Об итогах поездки в Сочи в конце мая 2021 года президента Беларуси Лукашенко для переговоров с президентом России Путиным

Information
[-]

***

Глава Беларуси утверждает, что договорился с Москвой по всем спорным вопросам

Россия пообещала Беларуси компенсировать потери от своего налогового маневра, обеспечивать нефтью и газом и оказывать всю необходимую поддержку, рассказал Александр Лукашенко об итогах поездки в Сочи. Беларусь при этом признает Крым российским и отправит туда самолеты. Однако не все эксперты уверены, что это уступка Москве.

«Украина закрыла для нас небо. Я Путину сказал: «Ты подумай, как нам попасть в Крым», – рассказал Александр Лукашенко во вторник, отвечая на вопросы журналистов из его пула перед специальным совещанием по вопросам сотрудничества с Россией. Он напомнил, что у Белоруссии есть свой санаторий в Крыму и раньше белорусы в него ездили через Украину, «чтобы не обострять отношения». Сейчас это невозможно, считает Лукашенко, так как «Украина закрыла небо», поэтому он имеет полное право отправиться в Крым через Россию. «При желании полететь в Крым мне как сегодня? Только через Россию», – пояснял он мотивы своей инициативы. «Я здесь абсолютно свободен и не переживаю. Они устроили эту канитель, они устроили эту комбинацию на уровне провокации, поэтому, наверное, с меня взятки гладки, как и со всех белорусов», – попытался он оправдать свои намерения принять политическое решение о признании Крыма российским. Он сообщил, что вопрос открытия авиарейсов в Крым сейчас прорабатывается.

Здесь стоит уточнить, что Лукашенко несколько лукавит, поскольку и до закрытия полетов в Украину самолеты «Белавиа» в Крым не летали. Доступный им ранее наземный путь Украина не закрывала. Поэтому ситуация не изменилась, изменились отношения – уже нет опасений «не обострять отношения», так как они уже обострены. Днем ранее глава «Белавиа» Игорь Чергинец заявлял, что компания готова летать в Крым, если будет политическое решение о признании Крыма российским.

В ходе уже самого совещания Александр Лукашенко сообщил, что между союзниками полное взаимопонимание, найдены развязки всех проблемных вопросов и союзники единым фронтом выступят против внешнего давления. «Понимание того, что вокруг нас начинают объединяться определенные силы и давить на нас, и у президента Путина, и у меня есть. Мы прекрасно понимаем, что происходит вокруг нашей страны, и абсолютно одинаково оцениваем эту ситуацию. И полны решимости вместе противостоять всем этим нападкам», – заявил он.

Лукашенко рассказал, что они с Владимиром Путиным «очень длительно» обсуждали стратегию совместного ответа на санкции и договорились найти разумный алгоритм ответа. Соответствующие поручения даны правительству. При их подготовке «не надо стрелять себе в ногу, в руку», – напутствовал Лукашенко премьер-министра Романа Головченко. «По поставкам нефти для НПЗ Беларуси никаких проблем не будет, так было сказано президентом России. Как и с поставками нефтепродуктов и на рынок России, и на внешний рынок», – рассказал Александр Лукашенко. Напомним, что вопрос поставок российской нефти на белорусский «Нафтан» возник в связи с санкциями США в отношении этого предприятия. Компаниям, которые хотят работать на международном рынке, не рекомендовано сотрудничать с подсанкционным «Нафтаном». Источники в отрасли утверждают, что поставки не шли уже в мае. Интересно, что в тот самый момент, когда Александр Лукашенко на совещании уверял, что поставки нефти будут идти бесперебойно, российский Telegram-канал neftegram сообщил: «Минэнерго утвердило график поставки нефти в Белоруссию по трубе. Как нам говорят информированные источники, на Мозырский НПЗ предполагается в июне прокачать 375 тыс. т нефти, а на злополучный «Нафтан» – 11 тыс.». 

Была достигнута «принципиальная договоренность» даже по вопросу «минимизации потерь Белоруссии от российского налогового маневра в нефтяной сфере 1 января 2022 года», сообщил Александр Лукашенко. Правительствам поручено окончательно отработать эту схему. «По налоговому маневру мы нашли развязки. Даже не мы, а правительства, мы просто это согласовали и утвердили. Дальше будем вести диалог и договариваться», – рассказал Лукашенко. «Нет никаких проблем с поставкой природного газа. Сколько надо – столько и надо», – хвастался руководитель Белоруссии. Впрочем, «этот вопрос окончательно не закрыт». «Президент мне пообещал, что они соберутся и подумают, как в этой ситуации помочь Беларуси с ценой на газ», – сказал он. 

Из сказанного Лукашенко следовало, что на встрече в Сочи обсуждалось то, что раньше называлось интеграционными картами, а позже стало именоваться программами. В частности, ставшая в свое время камнем преткновения карта, предусматривающая унификацию налогового законодательства. В 2019 году белорусская сторона не согласовала ее, так как, по словам белорусских чиновников, корректировка налогового законодательства по российскому образцу будет чревата потерями для белорусской экономики. Более того, тогда шла речь об объединении фискальных систем двух стран, в частности о переводе белорусских информационных систем в сфере фискального контроля на цифровые платформы России. Тогда белорусская сторона называла это неприемлемым, поскольку это откроет доступ российским компаниям к коммерческой информации о финансово-хозяйственной деятельности белорусских предприятий. Также в Минске опасались, что у Москвы появляется возможность технической блокировки «нежелательных» белорусских участников рынка. 

Сейчас же Лукашенко заявил, что союзники будут сближать налоговое законодательство «по предложению российской стороны». «Мы будем видеть все, что в России, они будут видеть все, что у нас. Чтобы было доверие, без этого мы никуда ни двинемся», – пояснил он. Заявления Лукашенко дали новую пищу для экспертных оценок. Многие заявили о том, что торг состоялся и в обмен на признание Крыма Александр Лукашенко получит желаемые экономические преференции, без которых ему сейчас не удержаться. «Вот один из результатов «загонной охоты», – считает политолог Игорь Тышкевич. «Тема, судя по всему, обсуждалась, и в формате политических выборов полеты могли стать одним из «компромиссов», – пишет он в своем аккаунте в социальной сети. По его мнению, следствием открытия крымского направления станет «точка невозврата в отношениях с Украиной» и конец «Белавиа». 

Политический обозреватель Александр Класковский видит ситуацию несколько иначе. Он полагает, что заявление о готовности признать Крым адресовано Украине и странам Запада, давящим Минск санкциями. «Мне кажется, Путин гораздо прагматичнее смотрит на ситуацию, ему важно загнать партнера в такой капкан, чтобы он не вырвался. Я не уверен, что Путин давит по Крыму, я думаю, что для Москвы важнее решить практические проблемы привязки Беларуси к себе, чтобы она и при Лукашенко, и после Лукашенко никуда не дернулась. Не ушла в Европу, не ушла в НАТО. Вероятнее всего, акцент на этих переговорах был на других вопросах – «дорожных карт», транзита власти в Беларуси, а не Крым», – сказал «НГ» Класковский. «Скорее сегодня Лукашенко посылает какой-то месседж Украине и Западу, дескать, если будете меня сильно жать, то не исключено и такое признание», – считает эксперт.

Эксперт также не склонен доверять заявлениям Александра Лукашенко о том, что в отношениях с Москвой сняты все проблемные вопросы. «Лукашенко важно показать, что он по-прежнему может и умеет договариваться с Москвой. Сами частные встречи носят пиаровский характер», – считает эксперт. По его мнению, Кремлю интересен другой вопрос. «Москва начинает задумываться, что хорошо бы плавно поспособствовать смене человека, который стоит во главе Белоруссии», – резюмировал Класковский.

Автор Антон Ходасевич, cобственный корреспондент "НГ" в Белоруссии

https://www.ng.ru/cis/2021-06-01/5_8162_belorussia.html

***

Приложение. Москва поможет Лукашенко избежать западного торгового бойкота

Новые санкции усиливают зависимость Белоруссии от России, что вряд ли является целью США и Евросоюза. Списки европейских ограничений для режима Лукашенко будут обновляться уже в эту пятницу, а также на следующей неделе. Однако запретов на импорт белорусских товаров в этих санкционных списках может и не оказаться.

Евросоюз планирует 4 июня ввести санкции в отношении белорусских авиаперевозчиков из-за инцидента с принудительной посадкой авиарейса компании Ryanair в Минске. «Европейские дипломаты, как ожидается, одобрят в пятницу запрет на полеты белорусских перевозчиков в европейском воздушном пространстве», – сообщает Bloomberg. «В начале следующей недели ЕС будет обсуждать предложения по санкциям в отношении как минимум семи физлиц и одной организации. В настоящее время санкционный список, который обсуждается, включает министров, представителей ВВС Белоруссии и других связанных с авиацией лиц», – утверждает агентство. Агентство Reuters со ссылкой на собственные источники также сообщает, что помимо озвученных мер прорабатывается вопрос введения санкций против важных для Минска секторов экономики: экспорта калийных удобрений, нефтепереработки, а также против внешних заимствований.

Новые санкции со стороны ЕС в отношении Белоруссии в ответ на принудительную посадку пассажирского самолета могут привести к снижению экспортных доходов страны, что обусловит дальнейшее сокращение и без того относительно невысоких валютных резервов Национального банка республики, считают аналитики S&P. Они предполагают, что новый пакет санкций может представлять значительно больший перечень мер, чем тот, что был принят в последние 12 месяцев. Он может затрагивать белорусские государственные финансы, транзит российского природного газа, а также возможный запрет на участие инвесторов из ЕС и США в выпусках белорусских государственных облигаций. «Если такие меры будут реализованы, они могут оказать негативное влияние на хрупкие экономические показатели, платежный баланс и финансовую стабильность Беларуси», – заявляют в S&P. Аналитики также считают, что негативное влияние санкций может быть более существенным, если ЕС присоединится к американским санкциям против нефтехимических предприятий Белоруссии. Продажа нефтехимической продукции и калийных удобрений составляет примерно треть всего экспорта Беларуси, напоминают эксперты. 

«Расширение санкций потребует скоординированных действий всех стран ЕС, что может и не быть реализовано», – рассуждают в S&P. При этом влияние авиационных запретов для Белоруссии не будет слишком чувствительным. Вклад авиационной отрасли в ВВП страны и ее экспортные доходы не превышает 1%. А сильные экономические связи с Россией смягчат санкционный удар. Но если санкции приведут к усилению изоляции Беларуси, то перспективы развития ее экономики еще в большей степени, чем раньше, будут зависеть от позиции России и готовности российского правительства оказывать поддержку Беларуси, отмечается в отчете S&P. 

Зависимость от российской финансовой помощи уже сегодня высока. Минск должен до конца этого года выплатить 1,1 млрд долл. по обязательствам в иностранной валюте, при этом практически весь объем выплат уже обеспечен кредитами, полученными от России и российских государственных институтов развития, а также поступлениями от выпусков ценных бумаг на внутреннем рынке. Первая крупная выплата основного долга по выпущенным Белоруссией еврооблигациям на сумму 800 млн долл. предстоит лишь в начале 2023-го. По мнению аналитиков, это дает белорусскому правительству время, чтобы подготовить план по их рефинансированию. «Почти весь объем долга (более 90%) номинирован в иностранной валюте и поэтому сильно зависит от изменений валютного курса. Ежегодные (после 2021 года) совокупные платежи по обязательствам в иностранной валюте составляют 20–30% валютных резервов Центрального банка, в то время как число источников финансирования ограниченно», – подсчитали в S&P. Валютные резервы Лукашенко снижаются. В начале мая 2021-го валютные резервы Центрального банка составляли 7,3 млрд долл., что на 20% меньше, чем в конце 2019 года.

Основные белорусские кредиторы – это Россия и Китай. Причем финансирование со стороны Китая чаще всего предоставляется под конкретные проекты. Возможные новые кредитные линии скорее всего будут покрывать только дефицит бюджета и потребности в рефинансировании действующих кредитных линий. Российские чиновники утверждают, что кредитование Белоруссии выгодно и самой РФ. «Мы поддерживаем и белорусскую экономику, и поддерживаем российскую экономику, потому что обеспечиваются расчеты перед российскими поставщиками, не будет никаких задержек в оплате… Это наш близкий и торговый партнер, экономический», – рассказывал глава Минфина Антон Силуанов. К концу марта 2020 года объем кредитов, предоставленных Минску Москвой, достиг почти 8 млрд долл. Китай предоставил Минску займов на 3,3 млрд долл.

«Россия может предоставлять новое кредитование при условии политических уступок, на которые в прошлом Беларусь не соглашалась. Альтернативный выход – соглашение с ЕС о проведении экономических и политических реформ в обмен на финансирование и инвестиции – представляется еще более отдаленным», – резюмируют эксперты S&P. «Угрозу для экономики России может представлять разве что дефолт Беларуси по внешнему долгу, а Россия является одним из крупных кредиторов соседней страны», – говорит замруководителя аналитического центра «Альпари» Наталья Мильчакова. По ее мнению, такое более чем возможно. «У Белоруссии совокупный объем госдолга на 1 мая 2021 года даже превышал размер ее ВВП за 2020 год», – напоминает она.

Большая часть выделяемых Белоруссии траншей предназначена по факту на выплаты белорусских долгов «Газпрому» и другим российским же компаниям, отмечает шеф-аналитик компании TeleTrade Петр Пушкарев. По его словам, без свежей подписки российскими кредитами дефолт Беларуси был бы неизбежен. «И если Европа решится на широкомасштабный скоординированный запрет закупок у Беларуси калийных удобрений, любых нефтехимических и минеральных продуктов, то без 40% экспорта финансовая система страны будет просто обречена», – уверен экономист.

Автор Ольга Соловьева

https://www.ng.ru/economics/2021-06-03/1_8165_sanctions.html

***

Комментарий: Какой мы хотим видеть Белоруссию и зачем она нам нужна?

Встреча Путина и Лукашенко прошла в теплой и дружеской обстановке, но не дала ответа на вопрос: какой Москва хочет видеть Белоруссию?

Очередная встреча Владимира Путина и Александра Лукашенко прошла в теплой и дружеской обстановке, включая морскую прогулку и наблюдение за дельфинами. Однако информации об итогах переговоров было традиционно минимальное количество — даже заявления для прессы не было. Главное, что встреча ни на малую долю не прояснила для широкой публики ответ на вопрос: а какой Москва хочет видеть Белоруссию? Что является стратегической целью российской внешней (а в рамках Союзного государства — и внутренней тоже) политики на данном направлении?

Президенты России и Белоруссии в порядке официального общения говорили более пяти часов. О чем? Остается лишь гадать. Не только же о содержании некоего портфеля, который Лукашенко привез в Сочи и в котором якобы находились важные документы о кознях белорусской оппозиции и Запада в отношении нашего союзника. А ведь это уже третий визит Лукашенко в Россию только в этом году. В феврале в Сочи переговоры длились более шести часов — и тоже об их результатах не особо откровенничали. Содержательными итогами нынешней встречи объявлены лишь договоренности о втором транше российского кредита для Белоруссии, согласованном еще осенью (так что это не сенсация), об открытии новых рейсов «Белавиа» в российские города и о судьбе задержанной в ходе перехвата самолета Ryanair россиянки Софьи Сапеги, спутницы арестованного оппозиционера Протасевича.

Слова Дмитрия Пескова о том, что ее судьба небезразлична Москве и что МИД будет самым внимательным образом ее отслеживать, вроде бы внушили некоторые надежды. Однако все апелляции адвоката Сапеги по поводу неправомерности задержания были отвергнуты белорусским судом, а сам Лукашенко по возвращении заявил, что судить гражданку РФ будут в его стране. Такая робость в отношении положения соотечественницы в исполнении наших властей многих в России разочаровывает: неужто нельзя стукнуть кулаком по столу и приказать «батьке»? Оказывается, нет, причем не только по данному конкретному вопросу.

Что касается белорусской государственной авиакомпании, то ее глава Игорь Чергинец успел было заявить, что даже в ситуации полной блокады со стороны Запада полеты в Крым из Минска не планируются, так как Белоруссия по-прежнему официально не признает российскую принадлежность полуострова. Однако президент затем его чуток поправил, заявив (кстати, вопреки уверениям того же Пескова), что вопросы полетов «Белавиа» в Крым обсуждались и, судя по тону Лукашенко, могут начаться. «Батька» вообще — и это тоже традиция — был чуть словоохотливее российских официальных источников касательно результатов переговоров. Он, например, добавил, что помимо всего прочего обсуждалась поставка Белоруссии современного российского оружия (хотя и не сказал, какого). Однако никаких российских военных баз на территории Белоруссии не будет, успокоил Лукашенко. А если понадобится военная помощь, то имеющаяся инфраструктура позволит сделать это за сутки, не более.

Обычно, анализируя российско-белорусские отношения, больше обращают внимание на сугубо экономические аспекты: на сколько мы «накредитовали» непростого соседа, сколько влили прямых и скрытых дотаций в специфически устроенную белорусскую экономику, какие установили цены на газ и нефть — в общем, сколько от этого всего теряем мы и приобретает сосед, и т.д. Однако нельзя забывать, что в представлении нынешнего российского руководства едва ли не самым важным фактором внешней политики является вопрос национальной безопасности, и вопрос этот уже который год рассматривается в контексте нарастающего противостояния с Западом. Но если мы так уверенно сползаем к положению «осажденной крепости», тогда ключевым становится термин «подлетное время» — причем не только ракет, но и тактической ударной авиации. И Лукашенко, отлично понимая, что не только ему нужна помощь России в условиях блокады Запада, но и Москве он нужен — в качестве то ли форпоста, то ли, наоборот, последнего редута на западном направлении — научился очень умело и дорого продавать эту роль.

На территории Белоруссии размещаются российские военные объекты, которые играют хотя и не совсем уж незаменимую, но важную роль в обеспечении безопасности нашей страны: узел системы предупреждения о ракетном нападении в Барановичах и узел связи «Антей» в Вилейке. Отдельный радиотехнический узел (ОРТУ) с РЛС «Волга» контролирует всю Европу и районы патрулирования американских и британских подводных лодок с баллистическими ракетами «Трайдент» в Северной Атлантике и Норвежском море. Радиостанция «Антей» перекрывает районы Атлантического, Индийского и частично Тихого океанов, обеспечивая связью атомные подводные лодки российского ВМФ (дальность связи до 10 тыс. км). Теоретически, скажем, РЛС «Волга» могут заменить уже введенные в строй более современные РЛС «Воронеж-М» в Ленинградской области и «Воронеж-ДМ» в Калининградской. Задействована также и космическая система предупреждения о ракетном нападении, состоящая из серии спутников предупреждения о ракетном нападении Единой космической системы «Купол». Наверное, может быть найдена и какая-то замена «Антею».

Однако Россия уже столько потеряла подобных объектов по всему миру (например, РЛС в Скрунде, Латвия), что всякое новое отступление воспринималось бы крайне болезненно. Получилось бы, что мы «с колен» толком так и не встали. Поэтому — ни шагу назад и «мы за ценой не постоим». Это, подчеркнем, важная часть политического мировоззрения нынешнего российского руководства. И нам остается лишь гадать о приоритетах. Что тут важнее — геополитика или экономика? 

С «экономикой» российско-белорусских отношений, кстати, тоже хотелось бы больше ясности — и видения перспектив. Например, за кадром переговоров в Сочи осталось то, как Москва и Минск собираются противодействовать западным санкциям. Тема, конечно, явно не располагает к открытости, ведь речь идет, по сути, о спецоперации, каковые в нашей внешней политике — вообще излюбленный стиль. 

Как раз на днях США подтвердили, что возобновляют санкции против девяти белорусских предприятий нефтехимии: «Нафтан», «Белнефтехим», «Белнефтехим США», Белорусский нефтяной торговый дом, «Белшина», «Гродно Азот», «Гродно Химволокно», «Лакокраска», «Полоцк Стекловолокно». Впервые ограничения были введены в 2006 году — после того, как США не признали итогов тогдашних президентских выборов в республике. Начиная с 2015 года — после освобождения всех белорусских политзаключенных и на фоне стремления Минска нормализовать отношения с Западом — действие санкций было приостановлено. Приостановка продлевалась путем выдачи спецлицензий. О прекращении их выдачи США объявили еще до инцидента с самолетом, в апреле. Теперь же на фоне уже прозвучавших заявлений представителей ЕС о том, что Европа будет координировать свои санкции против Минска с Америкой, весь белорусский экспорт продуктов нефтехимии в Европу, произведенных в том числе из российской нефти и приносивший несколько сотен миллионов долларов в год, может быть поставлен под удар. А запрет на долларовые расчеты с этими организациями и угроза вторичных санкций для контрагентов способен отпугнуть даже российские компании. Сохраняется вероятность, что под санкции попадет и основная статья белорусского экспорта, приносящая от 2,5 до 3 млрд долларов в год, — калийные удобрения. Поскольку они вывозятся почти все через литовскую Клайпеду, то доходы от транзита — пожалуй, последнее, что может остановить эмбарго. 

Широкой публике особо не рассказывают, во что обходится России содержание «белорусского экономического чуда». В ходу, в основном, слухи: мол, дорого и непонятно зачем. Известно, что в лучшие годы Россия ежегодно предоставляла кредиты Белоруссии на 1,5—2 млрд долларов. Затем такая практика была прекращена, но в прошлом году на фоне массовых протестов, когда режим Лукашенко зашатался, ему вновь предоставили 1,5 млрд долл. на реструктуризацию старых задолженностей. При этом чистый долг Белоруссии России уже приближается к 10 млрд долларов (это помимо отдельного кредита в 10 млрд долл., выделенного на строительство Белорусской АЭС). Для сравнения: объем кредитов Минску со стороны Китая — 3,3 млрд. долл. Также известно, что едва ли не самой существенной частью российской помощи Лукашенко всегда были энергетические субсидии в самых разных формах, которые только за период с 2012 по 2019 год составили не менее 45 млрд долл., и в иные годы достигали 15-17% белорусского ВВП. 

С ценами на нефть и газ для «братского народа» всегда была путаница, сопровождавшаяся публичными спорами лидеров о цифрах. Сначала Москва говорит о каких-то долгах, потом они «рассасываются» в информационном пространстве. Так, в прошлом году долги Белоруссии за газ перед «Газпромом» достигали 328 млн долларов. Они выплачены или прощены? Или это была «переговорная позиция»? Также лишь по отдельным намекам и косвенным признакам можно прийти к выводу, что частью договоренностей Москвы и Минска на высшем уровне было согласование некоей компенсации потерь белорусского бюджета от налогового маневра в российский нефтянке. Ведь долгие годы белорусская экономика во многом держалась за счет энергетических дотаций со стороны России, покупая нефть по заниженной, по сравнению с мировой, цене, а продавая ее и продукты нефтепереработки на Запад по рыночным ценам. В общей сложности выгода бюджету Белоруссии от таких операций в лучшие годы составляла от 5 млрд долл. в год, что эквивалентно примерно 8% ВВП страны и более 40% доходной части ее бюджета. Налоговый маневр в российской нефтянке сильно сократил такие возможности, хотя не перекрыл их вовсе. Сейчас стенания Минска по поводу этих потерь практически затихли. В связи с чем тоже хотелось бы знать «цену вопроса». 

Однако самое главное все же, что мы не знаем ответов на целый ряд стратегических вопросов относительно Белоруссии. Мы какой ее хотим видеть? Помимо общих фраз о добрососедских и взаимовыгодных отношениях? Интеграция в рамках Союзного государства действительно будет означать фактически поглощение соседней страны? Если да, то в какой форме? Если нет, то где пределы такой интеграции? Пока что простые граждане обоих государств не понимают, почему Лукашенко мотается к Путину, как на работу и что вообще происходит, если ничего по большому счету не происходит? Создается ощущение некоего закулисного торга, но о чем — неизвестно. 

Также нет ответов на вопрос о том, какой мы хотели бы видеть Белоруссию конкретно экономически и конкретно политически. Она «с Лукашенко на все времена», или возможна замена? Нет ли смысла в том, чтобы рассматривать Белоруссию как плацдарм для вполне назревших реформ? Хотя бы для того, чтобы сделать ее экономику более эффективной и менее финансово зависимой от России. Разве этот вопрос может быть полностью нам безразличен, если поддержка соседской экономики в ее нынешнем виде влетает нам в миллиарды долларов? Надо ли рассматривать Белоруссию как некий будущий «мост/окно» в Европу, или ее роль будет закреплена на уровне форпоста «осажденной крепости»? Как нам относиться к процессам «вестернизации», идущим внутри самого белорусского общества? Это угроза или возможность (в свете той же интеграции) Мы можем предложить альтернативно свою «мягкую силу»? Тогда какую? 

Несмотря на частые многочасовые встречи двух президентов, следует признать, что наши двусторонние отношения в течение последних лет не особо продвинулись по пути интеграции. В том числе после конца 2019 года, когда Лукашенко отказался подписывать пакетом 31 «дорожную карту интеграции» (существует мнение, что именно после этого была форсирована «конституционная реформа» в самой России). В начале текущего года скупо сообщалось, что большинство из этих «дорожных карт» были «переработаны» правительствами и осталось согласовать еще 6—7. Однако в каком нынче состоянии находится вопрос, общественности неизвестно. Ей лишь остается лишь наблюдать, как президенты то на катере катаются, то дельфинов наблюдают, то в хоккей играют. Наверное, те дельфины могли бы рассказать, о чем там Путин с Лукашенко на катере говорили. Но они дали, видимо, «подписку о неразглашении». Разумные животные, безусловно.

Автор Георгий Бовт, кандидат исторических наук, политолог

https://expert.ru/2021/06/3/kakoy-my-khotim-videt-belorussiyu-i-zachem-ona-nam-nuzhna/

***

Мнение политолога: Белоруссия просит денег у России, не переставая глядеть на Запад

По итогам состоявшихся 28–29 мая переговоров в Сочи у России выросли расходы на спасение господина Лукашенко. Не очень понятно, чего от него хочет Москва. Зато всё предельно ясно с тем, как видит будущее Белоруссии Запад.

Александр Лукашенко привёз из Сочи заверения Владимира Путина в продолжении экономической, политической и иной поддержки официального Минска. Она критически важна сейчас, когда «последнего диктатора Европы» Запад не признал президентом Белоруссии и ввёл несколько пакетов санкций.

В июне вступит в силу четвёртый пакет санкций Евросоюза, который затронет наиболее чувствительные для белорусской экономики сектора, дающие львиную долю экспортной выручки. В частности, на майском саммите глав МИД ЕС обсуждались ограничительные меры в отношении белорусских нефтепродуктов, калийных удобрений, продукции из металла и деревообработки, другой промышленной продукции и услуг. Глава дипломатии Евросоюза Жозеп Боррель пообещал, что проволочек с выработкой и применением этих мер не будет. Белорусский госмонополист «Белавиа» уже столкнулся с запретом на пролёт в страны ЕС и на Украину. Авиакомпании стран ЕС и их союзники отправили свои лайнеры в обход белорусского воздушного пространства, лишая белорусских партнёров прибыли от диспетчерских и иных услуг.

Германский канцлер Ангела Меркель сообщила журналистам, что сочинские договорённости Путина и Лукашенко (28−29 мая) не смогут помешать реализации санкций ЕС. Аналогичные заявления сделали политики других европейских стран, что подтверждает их консенсус по белорусской проблеме. США в свою очередь подкрепили давление трансатлантических партнёров своими санкциями, и они тоже затрагивают ключевые позиции белорусской экономики. Ограничительные меры вступают в действие с 3 июня, они дополнят уже применяющиеся санкции Вашингтона.

Брюссель и Вашингтон скоординировали свои действия, преследуя вполне ясную цель — не допустить воссоединения Белоруссии и России. Парадоксальным образом эту же цель преследуют Москва и Минск, всячески подчёркивая стремление охранять и крепить «суверенитет и независимость Республики Беларусь». То же стремление декларируют США и ЕС, но есть нюанс: они видят Белоруссию без Лукашенко и вне союза с Россией.

В этом контексте заслуживает внимания то, как ведёт себя дипломатия номинального союзника России. Минск до сих пор не признал территориальную целостность Российской Федерации, у которой просит помощи в противостоянии не только с Западом, но и оппозиционно настроенным большинством населения. Москва оказывает эту помощь и, судя по заявлениям Лукашенко 1 июня, даже ограничила свой суверенитет. Иначе трудно понимать заявленную выплату «компенсации» другому государству за изменение российского налогового законодательства.

Глава МИД Белоруссии Владимир Макей, встречи с участием которого сведены к церемониальным выступлениям перед аудиторией одного из минских вузов и гостями из африканских стран, принялся за старое, но без особого успеха. Ласкающая ухо западных друзей и партнёров антироссийская риторика теперь выглядит самоубийственно и фальшиво, а в апологетике белорусско-российской интеграции глава лукашенковской дипломатии и ранее не был особо силён. 

Менее года назад он едва ли не в дёсна целовал главу МИД Латвии Эдгара Ринкевича, рассказывая, что «когда на карту поставлена судьба государства и вот какие-то вещи, связанные с правами человека, как бы цинично это ни звучало, но надо думать о том, как сохранить государство». Под «судьбой государства», видимо, понималась судьба Лукашенко и его окружения. Ринкевич улыбался и кивал. Теперь гостелевидение Белоруссии акцентирует внимание на гомосексуализме латвийского коллеги Макея, опустившегося до подмены белорусского флага символом белорусских националистов во время ЧМ по хоккею в Риге. Странный ход от официально заявивших курс на достижение «основной цели — стать полноправным членом семьи европейских демократий». 

Макей выслал из Белоруссии посла и других сотрудников посольства Латвии. Ринкевич ответил высылкой штата посольства Белоруссии. С соседней Литвой тоже обменялись дипломатами. Пикировку геополитических пигмеев на Западе почти не заметили. Передовицы влиятельных изданий посвящены совсем другим сюжетам. Из этой же серии «перамог» официального Минска — интервью сотрудников МИД Белоруссии различным СМИ. Например, постоянный представитель постсоветской республики при отделении ООН и других международных организациях в Женеве Юрий Амбразевич в интервью швейцарской газете Le Temps умудрился огулом записать оппозиционную прессу в «экстремисты». 

Трудно сказать, знал ли этот незаслуженно возвышенный чиновник о трепетном отношении к правам человека и журналистов в особенности на вечно загнивающем Западе, однако «отбеливатель» из него получился так себе. Дела в МИД Белоруссии настолько плохи, что там перевели и опубликовали этот «шедевр» на своём официальном сайте. Макей тоже нахохлил своего вербального воробья и в интервью российскому «Коммерсанту» выдал побасенку об «олигархической России». Очевидно, министр иностранных дел Белоруссии окончательно утратил профессиональные навыки и деградировал до уровня «батькиных экспертов». 

Журналист попробовал выяснить, о каких таких «российских олигархах» вещал до августа 2020 года Лукашенко, рассказывая о раскачивании ситуации в Белоруссии. Макей ответил: «Я помню тот период, ситуация развивалась так стремительно, что многое было непонятно. Сейчас более или менее все становится на свои места. Возможно, тогда были предположения, что какие-то действия предпринимаются и со стороны отдельных российских олигархов или бывших российских олигархов. Но хочу сказать, что мы тогда получили предостережение от российских спецслужб о том, что готовятся определенные провокации, и там указывались конкретные фамилии и имена конкретных олигархов». 

Естественно, ни одной фамилии «российских олигархов», даже бывших, Макей не назвал. Обывателю предложено гадать — был ли это покойный Борис Березовский, вложившийся в белорусскую «нефтянку», или Михаил Гуцериев, вложившийся в белорусскую калийную отрасль и задаривающий высшее должностное лицо Белоруссии неучтёнными в декларациях подарками. При этом ссылка Макея на российские спецслужбы была столь же смешна и нелепа, как история с «прослушкой Ника и Майка», в которой Лукашенко был представлен «крепким орешком», а Навальный — плохим парнем. 

С российской прессой не проходит тот номер, который прокатывает в зачищенном от инакомыслия белорусском информационном пространстве. Снова поставленный в неудобное положение пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков был настолько обескуражен выходкой главы лукашенковской дипломатии, что не нашёл слов для комментария. 

Ещё один пример из того же — более смешного, чем скандального — интервью, которым читателя ошарашили в последний день весны: Макей прямо заявил, что не видит света в конце туннеля союзного строительства. «Никто сейчас не сможет предсказать, что вырисуется в конечном итоге, но в этом договоре заложен принцип поэтапного развития наших отношений», — так он прокомментировал проблему согласования пресловутых «дорожных карт» углубления экономической части союзной интеграции. 

Журналист «Коммерсанта» хорошо припёр Макея к стенке вопросом о том, «хорошо или плохо, что санкции толкают Белоруссию и Россию к сближению». Глава лукашенковского МИД сначала ответил так: «Двояко можно толковать, с одной стороны, хорошо, с другой стороны, конечно же, плохо». Журналист оказался дотошным и настаивал на пояснении, что плохого в белорусско-российском сближении. После пустословных виляний Макей был вынужден признать несостоятельность своего изначального тезиса, сказав: «Однозначно хорошо. Я считаю, что это выгодно обоим государствам, обоим народам, мы никогда не скрывали этого». 

В это же время бывший советник президента США Дональда Трампа по внешней политике Джон Болтон опубликовал в Washington Post своё видение эффективности западных санкций в отношении Белоруссии. Любопытно, что тревоги у Болтона точно такие же, как и у Лукашенко, Макея, Амбразевича и прочих, официальных и неофициальных представителей официального Минска. Американский эксперт сказал ровно о том же: западные санкции толкают Белоруссию в объятия России, и это очень плохо с точки зрения США. «Попросту загоняя его (Лукашенко) дальше в объятия Путина, мы рискуем навсегда потерять всю Белоруссию», — констатировал Болтон. Он уверен: «Соединенные Штаты и Европейский союз совершили стратегическую ошибку прошлым летом, неправильно отреагировав на беспрецедентные протесты против автократического режима президента Белоруссии Александра Лукашенко. Теперь, после совершения Лукашенко 23 мая воздушного пиратства с целью похищения оппозиционного критика, Запад, похоже, намерен усугубить свою ошибку, еще больше загнав Белоруссию в «гостеприимные объятия» президента России Владимира Путина». 

«К сожалению, однако, благонамеренные высказывания, даже сопровождаемые экономическими санкциями, не обеспечат успешной западной стратегии для того, чтобы решить куда более широкий вопрос: каково будущее Белоруссии в целом? Получит ли она возможность проследовать путём бывших стран Варшавского договора и даже бывших советских республик — на Запад? Или ей позволят претерпеть полноценную аннексию и стать частью России?» — озадачен Болтон. 

По мнению экс-советника Трампа, «протесты провалились», Лукашенко сохранил власть, и Западу нужно пойти хоть и на «неприятный», но необходимый шаг, чтобы разработать вариант выхода для Лукашенко — например, предоставить ему возможность уехать или что-то иное. Болтон предупредил: времени на реализацию такого сценария почти нет. 

Глава МИД Австрии Александер Шалленберг 27 мая перед неформальной встречей министров иностранных дел Евросоюза обозначил прессе ту же позицию: «То, чего мы стратегически не хотим в вопросе Белоруссии, так это отдать её в руки России. В прошлые годы удавалось удерживать страну в ситуации «или-или». 

То есть Запад готов закрывать глаза на уголовные преследования журналистов (особенно «пророссийских» — знаменитое «дело регнумовцев»), нарушения фундаментальных прав человека (что он с успехом делал и делает до сих пор), прочие ненормальности с точки зрения современного европейца — лишь бы Белоруссия не воссоединилась с Россией, а ещё точнее — лишь бы Россия не стала сильнее. Югославия, Ливия, Афганистан, Ирак — везде с демократией становилось хорошо или терпимо, как только Запад добивался своих геополитических целей. 

В Латвии с демократией очень хорошо, по мнению Вашингтона и Брюсселя, — несмотря на «негров», открытое чествование гитлеровских холуёв и убийц, откровенное преследование за взгляды, журналистскую и правозащитную деятельность. В Белоруссии тоже станет всё хорошо — даже если Александра Лукашенко сменит местный аналог Хашима Тачи. 

Ничего хорошего Белоруссию в нынешнем её статусе не ждёт — ни с Лукашенко, ни с его сменщиком «европейской ориентации». Может быть, не такой откровенно «европейской», как у Ринкевича, но принципиально другой — антироссийской. Ведь у постсоветских лимитрофов — всех без исключения — ориентация одна, только «вышиванки», её прикрывающие, разные.

Автор Сергей Артёменко

https://regnum.ru/news/polit/3286141.html


About the author
[-]

Author: Антон Ходасевич, Ольга Соловьева, Георгий Бовт, Сергей Артёменко

Source: ng.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 04.06.2021. Views: 95

zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta