Это не с Олимпиадой что-то не так, а с миром

Information
[-]

***

Светит, но не греет

Половина Игр позади, а не цепляет. Никак не цепляет, несмотря на все усилия спортсменов, организаторов и телевизионщиков.

Не думаю, что я один такой скептик, оборачивающийся назад со словами «вот раньше было не так». Конечно, от Токио-1964 у меня не осталось никаких впечатлений, а от Мехико-1968 — остались, и уже на всю жизнь, но жить в состоянии ностальгии не очень продуктивно. С сегодняшними впечатлениями и без ностальгии все сложно.

Олимпиада, конечно, более чем странная, и другой она быть, пожалуй, не могла. Это не с ней что-то не так, это «не так» с миром, от которого Игры, как ни крути, зависят впрямую. В мире многое сдвинулось и без пандемии, а эта штука добавила сдвигу так много, что привычным для человечества явлениям приходится ежедневно проходить тест на выживаемость. И Олимпиада при всей масштабности события даже в усеченном варианте — далеко не на первом месте из всего того, чьей судьбой озабочено человечество.

Перенесенные уже на год Игры, проведение которых оставалось под вопросом за месяц до начала, да что за месяц — даже за две недели, и которые при неблагоприятном развитии ситуации с пандемией могут быть прерваны — разве это Олимпийские игры? Олимпиада без зрителей и без привычного яркого антуража — разве это Олимпиада? Команда из 63 атлетов, которая целиком изолируется из-за положительного теста на COVID-19 у одного участника (что только что произошло со сборной Австралии по легкой атлетике) — это правильно? Страна-организатор, до последнего не желающая принимать Игры, — разве это нормально?

Нет, конечно. Многое, если не все, ненормально. Отсюда обострение негатива, разного рода аномалий, когда наружу вылезает не все хорошее, а самое разнообразное плохое. Меньше проявлений благородства, больше ожесточенности, зацикленности на своем успехе и успехе команды своей страны. По российским комментариям это тоже видно: налицо прямо-таки болезненное отношение к такому фетишу, как неофициальный командный зачет, на который, я полагаю, в силу экстремальности ситуации, следовало бы обращать меньше внимания.

Президент МОК Томас Бах, настаивая на проведении Игр, в качестве сильного аргумента заявил, что в случае очередной отмены есть риск потерять целое поколение спортсменов. Он, безусловно, был прав, но к слову «спортсмены» стоило добавить еще и слово «зрители». Отсутствие живого болельщицкого фона — уже огромная потеря, впрямую влияющая на атмосферу, но неизбежные потери есть и будут и у многомиллионной телеаудитории.

Человечество теряет интерес к Играм в силу очень многих причин, а пандемия только усилила проблему.

В какой-то мере нынешний вариант проведения Олимпиады моделирует будущее спорта высших достижений и его места в системе ценностей человечества. Мысли об этом не могут не приходить непосредственно во время такого непраздничного праздника спорта. И даже тогда, когда появляется повод для эмоционального подключения к событию.

Конечно, наступит время, когда транснациональные корпорации, прежде всего вещательные, объявят, что пора закрывать олимпиадную лавочку, предложив взамен что-то более смотрибельное и соответствующее времени. Но пока полноценной замены нет, тот же МОК довольствуется вкраплениями чего-то популярного, как тот же стритбол или скейтборд, из последних сил оставляя и без того в перегруженной программе нечто устаревшее и вроде бы ненужное. Метание диска проиграет скейтборду в любом случае, но кто знает, что будет со зданием, если одну за другой убирать опоры?

Вывод из всего моего минора можно сделать парадоксально простой: было бы еще хуже, если бы Олимпиаду отменили совсем. Она со стороны, да и изнутри кажется вымороченной, веселье — искусственным, радость — не совсем искренней, отсюда и проблемы с восприятием, но…

Она полностью соответствует переживаемому времени и в какой-то степени предвосхищает будущее. Готовьтесь.

Автор Владимир Мозговой, обозреватель «Новой газеты»

https://novayagazeta.ru/articles/2021/07/29/svetit-no-ne-greet

***

Когда одной победы мало: Проигравшие на Олимпиаде сегодня оказываются известнее триумфаторов

Все смешалось в планетарном спортивном доме. Раньше никто не запоминал тех, кто приезжал на Игры и выбывал в первом же раунде. А фамилии победителей непроизвольно заучивали даже те, кто не отличает офсайд от инсайда и не видит разницы между рапирой и саблей. Не знать своего родного олимпийского чемпиона было стыдно. Не знать чужого олимпийского чемпиона — странно. Да и спортсмены прошлого века старались запомниться своими достижениями и рекордами, без выкрутасов.

Но магия постепенно исчезает. И олимпийские соревнования в 21 веке интересуют людей, уже не считающих победы атлетов важным национальным достижением, все меньше. И дело не только в том, что допинговые скандалы дискредитировали многие виды и дисциплины. А в том, что спорт с каждым годом отстает от жизни, в которой появилось очень много других развлечений. «К чему такое долгое предисловие?» — спросите вы. А я отвечу вопросом на вопрос: «Вы знаете, кто такие Флора Даффи и Хидилин Диас?» Только не гуглить, ладно? Это первые в истории олимпийские чемпионки из Бермуд и Филиппин. Даффи уделала всех в триатлоне, а Диас круче всех рванула штангу в категории до 55 кг. Причем с новым олимпийским рекордом. Да и о 21-летней силачке Полине Гурьевой, которая в Токио-2020 принесла первую медаль Туркмении, вы наверняка тоже не слышали.

Зато о Пите Тауфатофуа — бессменном знаменосце сборной Тонги — весть уже давно разнеслась за пределы 177 островов в Тихом океане. Ради Игр он каждый раз меняет амплуа. В Рио-2016 он был тхэквондистом, в Пхенчхане-2018 — лыжником. Сейчас он опять тхэквондист. Его желание бороться, с одной стороны, заслуживает всякого уважения. А уж если вспомнить девиз «главное не победа, а участие», то неугомонный Пит — само олицетворение олимпийского духа. Но, с другой стороны, островитянина, являющегося послом ЮНИСЕФ, сам спорт, если быть честным, волнует меньше. «Люди не в курсе тяжелой работы, которая предшествовала выступлению, а видят просто парня в масле, идущего с флагом», — говорит Тауфатофуа, когда его воспринимают как чудака и фрика. И он немного лукавит, потому что его голый торс привлекает внимание всех мировых СМИ, делает его медийным персонажем и позволяет, в конечном счете, путешествовать по миру во время отборочных соревнований и неплохо зарабатывать.

И это притом что на бразильском татами он проиграл в первом же бою, а в зимней Корее на дистанции 15 км на диковинных для себя лыжах он финишировал 114-м, уступив победителю почти полчаса. В Токио-2020 его в дебютном поединке со счетом 24:3 победил наш будущий триумфатор Владислав Ларин. Но олимпийского чемпиона Ларина, вот ведь парадокс, знают, образно выражаясь, два с половиной человека, а Тауфатофуа — несколько миллионов.

Но кому тут предъявлять претензии? В России, уверен, многие и о Данииле Медведеве, второй ракетке мира, впервые услышали в минувшую среду. После мини-скандала, произошедшего в микст-зоне и тут же ставшего предметом всеобщего обсуждения. Чилийский журналист, назвав российских спортсменов мошенниками, спросил Медведева о том, как он относится к подобным обвинениям. Даниил, после двухчасового матча с итальянцем Фабио Фоньини, рассвирепел и отвечать не стал. Вечером в метро и в магазинах я слышал, как люди обсуждали эту историю. И обещали теперь в пику «козлу-журналисту» «болеть за теннисиста со звериной фамилией». Ну хоть так.

Перед Олимпиадой был проведен опрос, который показал, что россияне знают одного (!) спортсмена из 335, кто поехал в Токио-2020. Это легкоатлетка Мария Ласицкене. Более того, многие из опрошенных были удивлены, что в расписании летних Игр нет фигурного катания и биатлона. Но чему удивляться? Например, ведущие программы «Время покажет» не знают, как правильно произносить фамилию олимпийского чемпиона по плаванию Евгения Рылова. Зато 15 минут гости ток-шоу в прямом эфире обсуждают, какой обструкции подверглась в США гимнастка Симона Байлз за то, что снялась с турнира, не совладав с нервами. Нет, я понимаю: таков политический «регламент». Но, может, хотя бы во время Олимпиады стоит поддержать своих спортсменов не только дежурными поздравлениями, но и рассказать о них поподробнее аудитории? Чтобы перед следующими Играми в Париже люди знали хотя бы пятерых атлетов из трех сотен.

Помню такую историю. Перед началом Олимпиады в Афинах-2004 один большой теленачальник увидел в программе своего канала трансляцию «гандбола» и побежал выяснять у подчиненных, что скрывается за этими семью буквами. Отличаются ли похожей «осведомленностью» телебоссы в США и Европе, не знаю. Зато ясно, что по окончании токийских игр ни на Первом канале, ни на втором, ни на двадцать втором мы снова не увидим ни гандбола, ни волейбола, ни мировых турниров по плаванию, гимнастике и фехтованию, хотя представители этих видов приносят стране победы и медали. Да даже чемпионат мира по дзюдо, несмотря на нежное отношение к этому виду президента Путина, пройдет мимо массового зрителя незаметно и тихо. Впрочем, и сейчас о спортивном подвиге Мадины Таймазовой, сражавшейся на японском татами фактически с одним глазом в общей сложности 40 минут чистого времени и завоевавшей бронзу, рассказывают на больших каналах скромно и как-то между прочим.

А ведь на данный момент сборная России демонстрирует в Токио лучший старт по количеству медалей на Играх в постсоветской истории. Даже в проклятой для нас академической гребле Елена Орябинская и Василиса Степанова взлетели на пьедестал. Впервые за 17 лет. Но разве это ценно? Даже из успехов серебряных баскетболисток и баскетболистов, поразивших всех в новой олимпийской дисциплине 3x3, мы не хотим сделать ничего, что заинтересует молодежь. Лучше же лепить героя из тиктокера с разукрашенными ногтями, чем обратить внимание на чудо-гимнаста Никиту Нагорного. А Боня с Бузовой даже сейчас, к сожалению, «перекрывают» великую фехтовальщицу Софью Великую.

«Для подвигов атлетов есть же специализированный «Матч ТВ», — скажет читатель. Есть. И он, не скрою, радует своими техническими новинками. Так называемая телепортация (когда журналиста или спортсмена, находящегося в Японии, переселяют по щелчку пальцев в московскую студию) делает эфиры увлекательными и живыми. За день до церемонии открытия Игр на канале шел фильм «Кровавый спорт» с не участвующим в Олимпиаде Ван Даммом. А за несколько часов до зажжения олимпийского огня крутилась программа «Главная дорога», не имеющая вообще никакого отношения к спорту. И после Олимпиады, даже не сомневайтесь, все опять вернется к привычному укладу, в котором будет футбол, бои без правил и чуть-чуть Сильвестра Сталлоне.

В общем, одной победы, даже олимпийской, для счастья и всеобщего восхищения нынче маловато. Что у нас, что за рубежом. Голый торс, как ни печально, куда важнее золотой медали.

Автор Андрей Успенский, корреспондент

https://novayagazeta.ru/articles/2021/07/29/kogda-odnoi-pobedy-malo

***

Ода 3x3: о новом яростном олимпийском виде спорта

Они играли так, что зажгли все вокруг себя — воздух зала с пустыми рядами кресел, зрителей у экранов ТВ и даже пол, по которому они носились со страшной скоростью, сталкиваясь и разбегаясь. Профессиональная кроссовка на ноге Карпенкова из сборной России не выдержала раскаленного пола и развалилась. Гигант ростом 204 см сидел на стуле и спешно бинтовал раненую кроссовку скотчем, чтобы снова выйти на маленькую площадку, залитую страстью, потом, желанием и огнем.

Карпенков бинтовал кроссовку, а латыш Круминш — ногу. Замедленный повтор дает увидеть в подробностях многое, в том числе — как у человека летит голеностоп. Мы видели вдруг неестественно искривившуюся и согнувшуюся ногу баскетболиста, а потом смотрели, как он сам тейпирует ее, обматывая белоснежной лентой. Он очень торопился, потому что на площадке в этот момент пожар дошел до экстаза и апофеоза. Игра горела! Круминш торопился вернуться, он ринулся в игру, и нога его снова поехала в тот момент, когда он плечо в плечо, тело в тело — никто не хотел уступать! — продавливал самого себя под кольцо. И снова он, бритый наголо, с искаженным от ярости лицом, бинтовал уже почти оторванную ногу, чтобы скакать на ней и биться, биться и биться…

Если вы не видели олимпийский финал баскетбола 3х3 Россия–Латвия, вы потеряли многое. В непрерывной всемирной круговерти спорта, в постоянной смене видов и зрелищ, в приходе и уходе героев и звез», в длинном конвейере голов, очков и рекордов не так уж и много моментов, которые входят в память и уже никогда не покидают ее. Это моменты счастья, даже если ты не играешь сам, а только смотришь, как играют другие, это моменты горя, даже если это проиграл не ты и не твоя страна, и это моменты катарсиса, то есть переживания победы и поражения всей душой. Олимпийский финал в баскетболе 3х3 был такой.

Я хотел написать о новом олимпийском виде спорта раньше, пока шел турнир, но не мог оторваться от трансляций, которые велись из пустого зала с маленькой площадкой и одним щитом и кольцом. Мне казалось, что нужно посмотреть еще игру, еще две, еще три — сколько там у вас их есть еще, давайте все! — чтобы глубже вникнуть в эту стремительную, интенсивную, увлекающую игру и лучше ее понять. А теперь турнир закончился, и осталось только сказать: класс! Ну класс же, этот маленький яростный баскетбол три на три на черной площадке, расчерченной небрежными белыми линиями, словно мелом по земле во дворе.

Во дворе дома, где я вырос, царствовал футбол и только футбол, но иногда нам приходило в голову для разнообразия перекинуться мячом и сыграть в баскетбол — в баскет, как мы тогда говорили. Да, но в асфальтовом дворе, конечно, не было ни щита, ни кольца. Не беда. Зато была пожарная лестница, начинавшаяся выше окон первого этажа и шедшая до крыши. Прямоугольный проем между двумя нижними перекладинами пожарной лестницы и был нашим кольцом, куда после точного броска влетал прыгучий резиновый красно-синий мяч, купленный или — о ужас! — сворованный в магазине «Малыш» у Маяковки.

Слова «стритбол» тогда не было, оно появилось много позже. О этот уличный баскетбол на асфальте или гаревом покрытии, эти дикие отскоки мяча, эти взмывающие вверх тела игроков в подвернутых до колен тренировочных штанах и выпущенных наружу выцветших майках. Это движение прыгучего мяча на ходящей вправо-влево руке и это прекрасное ощущение ладони с пружинистыми пальцами, которая чувствует жизнь мяча, его биение, его нервный отскок. Баскетбол во дворах и меж каменных стен, уличный баскетбол тех, кому недосуг ходить в секции или кого не взяли в секцию из-за малого роста, — теперь ты стал олимпийским видом спорта и сразу, с ходу, в первом же своем явлении на Играх показал, кто ты такой и чего стоишь.

Говорят, что привыкшие к коротким клипам и взрывным эффектам тиктокеры не могут смотреть футбол, потому что он тянется невыносимые полтора часа и беден на события (если считать событиями исключительно голы). Я не тиктокер, но и я иногда скучаю на трансляциях футбола. Выйдешь в кухню, налить себе чай, вернешься через пять минут — мяч увяз на том же месте, идет все та же тягучая борьба в центре поля. От баскетбола 3х3 невозможно оторваться ни на секунду — какой чай, тут и моргать не следует! — интенсивность игры и событий зашкаливает, в каждый момент что-то происходит, шесть человек носятся с дикой скоростью по площадке, которая столь мала, что борьба неизбежно возникает на каждом шагу. Если ошибся в защите, никто не подстрахует. Кто способен обыгрывать в такой толкучке — король. И на все про все — десять минут. Живи быстро!

Хоккей, который принято считать контактным видом спорта, по сравнению с 3х3 кажется игрой, где много свободного пространства: принял шайбу, раскатился, поехал и даже проехал десять метров, прежде чем кто-то смачно врезался в тебя всем телом. Здесь тебя встретят на первом же твоем шаге. Вы деловой человек, и у вас нет времени смотреть полтора часа футбола, два часа хоккея, двенадцать раундов профибокса или три партии волейбола? Тогда посмотрите десять минут баскетбола 3х3, где на атаку дается 12 секунд, а события утрамбованы так плотно, что вы не потеряете ни секунды своего драгоценного времени.

Как раздражают и сколько времени отнимают моменты, когда мяч или шайба вышли из игры, все эти бесчисленные и бесконечные ауты и вбрасывания, когда игрок то стоит с мячом в руках и минуту ищет глазами партнера, а то тройки меняются и медленно едут к кругу, где стоит в ожидании арбитр с шайбой. И даже в баскетболе 5х5 — стремительной вообще-то игре — вслед за каждым заброшенным мячом следует микропауза, когда мяч вводят в игру из-под кольца. В 3х3 мяч не покидает площадку практически никогда, он в игре все десять минут без перерыва, едва только он проваливается в кольцо, как игрок подхватывает его и с ходу уносится в очередное игровое завихрение.

Вся игра тут состоит из завихрений. Это какой-то тайфун, все туже закручивающий свои кольца. Передохнуть нельзя. Посмотрите на футболиста — переведя мяч на другой край, он переходит на шаг или останавливается. В 3х3 никто не может остановиться — если ты не сыграешь в защите, не сыграет никто, если ты не побежишь, то ты проиграл, если в круговерти командной игры от усталости выпадет один, то команде конец. Этот баскетбол несется как заводное колесо и доводит игроков до исступления и изнеможения. И мы видим, как ограничены силы человека как биологического существа, видим, что даже у тренированных атлетов есть предел — в десять минут игры 3х3 они близки к нему, как, может быть, нигде. Я стал фанатом этой быстрой, короткой, увлекательной и азартной игры. Маленький баскетбол — великие страсти.

Латыши, выиграв финал, где им пришлось проигрывать и догонять, биться и терпеть, бросились друг другу в объятия, упали, обнимались лежа, били ладонями по полу и кричали, кричали. Это были эмоции людей, ставших первыми в истории Олимпийских игр чемпионами в баскетболе 3х3 — игре, поднявшейся из дворов и с пустырей до самых вершин спорта.

Автор Алексей Поликовский, oбозреватель «Новой газеты»

https://novayagazeta.ru/articles/2021/07/29/oda-3x3


About the author
[-]

Author: Владимир Мозговой, Андрей Успенский, Алексей Поликовский

Source: novayagazeta.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 31.07.2021. Views: 32

zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta