Кто добудет победу в военном конфликте между Россией и Украиной?

Статьи и рассылки / Темы статей / Человек и общество / О политике
Information
[-]
Военная спецоперация России в Украине  

***

Ничья на Украине уже не будет

Двадцать первого сентября президент Владимир Путин объявил частичную мобилизацию. Но даже та часть общества, которая с февраля активно поддерживала спецоперацию, задалась вопросом: нужна ли она? Люди, вполне понимавшие цели СВО и внешние причины ее вынужденного начала, все-таки спрашивали: «А почему я?», «А почему мой муж? Мой сын?».

Сейчас Россия в какой-то степени проходит путь Донбасса четырнадцатого года. После первых атак Украины из городов Донбасса побежала часть мужчин. А какой-то части не пришлось объяснять, почему нужно взять в руки оружие и встать на защиту. Никаких мобилизаций тогда не объявлялось. Каждый шедший воевать мог объяснить, за что и почему он идет. Он шел за семью, за родную землю, и эти слова «родная земля», когда землю стали поливать снарядами, вдруг оказалась наполненной настоящим смыслом. За восемь с половиной лет, прошедших с начала войны, кто-то из добровольцев уже погиб, кто-то был ранен. Но никто из живых никогда не жалел о своем решении — защищать Родину с оружием в руках. Не жалели потому, что, став солдатами, воочию видели войну, видели, как враг убивает и калечит людей.

А в нашем российском обществе такой настрой: «Пойду, нельзя не пойти» — сейчас не преобладает. И возможно, виной тому метаморфоза, которая случилась с нами за шесть месяцев проведения операции. Наступил момент, когда мы — общество — начали превращаться в зрителей, смотрящих долгое кино про СВО. Но лично, физически нас все это не касалось. А сейчас коснулось, и из недр общественного мнения вдруг зазвучал такой истеричный голос: «Почему я? И что же будет дальше?»

А дальше будет Россия. Такая, к какой мы привыкли за последние десятилетия: более или менее комфортная, более или менее социально терпимая к своим гражданам. Но если у нее не найдется защитников, то ее не будет — никакой. Возможно, и нас всех вместе с ней не будет. Это в худшем случае. А в среднем — мы будем жить бедную униженную жизнь в разваленном государстве.

«Но ведь вы могли не трогать Донбасс! Не лезть в него, — возражает все тот же голос. — Пусть бы Украина продолжала убивать Донбасс, с этим все свыклись». Но ведь Донбасс в качестве мишени и был выбран для того, чтобы сделать России больно. Сам Донбасс никогда не был целью Запада. Целью была Россия, и если бы Донбасс не поднялся, если бы его мужчины не самомобилизовались в четырнадцатом году ради того, чтобы защитить свою землю и свою принадлежность к русскому миру, Запад выбрал бы другую болевую для России точку. Цель — Россия, а болевые точки у нее есть. Сегодня Украина из западного оружия расстреливает Белгородскую область. В Белгородской области хорошая мобилизационная явка. Жителям этой области не нужно объяснять, почему это их касается.

Воюющие сейчас на передовой мужчины откровенно рады тому, что к ним идет помощь. СМИ, соцсети и разного рода эксперты уже много говорили о том, что подготовленных людей союзным войскам не хватает. И эта нехватка — одна из причин поражения на харьковском направлении, когда нашим силам пришлось оставить Изюм и Балаклею. Но при этом они говорят, что мобилизованные станут серьезным подспорьем, только если они будут подготовлены морально. То есть, находясь здесь, в Донбассе или на освобождаемых территориях, будут понимать: они здесь потому, что на этом участке идет сражение за их дома. Они сражаются не за этот пока еще чужой, незнакомый им участок земли, а за свои дома и за своих родных, к которым война обязательно приблизится, если этот участок будет сдан. А потом еще один. И еще. А там уже рукой подать до твоего родного дома.

Белгородцам этого рассказывать не надо. Жителям Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Махачкалы — надо. Над их головами пока еще не летала смерть, и у них есть иллюзия: разговоры о том, что Россию хотят уничтожить, развалить и уже начали реализовывать этот план, — сильное преувеличение. Вот же выхожу я на улицу, все так же едут такси, ходят люди, мирно, спокойно. Но это пока. А если ничего не делать, то этой жизни скоро придет конец.

Нельзя сказать, что все бежавшие в четырнадцатом с Донбасса мужчины не вернулись. Они вернулись, и какие-то из них ушли на фронт без объявления мобилизации в пятнадцатом, шестнадцатом или семнадцатом. А какая-то часть так и не пошла. Она же пыталась отсидеться и в двадцать втором году, когда в республиках была объявлена мобилизация. Некоторые здоровые мужчины месяцами не выходили из дома. Они надеялись, что все скоро закончится, а воевать, вставать из окопа с автоматом, закрывать собой товарища, погибать и побеждать будут другие. А потом они выйдут в защищенный другими спокойный мир и продолжат жить своей жизнью. Но так не получилось. Донецк и другие города ДНР за эти месяцы сами превратились в смертельно опасное пекло. И как знать, не отсиживайся те мужчины за запертой дверью, может быть не пустили бы врага так далеко, и Донецку было бы полегче, и Изюм не оставили бы.

Очевидно, что внешние, не зависящие от нас обстоятельства складываются так, что не дают никому отсидеться — так или иначе опасность подходит к нам с разных сторон, и мы сможем ее отбросить, только когда будем действовать вместе и понимать, за что мы стоим.

Этим летом я несколько раз проезжала блокпост у серой прифронтовой зоны. Его охраняли двое молодых резервистов. Один из них — плотный парень с круглым детским лицом — разнылся, когда я выглянула из окна машины. «И долго нам тут еще стоять? — сказал он. — Я домой хочу. Мне сказали в военкомат явиться, вот я и явился, как дурак, на свою голову. Торчу тут уже несколько месяцев». Наверное, чувства отразились на моем лице, когда я узнала, что ему только восемнадцать и он студент. «Ладно, прорвемся, — строго сказал он, увидев мои эмоции. — У нас все равно другого выбора нет — победим. Я вообще боевой пацан. Я уже взрослый».

Я потом еще много раз проезжала через этот блокпост, и этот восемнадцатилетний все время стоял. За Горловку, за Донбасс, за Питер, за Москву. И сейчас меня не покидает вопрос: как будет чувствовать себя здоровый полноценный мужчина из Москвы, зная, что за него стоит восемнадцатилетний пухляк с детским лицом? И как он будет чувствовать себя, когда мы победим, понимая, что Наша Победа добыта не его, а чужими — полудетскими — руками?

Автор Марина Ахмедова, обозреватель журнала «Эксперт»

Источник - https://expert.ru/expert/2022/39/kto-dobudet-pobedu/

***

Приложение. Из-за войны Россия может потерять больше 10% молодых мужчин 

ОТ АВТОРОВ СТАТЬИ

Авторы данной статьи — не военные, а экономисты. Наш военный опыт ограничивается двухлетним обучением на военной кафедре и месячными военными сборами. Поэтому все выводы этой статьи базируются в основном на экономической логике и целесообразности.

Объективных цифр по численности российской группировки, потерь, планируемой мобилизации и т.д. никогда не публиковалось. Есть только оценки. Мы будем опираться на те цифры, которые считаем наиболее достоверными.

*** 

В начале войны суммарная группировка российских войск оценивалась в 200 тысяч человек. Начиная с весны, власти активно привлекали граждан служить по краткосрочным контрактам, чтобы заменить убитых и раненых. Сколько было привлечено новых военнослужащих по контракту, а также сколько было мобилизовано в ЛНР/ДНР, достоверно неизвестно. В июне британская разведка оценивала потери российской армии в 20,000 человек. Можно предположить, что к концу сентября эта цифра составляет порядка 35,000-40,000. Если брать соотношение убитых и раненых как 1 к 3, то общие потери российской группировки на конец сентября составляют порядка 150,000 человек. Если предположить, что было привлечено как минимум столько же, сколько выбыло, то мы получим нижнюю границу донабора за это время в 150,000 человек. Даже выживших и здоровых солдат в изначальной группировке в ближайшее время надо заменить, потому что они не могут воевать без отдыха.

Сколько военнослужащих нужно призвать, чтобы заменить 350 тысяч? В начале войны в Украину отправляли в основном профессиональных контрактников. Потом привлекали по контракту мотивированных людей, которые хотели служить. Мобилизация предполагает призыв непрофессионалов, которые не хотят служить, а значит, их эффективность будет в несколько раз ниже, чем профессиональных военных. Чтобы восполнить потери, придется призвать в 2-3 раза больше людей, чем изначальная группировка, то есть 700,000-1,000,000 человек.

В соцсетях появилось много споров, какая цифра на самом деле стояла в 7-й «секретном» пункте указа. Мы считаем, нет никакого смысла в этих спорах. Власти будут призывать столько, сколько потребуется. Изменить цифру в указе они могут в любой момент, в ту или иную сторону. Отталкиваться нужно не от формальной цифры в указе, а от потребности. Как мы показали, потребность мы оцениваем намного выше, чем 300,000, объявленных официально.

*** 

Мы считаем, что призыв будет в основном идти среди молодых людей от 20 до 30 лет. Более старшие граждане, во-первых, находятся в худшей физической форме. Во-вторых, с бОльшей вероятностью у них есть дети и социальные связи. Потенциальные издержки их призыва для власти намного выше, чем молодых.

Из-за демографической ямы 1990–начала 2000-х, в России сейчас всего 7.3 миллиона мужчин в возрасте 20-29 лет. Мобилизация, скорее, будет направлена на тех, кто отслужил. В последние годы призывалось порядка 250,000 человек в год. Если учесть, что часть из них осталась служить по контракту, часть стала негодной в силу разных причин, мы получаем потенциальный пул призывников 200,000 за каждый год, или порядка 2 миллионов человек среди мужчин 20-29 лет. Если мы увеличим целевой возраст до 35 лет, то получим пул порядка 3 миллионов человек.

Отталкиваясь от ожидаемой мобилизации в 700,000-1,000,000 человек, мы получаем вероятность призыва для тех, кто подпадает под целевые критерии выше 25% в течение полугода. Эта вероятность неравномерно распределена по регионам. В бедных и отдаленных регионах будут призывать больше, в богатых городах — меньше, чтобы избежать протестов. После первых дней мобилизации мы видим, что власти следуют именно этой тактике, поэтому в бедных регионах есть значительная вероятность быть призванным также людям вне целевой категории.

***

Ожидаемые потери среди вновь мобилизованных будут выше, чем потери регулярной армии, прежде всего, потому, что у них хуже физическая подготовка, нет мотивации и крайне сжатые сроки подготовки. Подготовка военного требует времени и ресурсов. У российских властей сейчас нет ни достаточного количества офицеров, чтобы готовить мобилизованных, ни техники, ни времени. Мобилизованных будут отправлять на фронт после нескольких месяцев подготовки (возможно, через несколько недель) по сути в качестве пушечного мяса. Потери будут сопоставимы с потерями войск ДНР — по оценке британской разведки, на июнь (3.5 месяца войны) они оставили 55% от первоначальной численности. Можно предположить, что в ближайшие 6 месяцев потери среди российских мобилизованных могут составить 60-70%. Из них 15-20% — убитыми, 45-50% ранеными.

*** 

Избыточная смертность от ковида в России составила 1 миллион человек. Однако ковид ударил в основном по людям старше 60 лет, которые уже родили и воспитали собственных детей часто завершили профессиональную карьеру. Война в Украине за год принесет потери убитыми и ранеными (значительная часть из которых навсегда останется инвалидами) порядка 500,000 человек. Это люди самого продуктивного возраста, у которых вся трудовая и социальная жизнь впереди. Это значительный процент от общего числа мужчин в данной группе. В России сейчас 13 миллионов мужчин в возрасте от 20 до 34 лет. Помимо службы, несколько сот тысяч мужчин этого возраста могут принять решение (или уже приняли) эмигрировать.

Итого, Россия может потерять больше 10% мужчин в категории 20-29 лет.

*** 

Вернувшиеся с войны обладают целым рядом психических проблем — посттравматический синдром у военнослужащих. В России в последние десятилетия это были «афганский» и «чеченский синдром». Масштаб потерь в Украине уже превысил и афганскую, и чеченскую войны. После завершения войны Россию ожидает всплеск преступности. Также значительное число детей, особенно в бедных регионах, останется без отцов, что приведет к новой волне всплеска преступности через 5-10 лет, когда эти дети станут подростками.

Авторы: Максим Миронов, Олег Ицхоки

Источник - https://novayagazeta.eu/articles/2022/09/25/prizvannaia-respublika


Date: 26.09.2022
Add by:   venjamin.tolstonog
Visit: 336
Comments
[-]
 Ufa1688 | 27.09.2022, 16:07 #
Strategic aircraft aff 1688might carpet bomb parts ทางเข้าufa1688of Ukraine, though so many ufabet เข้า สู่ระบบof its towns and cities ufa1688look like this has already ราคาบอลhappened. He might also สล็อตออนไลน์turn to chemical or biologica UFA1688weapons, although these would ลิงค์รับทรัพย์be too close to his own border for sanity แฮนดิแคปดor comfort, and would illicit บอลสเต็บan intense international response
 luckywin | 28.09.2022, 03:30 #
I had a lot of harvest after seeing this post of yours! Before, I used to play games foodle, this is a fun game for entertainment, but now I will follow you, read your articles will have more knowledge.
 Marlon Barrett | 29.09.2022, 04:03 #
To play solitaire for real money, you don't need to travel to Las Vegas or Macau. Now that free solitaire is available online, you may play game for free on your phone or computer whenever you like.
Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


Subjective Criteria
[-]
Статья      Remarks: 0
Польза от статьи
Remarks: 0
Актуальность данной темы
Remarks: 0
Объективность автора
Remarks: 0
Стиль написания статьи
Remarks: 0
Простота восприятия и понимания
Remarks: 0

zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta