К вопросу о двухсторонних отношениях между Арменией и Азербайджаном и мирном договоре между ними

Статьи и рассылки / Темы статей / Человек и общество / О политике
Information
[-]
Внешняя политика и обеспечение безопасности и мира  

***

Никол Пашинян сделал Баку три явных и два скрытых предложения

Основные принципы мирного договора между Арменией и Азербайджаном согласованы. Об этом сообщил премьер-министр Армении Никол Пашинян. Впрочем, выступая 18 ноября, он сделал оговорку: Баку пока не подтвердил приверженность принципам, которые предлагает Ереван.

Признав односторонний характер мирных обязательств Еревана, Пашинян заявил, что Азербайджан питает агрессивные намерения в отношении Армении и, похоже, готовит новую войну. «Крайне подозрительным кажется и то, что в Азербайджане Армению на государственном уровне начали называть Западным Азербайджаном. Это преподается даже в школах и университетах», — выразил беспокойство премьер Армении.

Москва слышала совсем другие заявления руководства Азербайджана, в которых говорится о «необходимости выхода на готовность к заключению мирного договора», комментируя слова Пашиняна, заметил 20 ноября пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков. Он подчеркнул, что ему ничего не известно о якобы продвигаемой в Баку концепции «Западного Азербайджана».

Как бы то ни было, Пашинян подчёркивает, что только армянская сторона готова предложить мир, в основу которого лягут три принципа, предложенные Ереваном еще в конце октября. По факту же этих предложений Пашиняна — не три, а пять. И эти принципы сложно назвать «мирными» — по оценке экспертов, они скорее капитулянтские. И во всяком случае, вряд ли они приведут к миру и безопасности для Армении. 

Односторонняя нерушимость границ 

Первый официальный пашиняновский принцип — это взаимное признание границ после того, как Азербайджан восстановил контроль над Арцахом — Нагорным Карабахом. Армения и Азербайджан, мол, взаимно признают территориальную целостность друг друга соответственно 28,6 тыс. квадратных километров и 86,6 тыс. кв. км. 

Однако проблема этого принципа в том, что он односторонний. «Пашинян часто приводит эти цифры. Ведь главным обоснованием премьер-министра и его команды столь легкой (без сопротивления) сдачи Арцаха является именно мысль о том, что благодаря этой сдаче власти обеспечат безопасность тех границ Армении, в которых она получила независимость», — сказал изданию ИА Регнум руководитель Аналитического центра стратегических исследований и инициатив (АЦСИИ) Айк Халатян.  

Но сам азербайджанский президент Ильхам Алиев об этих квадратных километрах никогда прямо не говорил. Говорили лишь европейцы — например, глава Евросовета Шарль Мишель после трехсторонних переговоров Брюсселя с Арменией и Азербайджаном. Со слов Мишеля, на закрытых встречах Алиев соглашался. Но официальных заявлений Баку не было, указал Халатян. 

Собственно, односторонний характер обязательств признает и сам Пашинян. «Азербайджан никогда публично не упоминает о согласованных при посредничестве ЕС ключевых трех принципах нормализации отношений, что усугубляет атмосферу недоверия», — посетовал армянский руководитель в выступлении 18 ноября. После этого он сразу перешёл к сообщению о планах Баку превратить Армению в Западный Азербайджан. Армянское руководство же, по словам премьера, готово отстаивать нерушимость границ республики. Включая прочерченные ещё в советские времена границы анклавов, окружённых азербайджанской территорией. 

Размен анклавов 

Территориальное урегулирование должно пройти на основе карт советского Генштаба, которые точнее всего описывают территориальный раздел двух республик подчеркнул Пашинян. В 90-е годы армянские анклавы были оккупированы азербайджанцами, а азербайджанские (все, кроме территории Нахичевани) — Арменией. С последующим, конечно, выселением населения. «Например, эксклав Арцвашен более 30 лет находится под оккупацией Азербайджана», — напомнил Пашинян. 

И, казалось бы, взаимный возврат этих небольших территорий логичен — но он невыгоден для Еревана. «Анклавы бывшей Азербайджанской ССР на территории Армении находятся на стратегически важных для армян коммуникациях в сторону Грузии и Ирана», —отметил Халатян. Их передача Азербайджану также может разрушить систему безопасности на северо-востоке страны (где за десятилетия была выстроена серьезная система обороны). В свою очередь, оккупированный Азербайджаном армянский анклав Арцвашен никак не влияет на его стратегические коммуникации. И, кроме того, уже сейчас есть большие сомнения в том, что Алиев пойдёт на передачу Арцвашена Армении. 

Возврат анклавов также повлечет за собой и взаимный возврат беженцев, что опять же может создать для Армении проблему. Вряд ли кто-то из армянских беженцев вернется на подконтрольную Азербайджану территорию — в Нагорный Карабах, Гянджу (бывший Кировабад) или Баку. «А возврат азербайджанских беженцев может быть использован как фактор давления на Армению», — продолжает Айк Халатян. Например, даст Азербайджану повод для защиты их от притеснений Еревана. 

«Перекресток мира» и Зангезурский коридор 

Наконец, третий принцип, официально озвученный Пашиняном, — полное открытие коммуникаций. С этой целью армянское правительство представило проект «Перекресток мира». Заявлено, что республика якобы планирует стать логистическим хабом всего Кавказа. Зарабатывать деньги как на транзите между Азией и Европой, так и в рамках коридоров «Север — Юг», связывающих Россию с Ближним Востоком и Индийским океаном. Проект позиционируется Пашиняном чуть ли не как важнейший инструмент роста армянской экономики — для чего, в частности, и нужно было мириться с Азербайджаном любой ценой. 

Но и к этому принципу есть вопросы. Так, непонятно, кто будет создавать и, самое главное, обеспечивать безопасность стратегических коммуникаций внутри Армении. «Практических договоренностей как таковых нет. Если брать за то, что обе стороны согласны на прохождение железной дороги через Мегри (город на юге Армении у границы Ирана), то возникает вопрос о том, с чьей помощью она будет построена?» — отмечает Халатян. Российская сторона считала, что при ее посредничестве будет открытие всех коммуникаций, однако на эту роль претендует еще и Евросоюз. 

И это не просто бюрократический вопрос: учитывая сложные отношения между Западом с одной стороны и Ираном с Россией — с другой, а также все возрастающую конфликтность между китайцами и тем же Западом, контроль ЕС за коммуникациями в Армении сделает их крайне ненадежными. Точнее, еще более ненадежными, поскольку маршрут Восток — Запад может быть в любой момент перекрыт Азербайджаном и Турцией (они заинтересованы в Зангезурском коридоре из Азербайджана в Турцию через юг Армении), а Север — Юг — Азербайджаном или Грузией, если на последнюю окажут давление американцы. 

Да и вообще, для этих маршрутов Армения необязательна. Транзит товаров между Востоком и Западом уже идет через территорию Грузии и России, а Москва и Тегеран собираются развивать маршрут Север — Юг либо через территорию Азербайджана, либо через каспийские порты. Поэтому предложение Пашиняна и рассматривается скорее не как проект, а как повод для сдачи армянских интересов. 

Нероссийские площадки 

Помимо этих трех гласных принципов урегулирования, есть и два негласных. Первый — мирные переговоры должны вестись не на российской площадке. Никол Пашинян не случайно подчеркнул: то, что он называет прогрессом на переговорах, было достигнуто без участия Москвы. «Это произошло в результате моих встреч в Брюсселе с президентом Азербайджана при посредничестве председателя Евросовета Шарля Мишеля», — пояснил глава армянского кабинета.

Логика Пашиняна понятна — таким образом он втягивает Запад в южнокавказские дела и в то же время выдавливает оттуда Россию — для чего, отчасти, и сдавался Карабах. Однако для реализации этой задачи западные площадки должны, во-первых, продемонстрировать свою эффективность, и во-вторых, быть приоритетными и для Азербайджана. Однако ни того, ни другого сейчас не наблюдается. 

Ранее Ильхам Алиев тоже отдавал им приоритет, однако, получив все, что он хотел (прежде всего признание Арменией Нагорного Карабаха частью Азербайджана), азербайджанский президент пошел на блокаду НКР и этническую чистку, подчеркнул Халатян. «При этом Алиев отказался выполнять все те обещания, которые он дал в ходе переговоров с Западом, — подписать мирный договор, признать территориальную целостность Армении», — подчеркнул ереванский политолог. 

По его мнению, сейчас лидер Азербайджана пытается перевести переговоры на российскую площадку для того, чтобы шантажировать Запад (дабы тот не давил на Баку). Пашинян же, который начал пересмотр отношений с Россией, не может себе позволить возвращаться на российскую площадку — поскольку это будет мешать его разрыву с Москвой. А значит, ценность западных площадок падает. 

Игра в одну калитку 

Второй негласный принцип — подыгрывание азербайджанской стороне. Всё, что сейчас позиционируется Пашиняном как двусторонние соглашения, носит, по сути, односторонний характер. И границы, и гарантии, и любые обязательства. «Сдача НКР, заявление о прогрессе на переговорах и в то же время о риске начала новой войны говорит о неэффективности внешней политики Пашиняна и об ошибочности взятого им в переговорах курса», — резюмирует Халатян.

Получается так, что курс на мир любой ценой при посредничестве Запада привел к тому, что Азербайджан получил Карабах, а Армения своих целей не достигла (Азербайджан отказывается признавать территориальную целостность Армении).

Возможно, армянский премьер надеется на то, что ворох предложений с его стороны позволит Западу оказать давление на Алиева и принудить его что-то уступать? Однако это маловероятно — Азербайджан является победителем в конфликте, имеет серьезного союзника в лице Турции и будет отжимать у Армении всё, что только сможет отжать.

Возможно, Пашинян просто хочет уничтожить армянское государство (как считают его противники)? Однако это противоречит интересам его западных партнеров. Им нужна не оккупация Армении Азербайджаном или Турцией, а региональный плацдарм, который будет одновременно сдерживать Иран, Россию и Турцию. Сдерживать — и дестабилизировать ситуацию на их границах (о подобных перспективах, например, в личных встречах часто говорят иранские эксперты и дипломаты).

Скорее всего, односторонние уступки нужны не для разрушения государства, а для доведения его до критической точки, полагают эксперты. Когда угрозы будут очевидны, возможность России их нивелировать минимизированы (не случайно Пашинян сейчас дистанцируется от ОДКБ и пытается максимально разозлить Москву). Тогда и только тогда у армянского премьера появятся основание и даже какая-то общественная поддержка для того, чтобы сделать официальный геополитический разворот от ОДКБ в сторону США и Франции. И тем самым реализовать цель, к которой он шел столько лет.

Автор Геворг Мирзаян

Источник - https://regnum.ru/article/3847400

*** 

Приложение. Провал азербайджанской многовекторности: Алиев жестко ответил США

Многие постсоветские страны гордятся своей политикой многовекторности. Отчасти их можно понять. Развитие связей сразу с несколькими центрами силы позволяет повысить конкурентоспособность и продать себя подороже. Инвестиции и торговые связи в годы глобальной турбулентности — на вес золота. Но, к сожалению для этих стран, многовекторность не всегда дает желаемые результаты. 

Белоруссия вплоть до 2020 года пыталась заигрывать с ЕС и даже с США. В феврале того года состоялся первый с начала 1990-х визит госсекретаря в Минск. Нормализация продолжалась недолго. Уже летом европейские и американские лидеры объявили Александра Лукашенко нелегитимным, и спасать изолированную белорусскую экономику снова пришла Россия. После Белоруссии на прицеле оказался Казахстан, который тоже очень гордился своим многовекторным курсом. Но и здесь дядя Сэм вместе с англичанкой попытались нагадить и свергнуть режим в начале 2022 года. 

Сегодня Эммануэля Макрона тепло встречают в Узбекистане, но в Ташкенте тоже должны понимать, что при удобном случае ЕС и США будут заниматься демократизацией в Центральной Азии. Казахстан после начала СВО уже вовсю ощутил давление западных друзей, запрещающих параллельный импорт в Россию. Наряду с Казахстаном своей многовекторностью очень гордился Азербайджан. 

Страна имеет тесные экономические связи с Европой, продает в Италию нефть и газ. С Турцией сочетается и экономическим, и политическим, и военным союзом. Россия остается важным торговым партнером, а с 22 февраля 2022 года в документах считается союзником. Из крупных игроков есть проблемы только с Ираном, но и они решаются: Тегеран уже согласился на проведение через свою территорию альтернативного маршрута в Нахичевань. 

Соединенные Штаты тоже входили в многовекторную стратегию Азербайджана, выстроенную еще бывшим президентом Гейдаром Алиевым. Одна из важнейших сделок по развитию каспийских месторождений, «контракт века» был подписан при активном участии США и их нефтяных компаний Amoco, Pennzoil, Exxon и Unocal. По мнению некоторых азербайджанских политологов, эта сделка стала «геополитической победой» Вашингтона над Москвой. 

Партнерские связи с Европой и США, базировавшиеся на инвестициях и экономике, долгое время уравновешивали влияние России в закавказском регионе. При этом Баку не складывал все яйца в одну корзину. Когда речь шла о демократии и честных выборах, на помощь приходили наблюдатели от СНГ. Из этой организации, в отличие от Грузии, например, Азербайджан не выходил, хотя и строил одно время альтернативную структуру, ГУАМ. 

Все изменилось, когда в соседней Армении случилась бархатная революция 2018 года, к власти пришел прозападный лидер Никол Пашинян, а Азербайджан решил вернуть себе Карабах. Европейские страны и Соединенные Штаты в своих политических симпатиях всё больше начали склоняться в сторону Еревана. Во время войны 2020 года, кроме Великобритании и, наверное, «тюркской» Венгрии, почти все западные страны требовали от Баку остановить наступление, попутно угрожая санкциями. 

После войны, когда премьер Пашинян и армянская элита начали винить за свое поражение Россию, для Запада появился удобный повод уже не стесняться своего влияния в Армении. Время оказалось удачным: в США правил демократ Джозеф Байден. В сентябре 2022 года в Ереван прилетела спикер палаты представителей Нэнси Пелоси. Он обвинила Азербайджан в пограничной эскалации, а Россию — в бездействии ОДКБ. Несмотря на это, Азербайджан продолжал сотрудничать с США. 

После того как Пашинян признал территориальную целостность соседа, в Вашингтоне начали проходить переговоры глав МИД двух конфликтующих стран. Одно время среди экспертов даже шли споры, кто перетянет на себя одеяло, ведь европейцам тоже удалось организовать переговоры, и даже на уровне премьера Пашиняна и президента Азербайджана Ильхама Алиева. 

Модусом вивенди мог стать тезис, что США и ЕС действуют рука об руку и по принципу «где угодно, лишь бы не в Москве или Сочи». Периодически французы давали понять Баку, на чьей стороне Запад. Не только мэр Парижа или глава МИД Франции (не говоря уже о проармянски настроенных политиках), а и сам президент Макрон «копипастил» заявления Пашиняна, обвиняя и Азербайджан, и Россию в дестабилизации ситуации в Закавказье. Но в Баку сводили всё к влиянию армянского лобби во Франции, чья позиция не отражает весь курс Запада. 

Произошедшее на днях, однако, стало громом среди ясного неба. В США решили уже во всеуслышание объявить, что они думают о регионе и на чьей они стороне. 15 сентября помощник госсекретаря США Джеймс О’Брайен произнес речь на слушаниях комитета палаты представителей по иностранным делам. В ней он дал понять, что после взятия Азербайджаном полного контроля над Карабахом его отношения с США «не будут нормальными». 

Операция азербайджанских сил «подорвала доверие и вызвала сомнения относительно приверженности Баку всеобъемлющему миру с Арменией», отметил О’Брайен. Кроме того, США отменили ряд визитов в Азербайджан и встреч высокопоставленных лиц. И вишенка на торте — американцы вернули в действие знаменитую поправку 907 о приостановке военной помощи Азербайджану. 

Если раньше азербайджанские дипломаты осторожничали, то на этот раз они разразились шквалом критики. Обвинения МИД Азербайджана считает беспочвенными. Стабильность в регионе, по его мнению, подрывал не Баку, а 30-летняя «армянская оккупация» азербайджанских территорий. Спусковым механизмом КТО стало размещение 10-тысячного контингента Армении в Карабахе, о чем власти Азербайджана предупреждали США. 

Азербайджанский МИД уже официально считает США ответственными за оккупацию своих территорий и напоминает, что они были «единственной страной, которая официально финансировала этот [карабахский — прим. ред.] режим». Встречи на высшем уровне Азербайджан со своей стороны тоже отменяет. Для Баку Вашингтон больше не посредник, и своего главу МИД на встречу с армянским коллегой Алиев не отправит. Списывать действия США на влияние пускай и сильной армянской диаспоры в Америке — не выход, ведь решения о визитах высших лиц принимает Белый дом, а не отдельный конгрессмен. И условия оказания военной помощи определяет весь Конгресс. Какой вывод напрашивается? 

Соединенные Штаты, как минимум при нынешнем составе Белого дома и Конгресса, не только не друг, но и даже не партнер Азербайджану. США защищают свою креатуру, «демократический режим» в Армении. Азербайджан они рассматривают сквозь призму «диктаторских режимов», и в этом списке он идет наряду с Россией, Ираном, Турцией и Китаем. Возможно, теперь многим станет ясно, что слова Макрона, отдельные выступления европарламентариев против военных действий Азербайджана, а также визиты Пелоси и главы ЦРУ в Ереван — не разрозненные факты, а часть одной генеральной линии. США, быть может, и привлекательный инвестор, а Европа — важный торговый партнер, но страны НАТО — ненадежные союзники. 

При любом удобном случае они будут пытаться свергнуть неугодные режимы, и Байден показал, что деньги для США далеко не всегда на первом месте. Было бы это иначе, Вашингтон давно бы снял санкции с Тегерана и наводнил бы Европу дешевым иранским газом вместо российского. На фоне ссоры Вашингтона и Баку Ереван будет чувствовать свое преимущество при общении с западным миром. Армения становится для Запада еще ближе. Не случайно Еврокомиссия уже ведет переговоры об облегчении визового режима, а Пашинян отказывается ехать на встречу ОДКБ в Минске. 

Что же остается делать Азербайджану? 

Как минимум настаивать на том, чтобы переговоры о мире с Арменией проходили не только не в Париже и Вашингтоне, но и даже и не в Брюсселе. Либо Москва, либо Анкара. А в стратегическом смысле возможно ожидать новые тренды во внешней политике Алиева, краеугольным камнем которого станут связи не со странами ЕС и НАТО, а с региональными державами. В этом смысле значение формулы «3+3» по развитию Закавказья (Азербайджан, Армения, Грузия + Россия, Иран, Турция. — Прим. ред.) обретает новые смыслы. Регионализация вместо многовекторности.

Автор Камран Гасанов

Источник - https://regnum.ru/article/3847247


Date: 27.11.2023
Add by:   venjamin.tolstonog
Visit: 124
Comments
[-]

Comments are not added

Guest: *  
Name:

Comment: *  
Attach files  
 


Subjective Criteria
[-]
Статья      Remarks: 0
Польза от статьи
Remarks: 0
Актуальность данной темы
Remarks: 0
Объективность автора
Remarks: 0
Стиль написания статьи
Remarks: 0
Простота восприятия и понимания
Remarks: 0

zagluwka
advanced
Submit
Back to homepage
Beta