Нобелевская премия по экономике в 2021 году присужденa исследователям причинно-следственных связей

Information
[-]

Премия за бесконечность почему

Приз Шведского королевского банка в области экономических наук, присуждаемый Нобелевским комитетом, в 2021 году разделили три экономиста — Дейвид Кард, Джошуа Ангрист и Гвидо Имбенс, предметом исследований которых были преимущественно рынки труда.

Впрочем, скорее, комитет оценил их вклад в разрешение более общей проблемы, универсальной для многих социальных наук: вопроса о способах выявления причинно-следственных связей в наблюдаемых событиях, в случае если невозможны эксперименты в прямом смысле этого термина. В процессе изучения проблемы Кард, Ангрист и Имбенс исследовали провинциальные «Макдоналдсы», безумие Фиделя Кастро, школы юга США, уклонистов от военной службы во Вьетнаме и многое другое, что позволило лишь немного продвинуться вперед.

Самое общее объяснение темы, за которую в 2021 году Дейвид Кард из Университета Калифорнии, Джошуа Ангрист из MIT и Гвидо Имбенс из Стэнфорда получили Нобелевскую премию по экономике, бессмысленно — изучением причинно-следственных связей с использованием наблюдаемых данных (это буквально заголовок «научного» пресс-релиза Нобелевского комитета), строго говоря, занимаются все экономисты, как и все люди ученых занятий. Но и говорить (как это сделано в «народном» пресс-релизе комитета) о том, что нобелиаты сделали важный вклад в изучение рынков труда и образования, тоже упрощение: смысл «Нобеля-2021», в общем, не в этом.

Видимо, наиболее просто будет сказать, что Кард, Ангрист и Имбенс тридцать лет назад своими работами установили новый стандарт того, как экономисты изучают данные «естественных» (natural) экспериментов в экономике — новый дизайн таких исследований стоит премии. Как и во всех остальных сферах, Нобелевский комитет предпочитает награждать людей, отмечая явления в науке или обществе, а в «коллективных» призах стремится осветить само явление с разных сторон. В Нобелевской премии мира-2021 комитет демонстрировал две стороны расследовательской журналисtики в мире: «журналистику отношения» (Дмитрий Муратов) и «журналистику факта» (Мария Ресса).

Устройство «Нобеля» по экономике сложнее. Половина премии досталась Карду, поставившему в ранних 1990-х вопрос о том, что для изучения причинно-следственных связей в микроэкономических исследованиях, основанных на эмпирических данных, нужны особый аппарат и дизайн исследования.

Кард во многом продолжал идеи нобелиата-1989 по экономике Трюгве Хаавельмо, в 1940–1950-х годах активно интегрировавшего в экономику идеи «естественного эксперимента» и методологии теории вероятностей, в частности метод инструментальных переменных. Проблема, которую описал Кард, в приближении выглядит так. Если в значительной части наук возможен истинный эксперимент — со случайной выборкой объектов и контрольной группой, возможностью ограничения влияния иных факторов, кроме исследуемых, то в экономике и ряде других наук, например социологии, это по многим, в том числе этическим, причинам невозможно. Да, жизнь сама по себе поставляет огромное число ситуаций, которые можно воспринимать как «естественный эксперимент», однако точное указание даже направления причинно-следственной связи в обнаруженной корреляции в общественном взаимодействии осложнено множеством других факторов, полноценный учет которых сложен, если принципиально возможен.

В числе «экспериментов» Карда, например, изучение последствий решения диктатора Кубы Фиделя Кастро, позволившего на месяц неконтролируемую (на надувных лодках) эмиграцию 125 тыс. кубинцев в Майами в апреле 1980 года: с новыми подходами изучалось влияние происходящего на рынок труда в США. Другие известные работы Карда посвящены изучению влияния высшего образования на доходы — часто они написаны совместно с Аланом Крюгером, который не дожил до «Нобеля» два года (он также соавторствовал с Ангристом).

Вторая половина премии поделена между Ангристом и Имбенсом, на исследованиях по схожим темам отработавшим и новый подход к анализу квазиэкспериментальных данных, изучение «локального среднего эффекта воздействия» (LATE) и сам дизайн таких исследований. Большинство «продвинутых» способов изучения причинно-следственных связей в эконометрике, таких как RDD- и RKD-регрессии, «различия в различии», метод синтетического контроля (SMD), основаны на теоретических выводах из работ Имбенса и Ангриста. Широко цитируется и работа Карда о причинах неоднозначности повышения минимальной заработной платы в США.

Кард, Ангрист и Имбенс породили тридцатилетнюю волну исследований в эконометрике — и о рынках труда, и об образовании, и о неравенстве пишутся сотни работ в месяц. Отметим, впрочем, что надежды (следы которых есть в релизах Нобелевского комитета) на то, что новые методы широко распространятся в других науках об обществе, пока не слишком сбываются. А утверждать, что нобелиаты указали путь изучения проблемы причинно-следственных связей в сериях сопоставимых экономических данных, который общество восприняло как главный и общепринятый, невозможно — в спорах политиков о МРОТ ссылки даже на Карда не встречаются, и вряд ли Нобелевская премия по экономике 2021 года многое изменит.

Автор Дмитрий Бутрин

https://www.kommersant.ru/doc/5028871

***

Комментарий: Нобель за «революцию объективности»

Нобелевская премия по экономике — 2021 присуждена Дэвиду Карду за его «эмпирический вклад в экономику труда», а также Джошуа Д. Энгристу и Гидо В. Имбенсу за их «вклад в методы анализа причинно-следственных связей».

Эмпирические исследователи ликуют: в продолжение Нобелевки-2019 за экспериментальный подход к исследованию бедности приз снова уходит людям, революционно изменившим представление о подходе к постановке и решению практических вопросов в экономике и определившим современное лицо экономической науки. Сам Джошуа Энгрист еще 10 лет назад назвал эти тенденции в исследованиях экономики «революцией объективности» (the credibility revolution), к развитию которой приложило руку целое поколение эмпириков, в ряду которых стоит отдельно назвать два имени — умершего несколько лет назад соавтора Дэвида Карда — Элэна Крюгера и Йорна Пишке, в соавторстве с которым вышли два быстро ставших легендарными учебника Энгриста по эмпирическим исследованиям.

В чем же заключается революционность подхода? Экономика существует столько же, сколько какая-либо хозяйственная деятельность, и люди уже очень давно начали собирать данные по приходу-расходу, урожаям, населению и смертности. Первые крупные экономические труды описывают наблюдения за хозяйственными процессами и предлагают объяснения причин их успеха, пытаются обосновать принципы, взаимосвязи и инструменты воздействия — как, например, налоги. Во второй половине ХХ века эти наблюдения сильно формализуются: математическими формулами описывают принципы поведения человека и работу предприятий, функционирование рынков. С помощью моделей становится возможным выяснить, какие шестеренки в модели начнут крутиться и почему, если начать давить на какой-то определенный экономический рычаг (например, налоги).

Позже становится понятно, что «все модели неверны, но часть из них полезна», потому что схематизм моделирования упускает многие детали реальных взаимодействий и часто основывается на представлениях о реальности, заложенных в модели их авторами. Полезность моделей, с другой стороны, заключается в том, что они позволяют проверить упрощенные механизмы взаимодействия и, при грамотном использовании калибровки на имеющихся статистических данных (например, по уровню инфляции), могут показать причинно-следственные связи.

Постепенно человечество собирает все больше данных о различных сферах хозяйствования, начинается эра крупных опросов населения, а также все более широкого применения статистики и развития методов исследования как макро, так и микроданных. Если сфера применения макроданных — теми же уровнями цен и безработицы — уже в каком-то виде существовала, то сбор микроданных дал возможность поглубже заглянуть во взаимосвязи характеристик отдельных людей — пол, возраст, образование, заработную плату, индивидуальные факторы риска безработицы и т.д. 

Но даже и детальных статистический анализ микроданных хорошего качества давал представление лишь о взаимосвязях параметров, но не о их причинно-следственной связи. Например, если мы наблюдаем, что у людей с высоким уровнем образования хорошая зарплата, то можем ли мы сказать, что именно образование повлияло на заработок? Может быть, есть какие-то другие ненаблюдаемые причины (например, талант), которые заставляют определенных людей получать образование и приводят их на лучшие места работы? 

Простой способ исследовать причинно-следственную связь — контролируемый эксперимент. Такие эксперименты хорошо известны нам всем из медицины — пациенты делятся случайным образом на две группы, одна из них получает лекарство, а другая получает плацебо. Иногда для сравнения следят за третьей группой, которая не получает ничего. При этом чистота результатов зависит от того, чтобы ни пациенты, ни врачи не знали, получает ли пациент лекарство, или плацебо. В общественных науках такие методы исследования, как правило, не применимы, поскольку общество, как правило, имеет свободу выбора — подавать ли документы в вуз, переезжать ли в другой город или страну. В результате интерпретация статистических результатов в причинно-следственном ключе сильно затрудняет тот факт, что мы сравниваем группы людей, отличающихся друг от друга по их наблюдаемым и, что еще сильнее усложняет задачу, ненаблюдаемым характеристикам.

Нобелевские лауреаты — 2021 разработали, продвинули и сделали стандартом экономической науки методы исследования, основанные на выявлении причинно-следственных связей с помощью естественных экспериментов. Например, они использовали тот факт, что на вьетнамскую войну призывали по лотерее, чтобы сравнить смертность и заработки в группах бывших призывников и не пошедших на войну, при этом подробно описав методику идентификации причинно-следственной связи с помощью инструментальных переменных. Другими словами, они применили механизм случайного попадания (лотерея) в экспериментальную группу (армия), который не связан с исследуемым параметром (заработок). Очевидный недостаток такого подхода в том, что случайные механизмы встречаются не во всех тех сферах, которые хотелось бы изучить на предмет причинно-следственных связей. Тем не менее эта работа показала, что и при отсутствии лабораторных условий можно найти механизмы, которые работают как генератор случайностей и позволяют максимально сблизить исследуемые группы по их наблюдаемым и ненаблюдаемым харатеристикам.

Другой важнейший результат работы нобелевских лауреатов 2021 года — это вклад в дебаты о минимальной заработной плате.

Модели, о которых я говорю выше, предсказывали однозначный механизм действия: если ввести минимальный размер заработной платы, то потери рабочих мест не избежать. На этом фоне Кард и Крюгер собирают и анализируют данные ресторанов фаст-фуда из Нью-Джерси, где минимальная заплата в 1992 году была повышена, и соседней Пенсильвании, где такого повышения не было, и показывают, что повышение минимальной зарплаты не привело к потере рабочих мест! Надо сказать, что за этой статьей потянулись исследования многих уважаемых авторов на различных данных, определивших методологические дебаты о влиянии минимального размера заработной платы на риск безработицы как на уровне регионов, так и для отдельных групп людей, которые до сих пор не пришли к однозначному ответу. 

Уроки нобелевских лауреатов — 2021 состоят даже не в том, что они разработали какой-то определенный метод анализа или изучили определенную проблему. Они фундаментально поменяли тот образ мысли, с которым экономисты приступают к решению задач. В том числе они  ярко продемонстрировали, что нельзя полагаться только на теоретические представления о тех или иных явлениях. Такой подход революционировал не только академические исследования, но и сильно поднял заинтересованность политиков в сборе и анализе данных для решения множества прикладных задач.

Автор Александра Федорец, Dr. rer. pol., экономист-эмпирик Немецкого института экономических исследований, Берлин

https://novayagazeta.ru/articles/2021/10/12/nobel-za-revoliutsiiu-obektivnosti


About the author
[-]

Author: Дмитрий Бутрин, Александра Федорец

Source: kommersant.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Date: 20.10.2021. Views: 37

zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta