Cоциально-экономическaя обстановкa в Беларуси после начала российской военной спецоперации в Украинe

Статьи и рассылки / Темы статей / Экономика и право
Information
[-]
Западные санкции и экономическая политика Беларуси в апреле 2022 года  

***

Простои, проблемы со сбытом. Что происходит на заводах в регионах РБ

После начала российской военной спецоперации в Украине многие белорусские заводы и фабрики столкнулись с проблемами, которые напрямую затронули их трудовые коллективы.

После введения Западом санкций для "Беларуськалия" остро встал вопрос логистики поставок его продукции. По информации министерства труда и соцзащиты Беларуси, в марте и апреле 2022 года в стране был зафиксирован рост простоев и вынужденной неполной занятости. Глава ведомства Ирина Костевич считает, что решить проблему можно временным переходом к другому нанимателю, например, для участия в сезонно-полевых работах.

"Человек тоже может дополнительную копеечку заработать, если он ее потерял на своем производстве", - заявила Костевич в интервью белорусскому гостелевидению. О том, как выглядит ситуация на промышленных предприятиях в регионах Беларуси, - у DW.

Санкции сказываются на выпуске газовых плит

Завод "Брестгазоппарат" (торговая марка Gefest) считается одним из ведущих предприятий в городе, его контрольный пакет акций принадлежит российскому "Газпрому". Хотя основной рынок сбыта продукции предприятия - это страны постсоветского пространства (в частности, до недавнего времени на долю Gefest приходилась почти половина продаж газовых плит в РФ), введенные Западом санкции также не обошли стороной этот завод.

Причина в том, что "Брестгазоппарат" активно использует импортные комплектующие. Как рассказал DW работник предприятия Сергей, запасы таких комплектующих подходят к концу, а с новыми поставками есть проблемы. "Руководство прямо на проходной организовало импровизированную выставку: разложили на столах то, в поставках чего нуждаются, и принимают делегации из России", - сообщил работник "Брестгазоппарата".

Пока на этом заводе, где работать у брестчан всегда считалось престижным и выгодным, пытаются сохранить все прежние выплаты своим сотрудникам. Однако многие из них с тревогой обсуждают, что случится, если вопрос с комплектующими в ближайшее время не будет решен.

Если нет сырья и падают объемы - уменьшится и зарплата

У "Санта" (прежнее название "Санта Бремор"), другой крупной брестской компании, также появились проблемы с поставкой сырья и оборудования. "Санта" специализируется на выпуске продуктов питания, но после начала войны в Украине вынуждена была приостановить экспорт не только в эту страну, но и в Польшу, а также в страны Балтии. По информации пресс-службы компании, поставки в указанные государства составляли до 10% от всего объема ее продукции.

Кроме того, в "Санта" отмечают, что из-за инфляции наблюдается снижение покупательной способности на основных рынках - в Беларуси и России, что вызвало снижение объемов производства еще на 10%. Это привело к тому, что предприятие приостановило прием на работу новых сотрудников. При этом "Санта" опровергла информацию о том, что из компании могут быть уволены до 1000 человек.

Сами работники предприятия на условиях анонимности говорят, что администрация видит выход из сложившейся ситуации, в том числе, в отправке людей в отпуск за свой счет. Впрочем, пока это - явление не массовое, но снижение выпуска продукции скажется на зарплатах сотрудников. "Понятно, что если в нашем цеху (где работаем с красной рыбой) поставки сырья сильно упали, то и получим мы уже совсем не те деньги, что было раньше", - делится Алексей, один из работников "Санты".

Простои на "Беларуськалии"

Ощущение потери доходов стало реальностью и для жителей полесских регионов, которые трудятся на "Беларуськалии". Из райцентра Брестской области Лунинца до Солигорска - чуть более сотни километров. Такое расстояние не считалось помехой, поскольку заработки в белорусской столице производства калийных удобрений перевешивали все остальные неудобства.

Однако теперь, по словам лунинецких работников "Беларуськалия", ситуация выглядит совсем не радужно. "Многие подразделения сейчас простаивают - нет отгрузки. Порт в Литве закрылся для нас из-за санкций, а в Одессу калий тоже сейчас не повезешь - в Украине война", - поясняет Сергей, почти десять лет работающий на "Беларускалии".

По его словам, руководство предприятия обещает, что вопрос решится после строительства портового терминала в России, но сами калийщики понимают, что это планы совсем не ближайшего будущего. В результате почти на всех рудниках объявили плановый ремонт, и вынужденный простой сказывается на зарплатах.

Собеседник DW замечает, что его коллеги уже всерьез задумываются о смене работы, поскольку не видят перспектив оставаться в Солигорске: "У меня семья и я пока держусь, а кто помоложе - в активных поисках. Все осознают, что санкции действуют, как бы это ни пытались скрыть белорусские власти".

У белорусских металлургов проблемы с логистикой

Рабочие еще одного знакового для Беларуси предприятия - металлургического завода (БМЗ) в Жлобине, что в Гомельской области - также обращают внимание на то, что из-за проблем на производстве ожидаются массовые простои. "Администрация предлагает в мае брать отпуск за свой счет на несколько дней, а в остальное время тоже может быть неполная занятость, а это, конечно, скажется на зарплате", - констатирует работник предприятия, назвавшийся Олегом.

По его словам, похожая ситуация была пару лет назад, и тогда люди искали варианты трудоустройства на аналогичных заводах в России. Но теперь вряд ли до этого дойдет, ведь российская металлургия также оказалась под санкциями. Олег также указал на большие трудности с транспортировкой продукции из Жлобина: раньше значительная ее часть для продажи в Европу шла по железной дороге в направлении Одессы. После начала войны в Украине этот маршрут перестал быть актуальным.

Руководство БМЗ признает, что сложилась напряженная ситуация, но обещает позаботиться об "уровне благосостояния работников". В официальном Telegram-канале предприятия появился комментарий гендиректора завода Дмитрия Корчика, из которого следует, что, несмотря на стабильно высокий спрос на продукцию, "есть объективные сложности с логистикой, но ни о какой оптимизации и сокращениях речи и близко не идет".

Автор Алесь Петрович   

Источник - https://p.dw.com/p/4AiHa

***

Колбаса из зубра, или Нужна ли Беларуси еще Красная книга? 

Бывший министр внутренних дел Беларуси Игорь Шуневич назвал Красную книгу "рудиментом" и предложил исключить из нее ряд животных, в том числе зубра, медведя и рысь. Согласны ли с этим экологи? 

Популяция зубра в сегодняшней Беларуси - более 2000 особей

Экс-министр внутренних дел РБ Игорь Шуневич, ныне возглавляющий Белорусское общество охотников и рыболовов (БООР), предложил  из числа белорусских краснокнижников исключить зубра, популяция которого "не находится в угнетенном состоянии", а также медведя и рысь - потому что хищник "начинает наглеть из-за отсутствия охотничьего пресса". По словам Шуневича, также следует разрешить охоту на серых журавлей и "проредить" популяцию аистов и лебедей-шипунов. Такое мнение он в конце апреля высказал в газете "Паляўнічы і рыбалоў" (Охотник и рыболов - Ред.), а Красную книгу там назвал "рудиментом". Что об этом думают экологи? Действительно ли в Беларуси дикие животные и птицы чувствуют себя слишком хорошо? Об этом - в материале DW.

Законы - в ущерб биоразнообразию 

Министерству природы и охраны окружающей среды Беларуси (Минприроды) понадобилось почти две недели, чтобы прокомментировать заявления экс-главы МВД, однако реакция была однозначной. "Лишних в Красной книге нет! Охотники вновь заговорили о том, что некоторые виды животных надо бы исключить из запретного списка. Их привлекает краснокнижная дичь, например, рысь и бурый медведь. В Минприроды настаивают: Красная книга Республики Беларусь неприкосновенна!", - говорится на странице ведомства в Facebook, в посте, опубликованном 3 мая.

С критикой Минприроды в адрес так называемых "охотников" согласны и опрошенные DW эксперты. "Не каждый человек, у которого есть ружье, может считаться охотником, не каждый охотник может разбираться в вопросах функционирования экосистем. Шуневич - не специалист", - комментирует заявление главы БООР эколог Инесса Болотина.

По мнению эксперта, внешне в белорусской природоохранной сфере все нормально: страна участвует в различных международных конвенциях, приняты законы о животном и растительном мире, водный и лесной кодексы. Тем не менее, в последние пять лет на законодательном уровне значительно ослаблены природоохранные меры - в ущерб биоразнообразию, но в интересах потребителей природных ресурсов, таких как БООР.

Собеседница также напоминает, что раньше Беларусь активно привлекала для сохранения биоразнообразия средства международной технической помощи от ГЭФ, ПРООН, ЕС и др. Сейчас из-за политического кризиса проектное финансирование остановлено, наверняка, сокращено и бюджетное финансирование природоохранных проектов, предполагает Болотина.

Еще один общественный эколог, согласившийся поговорить с DW на условиях анонимности, отметил, что Красная книга не может быть "рудиментом" - это инструмент рационального природопользования: когда виду угрожает исчезновение, его вносят в книгу, когда опасность минует, выводят.

Также, по его словам, в Беларуси сейчас сложно всем - и животным, и людям: "Сейчас гражданское общество у нас под плинтусом. Многие уехали, кого-то посадили в тюрьму. Раздолье государственным предприятиям-природопользователям, их никто не будет контролировать".

"Решать, на кого разрешать охоту, должны ученые" 

Что касается охраны конкретных видов животных, то, по словам эксперта, если говорить о зубрах, то в Беларуси, действительно, достаточно крупная популяция – более двух тысяч особей. По данным Академии наук, это количество даже превышает оптимальное. В таких случаях, по словам эколога, проблема решается расселением животных по другим территориям, но если такой возможности нет, их приходится отстреливать.

Рыси в Беларуси тоже довольно много и при цивилизованном подходе, когда в стране работают все институты и общественные природоохранные организации, в некоторых регионах можно было бы разрешить на нее охоту, считает собеседник, ведь хищник угрожает другим видам.

Что касается предложения "проредить" аистов, то, по мнению эколога, охотники считают птицу своим конкурентом, потому что она охотится на потомство уток и зайцев. "Если с аистом не все так однозначно, то журавль, на которого также предлагает охотиться Шуневич, не ест зайчат, не разоряет утиные выводки. Журавль за последние десятилетия привык к человеку, не боится его, хоть и продолжает держаться на расстоянии, никому не мешает. Красивая и, как и аист, знаковая для Беларуси птица. Неужели три килограмма мяса  - это плата за то, чтобы журавль опять начал бояться человека и стал редкой птицей? Это дикость", - возмущается собеседник.

В целом, он считает, что охотничья отрасль имеет право на существование, но решать, на какие виды разрешать охоту, а на какие нет, должен не председатель БООР, а ученые.

"Отстрел зубров дискредитирует саму идею Красной книги" 

Инесса Болотина, в свою очередь, отмечает, что Беларусь вышла на первое место в мире по числу вольно живущих зубров, но это не значит, что на них не охотятся. Кроме того, в 2021 году вступило в силу постановление Совмина "Об утверждении Правил охраны и рационального использования зубров".

В нем  определена процедура перевода животных в резервный генофонд, теперь в него могут включать не только больных или старых особей, но и абсолютно здоровых, но живущих в "перенаселенных" районах. "Зубров, которых относят к резервному генофонду, могут отстреливать целыми стадами. Неважно, куда их потом пустят, на колбасу или чучела, - говорит Инесса Болотина. - Так могут уничтожить зубров, которые более ценны генетически. Чтобы этого избежать, нужен полноценный селекционный центр, но его так и не создали в Беловежской пуще".

По словам эколога, отстрел зубров в Беларуси дискредитирует саму идею Красной книги. Между тем, когда несколько лет назад экологи предлагали Минприроды исключить зубра из Красной книги, если его численность в стране уже достаточная, чиновники заявили, что  не рассматривают такую возможность. "Возникают инсинуации, что это за Красная книга, если виды, внесенные в нее, можно отстреливать?", - негодует эксперт.

С исключением из Красной книги рыси и медведя все гораздо сложнее, чем с зубром, отмечает Болотина: "Зубра гораздо проще возвращать в природу. Хищники же, во-первых, размножаются с меньшей интенсивностью, чем копытные, во-вторых, им нужна сложная адаптация в дикой природе". Что касается охоты на аистов, по мнению эксперта, об этом мог заявить только человек, очень далекий от славянской культуры, в которой аист считается сакральной птицей.

Из-за вырубки лесов начинают "сыпаться" экосистемы 

Между тем помимо охоты биоразнообразие в Беларуси ставят под угрозу и другие факторы. "Основным мечом, который рубил белорусскую природу, всегда было сельское хозяйство, в частности химизация и мелиорация, - отмечает анонимный эксперт DW. - Ну и, конечно же, вырубка лесов, из-за которой животные лишаются естественной среды обитания. Лес рубят налево и направо, особенно в связи с заказами из Китая. Сейчас из-за санкций перекрыты возможности его доставки, составы с белорусским лесом стоят на запасных путях и просто гниют".

По мнению властей, Беларусь входит в десятку самых облесенных европейских государств, но, собеседник утверждает, что, по европейским критериям, она не попадает даже в двадцатку: "Вопрос в том, что считается лесом? В Европе - это устойчивая лесная экосистема, а в Беларуси - площади, где, к примеру, посажена сосна, которой, 7-8 лет, дуб 12-15 лет и даже сады на заброшенных хуторах". Эксперт убежден, что из-за вырубки лесов уже можно видеть, как начинают "сыпаться" экосистемы.

Автор Татьяна Неведомская    

Источник - https://p.dw.com/p/4ArZl

***

Гуманитарка и санкции: как сейчас работают фонды помощи белорусам?

Помощь больницам и жертвам аварии в Чернобыле, сбор средств для тех, кто подвергся репрессиям - из-за военной спецоперации и санкций помогать белорусам стало сложнее. DW узнала, как сейчас работают благотворительные инициативы.

Соучастие режима Лукашенко в российской военной спецоперации в Украине обернулось для Беларуси международными санкциями. Они, в свою очередь, затронули работу благотворительных инициатив и фондов, занимавшихся поддержкой белорусов в стране и за рубежом.

Так, в рамках пятого пакета санкций ЕС против России и Беларуси, вступившего в силу в середине апреля, белорусским транспортным компаниям запретили перевозить грузы по территории Евросоюза. В километровых очередях на границе с Беларусью оказался и запланированный транспорт с гуманитарным грузом общественного объединенияHilfe für Tschernobyl-geschädigte Kinder e.V. ("Помощь пострадавшим от Чернобыля детям").

"Наш грузовик с гуманитарной помощью шесть дней стоял на польско-белорусской границе, а сейчас этот груз до сих пор проходит проверку белорусских ведомств для получения гуманитарного статуса", - рассказывает председатель объединения Андреа Хайн (Andrea Hein). И хотя перевозка гуманитарных грузов под санкции не попала, у благотворительной организации, по словам Хайн, нет понимания, как и когда теперь она будет направлять гуманитарную помощь в Беларусь.

Перевод пожертвований под вопросом 

Еще сложнее из-за санкций стало организовать перевод денежных средств организациям-партнерам. "Это и раньше было сложно, а теперь практически невозможно", - говорит Андреа Хайн. Например, ее благотворительная организация оплачивала онлайн-курсы информатики и программирования для детей с хроническими заболеваниями или инвалидностью. Курсы ведет белорусская коммерческая организация.

"В мае-июне курс заканчивается, но мы не можем его продлить, поскольку не можем сделать перевод", - поясняет она. Под вопросом и точечная финансовая поддержка белорусских семей немецкими частными лицами. "Единственное, что мы можем сделать в новых условиях, например, профинансировать курс реабилитиции в самой Беларуси", - поясняет Андреа Хайн.

По ее словам, ее организации удалось оплатить курс оздоровления и отдыха для детей с инвалидностью и детей из социально неблагополучных семей в белорусско-германском детском центре "Надежда". Альтернативу с местным оздоровительным центром пришлось придумать еще до ввода санкций из-за войны в Украине. В течение последних двух лет из-за пандемии были фактически заморожены оздоровительные поездки белорусских детей в Германию. "Сейчас германское правительство разрешило приглашать детей, они могут получить визу. Но белорусская сторона пока не дает разрешение на их выезд в Германию", - говорит Хайн.

"Мы не знаем, как переводить на это средства" 

Неопределенная ситуация и у других немецких инициатив, которые помогают в регионах Беларуси,  пострадавших от аварии на ЧАЭС. "У нас есть несколько долгосрочных проектов, бюджет которых был сформирован еще до 24 февраля 2022 года. Они все пока идут по плану. Но организация транспорта с гуманитарной помощью и перевод средств в Беларусь в дальнейшем - новые для нас вызовы. Мы работаем над поиском новых решений", - говорит сопредседатель общественного объединения Zukunft für Ritschow e.V. ("Будущее для Ричева") Елена Денисова-Шмидт (Elena Denisova-Schmidt).

Объединение из немецкой земли Баден-Вюртемберг организует помощь для Житковичского района и, в частности, деревни Ричев в Гомельской области. По ее словам, под вопросом несколько программ, например, поддержка студентов, которые получали стипендию по 600 евро в год.

"Это неплохая сумма для студента, который поехал из Житковичей учиться в Гомель или Минск. До конца этого года студенты обеспечены, но мы беспокоимся о том, как будем их поддерживать дальше", - говорит она. Также туманны перспективы по поддержке больниц, для которых через партнеров в Беларуси закупалось медицинское оборудование. "Сейчас мы не знаем, как переводить им на это средства", - добавляет Елена Денисова-Шмидт.

Криптовалюта как выход?

Белорусские инициативы за пределами страны также столкнулись с проблемой переводов пожертвований в Беларусь из-за санкций. Фонд BYSOL, который в том числе собирает средства для семей политзаключенных, стал первопроходцем в освоении новых финансовых инструментов.

"Мы видим, что те санкции, которые вводятся, осложняют и нам работу, потому что они касаются банковского сектора, наших платежных механизмов. Но один из залогов нашей успешной работы - креативность и гибкость. Сегодня самый простой инструмент переводов - через криптовалюту", - делится своим опытом Андрей Стрижак, основатель фонда BYSOL. По его словам, этот инструмент позволяет поддерживать людей безопасно и технологично.

Фокус на Украину

Война в Украине сказывается и на объемах пожертвований для Беларуси. "Если говорить о динамике сборов, то традиционно люди лучше поддерживают индивидуальные истории. Поэтому персональные сборы идут приблизительно в том же ритме, как и раньше, - говорит Андрей Стрижак. - Но что касается сбора средств, которые в целом направлены на Беларусь, здесь мы видим снижение интереса. Люди, безусловно, больше интересуются Украиной".

BYSOL также открыл отдельное направление по работе с Украиной и стал активно собирать средства для украинских инициатив. Но Стрижак отмечает, что речь не идет о переориентировании работы фонда: "Несмотря на активизацию именно украинского вопроса в Европе и вообще в целом в мире, мы понимаем, что для нас первоочередной задачей является поддержка Беларуси".

Фокус на Украину делают сейчас и в немецко-швейцарской правозащитной организации Libereco - Partnership for Human Rights, которая уже более десяти лет занимается защитой прав человека в Беларуси.

"В настоящее время Libereco уделяет особое внимание пожертвованиям на Украину, и в связи с идущей там войной мы также призываем к целевым пожертвованиям на гуманитарную помощь, - рассказал DW президент организации Ларс Бюнгер (Lars Bünger). - Однако пожертвования для Беларуси продолжают поступать, несмотря на то, что в данный момент мы не обращаемся с конкретным призывом".

По его словам, в первые недели войны волонтеры занимались поиском и сбором гуманитарной помощи Украине. Из-за  нехватки ресурсов и времени вынуждены были приостановить кампанию  солидарности  #WeStandBYyou  по помощи политзаключенным в Беларуси. Но уже в ближайшие недели Libereco планирует продолжить работу с депутатами европейских парламентов, берущих опеку над белорусскими политзаключенными.

На фоне роста поддержки украинских инициатив и снижения интереса к Беларуси опрошенные DW благотворительные организации не заметили негативного отношения к белорусам. "Но отношение к Беларуси меняется. Раньше Беларусь, Светлана Тихановская, гражданское общество в целом воспринимались позитивно. С началом войны я замечаю, что иногда задают уточняющие вопросы. Поскольку мы сейчас ограничены в нашей работе, в проектах для Беларуси, мы сами не занимаемся активным поиском пожертвований для белорусов", - добавляет председатель благотворительной организации "Помощь пострадавшим от Чернобыля детям" Андреа Хайн.

Автор Яна Карпова

Источник - https://p.dw.com/p/4Ap6N


Date: 07.05.2022
Add by:   venjamin.tolstonog
Visit: 136
Comments
[-]

Comments are not added

Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


Subjective Criteria
[-]
Статья      Remarks: 0
Польза от статьи
Remarks: 0
Актуальность данной темы
Remarks: 0
Объективность автора
Remarks: 0
Стиль написания статьи
Remarks: 0
Простота восприятия и понимания
Remarks: 0

zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta