Как российскому топливно-энергетическому комплексу справиться с санкциями

Статьи и рассылки / Темы статей / Экономика и право
Information
[-]
Итоги обсуждений проблем ТЭКа в комитете по энергетике Госдумы  

***

Незавершенность процесса ввода ограничений держит топливный сектор в состоянии неопределенности 

Участники круглого стола комитета по энергетике Госдумы разработали предложения по улучшению работы ТЭКа.

Участники круглого стола: представители федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации, депутаты Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации, представители энергетических компаний, отраслевых научных институтов и организаций – отмечают, что топливно-энергетический комплекс (ТЭК) России является системообразующей отраслью экономики страны, развития промышленности, производственного и технологического потенциала, основой благополучия граждан. При этом главная задача в области правового регулирования энергетического сектора экономики – законодательное обеспечение устойчивого развития топливно-энергетического комплекса страны.

Начиная с 2014 года российский ТЭК находится под влиянием экономических санкций со стороны США и недружественных стран. Ограничения на начальном этапе коснулись долгосрочного финансирования нефтегазовых компаний, получения иностранного оборудования и технологий, возможности сотрудничества российских компаний с зарубежными и других важных направлений деятельности. С течением времени санкции расширялись и ужесточались, при этом на текущий момент ситуация осложняется незавершенностью процесса и неопределенностью в отношении срока действия ранее примененных санкций.

В течение февраля–марта 2022 года антироссийские санкции обрели беспрецедентный характер: так, в дополнение к ранее действовавшим и добавившимся ограничениям и запретам США и Великобритания заявили о запрете на поставки энергоресурсов из России; ЕС сообщил о введении эмбарго на новые инвестиции в ТЭК России, запрете на экспорт оборудования, технологий и услуг для энергетического сектора России. Закрываются сложившиеся логистические маршруты. Также наблюдаются заявления от ряда иностранных лиц об отказе или приостановлении работы в России, выходе из органов управления российскими компаниями или прекращении инвестиций в совместные энергетические проекты. 

До ужесточения санкций 

По итогам 2021 года доля ТЭКа в ВВП составила 25,5%, доля нефтегазовых доходов выросла на 75%, в абсолютном выражении до 9,1 трлн руб., составив в федеральном бюджете 36%. Объем инвестиций в ТЭК составил 4,4 трлн руб. Россия является крупнейшим поставщиком энергоресурсов на мировые рынки, доля экспорта российских энергетических ресурсов составляет примерно 20%. Добыча нефти в 2021 году выросла на 2% к 2020 году, составив 525 млн т; добыча газа – на 10%, составив рекордные в истории 763 млрд куб. м; добыча угля – на 9%, составив 439,5 млн т; отмечен рост выработки электроэнергии на 6%, до 1131 млрд кВт-ч (максимальный уровень за всю историю России). 

Вместе с тем оказываемое на топливно-энергетический комплекс давление, в том числе посредством вводимых США и недружественными странами экономических санкций, может иметь крайне негативное воздействие на его функционирование в перспективе и, как следствие, на экономику страны в целом. Однако в то же время санкции создают условия, необходимые для снижения зависимости от импортной продукции, развития импортозамещения и разработки собственного оборудования и технологий, диктуют необходимость в скорейшем принятии решений по ряду других актуальных проблем. 

Масштаб работ 

В принятой по итогам круглого стола резолюции отмечается, что ввиду государственной значимости вопроса энергетической безопасности страны представляется целесообразным предусмотреть меры государственной поддержки топливно-энергетического комплекса, а также рассмотреть вопросы законодательного совершенствования нормативной правовой базы в целях обеспечения быстрого реагирования с учетом сложившихся реалий и оказания необходимой поддержки отдельным секторам топливно-энергетического комплекса, поскольку совершенствование национальной экономики невозможно без качественного и планомерного развития ТЭКа и отдельных его отраслей. 

Учитывая текущие прогнозы и комментарии официальных лиц, можно сделать вывод о затяжном характере негативного влияния санкций на российскую экономику, действие которых может продлиться не менее 3–5 лет, вследствие чего как никогда требуется консолидация усилий бизнеса и государства, а также оптимизация ресурсов регуляторного, финансового и организационного характера. 

Участниками круглого стола выделяются следующие наиболее актуальные задачи, стоящие перед ТЭКом, для достижения устойчивого развития экономики страны: 

– обеспечение устойчивой работы ТЭКа для энергообеспечения экономики и граждан, сохранение рабочих мест на предприятиях, оказание содействия предприятиям в решении финансовых и отраслевых вопросов; 

– обеспечение стабильных поставок энергоресурсов на внутренний рынок Российской Федерации по доступным экономически обоснованным ценам и обеспечение энергобезопасности страны; 

– обеспечение выполнения контрактных обязательств по поставкам энергоресурсов на внешний рынок с усилением программ диверсификации экспорта и сотрудничества с зарубежными странами-партнерами; 

– ускорение реализации и расширение ранее принятых программ по импортозамещению в целях решения вопроса технологической независимости страны; 

– ускорение реализации программы развития нефтегазохимии; 

– повышение глубины переработки нефти; 

– завершение работы по газификации (догазификации) субъектов Российской Федерации с достижением ранее обозначенных целевых показателей; 

– совершенствование нормативно-правовой базы в области ТЭКа, в том числе с учетом антироссийской санкционной политики, проводимой США и странами Европейского союза, в целях снижения административных барьеров, повышения инвестиционной привлекательности и эффективности функционирования ТЭКа; 

– привлечение частных инвестиций путем реализации целевой модели рынка тепловой энергии и увеличения количества ценовых зон теплоснабжения; 

– стимулирование мероприятий по снижению негативного воздействия на окружающую среду на основе отечественных технологий в целях повышения качества жизни населения; 

– продолжение реализации программы модернизации тепловой генерации; 

– сохранение тенденции к снижению углеродоемкости производства электроэнергии; 

– снижение логистических затрат. 

Анализ по отраслям 

Нефтяная отрасль

Как было отмечено ранее, начиная с 2014 года российский ТЭК находится под влиянием экономических санкций со стороны США и стран ЕС, при этом нефтегазовая отрасль подверглась наиболее масштабным из них. Так, в 2014 году США и ЕС впервые ввели секторальные санкции, которые коснулись финансового и энергетического секторов, включая поставки технологий и оборудования для добычи нефти на арктическом шельфе, глубоководных месторождениях и в сланцевых проектах. В том же году была инициирована вторая стадия санкций, которая уже распространялась не только на поставки оборудования, но и на предоставление услуг (включая бурение, испытания скважин, а также поставку специализированных плавучих судов для проектов вышеуказанных типов в России), обмен информацией с российскими партнерами, а также на участие западных компаний в наиболее технологичных нефтедобывающих проектах. 

Как и США, ЕС наложил ограничения на финансовые сделки с определенными российскими юридическими лицами, работающими в нефтяной, финансовой и оборонной промышленности. В результате крупнейшие нефтегазовые компании России были существенно ограничены в возможности привлечения долгосрочного финансирования одновременно на двух самых развитых финансовых рынках мира – США и ЕС. 

Принятие летом 2017 года очередного пакета санкций в отношении российской нефтяной отрасли в сочетании с объективным ухудшением качества российских запасов поставило вопрос о перспективах добычи нефти в России и об устойчивости бюджетных поступлений от отрасли в долгосрочном периоде. Однако российские нефтяные компании сумели адаптироваться к новым условиям и санкционному режиму. Анализ всего комплекса санкций 2014–2017 годов показывает их высокую кондициональность: важной особенностью этих документов стали очень размытые формулировки, создающие большую вариативность трактовок и применения в зависимости от обстоятельств и степени геополитической конфронтации. 

Крупные инвестиции прошлых лет, многочисленные налоговые льготы, а также девальвация рубля не только позволили избежать сокращения добычи, но и обеспечили ее рекордный рост. Так, на фоне введенных против Российской Федерации санкционных ограничений, а также мирового экономического спада, связанного с ограничительными мерами по противодействию пандемии COVID-19, в 2021 году добыча нефти составила 525 млн т, экспорт нефти – 225 млн т, нефтепродуктов – 145 млн т (в эксплуатацию было введено 11 нефтяных месторождений); продолжена модернизация нефтеперерабатывающих заводов.

Несмотря на рост в 2021 году мировых цен на нефть с 40 до 70 долл. за баррель (более чем на 70%), правительством Российской Федерации было обеспечено сдерживание стоимости нефтепродуктов на внутреннем рынке. Динамика цен на бензин и дизельное топливо была на уровне инфляции. Продолжено взаимодействие со странами ОПЕК+, которое позволило обеспечить восстановление и балансировку мирового нефтяного рынка. 

С учетом добавившихся в 2022 году беспрецедентных по своему масштабу санкций (в том числе введенного запрета на осуществление новых инвестиций в российский энергетический сектор, запрета на поставки европейского оборудования для энергетической отрасли, запрета на сделки с российскими госкомпаниями из перечня, в который вошли, в частности, крупные российские нефтяные компании) поддержание объемов добычи нефти в России в долгосрочной перспективе становится все более сложной задачей – в первую очередь в связи с ростом трудноизвлекаемых запасов (ТРИЗ) и ухудшением качественных характеристик нефти. Представляется, что оно могло бы быть обеспечено за счет: углубленной разработки действующих традиционных нефтяных месторождений с применением методов интенсификации добычи; разработки нетрадиционных запасов нефти на суше; разработки морских месторождений (в том числе на арктическом шельфе). Однако у российских компаний практически отсутствуют свои технологии и оборудование для освоения нетрадиционных и морских запасов, а введенные санкции жестко ограничивают возможности доступа к зарубежным технологиям. Наиболее критическая технология для поддержания объемов российской нефтедобычи – гидроразрыв пласта (далее – ГРП), способная обеспечить поддержание добычи на действующих месторождениях. 

Санкции заметно повлияли и на российский рынок нефтесервисных услуг, на котором в 2015 году доля крупнейших западных сервисных компаний составляла 24%. При этом следует отметить, что зарубежные сервисные компании практически монополизировали наиболее его критические сегменты. Так, в сфере интенсификации добычи, главным образом ГРП, около 90% рынка приходится на компании-нерезиденты. На рынке геофизики, где под удар попадет программное обеспечение для интерпретации сейсмических данных, на долю нерезидентов приходится около 50%. Рынок горизонтального бурения также сильно зависит от зарубежного оборудования, при этом чем более высокотехнологичным является сервис, тем выше доля зарубежных компаний. Российские нефтесервисные компании выполняют в основном наиболее простые работы. Более того, велика проблема износа основных фондов, в частности парка бурового оборудования. Средний возраст 60% бурового оборудования оценивается более чем в 20 лет (при нормативном сроке службы в 25 лет). Основная доля буровых установок – импортные запчасти и техническое обслуживание также производятся западными компаниями. Реакцией на введение санкций в 2014–2017 годах стал рост количества сделок по слиянию и поглощению компаний нефтесервиса. 

В наибольшей уязвимости от санкций находится оборудование для шельфовых проектов, а также оборудование для увеличения нефтеотдачи пластов, в том числе и ГРП (до 90%). При этом обе технологии являются критическими для нефтедобывающей отрасли России. Первая – залог успешного функционирования нефтяной промышленности в будущем, а вторая – гарантия возможности поддержания добычи на текущих месторождениях в среднесрочном периоде, а также разработки сланцевых формаций. ГРП стал неотъемлемой частью процесса разработки нефтяных месторождений. Он проводится на 50–80% добывающих скважин. Вклад ГРП в достижение конечного значения коэффициента извлечения нефти на новых нефтегазовых месторождениях достигает 80%. 

В этой связи особую актуальность приобретает вопрос импортозамещения. Как было отмечено выше, с технологической точки зрения технология ГРП является наиболее критической технологией для поддержания российской нефтедобычи, способной обеспечить поддержание добычи как на действующих, так и на перспективных месторождениях. Более того, разработка и производство собственных ГРП флотов позволит снизить фактическую монополию зарубежных сервисных компаний в этом сегменте. Следует отметить, что в ноябре 2021 года при поддержке государства был разработан комплекс оборудования для проведения ГРП для освоения трудноизвлекаемых запасов; продолжаются и по другим ключевым технологиям: завершились испытания роторно-управляемой системы для бурения наклонно направленных, горизонтальных и многоствольных скважин; организована работа по замещению оборудования для морской геологоразведки. 

Выполнение вышеобозначенных задач требует комплексного подхода как со стороны регуляторов, так и со стороны компаний. Представляется, что регуляторы должны обеспечить прозрачные и преференциальные режимы для данного сегмента. К примеру, снижение налоговых ставок для производства или импорта комплектующих для ГРП флота. В настоящее время перед российской нефтяной отраслью стоит достаточно трудная задача по оптимальному выбору вектора развития в новых условиях. С одной стороны, действующие месторождения истощаются по естественным причинам, а большинство новых проектов либо удалено от мест потребления нефти, либо классифицируется уже как ТРИЗ. С другой стороны, введенные санкции будут оказывать все нарастающее давление на сектор, и если не удастся развить собственные технологии и экспертизу, то падение нефтедобычи может стать весьма чувствительным. 

Следует отметить, что нормативно-правовая база в сфере импортозамещения была основательно модернизирована. При этом первоочередной задачей, которая стоит сегодня перед нефтегазовой отраслью на внутреннем рынке, является обеспечение потребителей доступными нефтепродуктами и газом. 

Газовая отрасль

В 2021 году добыча природного газа стала рекордной и составила 763 млрд куб. м, что на 10% выше показателя 2020 года и на 3% – уровня 2019 года. Экспорт вырос на 3%, достигнув 250 млрд куб. м. В целях реализации положений Послания президента Российской Федерации Владимира Путина Федеральному собранию Российской Федерации от 21 апреля 2021 года правительством Российской Федерации совместно с субъектами Российской Федерации и организациями, осуществляющими деятельность в сфере газоснабжения, была налажена работа в рамках реализации плана мероприятий («дорожной карты») по внедрению социально ориентированной и экономически эффективной системы газификации. Если говорить о природном газе как стратегическом виде топлива на ближайшие десятилетия, необходимо отметить высочайший экспортный потенциал России в этом направлении. 

В марте 2022 года Еврокомиссия опубликовала материалы, в соответствии с которыми в том числе планируется значительное снижение закупок российского газа (включая СПГ) в 2022 году (приблизительно на две трети общего объема поставок в 2021 году) с последующим сокращением. Основной мерой по снижению зависимости от российского газа предполагается увеличение импорта СПГ, которое, по предварительным оценкам Еврокомиссии, может составить 50 млрд куб. м уже в 2022 году. При этом с целью замещения поставок газа из России Еврокомиссия рассматривает и другие альтернативные источники энергоресурсов, включая ввод новых мощностей ветряной и солнечной генерации, производства биогаза. 

Критичными для развития российской газовой отрасли являются технологические санкции со стороны ЕС и США, связанные с запретом на поставку в Россию оборудования для добычи, а также переработки и сжижения природного газа. Данное ограничение затруднит реализацию в ближайшей перспективе проектов освоения месторождений с применением подводных добычных комплексов, строительства СПГ-заводов, газоперерабатывающих и газохимических производств. 

Несмотря на ограничения по иностранному финансированию, благодаря вертикальной интеграции ПАО «Газпром» и его исключительному праву экспорта трубопроводного газа, продолжается осуществление работы по газификации регионов страны, а также обеспечивается надежность поставок газа на внутреннем рынке, в том числе в периоды пикового потребления. С учетом ужесточившихся в марте-апреле 2022 года санкций, заморозкой проекта «Северный поток – 2», отмечается в рекомендациях круглого стола, представляется важным наряду с выполнением контрактных обязательств по поставкам энергоресурсов на внешний рынок усилить программы диверсификации экспорта и сотрудничества со странами-партнерами. 

Важно отметить, что в рекомендациях названы новые регионы добычи. В части ресурсного потенциала нефти и газа представляется целесообразным уделять равнозначное внимание как поддержке традиционных регионов добычи, так и новых провинций, таких как Таймыр, Восточная Сибирь, Арктика. Участниками круглого стола отмечается, что нефтегазовая отрасль может внести существенный вклад в повышение доли несырьевого экспорта. В этой связи приоритетное внимание должно уделяться развитию нефтегазохимии. Речь идет о налоговых облегчениях в дополнение к уже принятым в предыдущие годы. 

Перспективы угольной отрасли

В угольной отрасли в 2021 году добыча достигла почти 439,5 млн т, что на 9% выше уровня 2020 года. Экспорт угля по итогам 2021 года составил 223,4 млн т (рост – 6%). Российский экспорт угля в 2021 году составил 223,4 млн т, из которых в Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) было поставлено 129 млн т, в том числе в Китай – 52 млн т, в Индию – 6,6 млн т. Доля стран Евросоюза в общем экспорте российского угля в 2021 году составила 21,8% – это чуть больше 48,7 млн т угля. 

За первые три месяца 2022 года цена на уголь для Европы выросла более чем в два раза. Основными причинами стали существенный рост цен на газ, увеличение спроса на электроэнергию и снижение ее выработки за счет альтернативных источников. Дополнительным драйвером роста цены на уголь стали и санкции, введенные против России. В последнем утвержденном пакете антироссийских санкций Евросоюза предусмотрено введение с августа 2022 года запрета на закупку и импорт российского угля. Одномоментная замена российского угля для Евросоюза проблематична с учетом его качественных характеристик. Российские же угольные компании будут переориентировать продукцию на альтернативные рынки. 

Вместе с тем в настоящее время в условиях действия санкций сложилась угрожающая ситуация с обеспечением устойчивой работы предприятий угольной отрасли России, сохранения инвестиционных процессов и социальной стабильности. В результате резкого нарушения цепочек связей, в том числе при поставках горного и вспомогательного оборудования, отгрузке продукции и логистики перевозок, изменении валютного регулирования и ограничениях в банковском секторе, все бизнес-сообщество столкнулось с целым рядом проблем, связанных с производственными, экономико-финансовыми и валютными рисками.

Стрессовая ситуация со взаиморасчетами с зарубежными контрагентами, получением экспортной выручки, приостановка выдачи финансовых средств в связи с установленными новыми требованиями, увеличение кредитных ставок уже сейчас спровоцировали сложности и ограничения для всех угольщиков при привлечении флота для организации морских перевозок на экспорт; могут быть сорваны поставки оборудования и критически важных запчастей, возможно нарушение финансовых ковенант перед банками и другие последствия.

Для создания режима наибольшего благоприятствования и обеспечения бесперебойной работы горнодобывающих предприятий в условиях жестких санкционных ограничений участникам круглого стола представляется целесообразным оперативно выработать следующие меры регуляторного, финансового и организационного характера.

Прежде всего предлагается развивать угольную промышленность, в том числе и за счет освоения новых месторождений. Наряду с продолжением развития традиционных центров угледобычи (Печорский, Кузнецкий, Канско-Ачинский, Горловский и Минусинский угольные бассейны) в настоящее время ведется освоение новых месторождений в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке (Улуг-Хемский бассейн, Эльгинское угольное месторождение в Южно-Якутском угольном бассейне), а также в Арктической зоне Российской Федерации (Верхне-Алькатваамское и Амаамское угольные месторождения в Чукотском автономном округе, Малолемберовское, Нижнелемберовское и Сырадасайское месторождения в Таймырском угольном бассейне). Важным представляется решение логистических и таможенных проблем в первую очередь для активизации поставок в страны АТР. Предлагается устранить излишние, на взгляд авторов рекомендаций, экологические ограничения и стимулировать развитие генерации на местных углях.

Автор Олег Никифоров, oтветственный редактор приложения "НГ-Энергия"

Источник - https://www.ng.ru/ng_energiya/2022-06-13/9_8459_sanctions.html


Date: 14.06.2022
Add by:   venjamin.tolstonog
Visit: 248
Comments
[-]
 Baby Box Shop | 14.09.2023, 12:13 #
Our collection of neutral baby gifts is designed to cater to all babies, regardless of gender. Discover an array of cute and practical items that are sure to bring smiles to both the baby and parents. With a focus on gender-neutral colours and designs, these gifts are ideal for baby showers and other joyous occasions.

Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


Subjective Criteria
[-]
Статья      Remarks: 0
Польза от статьи
Remarks: 0
Актуальность данной темы
Remarks: 0
Объективность автора
Remarks: 0
Стиль написания статьи
Remarks: 0
Простота восприятия и понимания
Remarks: 0

zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta