O переводе накопительного компонента обязательного пенсионного страхования в России в негосударственное

Information
[-]

Никто не любит пенсии 

Очередное изменение системы накоплений окончательно перекладывает заботу о собственном будущем на плечи граждан. Но вряд ли они выберут для этого пенсионные фонды.

Накопительная часть страховой пенсии, формирование которой было заморожено с 2014 года, будет переведена в негосударственные пенсионные фонды (НПФ). Официального заявления пока не было, но, если появившаяся в СМИ информация верна, это коснется всех россиян и изменит систему пенсионных накоплений.

Двадцать четвертого сентября у министра финансов Антона Силуанова прошло совещание, на котором обсуждалось долгожданное обновление пенсионных накоплений. Речь идет о переводе накопительного компонента обязательного пенсионного страхования (ОПС) в систему негосударственного пенсионного обеспечения (НПО). Перевод будет происходить только по желанию граждан, переводить будут всю накопленную сумму. Выбранная схема, по неофициальным данным, обрела имя: План Б.

Ускоренная разморозка

Переведенные в НПФ пенсионные накопления будут работать по стандартной схеме НПО и перейдут в собственность граждан (сейчас пенсионные накопления существуют в обязательной пенсионной системе и находятся в собственности государства). Накопления, переведенные из ОПС, станут первоначальным взносом, дальше людям предложат делать взносы — как и во всех добровольных пенсионных программах. Для того чтобы мотивировать переход, гражданам предложат налоговые вычеты и государственное софинансирование (детали пока неизвестны).

«Эта некая приватизация [накоплений] с условием участия в новой системе. Сам человек сможет выбрать негосударственный пенсионный фонд и перенаправить средства из одного в другой в удобный момент, как банковский вклад», — уточняет Валерия Минчичова, заместитель директора Института финансовой грамотности Финуниверситета. Глава Национальной ассоциации пенсионных фондов (НАПФ) Сергей Беляков отмечает, что накопленные средства можно будет получить не только в виде пенсии при наступлении пенсионных оснований, но и в виде выплат при исключительных жизненных ситуациях. Напомним, сейчас пенсионная система включает в себя страховую пенсию, накопительную (из-за заморозки денег на счетах в целом немного, размер среднего счета ОПС в 2019 году составлял 67,9 тыс. рублей, и чаще всего ее получают в виде разовой выплаты) и добровольные пенсии — сформированные в НПФ, часто вместе с работодателем.

В результате перевода в добровольный формат накопительная пенсия станет полноценной ежемесячной прибавкой к выплатам из ПФР, а не будет завершаться единовременной выплатой, как сейчас. Юлия Финогенова, профессор кафедры финансов и цен РЭУ им. Г. В. Плеханова, отмечает, что женщины моложе 1967 года рождения в 2022 году смогут выйти на пенсию и получать полноценную накопительную пенсию, хотя она и будет значительно уступать по размеру страховой. «Скорее всего, [от перевода накоплений в НПО] смогут получить преимущества те граждане, кому до пенсии еще хотя бы десять лет, поскольку в новой накопительной системе у них будет возможность максимизировать свою накопительную пенсию за счет добровольных пенсионных взносов», — отмечает Финогенова, которая также полагает, что для тех, кто не захочет отдавать свои средства в НПФ, государство тоже найдет решение. «Можно предположить, что если граждане не изъявят желание переводить в НПФ, накопления будут трансформированы из накопительной составляющей будущей пенсии в страховую. Естественно, на руки этих денег никто не получит, все переводы будут осуществляться в безналичной форме», — считает Юлия Финогенова.

Пенсионные фонды добились своего

Если взглянуть на динамику изменения пенсионных накоплений за последние десять лет, можно заметить, что этот показатель стабильно идет вверх у ВЭБа и у НПФ. Накопления в ВЭБе поднялись с 1,33 трлн рублей в 2011 году почти до 2 трлн во втором квартале 2021-го, в НПФ — с 0,3 трлн рублей до 2,9 трлн рублей в текущем году (см. график 1). Пенсионные резервы РФ последние десять лет тоже стабильно увеличиваются — с 0,7 трлн до 1,5 трлн рублей, что в три с лишним раза меньше обязательных накоплений.

Напомним, пенсионные накопления начали формироваться у всех работающих граждан с 2003 года — в накопления уходила часть страховых взносов. Очень быстро объем накоплений превысил объем резервов (добровольных пенсионных планов НПО) и стал основой бизнеса НПФ. Но с 2014 года государство окончательно осознало, что ему нужны все собираемые страховые взносы, и заморозило пенсионные накопления. С тех пор они прирастают лишь за счет инвестиционного дохода.

С момента введения моратория на формирование накопительной части пенсии в рамках ОПС ее не раз предлагали передать в НПО. В 2016 году Банк России и Минфин выступили с предложением ввести индивидуальный инвестиционный капитал. Суть его заключалась в том, что застрахованные граждане должны были бы делать взносы в размере 0‒6% от зарплаты. Через три года, в 2019-м, была предложена идея добровольной системы гарантированного пенсионного плана под названием ОПС+. И наконец, еще через год появилась идея Плана Б, которую предложили негосударственные пенсионные фонды, а доработала межведомственная рабочая группа из представителей НПФ, Минфина, Минтруда и Банка России.

«НПФ выступили инициатором, поскольку в условиях жестких ограничений в отношении структуры инвестиционного портфеля, а значит, и скромной доходности на фоне высокой инфляции оплата за счет взносов клиентов дополнительных услуг посредника сделала бы их бизнес крайне нерентабельным», — считает профессор Финогенова. Действительно, средняя доходность пенсионных накоплений во втором квартале 2021 года среди пятерки лидеров рынка колебалась от 3,25 до 7,29% годовых, где 5% превысили только два фонда. Суммарный доход НПФ от управления накоплениями ОПС в 2018 году составил 33,1 млрд рублей (1,2% объема пенсионных накоплений), в 2019 году — 59,6 млрд рублей (2,1%).

В настоящее время бизнес НПФ весьма затратен для своих владельцев и в то же время недостаточно маржинален. При этом высокие затраты на его ведение снижают его привлекательность. Все это подталкивает акционеров небольших и средних НПФ к продаже их более крупным игрокам, поясняет Сергей Беляков. «Консолидация пенсионного рынка продолжится. Это отражает общий тренд консолидации на всех смежных финансовых рынках (страховой, банковский и так далее)», — полагает Александр Зарецкий, генеральный директор СберНПФ.

План Б предполагает единую и стандартную структуру пенсионных схем в рамках НПО, что тоже могло стать решающим для властей фактором. Стандартизированная схема НПО, в которую перейдут замороженные накопления, должна быть наименее рисковой из предложенных НПФ продуктов, считает г-н Беляков. «На следующем месте по рисковой составляющей должно идти существующее НПО, где предполагается возможность получить убыток, но в результате которого взносы участника не должны пострадать. На третьем месте — самый рискованный продукт НПФ, индивидуальный инвестиционный счет третьего типа, где будет возможность уйти в минус», — заявляет глава НАПФ.

Уникальный путь

Свою накопительную пенсионную систему в обязательном формате Россия начала строить под чутким руководством ОЭСР вместе с другими странами Восточной Европы. Последние продержались немного меньше нас и стали отказываться от обязательных накопительных систем одна за другой (подробнее см. «Пенсия по глубокой старости», «Эксперт» № 51 за 2014 год). Но Россия и тут пошла уникальным путем.

«В истории развития пенсионных систем в мире еще не было прецедента перевода обязательных накопительных пенсий в добровольный формат с передачей права собственности на пенсионные средства застрахованным лицам, — сказал “Эксперту” Юрий Воронин, главный финансовый уполномоченный по правам потребителей финансовых услуг в Российской Федерации. — Отчасти потому, что сама обязательная накопительная система, кроме России, существует еще только в очень небольшом количестве государств. И кроме России и Швейцарии, остальные исповедуют англо-саксонскую модель пенсионного обеспечения, где выплаты из патронируемых государством пенсионных схем ориентированы на обеспечение прожиточного минимума пенсионера, а не на страхование теряемого индивидуумом заработка».

Что же до опыта национализации пенсионных накоплений в некоторых странах той же Восточной Европы, то он сильно отличается от перевода в систему негосударственного пенсионного обеспечения, как пытаемся это сделать мы в России, рассуждает эксперт. Так что мы сталкиваемся с серьезными и пока трудно решаемыми проблемами как правового, так и институционального характера — например, с вопросом создания системы гарантирования или обязательного страхования для добровольных накоплений и ее конфигурации, мерами по стимулированию граждан откладывать себе на старость самостоятельно и так далее. «И в том, что решение о переводе обязательных пенсионных накоплений в добровольный формат обсуждается уже семь лет, нет ничего удивительного, — полагает г-н Воронин. — Ответственность при принятии такого решения слишком велика. И спешка может только навредить будущим пенсионерам».

«Это не первый раз, когда Минфин что-то заявляет. Я отношусь к ситуации со скепсисом. В первую очередь из-за того, что заявления Минфина зачастую популистские и направлены на успокоение общественности», — сказал «Эксперту» Евгений Якушев, заведующий лабораторией развития пенсионной системы НИУ ВШЭ. Вообще, попытка создать что-то новое сталкивается с отсутствием стратегии развития пенсионной системы, констатирует эксперт, и даже за восемь лет заморозки пенсионных накоплений ее не появилось. При этом неумолимо приближаются выплаты накопительных пенсий. Как отмечает Евгений Якушев, в долгосрочной перспективе это может привести к тому, что фонды выплатят все деньги, а их устойчивость упадет. «Сложившаяся система пенсионных накоплений не создает ценности для клиентов, но при этом все ее провайдеры берут свою комиссию за управление, не отвечает интересам общества», — говорит г-н Якушев.

Решение пенсионного вопроса он видит в создании конкуренции между институтами, которой, по сути, не было, а не между НПФ, которая была раньше и заключалась в том, кто больше привлечет себе клиентов, в том числе используя недобросовестные практики и вводя в заблуждение потенциальных партнеров. По большому счету, размораживая пенсионные накопления, гражданам нужно предоставить возможность выбора: хотите — забирайте из НПФ и переводите в страховую компанию, хотите — открывайте себе ИИС, если вы достаточно грамотны. Это создаст конкуренцию не только между институтами, но и между провайдерами разных типов финансовых услуг. На взгляд эксперта, этот сценарий наиболее правильный — и, похоже, с учетом ИИС третьего типа, именно к нему подводят финансовую систему Банк России и Минфин.

Гарантии и стимулы

Новая пенсионная система после разморозки накоплений будет выглядеть так: страховая пенсия, добровольные накопления, основу которых составят прежние замороженные средства, а также индивидуальные пенсионные планы, в числе которых и индивидуальный инвестиционный счет третьего типа, который скоро появится (он рассчитан на инвестиции от десяти лет и не ограничен по сумме).

Если речь идет о будущей пенсии, то на первое место выходит не получение весомой доходности, а прежде всего сохранность пенсионных взносов в долгосрочном периоде, напоминает Юлия Финогенова. Поэтому важным фактором при выборе инвестиционного инструмента могут стать государственные гарантии. «В настоящее время в системе ОПС такие гарантии имеются. Так, в случае неудачного инвестирования Агентство по страхованию вкладов гарантирует возврат как минимум внесенных в пенсионные фонды взносов, — напоминает профессор Финогенова. — Какая система гарантий будет принята в новой системе, пока неизвестно, однако можно предположить, что в отношении пенсионных накоплений в НПФ она останется неизменной».

Юрий Воронин считает, что сопоставлять брокерские счета любого типа и пенсионные планы в НПФ в принципе некорректно. «Когда человек в период своей трудовой деятельности откладывает себе на старость, он стремится не заработать, а сохранить, застраховать себя на случай потери возможности трудиться, — объясняет эксперт. — И он меньше склонен рисковать, чем когда вкладывает свои деньги под более высокий процент и в более рискованные виды сбережений. Поэтому, на мой взгляд, сравнение пенсионных схем в НПО с другими финансовыми накопительными инструментами не совсем корректно. У них может быть одна форма — инвестирование с одновременным предоставлением налоговых льгот вкладчикам со стороны государства, — но абсолютно разное содержание и цель. Цель решения о переводе накопительной компоненты ОПС в систему НПО — повышение уровня пенсионного обеспечения».

Но даже в случае разморозки накоплений и перевода их в НПО с софинансированием и льготами по НДФЛ резкого роста инвестиционной активности ждать не стоит, полагает профессор Финогенова. Она отмечает, что при стагнирующей экономике и снижающихся реально располагаемых доходов населения энтузиазма насчет добровольных пенсий не вызовет ни налоговое стимулирование, ни предоставленные государством гарантии сохранности. Хотя от решения вопроса пенсий никуда не деться все равно. «В России патернализм — перекладывание ответственности за собственное финансовое благополучие на государство — очень распространен. Но новые условия жизни, глобализация и индивидуализация экономики заставляют нас выходить из зоны комфорта. Со времен плановой экономики прошло уже больше тридцати лет, уже второе поколение не имеет таких гарантий государства, как в СССР. Забота о собственном и семейном финансовом благополучии — задача самого гражданина, и это отражено в Стратегии повышения финансовой грамотности в Российской Федерации на 2017‒2023 годы», — подчеркивает Юлия Финогенова.

Очарованные кешем

Действительно, россияне в основном до сих пор рассчитывают на государственную пенсию. В 2019 году «Левада-центр» (внесен Минюстом в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента) выяснил, что для 66% граждан основным источником средств в старости видится будет государственная пенсия. На дополнительную пенсию рассчитывают всего 7% россиян, и даже в самой молодой возрастной группе на дополнительную пенсию от НПФ рассчитывают лишь 10% опрошенных. Гораздо чаще люди рассчитывают, что на пенсии продолжат работать (24%). И 18% надеется на финансовые накопления. При этом делать дополнительные пенсионные взносы 63% не готовы.

Интересно, что всего за четыре года биржевого бума российские граждане довели свои активы на брокерских счетах до внушительных шести триллионов рублей, что почти сравнялось с накопленными за пятнадцать лет пенсионными деньгами и в ОПС, и в НПО. В связи с этим запуск ИИС третьего типа, максимально приближенных к известным пенсионным планам IRA США (налоговые льготы для вносимых денег, деньги можно снимать в случае болезни и на другие важные траты) выглядит логично.

Вообще, структура сбережений населения в России в последние годы претерпевает значительные изменения. Дело здесь далеко не в одной пандемии, изменения начались еще до нее, хотя часть из них — следствие самой пандемии, а точнее, борьбы с ней или стимулирования экономики. С начала 2019 года по конец первого квартала 2021-го (последние детализированные данные по сбережениям населения) общие активы домохозяйств в России выросли более чем на 30% и достигли 105 трлн рублей.

Из них 17,6% приходится на наличные (рубли — 11,5%, валюта — 6,1%). Депозиты составили 33,3% общих активов домохозяйств, долговые ценные бумаги (например, облигации) — 3,1%, акции и другие формы участия в капитале — 35,6%, страховые и пенсионные резервы — 5,9%, средства на счетах эскроу — 1,5% (подробнее см. графики 8 и 9). В начале 2019 года на наличные приходилось 16,3% (рубли — 10,6%, валюта — 5,8%), на депозиты — 37,5%, на долговые ценные бумаги — 2,1%, на акции и другие формы участия в капитале — 34,4%, на страховые и пенсионные резервы — 6,4%, средства на счетах эскроу были совсем незначительными. Тут надо пояснить, что Банк России, который ведет эту статистику, включает в акции не только доли в капитале компаний, торгуемых на бирже, но и доли в неторгуемых компаниях, а также в иностранном бизнесе, паи в ПИФах, в том числе закрытых. Отсюда такая внушительная сумма. Но только 21% вложений в капитал российских домохозяйств приходится на рыночные инструменты. «Фактически 80 процентов фондового рынка — это то, что принадлежит богатым россиянам и находится вне рыночного оборота. Это, конечно, безумно несправедливое распределение финансовых активов среди населения», — прокомментировал ситуацию заведующий лабораторией анализа институтов и финансовых рынков РАНХиГС, член совета директоров НАУФОР Александр Абрамов. Он также напомнил, что в России один из самых высоких в мире показателей уровня неравенства в распределении благосостояния согласно коэффициенту Джини по финансовым активам.

Вернемся к структуре сбережений. Как видно из данных ЦБ, особой любви к валюте у населения за это время не появилось. Ее доля не сильно изменилась в составе как наличности, так и банковских депозитов. В то же время наличные в целом стали более популярны.

Что касается депозитов, то, как рассказал президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян, открывая недавнюю дискуссию «Сбережения населения: структура, динамика и факторы потребительских предпочтений», сейчас 86,3% всех депозитов физлиц составляют вклады до 100 тыс. рублей; свыше 100 тыс. и до 1 млн рублей — 10,9%, от 1 млн до 1,4 млн рублей — 1,3%. По его мнению, превалирование вкладов до 100 тыс. говорит о низком уровне достатка у людей.

В свою очередь, начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования Максим Осадчий отметил, что общее количество денег населения в банках в пандемию продолжило увеличиваться почти теми же темпами, что и до пандемии. Но в 2021 году впервые появилась мощная тенденция вытеснения депозитов текущими счетами. Доля текущих счетов в средствах физлиц в рублях выросла с 20% на начало 2020 года почти до 40% к августу 2021-го. Остаток средств населения на банковских текущих счетах составил на 1 августа 10,1 трлн рублей, в то время как на банковских депозитах физлиц накоплено 15,8 трлн рублей. Причина понятна: по накопительным счетам часто можно получить сопоставимый с депозитами процент, зато снимать деньги можно беспрепятственно. В будущем, по его мнению, такой переток может создать проблемы, так как остатки на накопительных счетах обладают более высокой волатильностью, чем депозиты.

Еще один интересный момент: в данных по сбережениям в разных странах, которые собирает Всемирный банк, Россия сильно отличается от других стран — и развитых, и развивающихся — структурой сбережений (см. график 7). У нас до сих пор в сбережениях меньше, чем у всех, ценных бумаг, но зато небывало высокая доля кеша. Конечно, данные Всемирного банка вызывают вопросы — например, в Индии почему-то в статистику не включены значительные, до трети ВВП, накопления домохозяйств в виде физического золота. По словам Александра Абрамова, мы также плохо представляем себе объем инвестиций наших граждан в недвижимость. Тем не менее и статистика Банка России подтверждает небывалую и растущую любовь россиян к наличным. Нам не удалось найти научного объяснения такому феномену — скорее всего, это эхо банковских крахов 1990-х и по-прежнему высокой доли наличных в экономике. Но при высокой инфляции эта страсть небезобидна — она ведет к быстрому обесцениваю сбережений. Александр Абрамов констатирует: усредненный портфель домохозяйств, сфокусированный на депозитах и кеше, имеет низкую доходность и низкие риски.

Возможно, резкий рост интереса к акциям — это первые попытки поднять доходность частных сбережений.

Очарованные биржей

Хотя с вложениями в акции и другие формы участия в капитале тоже не все так просто. С одной стороны, всего за пару лет число физических лиц, у которых открыты брокерские счета, увеличилось с 4,3 млн человек на начало 2019 года почти до 15 млн человек. С другой стороны, из 14,9 млн активными участниками рынка являются только 1,8 млн человек (12%). По данным опроса крупнейших брокеров, который проводит ЦБ, доля физических лиц — резидентов с пустыми счетами во втором квартале 2021 года выросла с 60 до 62%, еще примерно у 19% объем активов на счете не превышал 10 тыс. рублей. При этом 3,5% от общего числа физических лиц — резидентов владеют около 92% активов, а 1% клиентов — 75% активов. Так что говорить о массовом притоке розничных инвесторов на биржу на основании одного лишь числа брокерских счетов еще рано. Кроме того, массовый инвестор с небольшими деньгами вкладывает в основном в акции — весьма волатильный и нестабильный актив. По факту большинство новых клиентов с подачи брокеров и банков играет на бирже как в казино: мало вкладывают в облигации и другие надежные инструменты, не вкладывают в индексные фонды, не занимаются созданием долгосрочных портфелей. Большая доля облигаций в биржевых портфелях физлиц (см. график 5) — это в основном «заслуга» тех самых 3% состоятельных клиентов, для которых на первом месте задача сохранить капитал.

Как показывает опыт других стран, решающее значение в развитии добровольных пенсионных накоплений имеет государственное стимулирование, рассказывает Юрий Воронин. Схемы такого стимулирования могут быть разными — налоговый вычет из подоходного налога (как в Германии) или вычет из имущественного налога (как в Швейцарии). Одни страны частично или полностью освобождают от налогообложения взносы граждан на добровольные пенсионные счета, другие — получаемый ими инвестиционный доход. А, например, такие страны, как Чехия или Турция, предоставляют налоговые стимулы для добровольных пенсионных накоплений, дифференцируя их в зависимости от режима снятия средств. Проще говоря, если человек при достижении пенсионного возраста изымает со счета все деньги сразу, он выплачивает более высокий налог, чем если предпочитает аннуитетные платежи.

«Согласитесь, это более сложная система налогового стимулирования, чем та, которая сегодня применяется в России в отношении индивидуальных инвестиционных счетов, — резюмирует Юрий Воронин. — И ее сложность как раз обусловлена более многофакторной природой самого понятия “пенсия”. Поэтому я бы не сравнивал эти два вида сбережений — добровольные пенсионные счета и ИИС. Другое дело, что во многих странах пенсионными счетами могут управлять не только специализированные негосударственные пенсионные институты, как у нас, но и, например, страховые компании, банки, другие финансовые организации. В качестве примера могу привести знаменитый “план Ристера” в Германии. Но это все равно именно пенсионные счета. И они имеют совсем другую природу и отличающееся от других финансовых инструментов регулирование».

Однако не очень ясно, смогут ли любые льготы переломить нежелание почти двух третей населения что-либо отчислять именно на будущую пенсию. Возможно, российский уникальный способ долгосрочных накоплений как раз недвижимость и акции (а в будущем облигации при достаточной финансовой зрелости)? 


About the author
[-]

Author: Алексей Долженков, Евгения Обухова, Александра Турунцева

Source: expert.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 12.10.2021. Views: 69

zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta