвигает, видит везде заговоры, и именно поэтому тасует кадры, делится Лобан.

Со своей стороны Александр Шпаковский не видит в силовых структурах лиц с мышлением политиков и амбициями заговорщиков: "Это преданные присяге офицеры, которые готовы выполнять поставленные перед ними задачи, и для которых Лукашенко - верховный главнокомандующий". Доминирование кадров из КГБ эксперт обосновывает так: "Вызовы, с которыми сталкивается Беларусь, - в первую очередь, политические. Естественно, что выходцы из КГБ в наибольшей степени и востребованы".

"Лукашенко не выглядит страшным"

В Беларуси, по выражению Шпаковского, сегодня идет процесс политической стабилизации, власти пока обладают инициативой, а их оппоненты постепенно теряют социальную базу. "Эти меры не работают. Можно менять начальников силовых ведомств, переставлять их местами, но белорусы как выходили, так и будут выходить на улицы, протест никуда не испарился. А внутри системы абсолютно нет никакого желания продолжать сражаться за вот этот умирающий режим. Там понимают, что вторую волну протестов, которая начнется весной, они не выдержат", - прогнозирует Хилько. Из опыта работы, например, с белорусскими военнослужащими у нее сложилась уверенность, что те не будут выполнять преступные приказы: "У них есть понятие офицерской чести. Никто не хочет воевать со своим народом".

Ничего не выйдет и с попыткой запугать народ, убеждена Светлана Хилько: "Лукашенко не выглядит страшным, над ним смеются и внутри системы, и рядовые граждане. Многие до сих пор считают, что сотрудники силовых ведомств - это какие-то глупые люди, не умеющие анализировать. Это вовсе не так, они прекрасно все видят и понимают. У них нет никакого повода себя подставлять, выполняя сомнительные распоряжения. Они не считают, что находятся в одной лодке с Лукашенко". Средний состав силовых структур, считает Игорь Лобан, не разделяет ценностей режима и не является его искренним сторонником. А лидеров, которые могли бы выйти, сказать красивую речь и увлечь за собой подчиненных, среди глав силовых ведомств нет, подчеркивает Хилько.

"В числе активистов инициативы BYPOL нет ни одного старшего офицера, не говоря уже о полковниках и генералах. Никто из них на сторону оппонентов властей не перешел. Как не было и массового перехода сотрудников среднего звена", - возражает Александр Шпаковский.

Госаппарат и силовики "готовятся защищать государство"

Весной 2021 года, по его словам, будет "предпринята попытка дестабилизировать положение, встряхнуть белорусское общество и вызвать волну насилия, чтобы вдохнуть в угасающий протест новую жизнь". Между тем протестные настроения и предпосылки для них, признает эксперт, реально существуют в стране, поэтому "расслабляться и почивать на лаврах никто не намерен", госаппарат и силовики "готовятся защищать государство".

Глядя на действия правоохранительного блока, можно сказать, что эта машина, подводит итог Шпаковский, разогнана и движется на достаточно большой скорости, при том управляется очень уверенно: "И я не думаю, что у организаторов так называемой второй волны белорусской "цветной революции" есть хоть какие то шансы повторить те минимальные успехи, которые были достигнуты в августе-октябре 2020 года".

Как и в любой диктатуре, в Беларуси роль силовиков будет только усиливаться, и только на них Лукашенко и будет делать ставку, заключает Игорь Лобан из BYPOL: "Просто больше на на кого. Экономика приходит в упадок, люди недовольны, пряников больше нет, остался только кнут".

Автор Владимир Дорохов

https://p.dw.com/p/3qYNB


About the author
[-]

Author: Антон Ходасевич, Светлана Хилько, Владимир Дорохов

Source: ng.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 12.03.2021. Views: 133

zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta