Россия кардинально пересматривает свои международные обязательства

Статьи и рассылки / Темы статей / Человек и общество / О политике
Information
[-]
Внешняя политика страны и международная безопасность  

***

Инвентаризация договоров в разгаре 

В ходе правительственного часа в Госдуме 15 февраля глава МИДа Сергей Лавров заявил, что Россия проводит инвентаризацию всего спектра своих международных обязательств. В частности, кардинально пересматривает связи с международными организациями. Это те структуры, которые проявили «дискриминационное отношение» к РФ, в том числе приняв антироссийские резолюции.

Лавров напомнил, что Россия прекратила участие в Совете Европы (СЕ) и в Европейском суде по правам человека. По его словам, Москва хотела остаться в СЕ и в тех конвенциях, которые открыты для стран, не участвующих в этой организации. Но и там «стали предъявлять претензии, пытаясь уже в тех конвенциях ущемить наши права, принадлежащие всем странам, участвующим в этих документах».

Лавров проинформировал депутатов, что работа в этом направлении «в разгаре» – у России несколько сотен таких конвенций и договоров, некоторые из которых уже утратили актуальность. О том, что в своем нынешнем виде потерял актуальность и единственный действующий американо-российский договор в области контроля над вооружениями – Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (ДСНВ), – объявил в своем Послании Федеральному собранию 21 февраля президент Владимир Путин.

Этот договор был подписан президентами Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой в 2010 году сроком на 10 лет. За два дня до его истечения в феврале 2021 года ДСНВ был продлен еще на пять лет Владимиром Путиным и Джозефом Байденом, но фактически продержался только два года. Документ ограничивает максимальное число развернутых ядерных боеголовок до 1550 (что почти на 30% меньше, чем предыдущий «потолок»), число их носителей и пусковых установок до 800, запрещает странам размещать стратегическое ядерное оружие за пределами своих территорий, обязывает не скрывать ядерные арсеналы от средств разведки. Оптимистические высказывания в 2010 году сводились к утверждению, что главным достижением ДСНВ было восстановление и улучшение системы инспекций и принципа открытости обмена данными, которая существовала между Россией и США с 1991 года, в период разрядки напряженности. По факту заявление Путина ставит точку в этом обмене.

Впрочем, президент подчеркнул, что Россия не полностью выходит из ДСНВ, а только приостанавливает свое участие. «НАТО фактически сделало заявку, чтобы стать участником Договора о стратегических наступательных вооружениях, – сказал президент. – Такая постановка давно назрела». Ведь ядерные арсеналы есть не только у США, но и у Великобритании и Франции, и тоже направлены против России.

По словам Путина, ДСНВ был заключен совсем в других условиях, когда Россия и США не воспринимали друг друга как соперников. Теперь США выдвигают России ультиматумы, а требование договора об инспекциях российских ядерных объектов в нынешних обстоятельствах превращается в «театр абсурда».

Развивая свою мысль, Путин сказал: «Нам известно, что Запад прямо причастен к попыткам киевского режима нанести удары по базам нашей стратегической авиации. Использованные для этого беспилотники были оснащены и модернизированы при содействии натовских специалистов. И вот теперь они хотят еще и осматривать наши оборонные объекты? В условиях сегодняшнего противостояния это звучит как какой-то бред просто». При этом России, как следует из выступления президента, проводить инспекции в рамках этого договора на территории США не дают.

Но условия пересмотра решения по ДСНВ Путин сформулировал достаточно расплывчато: «Прежде чем вернуться к обсуждению этого вопроса, мы должны для себя понять, на что все-таки претендуют такие страны Североатлантического альянса, как Франция и Великобритания, и как мы будем учитывать их стратегические арсеналы, то есть совокупный ударный потенциал НАТО». В выпущенном в тот же день заявлении МИДа говорится, на каких условиях Москва может пересмотреть свое решение: «Для этого в Вашингтоне должны проявить политическую волю, предпринять добросовестные усилия в целях общей деэскалации и создания условий для возобновления полноформатного функционирования договора и соответственно всестороннего обеспечения его жизнеспособности». До тех пор пока США эти требования не выполнят, любые шаги Москвы навстречу Вашингтону в контексте ДСНВ «абсолютно исключены».

Смысл и возможные последствия приостановки участия Москвы в ДСНВ вызвали негативную реакцию в США, НАТО, Евросоюзе. Байден в интервью ABC News назвал решение Путина большой ошибкой. Госсекретарь Энтони Блинкен посчитал решение безответственным и вызывающим глубокое сожаление. При этом объявлять о зеркальной приостановке договора он не стал и даже подчеркнул, что США готовы в любое время вернуться к диалогу об ограничении стратегических вооружений – независимо от того, что происходит в мире или в российско-американских отношениях. В то же время Блинкен пообещал, что США будут внимательно следить за действиями России в связи с приостановкой ДНСВ и «принимать соответствующие меры для обеспечения безопасности нашей страны и наших союзников».

Генсек НАТО Йенс Столтенберг призвал российские власти вернуться к соблюдению ДСНВ, обвинив Москву в «ликвидации всей архитектуры контроля над вооружениями». «Ситуация, в которой оружия становится больше, а контроля над вооружениями – меньше, делает мир более опасным местом», – предупредил он.

Тем временем Государственная дума и Совет Федерации 22 февраля единогласно одобрили внесенный накануне Путиным законопроект о приостановке участия России в ДСНВ. Замминистра иностранных дел Сергей Рябков, представляя документ на рассмотрение депутатов Госдумы, которые, кстати, за несколько дней до этого единогласно приняли закон о прекращении действия Устава Совета Европы в отношении России и 20 договоров между Москвой и СЕ, сказал, что «все принципиальные оценки и соображения на этот счет изложены в тексте Послания».

Дипломат добавил, что «политика США направлена на фундаментальный подрыв национальной безопасности России, это прямо противоречит закрепленным в договоре положениям, и по большому счету ситуация радикальнейшим образом изменилась по сравнению с тем периодом, когда договор вырабатывался и заключался». Аргументы Москвы, по словам Рябкова, «неоднократно доводились до американской стороны, тем не менее злонамеренная политика по подрыву безопасности России Вашингтоном продолжается и ставки в развязанной против нашей страны тотальной гибридной войне американцами повышаются». Выступая в тот же день в Совете Федерации, решение о приостановке участия России в ДСНВ Рябков назвал «тяжелым, но единственно возможным».

Если решение о приостановлении участия России в ДСНВ прозвучало чуть ли не главной новостью в рамках Послания к Федеральному собранию, то отмена Путиным своего указа 2012 года «О мерах по реализации внешнеполитического курса РФ» оказалась практически незамеченной. В новом указе, который вступил в силу 21 февраля, отмечается, что решение принято в целях «обеспечения национальных интересов России в связи с глубокими изменениями, происходящими в международных отношениях».

Тогда как в указе почти 11-летней давности говорилось, что внешняя политика России направлена на обеспечение ее национальных интересов на основе принципов прагматизма, открытости и многовекторности. Документ предполагал последовательную реализацию ДСНВ с США, развитие отношений с НАТО и Евросоюзом. В соответствии с указом МИДу и федеральным органам власти было поручено укреплять позиции России как равноправного партнера на мировых рынках, твердо отстаивать центральную роль ООН в мировых делах и «основополагающие принципы Устава ООН, которые требуют развивать дружественные отношения между государствами на основе равноправия, уважения их суверенитета и территориальной целостности». Также внешнеполитический курс РФ был направлен на содействие международным усилиям по противодействию глобальным вызовам и угрозам, включая опасность распространения оружия массового уничтожения, международный терроризм и региональные конфликты.

Каким будет новый курс России, станет понятно после публикации обновленной Концепции внешней политики, работу над которой МИД обещает завершить в ближайшее время.

Автор Юрий Паниев, зав. отделом международной политики "Независимой газеты"

Источник - https://www.ng.ru/dipkurer/2023-02-26/9_8667_inventory.html

***

Комментарий: Борьба за новый мировой порядок только начинается и вестись будет долго

Если ежегодные январские встречи Всемирного экономического форума в швейцарском Давосе (WEF) принято считать своеобразным барометром состояния глобальной экономики, то проходящие неподалеку февральские заседания Мюнхенской конференции по безопасности (MSC) уже давно приобрели репутацию барометра политической обстановки на планете.

Ни первый, ни второй измерительный прибор не свободен от погрешностей, поскольку как Давос, так и Мюнхен отражают преференции, установки и даже предрассудки своих организаторов, главных партнеров и щедрых доноров. Тем не менее оба мероприятия, без сомнения, фиксируют важные сдвиги в мировых делах и уже в силу этого заслуживают пристального внимания и детального анализа.

На 59-е издание MSC, проходившее 17–19 февраля в старомодной гостинице Bayerischer Hof, приехали четыре десятка глав государств и правительств, около 90 министров со всех континентов, а также сотни парламентариев, экспертов и журналистов. Официальных российских представителей в Мюнхен на этот раз не позвали (в скобках напомним, что Россия фактически пропустила и MSC-2022, хотя в прошлом году приглашение в Москву поступило). На конференции также отсутствовали ведущие российские аналитические центры. Впрочем, и к подбору немецких участников организаторы подошли в соответствии со своими политическими предпочтениями: ни в конференц-залах, ни в кулуарах MSC не было слышно голосов лидеров «Альтернативы для Германии», хотя эта партия опирается на поддержку не менее 10% немецких избирателей и представлена как в Бундестаге, так и в Европарламенте.

Насколько можно судить по итогам конференции, главная задача MSC-2023 состояла в закреплении нового единства Запада, достигнутого год назад на фоне начала специальной военной операции России на территории Украины. Уместно даже предположить, что в Мюнхене была предпринята очередная попытка политически оформить возвращение к старому однополярному миру конца прошлого – начала нынешнего столетия. Не случайно самой представительной иностранной делегацией оказалась именно американская во главе с вице-президентом Камалой Харрис и госсекретарем Энтони Блинкеном. Американцы вообще чувствовали себя в Мюнхене как дома и во многом задавали общий тон дискуссий. И все же на зеркальной поверхности «мюнхенского консенсуса» обнаружились пока еще тонкие трещины, ставящие под вопрос устойчивость достигнутого в прошлом году единства. 

Россия–Запад 

Несмотря на отсутствие участников из Москвы, именно российская тема находилась в центре внимания MSC-2023. Разумеется, обсуждались не только вопросы, непосредственно связанные с состоянием российско-украинского конфликта, но и более широкие проблемы места России в нынешней и будущей системе европейской и мировой политики. Западные участники стремились демонстрировать единство, равно как и неизменность общей солидарности с Украиной. Все соглашались с тем, что военную помощь Киеву надо наращивать, что российской победы допустить нельзя ни при каких обстоятельствах и что Москва должна так или иначе понести примерное наказание за свои действия. Со своей стороны, украинский лидер Владимир Зеленский выразил надежду, что уже в будущем году участники соберутся на «первую послевоенную Мюнхенскую конференцию». При условии, конечно, что уже в этом году военная помощь Киеву будет существенно расширена за счет самых современных вооружений, включая ракеты большой дальности и даже истребители. Понятно, что неудобные для Запада вопросы (например, расследование сентябрьской диверсии против «Северных потоков») в повестке дня конференции не фигурировали.

Однако полного единства по украинскому вопросу, разумеется, не было. На сессиях MSC-2023 высказывались опасения относительно вероятной динамики конфликта, которая весной может сложиться не в пользу украинской стороны. Звучала тревога, что поставки вооружений могут затянуться или не принесут ожидаемых результатов на поле боя. Поднимались и вопросы о том, насколько справедливо нынешнее распределение бремени военной поддержки Киева между США и их европейскими союзниками. В целом складывается впечатление, что хотя «партия войны» пока находится в явном большинстве как в США, так и в Европе, гораздо менее влиятельная сегодня «партия мира» при определенных условиях способна вновь поднять голову. 

США–Китай 

Для большинства участников MSC-2023 китайская тема была не менее важной, чем российская. Американские политики в большинстве случаев откровенно играли на обострение, обвиняя Пекин во всех грехах – от экспансионизма в Восточной Азии до скрытой поддержки России в конфликте с Украиной. Китайская сторона американский вызов не приняла, ограничившись стандартными для Пекина призывами к миру и сотрудничеству в решении глобальных проблем. Глава канцелярии комиссии по иностранным делам ЦК КПК Ван И обратил внимание на инцидент с китайским воздушным шаром, сбитым над территорией США, охарактеризовав американское поведение как «немыслимое и близкое к истерии».

На полях MSC состоялись двусторонние американо-китайские переговоры с пока не вполне ясными результатами. США выразили озабоченность в связи с возможными попытками Пекина обойти режим западных санкций и увеличить помощь Москве, в том числе и в виде поставок летальных вооружений. Китайская сторона, в свою очередь, отметила, что, передавая военную технику и боеприпасы Киеву, Вашингтон лишь подливает масла в огонь конфликта. Симптоматично, что в день открытия MSC за 10 тыс. км от Мюнхена начались военно-морские учения России, КНР и Южной Африки в Индийском океане. Далекое эхо этих учений, безусловно, гулко отдавалось в залах заседания конференции. 

Америка–Европа 

В отличие от конференций времен администрации Дональда Трампа на MSC-2023 никаких принципиальных противоречий между американскими и европейскими участниками не обнаружилось. И все же за оптимистическими выступлениями в духе «общества взаимного восхищения» нет-нет да и прорывались подспудные разногласия. Пожалуй, наиболее органично они звучали в устах французских представителей, еще не оставивших выстраданную Парижем идею «стратегической автономии» Евросоюза от Соединенных Штатов. Но и другие мини-трещины в трансатлантическом единстве были заметны внимательному наблюдателю. Так, Евросоюз, за исключением разве что нескольких стран Балтии и Центральной Европы, пока не готов в полной мере следовать в фарватере жесткой американской стратегии в отношении Китая. Со своей стороны, администрация Джозефа Байдена не проявляет желания идти на уступки Европе в вопросах повышения эффективности работы ВТО. Не разрешены и многие из застарелых торговых противоречий между Брюсселем и Вашингтоном, где администрация Байдена во многом продолжает протекционистскую линию своих предшественников.

Конференция оставила без ответа главный вопрос об исторических судьбах западного единства. Является ли это единство стратегическим, выходящим за рамки отдельно взятого кризиса, и сохранится ли оно по его завершении? Или же единство остается ситуативным, ограниченным конкретными условиями конфликта в Европе и не имеет шансов сохраниться даже в среднесрочной перспективе? Между тем в зависимости от ответа на этот ключевой вопрос вероятные выводы о перспективах развития международной системы могут оказаться очень различными. 

Север–Юг 

Одна из главных задач организаторов, по всей видимости, состояла в том, чтобы добиться максимального географического плюрализма на MSC-2023, а также по возможности отразить этот плюрализм в программе мероприятия. В целом с данной задачей организаторы справились, хотя тут тоже были исключения – на этот раз на конференцию не были приглашены официальные представители Ирана, ранее всегда вносившие немалое оживление в дискуссии по ближневосточным проблемам. Однако, судя по характеру обсуждения, взаимодействие коллективного Запада и глобального Юга мыслилось как взаимодействие мирового ядра с мировой периферией, в котором ядро выступает в качестве мудрого учителя, а периферия – в роли прилежного ученика.

Если таков был замысел MSC-2023, то он не вполне оправдался. Глобальный Юг приехал в Мюнхен (как и в Давос месяцем раньше) с собственной повесткой дня и со своими тематическими и географическими приоритетами. Развивающиеся страны Юга уже не готовы играть роль пешек в глобальной игре великих держав Севера. Представляется маловероятным, что лидеры этих стран будут готовы пересмотреть свое отношение к России, Ирану, а тем более – к Китаю. Не более вероятно, что сессии MSC-2023 приведут к каким-то принципиальным сдвигам в положении дел в таких взрывоопасных точках, как Афганистан, Сирия, Мьянма или Эфиопия.

Идеологи-прагматики

Несколько менее явными, но при этом не менее глубокими выглядели расхождения между присутствовавшими политиками-идеологами, призывавшими к новому глобальному крестовому походу в защиту западных ценностей, и прагматиками, пытавшимися сосредоточиться на поисках компромиссных решений конкретных проблем мировой политики. Это неявное расхождение окрашивало многие дискуссии. Позиции идеологов в какой-то степени артикулировал опубликованный накануне конференции ежегодный доклад МSC (в этом году он вышел под несколько кокетливым названием «Re: vision»). Документ, которому не откажешь в известной интеллектуальной дерзости, базируется на манихейском представлении о том, что определяющим содержанием наступающей эпохи является непримиримое противоречие между глобальными демократами и глобальными же автократами, которое должно разрешиться лишь с окончательной победой одной или другой стороны.

Самым авторитетным прагматиком на MSC-2023 оказался, как и следовало ожидать, французский президент Эмманюэль Макрон: оговорившись, что в данный момент начинать серьезный диалог с Москвой преждевременно, он тем не менее выразил уверенность, что такой диалог рано или поздно состоится, поскольку без него нельзя рассчитывать на безопасность в Европе. Другие прагматики предлагали оставить идеологическое измерение за рамками обсуждения и других конкретных проблем – таких как продовольственная и энергетическая безопасность, трансграничные миграции и изменения климата, международный терроризм и др.

Итоги MSC-2023, как и итоги WEF-2023, позволяют сделать вывод о том, что настоящая борьба за новый мировой порядок только начинается и вестись она будет долго. Параметры нового миропорядка – и в экономическом, и в геополитическом его измерении – пока не просматриваются даже в самом общем виде. Устойчивого консенсуса в отношении желательных параметров грядущего мироустройства не существует даже на Западе, не говоря уже о международном сообществе в целом. А это значит, что главные битвы за справедливое, безопасное и предсказуемое будущее человечества еще впереди.

Автор: Андрей Кортунов – генеральный директор Российского совета по международным делам.

Источник - https://www.ng.ru/dipkurer/2023-02-26/9_8667_munich.html


Date: 27.02.2023
Add by:   venjamin.tolstonog
Visit: 213
Comments
[-]
 nelley | 28.02.2023, 06:48 #
Latest online electronic game 2023. The online game experience is a modern trend in the era of technology 4.0 io games
ava
No nick | 28.02.2023, 08:01 #
I forgot about it for a long time. It popped up and I came back. It's still a pleasant blog. I should bookmark it so that I don't forget it again. without ever forgetting again토토사이트    
 Ok-Bingo | 22.08.2023, 09:03 #
I found this post very interesting and informative. Thank you for sharing your special thoughts with us. My site:  OKBet Bingo
Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


Subjective Criteria
[-]
Статья      Remarks: 0
Польза от статьи
Remarks: 0
Актуальность данной темы
Remarks: 0
Объективность автора
Remarks: 0
Стиль написания статьи
Remarks: 0
Простота восприятия и понимания
Remarks: 0

zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta